Санта Мария дель Пополо. Часть 3.1. Интерьер. Неф

Неф и боковые приделы Санта Мария дель Пополо состоят из четырех секций и имеют одинаковое количество внешних часовен с каждой стороны. Трансепт оборудован апсидальными часовнями с обоих концов и несет купол на пересечении с нефом. Пара выступающих из трансепта часовен с каждой стороны святилища доводит общее их количество до 14. В различных источниках присутствует некоторая путаница по поводу их посвящения; здесь использован список, данный Мариано Армеллини, итальянским историком и археологом (1852-1896).

санта мария дель пополоПол церкви содержит множество интересных надгробных плит, поскольку, в отличие от большинства церквей, здесь смогли устоять перед искушением переложить его заново. Другие, заслуживающие внимания гробницы можно увидеть на аркадных опорах в боковых приделах и на стенах между часовнями.

Аркады нефа относятся к 15 веку. С каждой стороны находятся по 4 опоры, каждая из которых, в свою очередь, окружена 4 полуколоннами из травертина. Три, более низких, полуколонны поддерживают арки и свод бокового придела, а четвертая, высокая, — свод нефа. Их капители довольно бедно украшены, а стиль напоминает композитный ордер.

санта мария дель пополоСводы нефа и приделов тоже сохранились с 15 века, но Бернини украсил их белыми лепными ангелами и святыми, сидящими на карнизах аркад и над триумфальной аркой, ведущей в трансепт. Последняя несет на себе герб папы Александра VII, выполненный, вместе с держащими его ангелами, Антонио Раджи. Этот герб с шестью горами и звездой можно увидеть повсюду в Риме, в том числе и снаружи городских ворот.

Бернини спроектировал лепные фигуры и проконтролировал их исполнение. Саму же лепку выполнили Джованни Франческо де Росси (первая и четвертая пары справа), Лаззаро Морелли (первая фигура второй пары справа), Паоло Нальдини (вторая фигура второй пары справа), Джованни Антонио Мари (третья пара справа), Эрколе Феррата (первая пара слева), Антонио Раджи (вторая и четвертая пары слева) и Пероне (третья пара слева). Над входной дверью есть еще одна пара, выполненная Ферратой.

К чести Бернини, мастер не стал трогать сам свод и не покрыл аркады штукатуркой, как это делалось в ряде других римских церквей в то время. Свод нефа остался просто побеленным.

На полу справа от входа находятся надгробные плиты Филиппо Бельма (1448) и епископа конца 14 века с изображением покойного под готическим навесом (если датировка верна, оно выполнено еще до перестройки базилики в 15 веке). В глубине нефа расположено еще несколько плит 15 века с неразборчивыми надписями; под третьей аркой справа изображен дворянин, а под четвертой — прелат. На левой стороне находятся захоронения шести епископов и дворян.

На стене слева от главного входа расположен памятник Марии Элеоноре Буонкомпаньи Людовизи, датируемый 1745 годом. Он выполнен в технике pietra dura, или флорентийской мозаики. Работа так хорошо, что выглядит похожей на фреску.

Еще левее, рядом с дверью киоска по продаже путеводителей, находится памятник Джованни Баттисты Джизлени, умершему в 1672 году. Джованни Баттиста был архитектором, работавшим в стиле барокко, родившимся и умершим в Риме, но много работавшим в Польше. Он сам спроектировал свой памятник в 1670 году и увидел его установленным еще до своей смерти. Наверху, в тондо, над длинной мемориальной надписью находится портрет покойного, написанный Якобом Фердинандом Воэтом, фламандским портретистом, работавшим в Риме, пока его не депортировали за картины женщин с сосками, выглядывающими из-за декольте.

Внизу расположен обращенный к зрителю скелет в саване, над которым находятся два бронзовых медальона, демонстрирующие надежду на воскресение. На левом изображено дерево с обрезанными ветвями и новыми побегами и гусеница, прядущая кокон, а на правом — превращение гусеницы в мотылька, символы смерти в этом мире и новой жизни в следующем. На левом написано «In nidulo meo moriar (в своем гнезде я умру)» — ссылка на смерть архитектора в Риме после долгой карьеры зарубежом, а на правом — «Ut phoenix multiplicabo dies (как феникс я умножу [свои] дни». Надпись над портретом гласит: «Neque hic vivus», а под скелетом — «Neque illic mortuus», что вместе означает: «Ни живущих здесь, ни мертвых там».

Дальше (или выше?) установлены памятники Раффаэле Глобичу (1665) и Стефано Спада (1563). Первый довольно необычен — он имеет мраморную драпировку с херувимом и эпитафию, смысл которой не ясен до сих пор:

Hic lapis centrum est cuius peripheria vita fuit, giratus est quondam in hoc turbulento vitae circulo nobilis Samuel Raphael Globicz de Buczina Boemus Pragensis -parente regni geometra- qui infelicissime quadraturam circuli invenit dum filius hic eius dilectissimus sub hoc quadrato lapide sepulchrali anno MDCLXV die XVIII augusti aetate XXV humatus est (Этот камень — центр, периферией которого была жизнь, которой когда-то вращался в бурном круге жизни благородный Самуэль Рафаэль Глобич де Бучина из Праги в Богемии, чьим родителем был королевский землемер, к несчастью обнаруживший квадрат круга, когда его драгоценный сын был похоронен под этим квадратным надгробием 18 августа 1665 года в возрасте 25 лет).

В начале левого придела расположены памятники Винченцо Данези (1682), Винченцо Бонадье (1687) и французскому художнику Феликсу Буаселье (1811).

Санта Мария дель Пополо. Часть 1. История
Санта Мария дель Пополо. Часть 2. Экстерьер
Санта Мария дель Пополо. Часть 3.1. Интерьер. Неф
Санта Мария дель Пополо. Часть 3.2. Интерьер. Правый придел
Санта Мария дель Пополо. Часть 3.3 Интерьер. Трансепт и Главный Алтарь
Санта Мария дель Пополо. Часть 3.4. Интерьер. Часовни левого придела

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
0

Автор публикации

не в сети 1 неделя

Dmitry

0
Комментарии: 12Публикации: 427Регистрация: 23-01-2016

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля