Средневековье. 15 век. 1400-1409. Схизма.

15 век начинался в Риме празднованием Юбилейного года, омраченным продолжавшейся схизмой. Поднимаясь на лоджию для благословения верующих, Бонифаций IX вызывал на себя проклятия испанца Бенедикта XIII. Тем не менее, в Рим стекались многочисленные толпы пилигримов, в том числе и из Франции, принявшей сторону антипапы. Город наполнили компании бичующихся, призывавшие к покаянию погрязшее во вражде человечество. Ложные пророки возвещали скорую гибель мира, обманывая людские массы «чудесами». Закончилось все это чумой.

Бонифаций IX

В это же время изгнанные из Рима фамилии составляли план низвержения господства папы и реставрации старого аристократического строя. 15 января 1400 года в город ночью через ворота Порта дель Пополо ворвался Николай Колонна с войском. С кличем «Народ! Народ! Смерть тирану Бонифацию!» он устремился к Капитолию и попытался приступом взять сенатский дворец и монастырь. Бонифаций бежал в замок Святого Ангела, но сенатор Захария Тревизано защитил Капитолий, а народ не поддержал своих бывших притеснителей. Колонна, понеся большие потери, бежал в Палестрину, а 14 мая вся его семья была объявлена вне закона.

Все имения Колонн были повергнуты интердикту, а на сам род объявлен крестовый поход. По началом Тебальда Анибальди соединились римская милиция, 2000 папских всадников и вспомогательные войска Владислава Неаполитанского. Было взято несколько замков и опустошено несколько имений. Лишь Палестрина продержалась до зимы, когда Колонны выразили свою покорность и заключили мир с папой на поразительно выгодных для себя условиях. Акт был подписан 17 января 1401 года. В этом же году покорилось Витербо, и Бонифаций IX, наконец, почувствовал себя реальным правителем Рима.

Нерешенной оставалась проблема схизмы. Христианский мир все громче требовал собора, а короли и епископы настаивали на добровольном отречении обоих пап. Если ранее церковные неурядицы улаживал император, светский глава христианства, то нынешний римский король, Венцеслав Богемский, оказался неспособным на подобное действие и низложен. Его преемник, пфальцграф Рупрехт, в октябре 1401 года выступил в Италию, но был разбит у озера Гарда и вернулся в Германию.

19 октября в Риме был заключен союз между папой и Флоренцией. Союзное войско подошло к Болонье и 25 августа 1403 года здесь был подписан мирный договор с Миланом. Вскоре сдалась и Перуджия. Так счастье благоприятствовало Бонифацию во всех его светских делах. В октябре 1404 года папа скончался в Ватикане, будучи государем всей церковной области. Но, едва Бонифаций ушел из жизни, Рим тут же наполнился смутами.

Вышли на свет старые партии, гвельфы и гибеллины, Колонна и Орсини. Город покрылся баррикадами. На улицах шли бои. На поддержку народного дела Колонна призывали Владислава Неаполитанского. Страх перед его приближением заставил кардиналов поторопиться с выбором нового папы, и уже 17 октября на Святой престол взошел третий неаполитанец, Козимо деи Мильиорати, принявший имя Иннокентия VII.

Иннокентий VII

Новый папа оказался в трудных обстоятельствах. Фактически он не владел ничем, кроме Ватикана и замка Святого Ангела, и сенатор еще удерживал от имени церкви осажденный Капитолий. Остальной город был закрыт для Иннокентия, и народ отказывал ему в поклонении, если папа не откажется от своего dominium.

19 октября в Рим через ворота Святого Иоанна вступил встреченный ликующим народом Владислав. Под пурпурным балдахином его отвели в Латеран, откуда 21 октября он в процессии проследовал в Ватикан для предложения своих услуг папе.

Способный король воспользовался выгодами своего положения, став реставратором своей династии и вернув себе влияние, которым пользовались первые Анжу. Обстоятельства сделали его одновременно защитником и Рима и церкви, а мудрость позволила остаться необходимым для обеих партий. После ряда переговоров между народом и папой Владислав составил договор, который должен был стать основой для их дальнейших отношений. Соглашение было заключено 27 октября в Ватикане и позднее утверждено народным парламентом.

Теперь сенатор должен был избираться папой. Взамен же народ мог каждые два месяца ставить семерых губернаторов, приносящих папе присягу верности. В дополнение к этим семерым папа или Владислав ставили еще трех управленцев. Этим десятерым поручалась финансовая администрация Рима. Папская курия и жители Леонины изымались из юрисдикции городского форума. Папа и кардиналы освобождались от налогообложения. Охрана всех мостов и ворот, за исключением Понте Молле и Леонины, передавалась римлянам. Запрещалось принимать посланцев от антипапы. Народу не дозволялось самовластно принимать никаких новых законов. Капитолию возвращалась функция общинного дворца и публичного здания суда.

Получив от Иннокентия награду в виде должности управляющего Кампаньи и Маритимы (фактически — ключа от Рима), 5 ноября Владислав с войском отбыл в Неаполь. 11 ноября состоялась коронация Иннокентия VII у базилики Святого Петра, после которой он занял Латеран.

Конечно римляне не успокоились. Добытая свобода снова разожгла их страсти и подвигла не придерживаться заключенного договора. Семерка присвоила себе титул «губернаторов свободы римской республики» и стала править самовластно. Папа оказался заперт в квартале Леонины, охраняемом наемниками, и постоянно осаждался требованиями.

Поводом для конфликта послужил принадлежавший папе мост Понте Молле, на котором стоял папский гарнизон, преграждавший римлянам доступ в Ватикан. Римляне потребовали выдачи моста и ночью 2 августа 1405 года напали на его гарнизон. Нападение было отбито, и тогда народ двинулся на Капитолий, где в очередной раз загудел набатный колокол. Последовавшие переговоры привели к согласию Иннокентия на разрушение моста в его середине, чтобы сделать его непригодным к использованию.

Понте Молле

6 августа 14 влиятельных депутатов от народа отправились в Ватикан. Эти граждане вели себя надменно и порицали папу за бездействие в отношении схизмы. Переговоры ни к чему не привели, но на обратном пути депутаты оказались захвачены папским племянником, ожесточенным подобным отношением к своему дяде. Пленники были доставлены в госпиталь Сан Спирито, убиты и вышвырнуты из окна на улицу. В их числе оказались и два губернатора республики.

После этого поднялся весь Рим. Все члены курии, оказавшиеся в городе, были брошены в тюрьмы, а дворцы кардиналов подожжены. Лишь замок Святого Ангела и гарнизон Борго могли спасти папу, в общем-то непричастного к происшествию, от моментальной гибели. Было принято решение бежать, и в ночь на 7 августа обоз, окруженный всадниками, вырвался из города. Потеряв по дороге около 30 человек, беглецы укрылись в Витербо. Борго и Ватикан подверглись разграблению. Множество исторических документов, хранившихся в папском архиве, исчезло безвозвратно.

Колонны призвали в город неаполитанского короля, но граждане желали свободы, а не Владислава. Путь в город преградили баррикады, губернаторов, благоволивших к неаполитанцам, прогнали с Капитолия, а заключенных епископов отпустили на волю. Настроение повернулось в сторону Иннокентия. Делегаты от народа прибыли в Витербо и потребовали от папы помощи против Владислава и поддержавших его баронов. Павел Орсини, отправленный с папским войском, выбил из Борго Иоанна Колонну и вступил в Ватикан.

В январе 1406 года парламент пришел к единогласному решению предоставить Иннокентию VII полный dominium. Девятнадцать граждан прибыли в Витербо и поднесли папе печать и ключи от города. Капитолий, все ворота, мосты и крепости города и области, кроме замка Святого Ангела, вставшего на сторону Владислава, были сданы папскому викарию. Въезд в город самого Иннокентия состоялся 13 марта.

Начались осада замка и штурм крепостей внутри области, принадлежавших баронам, державшим сторону Владислава. Папа пригрозил неаполитанскому королю отлучением, и тот, не желавший подвергать опасности свою еще не окрепшую корону, поспешил заключить мир. 9 августа замок Святого Ангела был сдан, и теперь Иннокентий VII мог именовать себя государем римским. Вскоре, 6 ноября 1406 года, он скончался.

Смерть папы во время схизмы была прекрасным поводом к ее прекращению — следовало лишь воздержаться от новых выборов. 14 римских кардиналов действительно находились в сомнениях, давать ли преемника Иннокентию VII. Победил страх оставить римскую церковь без видимого главы и получить очередную смуту в городе. 30 ноября выбор конклава пал на 80-летнего венецианца Анджело Коррера. 6 декабря он вступил на Святой престол под именем Григория XII.

Григорий XII

Под давлением Франции оба папы, Бенедикт XIII и Григорий XII, заключили договор, по которому обязались в сентябре 1408 года устроить в Савоне, под Генуей, конгресс. Такая ситуация не устраивала Владислава Неаполитанского, грозя ему возможностью лишиться короны, и заставила его строить планы на овладение Римом.

По наущению Владислава Колонны с неаполитанскими войсками ночью 17 июня 1407 года ворвались в город через пролом в стене у ворот Святого Лаврения. Григорий бежал в замок Святого Ангела. Однако на следующее утро прибыл военачальник папы Павел Орсини и не только отбил нападение, но и захватил в плен стоявшую во главе нападавших аристократию. Колонны откупились, но менее знатные бароны были казнены на Капитолии. Фактически, Павел Орсини стал первым человеком в городе, что побудило Григория XII покинуть Рим. 9 августа 1407 года он, вопреки воле римлян, отправился в Витербо, откуда в сентябре переехал в Сиену, где его встретили послы Франции.

Между тем ситуация в Риме снова скатывалась в хаос. 1 января 1408 года кардинал-легат, оставленный папой в городе, обложил клир налогом в 30 000 гульденов. Клир собрался в монастыре и порешил ничего не платить, не звонить в колокола и не служить обеден. Множество священников были брошены в тюрьмы. В городе начинался голод, и улицы наполнились грабителями, не щадившими даже паломников. Теперь часть римлян возжелала прихода Владислава, связав с ним порядок и изобилие.

Владислав Неаполитанский

Король с войском двинулся в путь, и напуганный кардинал-легат счел целесообразным вернуть народу его прежнюю власть. 11 апреля было восстановлено правление арбалетчиков, а народный магистрат въехал на Капитолий, где был приветствуем всеми капитанами кварталов. Через несколько дней под стенами Рима появился Владислав с 12 000 всадников и многочисленной пехотой. Устье Тибра заняли его галеры. Плохо снабженная продовольствием Остия капитулировала 18 апреля. Ее падение, в свою очередь, нарушило снабжение Рима, и участь в общем-то достаточно хорошо укрепленного, но полностью лишившегося самоуважения города была решена.

Павел Орсини начал переговоры с Владиславом, за что римляне тут же назвали его изменником отечества, но при этом сами направили послов в лагерь короля. 21 апреля этими послами был заключен договор, по которому все крепости и Капитолий передавались Владиславу, а народное правительство отказывалось от власти в пользу короля. Арбалетчики немедленно самоустранились, а неаполитанское войско с музыкой вступило в город. Города Патримониума и Умбрии признали Владислава своим сеньором, и церковная область оказалась присоединенной к неаполитанскому королевству.

Поставленный королем сенатор правил городом с железной строгостью, пресекая секирой палача любые попытки возмущения. Однако никакого другого насилия не было. Владислав быстро приобрел симпатии народа, а изобилие припасов и строгое судопроизводство, вернувшие городу спокойствие, стали лучшей опорой его власти. 24 июня король отправился на завоевание Средней Италии, повелев баронам, в том числе и самим Колоннам, держаться вдали от города.

Григорий XII не был испуган узурпацией Владислава. Бежавший при сдаче Рима легат был принят им с такой благосклонностью, что приходится думать будто он действовал по воле папы. Говорили, что и Павел Орсини передал город Владиславу с согласия понтифика. И действительно, Григорий не только не выказал никакого протеста действиям неаполитанца, но даже продолжал держать при нем своих представителей. Дело в том, что завоевание Рима и церковной области давало ему повод препятствовать соглашению с Бенедиктом.

Обманутый мир устал от игры двух пап, ни один из которых реально не желал примирения. Французский король, наконец, повелел эдиктом не повиноваться никому из них, если раскол не будет улажен ко дню Вознесения. Кардиналы покинули обоих понтификов и впервые встретились в Ливорно. Здесь они, наконец, стали действовать сообща, результатом чего стало назначение на 26 марта 1409 года собора в Пизе.

Григорий же вознамерился вернуться в Рим. Не будучи пропущен флорентийцами и болонцами, он направился в Сиену, где подверг отлучению отпавших от него епископов и назначил новых кардиналов. В ноябре он прибыл в Римини и повел переговоры с Владиславом, решившимся на поддержку Григория, поскольку видел для себя угрозу в подготавливавшихся в Пизе событиях. Результатом переговоров стала уступка папой Рима (беспрецедентный случай) и церковной области за ничтожную сумму в 25 000 гульденов золотом.

В марте 1409 года Владислав двинулся к Риму, чтобы затем пройти в Тоскану и разогнать собор. В город он прибыл 12 марта, а через 16 дней вместе с Павлом Орсини отбыл в Тусцию. Однако созданная лига флорентийцев и сиенцев преградила дорогу его войскам и избавила от опасности собор, открывшийся 25 марта.

Пизанский собор, собранный кардиналами без папы, создал эпоху в истории церкви, поскольку, с канонической точки зрения, стал актом открытого мятежа против папы. Устроившие его 23 кардинала отказались от повиновения своим папам (одни — Григорию XII, другие — Бенедикту XIII), но при этом требовали от последних признать себя своими судьями. Более того, одна часть этой коллегии судей считала другую схизматической. Однако христианский мир признал это революционное решение, а так же то положение, что церковь составляет церковь и без папы и что последний стоит ниже собора. Фактически, это было предвестие реформации.

Кафедральный собор в Пизе, в котором состоялось заседание 1409 года

5 июня 1409 года собор огласил приговор, по которому Бенедикт XIII и Григорий XII признавались схизматиками и еретиками, вследствие чего попадали под отлучение и лишение всех духовных степеней. После этого приступили к избранию папы, причем собравшиеся поклялись, что тот из них, кто будет избран, не дерзнет распустить собор прежде проведения реформы церкви. 17 июня по предложению болонского кардинала Балтазара Коссы выбор пал на 70-летнего Пьетро Филарго, человека темного происхождения (вероятно, грека) и не имевшего никакой родни. 7 июля 1409 года он был посвящен в сан под именем Александра V.

Назад: Средневековье. 14 век. 1378-1399. Схизма

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
0

Автор публикации

не в сети 22 часа

Dmitry

0
Комментарии: 8Публикации: 379Регистрация: 23-01-2016

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля
Читайте ранее:
Арка Долабеллы и Силана

Арка Долабеллы и Силана, расположенная на Целии в северном углу развалин Кастра Перегрина (казарм для солдат из провинций), была установлена...

Закрыть