Архивы

Средневековье. 1227 — 1241. Григорий IX

Григорий IX
Григорий IX

Миролюбивому Гонорию III наследовал человек сильного характера и железной воли. Собственно за эти качества и был избран уставшими от терпеливости Гонория кардиналами родственник Иннокентия III, остийский епископ Гуголин. Его провозглашение папой под именем Григория IX произошло 19 марта 1227 года в церкви Святого Григория у Септизониума. Посвящение в базилике Святого Петра состоялось 21 марта, о чем император, вместе с напоминанием о крестовом походе, был уведомлен через 2 дня.

Фридрих II заявил, что готов к выступлению, а многие крестоносцы уже собрались в Бриндизи, ожидая посадки на корабли и страдая от эпидемии, унесшей жизни тысячи человек. Когда 8 сентября император действительно отплыл из Бриндизи, во всех церквях раздался Te Deum. Однако через несколько дней прошел слух, вскоре подтвердившийся, что Фридрих вернулся и отложил крестовый поход, сославшись на болезнь. Папу обуял неистовый гнев. Он не хотел слышать никаких объяснений и обещаний. 29 сентября в соборе в Ананьи Григорий IX объявил об отлучении императора на основании заключенного ранее договора.

В своем послании к епископам Григорий изобразил Фридриха самыми черными красками, что возмутило императора и побудило его к ответным действиям в виде манифеста к королям. В этом манифесте был впервые изложен протест светской власти против папства версии Иннокентия III с угрожающим абсолютизмом Рима. Пороки церкви выставлялись на обсуждение всего света, а император фактически подтверждал мнение еретиков о противоапостольском образе действий церкви. После прочтения этого документа в Капитолии в Риме тотчас образовалась императорская партия. В ответ Григорий IX велел сломать возле Латерана ряд башен, принадлежавших римской знати.

Фридрих уговорил семью Франджипани продать ему их имущество, в том числе городские укрепления, полученные ими в качестве ленов от пап, а потом вновь получить их от него, признав себя, таким образом, императорскими вассалами. Фридриху было важно создать себе партию в самом Риме, возбудить в нем врагов против папы и иметь в своей власти Колизей. Результатом этих мероприятий было восстание.

В великий четверг 1228 года Григорий IX еще раз провозгласил отлучение императора. После этого, во время обедни, в понедельник на Пасху в базилике Святого Петра он был прерван яростными криками и прогнан от алтаря. Город восстал с оружием в руках, и папа был вынужден бежать в Витербо, а оттуда — в Риети и далее, в Перуджию. Римляне выместили свою злобу на Витербо варварским опустошением его полей, а Григорий провозгласил отлучение своих преследователей.

Тем временем император действительно собрался в крестовый поход, поставив папу в весьма затруднительное положение. Это стало мастерским дипломатическим ходом Фридриха. Он отправлялся на совершение самого святого дела церкви, находясь под отлучением, и когда 28 июня 1228 года его корабли вышли в море из Бриндизи, церковь сопровождала его гневными словами, утверждая, что император отправляется в Иерусалим как пират, а не как крестоносец. Вместо благословения за ним следовало ее проклятие. Если бы Григорий IX освободил от отлучения своего врага, когда тот действительно отправился в Иерусалим, он одержал бы победу и над собой и над ним и явился бы миру в блестящем величии. Такое резкое противоречие ослабляло веру в искренность рвения пап к освобождению Иерусалима и уничтожало мечту двух столетий.

Оставшийся наместником императора Рейнальд тут же напал на Сполето, а Григорий, в свою очередь, попытался подчинить власти церкви Апулию. Народы услышали проповедь крестового похода против императора, который сам под знаменем креста отправился воевать с неверными. Они увидели войска, от имени папы занимавшие земли отсутствующего Фридриха, имущество которого, как крестоносца, и по международному, и по церковному праву считалось неприкосновенным. Римляне не пострадали от этой войны: папа, имевший в виду только Апулию, ни разу не сделал попытки посредством своих крестоносцев принудить Рим к повиновению. Он спешил завоевать Сицилийское королевство, города которого, обремененные налогами, он соблазнял к отпадению, давая им льготные грамоты.

Ввиду этих событий император внезапно вернулся с Востока. 18 марта 1229 года в Иерусалиме он собственноручно надел на себя корону и возвратил христианам святой город, заключив договор с султанами. Прибыв 10 июня в Бриндизи, он неожиданно выразил желание примириться с папой, но посольство с мирными предложениями не возымело успеха. Тогда Фридрих II почти без сопротивления выгнал папские войска из своих владений. К всеобщему удивлению, под Христовым знаменем сражались и сарацины. В Аквино императора приветствовали посланники от римского сената. В октябре он подошел к границе церковной области, и только после уничтожения Соры папа отнесся с вниманием к его мирным предложениям. Пробыв еще зиму в Перуджии, Григорий IX отправился в Рим лишь уступая необходимости и ввиду примирения с императором.

1 февраля 1230 года Тибр вышел из берегов. Леонина и Марсово поле были покрыты водой. Сенаторский мост (нынешний Ponte Rotto) был снесен, а наводнение вызвало голод и повальные болезни. Римляне, успевшие уже забыть про существование папы, под влиянием суеверного страха вспомнили, что святой отец есть властитель их области, и в Перуджию спешно направились посланники. 24 февраля Григорий, встреченный радостными кликами римлян, был введен в Латеран и мог с презрением взглянуть на народ, в течение более ста лет привыкший изгонять своих пап и снова возвращать их со славословиями.

Григорий нашел Рим в состоянии глубокой нищеты, совершенного одичания и наполненным еретическим духом, который впитала даже часть духовенства. Мир с императором был заключен 23 июля 1230 года после долгих переговоров и на столь выгодных для папы условиях, что становилось ясно, насколько Фридрих ценил силу своего противника. 28 августа с императора было снято отлучение. Стараясь привлечь к себе римлян, Григорий IX велел восстановить сенаторский мост, очистить клоаки, построить богадельню в Латеране и обеспечить бесперебойный подвоз хлеба. Это привлекло к нему массы и облегчило подготовку главного удара, направленного на еретиков, заполонивших город и церковную область.

Впервые в Риме состоялся массовый суд над еретиками и публично запылали костры. Трибунал инквизиции разместился перед дверями базилики Санта Мария Маджоре. Кардиналы, сенатор и судьи занимали места на трибунах, а зевающий народ окружал этот страшный театр, произносивший приговоры несчастным. Многие уличенные в ереси духовные лица были лишены их священнических одежд и присуждены к ссылке на покаяние в дальние монастыри, если они раскаивались. Других еретиков сжигали на дровяных кострах, иногда на площади возле самой церкви. Это было ужасное время, в которое выслеживание еретиков становилось высшей обязанностью гражданина. Каждый публичный или частный разговор о каком-либо догмате наказывался отлучением, как реальное преступление.

Вслед за духовенством свое усердие стали проявлять князья и правители республик. Обремененные долгами короли практически перестали дарить церкви имения. Вместо этого они нашли более удобным для спасения своей души сжигать еретиков и конфисковать их имущество. Даже Фридрих II, возвышавшийся над своим веком образованием и свободомыслием, издал в 1220 и 1232 годах самые жестокие законы, ничем не отличавшиеся от папских эдиктов и резко противоречившие мудрому законодательству, данному им в 1231 году королевству Сицилии.

Впрочем, все эти события никак не повлияли на римлян, и уже 1 июня 1231 года они принудили Григория в очередной раз удалиться в Риети, где он оставался до лета 1232 года. В городе вспыхнули беспорядки, вызванные войной с Витербо, поддерживаемом папой. В Средние века этот город был для Рима тем же, что и Вейи в глубокой древности. Они ненавидели его с яростью, переходившей в безумие, и хотели окончательно превратить в римское имущество.

Помимо этого римским народом завладела новая идея. Как во времена Камилла и Кориолана он вознамерился завоевать Тусцию и Лациум. На полях сражений снова появились римские знамена с древней аббревиатурой S.P.Q.R. на красном с золотым фоне и римское национальное войско под предводительством сенаторов. Летом 1232 года они дощли до Мантефортино в земле вольсков и даже угрожали самому папе под стенами его родной Ананьи.

Наконец римляне вернулись в свой город, а оставшийся в Ананьи Григорий IX стал искать посредничества императора, чтобы заключить мир с Витербо и самому примириться с римлянами. Римляне уступили требованиям императора, и в марте 1233 года сенатор Иоанн Поли прибыл в Ананьи просить папу возвратиться. 21 марта Григорий вошел в город, где был принят с почетом. В реальности народ примирился с ним за деньги, и впоследствии Фридрих жаловался на вероломство папы, заключившего мир с городом Римом без его ведома.

Однако, уже в 1234 году римляне возобновили борьбу против светской власти папы. Они все еще не имели той свободы, которая давно была достигнута другими городами, объединенными в два больших союза и процветавшими. Главной их целью было создание в границах бывшего римского герцогства могущественного вольного государства, подобного Милану, Флоренции или Пизе, пример которых и вдохновлял и пристыжал их. Теперь Рим объявил, что папские провинции Тусция, Сабина и Кампанья составляют его городскую область. Но требования Капитолия были направлены не только против папы, но и против вольных городов, таких как Витербо, Корнето, Тиволи, Веллетри, Террачина и Ананьи.

Если бы Риму удалось образовать в пределах этой области свободное государство, он достиг бы примерно тех размеров, которые имел до пунических войн. Примечательно, что во время этого восстания римляне вспомнили свои древние обычаи, поставив пограничные камни, termini, снабженные надписями S.P.Q.R., обозначавшими юрисдикцию города Рима. Они потребовали от папы свободного избрания сената, права чеканки монеты и передачи им различных податей. Другим требованием была неприемлемость отлучения римских граждан, поскольку великий город должен пользоваться привилегией быть свободным от церковных наказаний, как в древности к римскому гражданину было неприменимо бичевание.

Сенатором в 1234 году стал Лука Савелли, родственник Гонория III, очень могущественный человек и родоначальник знаменитой фамилии. Его указ объявлял, что Тусция и Кампанья составляют собственность римского народа. Лука отправил в обе эти области сенаторских судей, чтобы они, добровольно или насильственно, приняли от городов присягу на подданство. Римская милиция заняла Монтальто в Маритиме, где, как символ господства Рима, было выстроено большое укрепление.

В конце мая папа снова убежал в Риети вместе со всеми кардиналами. Какая судьба постигла бы папство, если бы городу Риму удалось стать такой же политической силой, как Милан или Пиза? Противодействовать такому развитию событий стало задачей церкви, и обуздание Капитолия превратилось в одну из главных забот пап. Бегство Григория, отлучение, направленное им на сенатора и совет общины, привели римлян в такую ярость, что они разграбили Латеранский дворец и дома кардиналов. Они собрали войска и, пылая жаждой мести, выступили в поход против Витербо.

Однако и папа не остался без союзников. Многие бароны и города Лациума присоединились к нему и оказали сопротивление римлянам для защиты собственной свободы. Папы постоянно призывали чужую помощь для усмирения их непокорной страны, и христианский мир никогда не отказывал им в денежной или военной поддержке. На этот раз даже Фридрих, безо всякой просьбы, поспешил послать Григорию IX войска во главе со своим вторым сыном Конрадом. Несмотря на взаимную ненависть, Григорий и Фридрих нуждались друг в друге, и римлянам пришлось вести войну одновременно и с папой, и с императором.

Результатом военных действий стал переход Сабины и Тусции под власть папы. И хотя римляне продолжили войну и объявили Григория навсегда изгнанным из Рима, если он не вознаградит их за понесенный ущерб, их силы были истощены, а финансы, даже несмотря на принудительно полученные с церкви налоги, исчерпаны. Когда весной 1235 года Лука Савелли вышел в отставку, трем кардиналам-легатам удалось уговорить Рим на заключение мира. В середине мая, так и не добившись своей цели, город снова признал над собой верховную власть папы.

Еще два года Григорий IX оставался вне Рима, поскольку не чувствовал в нем спокойствия. Причин для ненависти и раздора было достаточно, а Фридрих еще увеличивал их число, чтобы отторгнуть папу от ломбардского союза. В июне 1236 года император, находившийся на вершине своего могущества, повел войско в Италию для наказания ломбардов. «Италия есть моя наследственная земля, и это хорошо известно всему свету» — писал он папе. Фридрих хотел весь полуостров превратить в свою монархию.

Если бы Фридрих II подчинил себе Ломбардию, он соединил бы Италию под своей короной. Именно поэтому папы были естественными сторонниками ломбардского союза, в котором со времени потери норманнской поддержки в Сицилии они видели защиту для церкви. Такую же защиту папы нашли в тусцийском и умбрийском городских союзах, где постоянная противница итальянского объединения Флоренция, а также Витербо, Орвието, Ассизи и Перуджия, служившие постоянным убежищем для пап, оказывали им неоценимые услуги.

Всякий раз, когда императоры нуждались в Риме, они льстили ему, вспоминая о его древнем высоком положении. Фридрих ссылался даже на Lex Regia, выводя из него всеобщую судебную власть, которая была ему передана римским народом, тогда как папа выводил свое право на Рим, Италию и Западную Европу из баснословного дара Константина, а свою верховную власть судьи над императором и королями основывал на полноте власти Христа. Летом 1236 года император вызвал представителей всех городов в Пьяченцу. Римляне не явились, за что были обозваны выродками.

Как раз в это время римская знать прибавила к своим титулам еще один — античный. Знатные римляне на полном серьезе стали называть себя «проконсулами римлян», когда они занимали высокую должность в городе или в провинции и заседали в городском совете какой-нибудь республики или управляли каким-нибудь округом папских владений. Хотя старинный титул Consul Romanorum, который аристократы носили, когда они составляли политическое объединение, противопоставленное общине, еще оставался в употреблении, он потерял свое важное значение с тех пор, как исчезли городские правящие консулы и консулами стали называться старшины цехов. Возможно, что наиболее выдающиеся представители аристократии начали употреблять этот титул еще и для обозначения их действительного отличия в сенате, где они образовали нечто вроде палаты пэров. Это новое титулование было официально признано в первой трети 13 века как папами, так и императором.

Императорская партия нашла себе главу в лице Петра Франджипане, а папская имела сильную опору в сенаторе. Возникшие беспорядки снова приняли характер городской войны. Замок Петра у арки Тита был взят приступом и разрушен, а сам Петр был вынужден бежать. В марте 1237 года восстановилось спокойствие, но уже в мае, на выборах в сенат, беспорядки вспыхнули с новой силой. Партии сражались в городе до тех пор, пока осажденный в башне Конти ставленник сторонников папы, Иоанн Поли, не согласился на то, чтобы сенатором стал его соперник Иоанн Цинтий. Последний старался помешать возвращению папы, и лишь нападение на Капитолий заставило и его пойти на уступки и отправить в Витербо своего посланника с приглашением Григорию IX вернуться в Рим.

Папа прибыл в город в октябре 1237 года. Народ встретил его с шумной радостью, а сам сенатор торжественно вышел навстречу. Корабли доставили голодному городу хлеб и вино, распределение которых производилось через священников. Всего же возвращение и примирение с Римом стоило Григорию более 10 000 фунтов золота наличными деньгами. В то время в Риме существовало многочисленное обедневшее и задолжавшее дворянство, главный элемент революций. Возможно и в самом деле осчастливленные Григорием римляне издали эдикт, по которому никакой папа впредь не мог оставлять города.

Тем временем Фридрих II вел победоносную войну с ломбардцами. 1 ноября 1236 года он взял приступом Виченцу, но был вынужден вернуться в Германию, где его сын Конрад был избран римским королем. В августе 1237 года император снова собрал войско для похода на Италию. Еще в начале года его наместником была занята Падуя. 1 октября Фридриху сдалась Мантуя, а 27 ноября были разбиты войска Милана. Император вступил в Кремону вместе с захваченными миланскими знаменами, а миланский градоначальник был выставлен напоказ, прикованный цепями к мачте колеснице, которую вез белый слон. Свидетелями этого триумфа были римские послы, известившие Фридриха о возвращении папы.

Полный сознания значения своей победы, император послал римскому народу остатки миланской колесницы и множество захваченных знамен для хранения их в Капитолии. Папа с неудовольствием смотрел на ввоз этих трофеев, но ничем не мог помешать их торжественной встрече. В Капитолии для их экспозиции были поспешно установлены античные колонны.

Императорская партия снова взяла верх в июле 1238 года, когда папа отправился в Ананьи. С этих пор в Риме иногда было по два сенатора, а впоследствии это даже сделалось правилом. В октябре вернувшемуся Григорию удалось усмирить своих противников. Башни сторонников императора были сломаны, но вместе с ними пропало и множество древних памятников. Вероятно была разрушена и часть дворца цезарей.

Победа императора над ломбардцами не получила ожидаемых последствий. Миланцы и другие горожане согласились признать свою вассальную зависимость, но Фридрих потребовал от них полного подчинения, и тогда города приняли решение защищать свою свободу до последнего человека. Это снова спасло папство, а стараниями Григория IX был еще и заключен союз Генуи и Венеции. В самом же Риме снова господствовала папская партия.

Все это побудило Григория вторично начать борьбу со своим могущественным противником и открыто встать на сторону ломбардцев. 20 марта 1239 года он отлучил Фридриха от церкви без каких-либо фактических оснований и освободил от присяги подданных императора. Фридрих, в свою очередь, направил римлянам послание с призывом восстать и защитить императора под страхом его немилости в противном случае.

Булла об отлучении Фридриха была беспрепятственно обнародована во Франции и даже в Англии, но Григорий так и не нашел ни одного князя, согласившегося бы служить ему в качестве антикороля против великого монарха. Фридриху тоже не пришло на ум выставить антипапу. Исход борьбы фактически зависел теперь от ломбардского союза. На стороне папы стояли Генуя, Венеция, Равенна, большая часть умбрийских и тусцийских городов. Фридриха поддержали Падуя, Виченца, Верона, Феррара, Мантуя, Реджио и Парма.

В июле 1239 года оба противника начали войну. Фридрих смотрел теперь на церковь как на враждебную ему политическую силу и задумал совершенно разрушить ее организацию внутри государства. Сопротивление епископов в сицилийском королевстве каралось беспощадным преследованием, а нищенствующие монахи были поставлены вне закона. Церковное имущество либо конфисковывалось, либо облагалось налогом. Сам император решил перенести войну на территорию папы и уничтожить своего врага в Риме, который приобретал исключительную важность.

В феврале 1240 года Фридрих II вступил в церковную область, открыто заявив о своем намерении снова включить ее в состав империи. После этого многие города Тусции, Умбрии и Сабины открыли ему свои ворота, и даже Витербо, вернейший союзник папы, из ненависти к Риму отпал от церкви. В нем Фридрих и организовал свою ставку. В напыщенных выражениях он писал римлянам послания с обещанием возрождения их древней славы и приглашением прислать к его двору своих проконсулов. Два дневных перехода отделяли императора от Рима, но папская партия в городе все еще имела перевес, поскольку семьи Конти, Орсини и Колонна единодушно стояли на стороне Григория.

Такое стойкое поведение римлян имело свою причину. Если бы Фридрих овладел городом, устав Капитолия был бы тут же уничтожен, а сенатор превращен в императорского управляющего. Господство императора, последовательного врага всякой городской автономии, оказалось бы куда жестче господства папы. Патриоты встали на сторону Григория IX, в силу обстоятельств превратившегося в защитника национальной самостоятельности Рима.

Однако, когда Фридрих подошел к воротам Рима, его сторонники подняли головы и стали кричать, что сдадут ему город. В этой ситуации 22 февраля папа устроил торжественную процессию с переносом реликвии Святого Креста и голов апостолов Петра и Павла из Латерана в базилику Святого Петра. Положив их на главный алтарь, Григорий возложил на них свою тиару и воскликнул: «Вы, святые, защитите Рим, который римляне хотят предать». Это произвело на толпу ожидаемый эффект, и римляне взяли из рук папы крест, чтобы идти с ним против императора как язычника.

Фридрих, войско которого было недостаточным для успешной атаки Рима, понял, что его надежды не сбылись и 16 марта ушел в Апулию. Летом он согласился на перемирие с папой, но исключил из него ломбардцев. Однако Григорий неожиданно получил большие денежные средства и прекратил начавшиеся было переговоры. Кардинал Иоанн Колонна, бывший на этих переговорах посредником, счел себя оскорбленным, и с этого момента его дом сделал решительный поворот в сторону имперской партии.

9 августа 1240 года Григорий IX созвал в Риме собор на ближайшую Пасху. Не желавший допустить этого Фридрих разослал духовенству оповещения с запретом ехать на этот собор, подкрепленным отказом в гарантии безопасности путешествия. Множество прелатов Испании, Франции и Верхней Италии не вняли запрету императора и, собравшись в Генуе, отправились в путь на кораблях. 2 мая 1241 года эти корабли были атакованы пизанским и сицилийским флотом. После того как генуэзские галеры были рассеяны и вместе с войсками и прелатами отчасти были потоплены, отчасти взяты в плен, императорский адмирал со своей добычей, торжествуя, направился в Неаполитанский залив. Собор не состоялся. Захват духовных лиц обратил на себя общее внимание и наделал много шума, а церковь никогда не простила императору этого поступка.

В это же время татарские орды опустошили Русь, Польшу и дунайские страны, возродив на латинском западе страх, посеянный некогда гуннами. Христианский мир умолял папу и императора о спасении, но слышал от папы лишь проповедь крестового похода против императора, а от императора — необходимость в первую очередь принуждения папы к миру. В июне 1241 года Фридрих написал Римскому сенату о наступлении татар, ввиду которого город должен восстать и помочь ему покончить с итальянской смутой.

Своей неуступчивостью Рим был обязан исключительно Матеусу Рубеусу, главе папской партии из дома Орсини, сумевшему со своими дружинами нейтрализовать отпавших от Григория членов семьи Колонна. Однако, подошедшего в августе к городу Фридриха встретили не только запертые ворота, но и гонцы с вестью о смерти папы. Григорий IX умер 21 августа 1241 года в возрасте 96 лет, и церковь возложила вину за его смерть на императора. Фридрих же, имея намерение показать миру, что вел борьбу не с церковью, а исключительно с Григорием IX, тотчас прекратил военные действия против Рима и в сентябре вернулся в Апулию.

Назад: Средневековье. 1198 — 1227. Иннокентий III. Возрождение церковного государства.

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Средневековье. 1198 — 1227. Иннокентий III. Возрождение церковного государства.

8 января 1198 года в портике Септизониума папой был единогласно избран принадлежавший к графскому роду Конти кардинал Лотарь, принявший имя Иннокентия III. Сразу же после избрания римский народ начал требовать с Иннокентия денег, и новый папа не поскупился, чем сразу приобрел благосклонность народных масс. 22 февраля в базилике Святого Петра состоялось его посвящение с последующим торжественным шествием в Латеран в сопровождении префекта города, сенатора, дворянства и консулов.

иннокентий iii
Иннокентий III

В наследство от предшественников Иннокентию III достались развалины и отсутствие реальной власти над городом. Отдаленные провинции Церковной области оказались во владении немецких графов, а местность вокруг Рима — в подчинении дворянству и сенату. Исправление такого положения стало первой задачей папы, а смерть Генриха VI поспособствовала ее скорому решению.

Городской префект Петрус был ставленником Генриха и, оказавшись беспомощным, ради признания своей должности подчинился Иннокентию, принеся папе вассальную присягу. Подкупленный же денежными подарками народ отказался от своего права избрания сенаторов, и Иннокентий III назначил выборщика, который, в свою очередь, назначил нового, угодного папе, сенатора. До нас дошла формула произнесенной им присяги:

«Я, сенатор города, отныне и всегда буду верен тебе, господину моему, папе Иннокентию. Ни делом, ни помышлением я не буду способствовать тому, чтобы ты потерял жизнь или здоровье или коварным образом был захвачен в плен. Все, что ты мне лично доверишь, я никому не открою к твоему вреду. Я буду предотвращать твой ущерб, если о нем узнаю, если же не буду иметь к тому возможности, то уведомлю тебя лично, или письмом, или через верных посланных. По мере сил и разумения я буду тебе помогать в охранении римского папства и прав Святого Петра, которыми ты обладаешь, и в возврате тех, которых ты не имеешь, и возвращенное буду защищать против всего света: Святого Петра, город Рим, Леонину, Транстеверин, Остров, замок Кресцентия, Святую Марию Ротонда, сенат, монеты, почет и достоинства города, гавань Остию, Тускулумские имения и вообще все права и преимущества как в городе, так и вне его. Кардиналам и состоящим при твоем и при их дворе, когда они будут приходить в церковь, оставаться там и возвращаться назад, я ручаюсь за полную их безопасность. Клянусь добросовестно и верно исполнять все сказанное; так да поможет мне Бог и Его святые Евангелия».

Из этой формулы вытекает интересный факт. Город Рим того времени был отделен от Леонины, Острова и Трастевере. Трастеверинцы вообще считались иностранцами и не могли избираться в сенат.

Итогом первого месяца правления Иннокентия III стало признание его своим верховным властителем как городом Римом, так и ленами Кампаньи, Сабины и Тусции. Однако папа желал приобрести и другие провинции, которые при Каролингах были включены в Церковную область, а при Генрихе VI оказались преобразованы в новые немецкие государства. Умный Иннокентий тот час же выступил как освободитель Италии от господства немцев. Воодушевлялся он, правда, не патриотизмом (род Конти как раз имел немецкие корни), а сознанием того, что временное ослабление империи — хороший шанс на воссоздание прочного церковного государства.

Многие города тогда примкнули к папству из ненависти к чужестранцам, стремясь изгнать немецких феодалов. Самым могущественным из последних был Марквальд, отказавшийся от своего владения — Равенны — лишь после долгого сопротивления восставшим городам и папским войскам. Равенну и другие части бывшего экзархата Иннокентий III присвоить не мог, но все же список его приобретений оказался довольно впечатляющим. Присягу папе принесли Перуджия, Сполето, Ассизи, Риети, Фолиньо, Норция, Губбио, Тоди, Чита ди Кастелло и ряд других местностей.

Еще 11 ноября 1197 года Флоренция, Сиена, Лукка, Вольтера, Ареццо, Прато и еще несколько городов создали тусцийское товарищество по образцу ломбардского союза. Они приняли на себя обязательство защищать церковь и ее владения и никогда не признавать в своих областях без согласия папы ни императора, ни его наместника. Этот союз, к которому отказалась присоединиться лишь Пиза, тоже пытался подчинить себе Иннокентий. Однако, общины так и не признали за церковью никаких политических прав.

Первые шаги нового папы указывали на него как на человека, рожденного быть монархом. Всего лишь за два года пребывания на святом престоле он довел церковное государство от руин до размеров пипинова дарения. И в то же самое время, отняв у империи часть ее земель, он был третейским судьей в споре Филиппа Швабского и Вельва Оттона за имперский трон. Тем не менее и ему не удалось достичь спокойного пользования своей светской властью.

Город Рим быстро показал, что народное возбуждение представляет собой силу, которую папы так и не научились преодолевать, хотя иногда и господствовали над ней. Демократы, люди конституции 1188 года, не могли перенести того, что папа завладел сенатом и отнял у Капитолия всю его юрисдикцию в пределах города.

Вождями этой партии были два демагога из знатных римских фамилий, бывшие сенаторы Иоанн Капоччи и Иоанн Пьерлеоне Райнерий. Оба будоражили общину, объясняя ей, что папа похищает всю ее власть над городом и «ощипывает ее, как ястреб курицу». Неудовольствие римлян искало лишь случая для своего проявления, и такой случай давал им Витербо, как ранее Тиволи и Тускулум.

Витербо, богатый торговый город, был свободной общиной под главенством папы, но находился в состоянии войны с Римом, не желая признавать над собой судебную власть последнего. Граждане Витербо обратились за помощью к тусцийскому союзу, предусмотрительно вступив в него ранее, и помощь была им обещана. Таким образом тусцийский союз нарушил свой договор с церковью, принял участие в войне и даже угрожал Риму, резиденции папы.

Вмешательство союза в войну принудило римских вождей обратиться за помощью к папе, и если бы он отказал городской общине в поддержке, немедленно бы последовало народное восстание, чего Иннокентий III должен был всячески избегать. После напрасного обращения к Витербо подчиниться его решению, папа наложил на этот город интердикт (отлучение). Тусцийский союз отозвал свои войска, и 6 января 1200 года римляне нанесли противнику сокрушительное поражение.

Иннокентий получил надежду на спокойствие в Риме, но борьба за власть в дворянской среде продолжала держать город в постоянном возбуждении. Господствовавшие в предыдущем столетии фамилии Пьерлеоне и Франджипани отошли на второй план, уступив свое место семьям Колонна, Анибальди, Конти, Савелли, Орсини и др. Ряд этих семей выдвинулся вперед исключительно благодаря принадлежности к ним некоторых пап. Так благополучие рода Орсини было связано с предшественником Иннокентия III, Целестином III (Джачинто Бобоне Орсини). Происхождение их темно. Само имя Орсини имеет корни в латинском Ursinus или Ursus, т.е. медведь, и, возможно, восходит к воину, обладавшему грубой силой. Его личность неизвестна, но имя Ursus упоминалось уже в эпоху Оттонов.

В начале 13 века многочисленные Орсини приобрели могущество и жили во дворцах, построенных на античных монументах квартала Парионе. Они находились в наследственной вражде с двумя ветвями Конти и, пока Иннокентий осенью 1202 года был в Веллетри, выгнали эти роды из их жилищ. Вернувшийся папа приказал им помириться, но ненависть Орсини к родственникам Иннокентия перекинулась и на него самого. В результате умелого подстрекательства в городе в очередной раз вспыхнули беспорядки, и в начале мая 1203 года папа был вынужден бежать в Палестрину.

В то время, когда латинские крестоносцы взяли Константинополь, папа не имел возможности находиться в Риме! Такое противоречие между его формальным могуществом и реальным положением не могло не приводить Иннокентия в глубокое уныние. Осенью, находясь в Ананьи, папа заболел так тяжело, что даже ожидали его смерти. Между тем приближалось время выборов в римский сенат. Дикая война раздирала город, и народ, вконец измученный аристократами, стал упрашивать папу вернуться. Иннокентий сначала отказывался, но в марте 1204 года все же приехал в Рим, твердо решив устроить сенат по своей воле.

Принятый в городе со всеми почестями, папа быстро успокоил восстание. Он назначил выборщиком человека, уважаемого всеми партиями, Иоанна Пьерлеоне. Выбор последнего пал на Григория Райнерия, благородного человека, отличавшегося не силой, а справедливостью. Но противоборствующая (демократическая) партия и слышать не хотела о мире. Она объявила договор 1198 года отмененным и выбрала свой сенат, назвав его «добрыми людьми общины». Городская война вспыхнула с новой силой.

Сражения шли по всему городу от Колизея до Латерана и Квиринала. За одну ночь на развалинах храмов, бань и водопроводов вырастали кирпичные и деревянные башни, откуда в противника летели камни. Узкие улицы перегораживались цепями, а вокруг церквей рылись окопы. Под звон оружия и грохот камней Иннокентий III оставался заключенным в Латеране, квартале дружественных ему Анибальди. Наконец, утомленный народ снова потребовал мира. Иннокентий согласился на то, чтобы четверо третейских судей решили спор между сенатом и антисенатом, а сам он подчинился бы их решению на один год.

Папа победил. Третейские судьи присудили ему право избрания сената, а римская община потеряла значительную часть своего политического могущества. Не найдя ни одного человека, который в качестве сенатора устроил бы обе партии, благоразумный Иннокентий III согласился на избрание 56 сенаторов. Это коллективное правление уже через шесть месяцев было благополучно отменено навсегда, после чего новый сенатор добился спокойствия в городе.

Окончательно мир между городом Римом и Иннокентием был заключен в 1205 году. С этого времени исполнительная власть сосредотачивалась в руках одного человека, которого назначал сам папа. Таким образом, римский народ последовательно отказывался от всех своих великих исторических прав: выбора папы, выбора императора, а теперь и выбора сената. Для пап же началась более спокойная эпоха.

Налаживались дела и на Сицилии. Констанца, вдова Генриха VI, оказалась беззащитна перед бурными волнениями, поднявшимися в этом королевстве после смерти императора. 17 мая 1197 года она короновала в Палермо своего трехлетнего сына Фридриха, но сицилийцы восстали против немцев, казавшихся им лишь угнетателями отечества. Тогда Констанца обратилась за помощью к папе, имя которого уже гремело по всей Италии. В результате долгих переговоров Иннокентий III добился от императрицы отказа от древней церковной свободы норманнских королей, а сам был назначен опекуном юного Фридриха. Покровительство папы сохранило Фридриху корону Рожера, но Сицилия стала церковным леном.

Дальнейшей заботой Иннокентия стало подчинение немецких графов Генриха VI, владевших землями Апулии и притеснявшими сопротивляющееся им местное население. Папа набрал войска из церковной области и Тусцийского союза (воевавшие с Витербо римляне отказали ему в поддержке). В это же время к нему на службу поступил один из лучших полководцев, авантюрист из Франции, Вальтер, граф де Бриенн. Кампания, начавшаяся в 1201 году, счастливо закончилась в 1208-м. В голодной и измученной войной Южной Италии постепенно восстанавливалось спокойствие.

15 мая 1208 года Иннокентий III выехал из Рима для установления оснований папской правительственной власти во вновь приобретенных провинциях церковной области, а также для утверждения тамошних вассалов и городов в верности церкви. Заодно он щедро наделил имениями и почетными званиями свою родню, видимо, в качестве награды за оказанные ими услуги. Можно ли было упрекать римлян за их обвинения папы в непотизме? 12 ноября 1208 года Иннокентий вернулся в Латеран и был встречен с большими почестями. Город в это время был на удивление спокоен.

4 октября 1209 года в соборе Святого Петра Иннокентий III короновал императором Оттона Вельфа, сына Генриха Льва и английской принцессы Матильды. Часть германских войск оставалась в палатках на Нероновом поле, а часть расположилась на одном из тибрских мостов, чтобы не допустить традиционного возмущения римлян после коронации. Они так и пустили германцев в город, и Оттон со своей свитой могли лицезреть великий Рим лишь со стен Леонины. Иннокентий же, со своей стороны, потребовал от императора покинуть пределы города на следующий день после церемонии, что явно было унижением для последнего.

оттон iv
Оттон IV

Едва завладев императорской короной, Оттон IV решил вернуть империи все владения, которые Иннокентий присоединил к церкви. Он возобновил привилегии Генриха VI и начал привлекать к себе его сторонников, раздавая итальянские земли и пытаясь восстановить уничтоженные папой немецкие ленные княжества. Папа оказался в отчаянном положении и для защиты Средней Италии стал искать помощи у тусцийских и умбрийских городов.

В августе 2010 года Оттон вошел в Тусцию и занял там все земли, относившиеся к наследству Матильды. Однако, если новый император хотел прочной будущности своей династии, ему следовало обезвредить юного Фридриха, наследника Барбароссы, и Оттон решил вторгнуться в Апулию, королевство, принадлежавшее Фридриху наравне с Сицилией. 18 ноября, всего через год после коронования, Иннокентий III отлучил императора от церкви, но это не спасло Италию от завоевания.

В следующем году Оттону IV сдались почти все южные города, включая Неаполь и Тарент, а пизанские корабли стояли наготове для перевозки германских войск на Сицилию. Рим был окружен так плотно, что в него не могли попасть ни послы, ни пилигримы. В городе начали звучать обвинения папы в том, что он стал зачинщиком раскола в империи. Спасение пришло из Германии, в которой трон Оттона заколебался.

Как только там стало известно об отлучении, против императора составилась сильная партия. В Нюренберге часть немецких князей объявила Оттона низложенным и призвала на престол Фридриха сицилийского. Это заставило Оттона в ноябре 1211 года покинуть Апулию и направиться на север Италии, где большинство городов сразу перестало признавать его. Весной 1212 года император вернулся в Германию.

Иннокентий III ухватился за предоставившуюся ему возможность устранить от власти Оттона, и это стало его роковой ошибкой. Считал ли папа возможным предотвратить соединение Сицилии, королем которой был последний из Гогенштауфенов, противников абсолютной власти церкви, и Германии? Тот момент, когда он предложил сицилийскому королю взять римскую корону, был одним из самых роковых в истории папства. Следствием его стала борьба, разрушительная и для церкви, и для империи, а затем и господство Анжуйского дома, Сицилийская вечерня и Авиньонский плен.

Осенью 1211 года в Палермо с предложением немецкой короны прибыли швабские послы. Королева и парламент выступили против этого предприятия — слишком велика была неприязнь сицилийцев ко всему, связанному с Германией. Сам Фридрих поначалу тоже колебался, но молодость взяла верх. На тот момент королю было всего 18 лет. Он короновал королем Сицилии родившегося у него недавно сына Генриха, сел на корабль в Мессине и прибыл в Рим, где в апреле 1212 года папа приветствовал его как избранного римского короля.

Внук Барбароссы явился перед Иннокентием не тем беспомощным юношей, которым папа видел его в первый раз, но как избранный по праву император. Проницательный взор понтифика увидел в нем прирожденную силу и искушенный ум. И тем не менее, папа своими руками продолжал создавать своего противника. Снова, как и в случае с Оттоном, были определены условия занятия императорского трона, одним из которых было обязательство не присоединять Сицилию к Германии.

Папа простился с Фридрихом и даже снабдил его деньгами, и 5 декабря 1212 года во Франкфурте тот был избран королем Германии. После победоносных действий против Оттона IV 25 июля 1215 года в Аахене Фридрих II был коронован папским легатом Зигфридом, архиепископом Майнским, и еще раз торжественно подтвердил папское владычество над Апулией и Сицилией. Помимо того, после коронования он дал обет совершить крестовый поход в Святую Землю.

Спор за германский престол был окончательно решен на Четвертом Латеранском соборе, созванном Иннокентием в ноябре 1215 года. Адвокаты Оттона и представители Фридриха выслушали решение, которым первый был отвергнут, а последний признан. Более 1500 прелатов из всех христианских стран вместе с князьями и посланниками королей и республик преклонили колена перед могущественнейшим из пап, который сидел на Всемирном престоле как повелитель всей Европы.

Умер Иннокентий III 16 июня 1216 года в Перуджии, куда он отправился, чтобы примирить Пизу и Геную и получить содействие этих морских держав для крестового похода, бывшего главным предметом прошедшего собора. Его преемником стал Ченчиус Савелли, кардинал церкви святых Иоанна и Павла. Он вступил на папский престол в Перуджии 24 июля 1216 года под именем Гонория III.

9 апреля 1217 года Гонорий короновал в Константинопольские императоры французского графа Петра де Куртенэ. Это был первый и последний случай получения короны греческим императором в Риме из рук папы. Правда церемония прошла не в базилике Святого Петра, а в церкви Сан Лоренцо фуори ле Мура, что низводило ее до королевского уровня. Можно добавить, что до Константинополя этот бессильный ставленник Запада так и не добрался, умерев в албанской тюрьме.

гонорий 3
Гонорий III

Одной из важнейших целей своего понтификата Гонорий III считал организацию задуманного Иннокентием крестового похода, однако Фридрих II медлил с исполнением своего обета, чему были веские причины. Прежние рыцарские чувства уже потеряли в Европе практическое значение, а мир, видевший, как крестовый поход франкских князей разделался с христианским Константинополем, вскоре после того со смехом взирал на удивительный крестовый поход нескольких тысяч детей, указывавший на болезненное вырождение этого предприятия.

Религиозные стремления превратились в политические задачи, направленные не на обладание Гробом Господним, а на Египет, ключ к Востоку, и на торговые пути в Индию. Исполнение своего обета не позволило бы Фридриху исполнять свои обязанности правителя и увлекло бы в Сирию, где нашел себе бесполезную смерть его дед. Напротив, ближайшей целью Фридриха было устройство своих сицилийских владений, достижение императорской короны и укрепление престолонаследия в Империи.

19 мая 1218 года умер Оттон IV, и теперь Фридрих был повсеместно признан римским королем. В 1220 году он повторил Гонорию обещание, данное еще Иннокентию III, не присоединять Сицилию к землям германской короны, но потребовал утверждения за собой пожизненного владения ею. С этого момента личная связь Сицилии с домом Гогенштауфенов уже не прерывалась. Гонорий III должен был предвидеть будущее соединение обеих корон, но был слишком слаб, чтобы предотвратить его.

Папа еще в 1219 году удалился из снова становившегося беспокойным Рима в Витербо. Не чувствуя на себе сильной руки, городская община стала добиваться возвращения утраченных ей прав. Здесь Фридрих нашел возможным оказать Гонорию услугу. Он уведомил римлян о своем скором прибытии и убедил их повиноваться папе. В октябре Гонорий смог вернуться в город.

Сам Фридрих прибыл в Рим в ноябре 1220 года и 22 числа был коронован Гонорием в базилике Святого Петра при полном, еще неслыханном до сих пор, спокойствии в городе. Римляне, впервые после долгого времени допущенные до торжественного участия в церемонии, гостеприимно открыли свои двери. Блеск и важность торжеству придавало присутствие многих князей и посланников от городов. Для принесения присяги на верность явились даже сицилийские бароны.

фридрих 2
Фридрих II

Коронование Фридриха II досталось ему дорогой ценой. Конституции, данные в пользу церкви, были провозглашены в базилике как законы, которые должны были действовать по всей империи. Церкви давалась полная свобода, а все изданные князьями или городами статуты против духовенства и его имущества были объявлены еретическими. Была признана свобода духовенства от податей, паломникам обещана безопасность, потерпевшим кораблекрушение — охрана их имущества, крестьянину — мирный труд. Императорская власть в городе была бессильна и бесправна. Победа церкви была полная. Когда же Фридрих II в день коронования взял крест и дал обещание в следующем августе сесть на корабли для отправления в Сирию, Гонорий III был полностью удовлетворен.

Подтверждая договорами существование церковного государства, Фридрих действительно предполагал оставить его неприкосновенным, на что указывает ряд его актов. Однако, идея всемирного владычества Римской империи находилась в постоянном противоречии с идеей всемирного владычества церкви, а естественным объектом этого конфликта являлась Италия, вызывавшая у Фридриха желание снова покорить эту страну, заключавшую в себе корни империи.

Гонорий совсем недолго оставался довольным. В Риме снова начались волнения, вынудившие папу покинуть город. Отношения же между ним и императором начали портиться уже в 1221 году. Фридрих занимался реформами в Сицилии и всячески затягивал начало крестового похода. В апреле 1222 года они договорились о созыве конгресса в Вероне, который, однако, не состоялся. На следующем собрании в Ферентино, весной 1223 года, это предприятие было отложено до 1225 года.

Наставший 1225 год не принес исполнения желания папы, поскольку в содействии походу отказали западноевропейские короли. Посланники Фридриха потребовали от Гонория очередной отсрочки, с чем он, поневоле, согласился. Наконец, 25 июля, император дал клятву перед папским легатом, что в августе 1227 года он выступит в крестовый поход под страхом отлучения от церкви в случае неисполнения обещания.

Папа провел зиму в Риети. О его возвращении в Рим велись переговоры, посредником в которых снова выступил Фридрих. Осенью между церковью и городом был заключен мир, и в феврале 1226 года Гонорий III смог вернуться в Латеран. Тем не менее, его отношения с императором только ухудшались, поскольку реформы последнего превращали Сицилию в самостоятельную монархию, что совершенно не соответствовало интересам римской курии.

18 марта 1227 года Гонорий III умер в Латеране.

Далее: Средневековье. 1227 — 1241. Григорий IX
Назад: Средневековье. Рим в 12 веке

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Базилика Санта Мария ин Трастевере. Часть 1. История и экстерьер

Санта Мария ин Трастевере — это малая базилика 12 века, посвященная Успению Пресвятой Девы Марии, основанная в античные времена в районе Трастевере и являющаяся также приходской и титульной церковью. Ее главный вход располагается на площади Санта Мария ин Трастевере. Церковь всегда была центром местной религиозной и гражданской жизни. И если считать Трастевере не районом Рима на «неправильной» стороне Тибра, а небольшим городком на вершине холма в южной Италии, то Санта Мария ин Трастевере будет его собором.

санта мария ин трастевереИзначально базилика была одной из титулярных приходских церквей палеохристианского Рима. Утверждается, что она стала первой римской церковью, в которой открыто служились мессы. Скорее всего, она была построена папой Юлием I (337-352), поскольку записано, что он возвел базилику trans Tiberim. Ограниченные археологические исследования, проведенные недавно под часовней Альтемпс, а также эпиграфические свидетельства достаточно надежно указывают на середину 4 века, как на дату основания базилики.

Существуют, однако, и утверждения о том, что базилика была построена еще раньше, вскоре после смерти папы Калликста в 222 году. Калликст принял мученическую смерть неподалеку от этого места (сейчас там стоит церковь Сан Каллисто), и предполагалось, что базилика расположена на месте его дома-церкви. Никаких исторических свидетельств этому нет, хотя не исключено, что резиденция папы находилась рядом. Другая легенда говорит о споре, возникшем между христианами и владельцами таверн этого района, по поводу права пользования залом для собраний. Дело было передано на рассмотрение императору Александру Северу (222-235), который принял решение в пользу христиан, рассудив, что религиозное богослужение, не зависимо от его формы, лучше пьянства и разврата.

В актах синода 499 года базилика упоминается как titulus Iulii. Но уже ко времени синода 595 года ее посвящение изменилось на Iuli et Callisti. Ранее считалось, что Санта Мария ин Трастевере была первой римской церковью, посвященной Пресвятой Богородице, но теперь утверждается, что базилика была перепосвящена ей папой Адрианом I в конце 8 века, заказавшим восстановление. Мотивом к этому могло послужить присутствие в церкви чудотворной иконы Богоматери (возможно, той, которая сейчас находится в часовне Альтемпс).

санта мария ин трастевереПапа Григорий IV произвел серьезную перестройку сооружения после 790 года. В этот период сельская местность вокруг Рима была захвачена различными бандами мародеров (включая и мусульманские), и город уже не мог гарантировать безопасность паломников, посещающих катакомбы. В результате большинство катакомб было заброшено и забыто, а почитаемые мощи мучеников перевезли в город, где повторно перезахоронили в церквях. Часто для этого под алтарем создавалась имитация катакомбы в виде подземной камеры (крипты или конфессо) или же поднимался уровень пола. Именно это и сделал папа Григорий, захоронив в базилике мощи святых Калликста, Корнелия, Калеподия и папы Юлия, изъятые из катакомб Святого Калеподия. Помимо этого, Григорий IV основал колледж священников для управления базиликой. Можно отметить, что Трастевере в то время относилось не к римской епархии, а к епархии Санта Руфина.

Церковь была перестроена в 1140 году при папе Иннокентии II (1138-1148). В то время, как в северной Европе набирал популярность готический стиль, он сохранил базиликальный план церкви и, по-видимому, разграбил развалины Терм Каракаллы на строительные материалы. Сейчас сложно понять, что было удалено, а что сохранилось от старого сооружения; особенно это касается колонн.

В некоторые Святые Годы средневековья и позднее, когда чума или наводнения препятствовали посещению церквей за городом, эта базилика входила в число семи церквей маршрута паломников. Эта практика перешла и в нынешнее время и отмечена на центральной двери. Между 1580 и 1595 годами была проведена реставрация с заменой входных дверей. В 1596 году установили потолок трансепта.

санта мария ин трастевере
Фрагмент карты 1625 года

В 1617 году установили великолепный потолок нефа. До этого крыша была открытой. В 1702 году перестроили притвор. Ранее он представлял собой четыре ионических колонны, поддерживавшие горизонтальный антаблемент, от которого к фасаду нефа поднималась односкатная черепичная крыша. Эта хрупкая конструкция, вероятно, была близка к обрушению. Ее колонны использовали повторно.

санта мария ин трастевере
Джузеппе Вази. 1786

В 1865-1866 годах церковь отреставрировали по приказу папы Пия IX. Результаты этой работы вызывают смешанные чувства. Множество археологических находок было сделано, но затем уничтожено без надлежащей регистрации. Разрушили и часть античной резной каменной кладки. Кэтому времени относятся фрески нефа и выцветшие фрески фасада. Фасад снабдили витражами, а боковые приделы — цилиндрическими сводами. Значительно отреставрировали крышу трансепта.

Санта Мария ин Трастевере имеет классический базиликальный план с нефом, боковыми приделами и внешними часовнями. Скатная крыша нефа покрыта черепицей, и точно такая же крыша проходит поперек нее над трансептом, что придает им вид буквы Т. Сегментированная апсида имеет по большой прямоугольной часовне с каждой стороны. Эти часовни представляют собой отдельные архитектурные объекты. Та, что слева, посвящена Санта Мария делла Клеменца. Средневековая колокольня стоит над ближним концом правого придела, а входной фасад занят барочным притвором. Из каждого бокового придела выступает ряд внешних часовен разных форм, размеров и стилей, не входящих в основную структуру базилики. С правой стороны их пять, а с левой — шесть. Кроме часовен есть еще ризница со своей прихожей.

Притвор или портик был перестроен Карло Фонтана в 1702 году. Он имеет пять одинаковых по размеру арок, обрамленных парой ионических пилястр и широким антаблементом. Три средние арки, в свою очередь, обрамлены четырьмя ионическими колоннами из серо-голубого мрамора, поддерживающими выступающую вперед секцию антаблемента. Над антаблементом располагается парапет, причем над колоннадой он выполнен в виде балюстрады. Четыре барочные статуи на балюстраде изображают святых Каликста, Корнелия, Юлия и Калеподия. Отдельного внимания заслуживает и современная кованая ограда, закрывающая арки.

санта мария ин трастевереКирпичная стена фасада нефа над притвором содержит ряд из трех одинаковых закругленных сверху окон. Она покрыта сильно выцветшими фресками 19 века. Между окон изображены четыре финиковых пальмы, а на торцах боковых приделов — города Иерусалим и Вифлеем, которые сейчас почти неразборчивы. От вершин крыш боковых приделов до треугольного фронтона фасад каветтирован, т.е. выполнен с изгибом наружу. Это сделано для того, чтобы изображенная на нем мозаика имела правильный вид при взгляде на нее снизу (снаружи притвора).

Эта мозаика — средневековая, вероятно, 12 века. Считается, что в 13 веке ее восстановил Пьетро Каваллини. Сейчас утверждается, что мозаика содержит аллегорию мудрых и глупых дев, десять из которых окружают Пресвятую Богородицу, кормящую грудью Младенца Христа. Две глупые девы, ближние к Богородице справа, не имеют корон и их лампы погасли. Однако, экспертиза показала, что их облик был довольно неуклюже изменен, а оригинальные личности всех десяти женщин являются предметом спора. Они могут быть как римскими девами-мученицами, так и просто служительницами императорского двора. Две крошечные коленопреклоненные фигурки по обе стороны от Девы — анонимные спонсоры работы. Над Девой — маленький ягненок, Agnus Dei, Агнец Божий.

санта мария ин трастевереТимпан фронтона содержит еще одну, очень сильно выцветшую, фреску 19 века, изображающую Христа во славе. Иисус сидит в середине семи канделябров с парой ангелов и коленопреклоненной фигурой папы Пия IX у ног. Над ангелами расположены символы евангелистов.

санта мария ин трастевереКолокольня 12 века сложена из кирпича и имеет четыре яруса над линией крыши бокового придела. Ярусы разделены декоративными карнизами, а сама башня украшена маленькими кругами из пурпурного порфира и зеленого верде антико. Часы находятся на втором ярусе уже около 250 лет. Они работают и содержатся в хорошем состоянии. Ближе к вершине треугольный навес защищает мозаику Мадонна с Младенцем. На решетчатой пирамидальной крыше в проволочной раме расположен колокол, звонящий по часам.

В притворе собрана большая коллекция языческих и раннехристианских (3 век) надписей, а так же некоторые фрагменты скульптур 9 века и средневековых фресок. Здесь же можно увидеть части саркофагов и сильно изношенные мемориальные плиты эпохи Возрождения. Надписи или эпиграфы на стенах заслуживают внимания, если вы знаете латынь. Многие из языческих были собраны в захоронениях на Аппиевой дороге в 18-м и начале 19 века и помещены сюда во время реставрации 1860 года. Это нанесло ущерб археологии, поскольку была утеряна возможность идентификации владельцев гробниц. Христианские надписи были обнаружены на стенах церкви во время ее реставраций.

В левом конце притвора находится средневековый саркофаг с рельефным геральдическим львом семьи Папарески, к которой принадлежал папа Иннокентий. Рельеф очень реалистичен и относится, вероятно, к 12 веку. В эти времена никто в Риме не видел живого льва (ближайшие обитали на территории современного Алжира), поэтому скульптор, скорее всего, копировал классическую работу, в дальнейшем утерянную. Лев был символом Трастевере, и возможно это послужило источником вдохновения для мастера. Плинтус, на котором установлена эта работа, содержит надпись, посвященную средневековым кардиналам. Слева расположен фрагмент другого саркофага 4 века.

санта мария ин трастевереНад саркофагами находится фреска 15 века с изображением Благовещения, тема которой повторяется на панели слева на передней стене церкви. Стоящая слева от панели фигура — не идентифицированный святой. Соответствующая панель справа содержит изображение Рождества, переписанное при реставрации 19 века.

санта мария ин трастевереРезные мраморные плиты (известные как plutei), расположенные на нижней части стен притвора, украшены геометрическими узорами с растительными и животными орнаментами. Они могут быть как античными, так и вырезанными для первой базилики и использованными повторно. Особого внимания заслуживает рельеф 9 века с изображением двух павлинов, пьющих из вазы, изначально персидского мотива.

Три входных двери базилики имеют коробки, сделанные из каменных карнизов имперского периода. Сейчас две боковые ведут в приделы, но до 16 века все три открывались в центральный неф. Ответственный за это изменение кардинал Марко Альтемпс отмечен надписью на боковых дверях: Marcus Syticus Card[inalis] ab Altemps, huius basil[icae] tit[ularis].

санта мария ин трастевереКак уже упоминалось, главная, центральная дверь служила Святой Дверью в Юбилейные годы. Этими пост-средневековыми годами были 1625, 1700, 1825 и 1900, когда базилика Сан Паоло фуори ле Мура не могла использоваться из-за наводнений или (1825 год) пожара. Эпиграф на двери гласит: Haec est porta Domini, justi intrabunt in eam (Вот врата Господа, праведные войдут в них). Это цитата из 117 Псалма. Над перемычкой расположено тондо с греческими символами MPΘY, означающими Mητηρ Θεου или «Матерь Божья».

Боковые двери имеют треугольные фронтоны, по бокам которых располагаются маленькие фигурки, взятые с алтаря святых Филиппа и Джеймса, находящегося сейчас в левом трансепте. Правая пара — это Христос и Святой Петр, а левые мужчина и женщина неизвестны. Может их следовало бы вернуть на первоначальное место?

За углом от задней двери располагается Община Святого Эгидия, известная своей благотворительной деятельностью для бездомных. Суповая кухня кормит их около 1600 человек в день. Церковь имеет давнюю традицию благотворительности, и еще Святая Франческа Римская (1384-1440) имела обычай приходить сюда, чтобы молиться о силе помогать нуждающимся.

Базилика работает ежедневно (данные на май 2018) с 7:30 до 12:00 и с 16:00 до 21:00.

К сожалению, часть боковых часовен обычно закрыта и не освещена, поэтому трудно оценить находящиеся в них произведения искусства.

Мессы служатся: по будням в 9:00 и 17:30; по выходным и в основные торжества в 8:30, 10:30, 11:30, 17:30 и 18:45. Главная месса воскресенья — в 11:30. Месса в 18:45 служится по византийскому обряду. Остальные могут служиться не на главном алтаре, а в одной из боковых часовен.

Священник доступен для исповеди после каждой мессы.

Приходской офис открыт с 9:30 до 12:00. В это время можно посетить вестибюль ризницы, где он и расположен.

Главный праздник базилики — Успение, 15 августа.

Во время Рождества и предшествующего ему периода, Адвента, в часовне Яслей или в притворе выставляется знаменитая церковная колыбель.

Базилика Санта Мария ин Трастевере. Часть 1. История и экстерьер
Базилика Санта Мария ин Трастевере. Часть 2. Интерьер
Базилика Санта Мария ин Трастевере. Часть 3. Боковые часовни.

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Римские папы 11 -12 веков

Борьба за господство в папской области между Кресцентиями и тускуланскими графами в первой половине 11 века. Реформирование церкви и начало борьбы за инвеституру с германскими императорами во второй половине 11 века и первой половине 12 века. Воссоздание римлянами сената и борьба с папами за светскую власть в городе. Противостояние императору Фридриху Барбароссе.

139. Сильвестр II (999-1003)

Француз из Оверни. Активная борьба с симонией. Изгнание в Равенну и возвращение в Рим. Популяризация арабских достижений в математике и астрономии. Возрождение применения абака и астролябии. Похоронен в Латеранской базилике.

140. Иоанн XVII (1003)

Римлянин. Ставленник Кресцентиев. Похоронен в Латеранской базилике.

141. Иоанн XVIII (1004-1009)

Римлянин. Ставленник Кресцентиев. Поощрение миссионерства среди славян. Стремление к примирению с Константинополем. Похоронен в базилике Святого Петра.

142. Сергий IV (1009-1012)

Римлянин. Ставленник Кресцентиев. Инициативы по облегчению голода в Риме. Выступление против захвата Иерусалима мусульманами. Похоронен в Латеранской базилике.

143. Бенедикт VIII (1012-1024)

Итальянец, тускуланский граф. Короновал императором Генриха II. Борьба с антипапой Григорием VI, набегами сарацин и Кресцентиями в папской области. Акты против симонии. Распоряжение о безбрачии священников. Похоронен в базилике Святого Петра.

144. Иоанн XIX (1024-1032)

Итальянец, тускуланский граф. Купил папский престол. Короновал императора Конрада II. Похоронен в базилике Святого Петра.

145. Бенедикт IX (1032-1044)

Итальянец, тускуланский граф. Избран в возрасте около 18 лет (по другим источником — около 12 лет). Обвинялся в многочисленных преступлениях. Бежал из Рима после народного восстания. Избирался папой еще дважды — в 1045 году (147) и в 1047-1048 годах (150). После второго понтификата продал место на престоле. После третьего понтификата снова бежал, был отлучен от церкви и умер в монастыре. Похоронен в Гроттаферрата.

146. Сильвестр III (1045)

Римлянин. Ставленник Кресцентиев. Избран против своей воли. Низложен. Умер в Сабине.

147. Бенедикт IX (1045)

См. №145. Низложен.

148. Григорий VI (1045-1046)

Римлянин. Ставленник Кресцентиев. Купил престол у Бенедикта XIX и, признавшись в этом, отрекся. Похоронен в Клюни.

149. Климент II (1046-1047)

Саксонец, граф. Избран благодаря протекции Генриха III. Короновал генриха III императором. Умер, сопровождая императора в поездке по Италии. Похоронен в Бамбергском соборе.

150. Бенедикт IX (1047-1048)

См. 145. Низложен.

151. Дамасий II (1048)

Баварец, граф. Назначен папой по указанию императора. Умер от малярии. Похоронен в Сан Лоренцо фуори ле Мура.

152. Святой Лев IX (1049-1054)

Эльзасец, граф. Сторонник реформы церкви. Борьба с симонией и светской инвеститурой. Выступил с войском против норманнов, но потерпел поражение и признал их завоевания в Апулии и Калабрии. Конфликт с Константинопольской церковью, послуживший началом Великого Раскола. Похоронен в базилике Святого Петра.

153. Виктор II (1055-1057)

Немец, граф. Опекун малолетнего императора Генриха IV. Продолжение реформы церкви. Умер от малярии во время поездки по Тоскане. Похоронен в Мавзолее Теодориха в Равенне.

154. Стефан IX (1057-1058)

Лотарингец, граф. Продолжение реформ. Планы выйти из-под подчинения императорам. Умер во Флоренции. Похоронен в соборе Святой Репараты, Флоренция.

155. Николай II (1059-1061)

Бургундец. Признал норманнские владения в Италии. Узаконил избрание папы кардиналами без участия аристократии. Похоронен в базилике Санта Мария дель Фиоре.

156. Александр II (1061-1073)

Итальянец. Первый папа, избранный без участия немецкого императора. Конфликт с императором Генрихом IV. Возобновление диалога с Константинополем после схизмы 1054 года. Продолжение реформ церкви. Похоронен в базилике Святого Петра.

157. Святой Григорий VII (1073-1085)

григорий vii

Итальянец из Тосканы. Главный идеолог церковной реформы начиная с правления Святого Льва IX (152). Окончательное утверждение целибата. Борьба с немецкими императорами за инвеституру. Отлучение от церкви и принуждение Генриха IV к покаянию. Повторное отлучение императора. Первым облачился в ставшие затем традиционными бело-красные одежды. Разорение Рима освободившими его от Генриха норманнами. Изгнание из Рима. Умер в Салерно. Похоронен в соборе Салерно.

158. Блаженный Виктор III (1086-1087)

Итальянец из Беневента, князь. Трижды отказывался от своего избрания. Бежал из Рима, занятого ставленником императора, антипапой Климентом III. Умер и похоронен в Монтекассино.

159. Блаженный Урбан II (1088-1099)

урбан ii

Француз. Продолжил политику Григория VII. Делил Рим с антипапой Климентом III. Освободил Сицилию от мусульман. Инициатор первого крестового похода. Похоронен в базилике Святого Петра.

160. Пасхалий II (1099-1118)

пасхалий ii

Итальянец. Продолжил политику Григория VII и справился с тремя антипапами, но проиграл борьбу за инвеституру императорам. Был захвачен в плен, в котором провел 2 месяца, императором Генрихом V. После спора с императором о наследстве Матильды был вынужден бежать из Рима и умер сразу после возвращения. Похоронен в Латеранской базилике.

161. Геласий II (1118-1119)

Итальянец. Был избран без согласия императора и брошен в тюрьму. Освобожден возмущенным народом.Бежал из Рима и отлучил от церкви Генриха V и назначенного им антипапу. Похоронен в Клюни.

162. Каликст II (1119-1124)

Бургундец. Избран в Клюни. Подтвердил отлучения Генриха V и его антипапы. С помощью норманнов захватил антипапу и бросил в тюрьму. Издал буллу в защиту евреев. Заключил с Генрихом V соглашение, положившее конец 50-летней борьбе за инвеституру. Император сохранял за собой возможность влиять на выборы епископов в Германии, но терял свое влияние на выборах в Италии и Бургундии. Первый Латеранский собор. Умер от лихорадки. Похоронен в Латеранской базилике.

163. Гонорий II (1124-1130)

Итальянец. Способствовал приходу к императорской власти саксонской династии. Похоронен в Латеранской базилике.

164. Иннокентий II (1130-1143)

Римлянин. Избран одновременно с антипапой Анаклетом, захватившим все главные базилики Рима, ввиду чего возведен на престол в церкви Санта Мария Нуова. Бежал из Рима во Францию, где был признан практически всеми европейскими монархами. Дважды пытался вернуться в Рим с помощью императора Лотаря II, но сумел закрепиться в городе только в 1137 году. Второй Латеранский собор. Воссоздание сената, провозглашение республики и отмена светской власти папы в Риме. Похоронен в Латеранской базилике.

165. Целестин II (1143-1144)

Итальянец. Конфликт с римским сенатом. Похоронен в Латеранской базилике.

166. Люций II (1144-1145)

Болонец. Противостояние с римским сенатом. Смертельно ранен в голову во время штурма Капитолия.

167. Блаженный Евгений III (1145-1153)

Пизанец. После избрания был вынужден бежать из Рима. Анархия в городе. Организация Второго крестового похода. Похоронен в базилике Святого Петра.

168. Анастасий IV (1153-1154)

Римлянин. Полностью отказался от борьбы с римским сенатом. Похоронен в Латеранской базилике.

169. Адриан IV (1154-1159)

Англичанин. Впервые в истории наложил на Рим интердикт, чем восстановил в городе папскую власть. Короновал императором Фридриха I Барбароссу. Заключил союз с Константинополем против Сицилийского королевства. Конфликт с Фридрихом Барбароссой. Похоронен в Ватиканских гротах.

170. Александр III (1159-1181)

александр iii

Сиенец. Пережил четырех антипап. Отлучил от церкви Фридриха Барбароссу. Бежал во Францию и вернулся в Рим с помощью сицилийского короля. Снова бежал после взятия Рима Фридрихом. Провозглашен главой Ломбардской лиги, нанесшей поражение Барбароссе. Восстановление светской власти пап над Папской областью. Вернулся в Рим в 1178 году и созвал Третий Латеранский собор. Третий раз бежал из Рима после народных волнений. Похоронен в Латеранской базилике.

171. Люций III (1181-1185)

Итальянец. Через 4 месяца после избрания покинул Рим. Сложные отношения с Фридрихом Барбароссой. Похоронен в Кафедральном соборе Вероны.

172. Урбан III (1185-1187)

Миланец. Избран и посвящен в Вероне. Конфликт с Фридрихом Барбароссой и отказ короновать его сына. Похоронен в Феррарском соборе.

173. Григорий VIII (1187)

Итальянец. Потеря крестоносцами Иерусалима и призыв папы к Третьему крестовому походу. Примирение с Фридрихом. Похоронен в пизанском Кафедральном соборе.

174. Климент III (1187-1191)

Римлянин. Примирение с римлянами и возвращение в город. Организация Третьего крестового похода. Похоронен в Латеранской базилике.

175. Целестин III (1191-1198)

Римлянин. Короновал Генриха VI императором. Пытался перед смертью отречься от престола. Похоронен в Латеранской базилике.

Назад: Римские папы 9 — 10 веков

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Средневековье. 1181 — 1198.

6 сентября 1181 года в Веллетри был избран и посвящен в папский сан под именем Люция III кардинал-епископ Остии и Веллетри, Убальдо Аллючинголи. В ноябре он перебрался в Рим, но очень скоро стал во враждебные отношения с римлянами, поскольку не признал за ними прав, уступленных прежними папами. Яблоком раздора по-прежнему оставался Тускулум, жители которого с большим трудом восстановили разрушенные стены города.

Люций III

28 июня 1183 года римляне снова осадили Тускулум, и Люций III, укрепившись в Сеньи, призвал из Тусции на помощь Христиана фон Буха. Воинственный архиепископ не замедлил прибыть, и осаждавшим оказалось достаточно одного воспоминания о битве при Монте Порцио, чтобы бежать до самых стен Рима. А здесь снова сказала свое слово августовская лихорадка, и Христиан сошел в могилу, успев получить благословение папы.

Эта смерть стала большой потерей для Люция, и римляне уже с большей смелостью напали на города, сохранившие верность папе. В апреле 1184 года они разорили Тускуланскую область и проникли далеко вглубь Лациума, производя опустошения и насилие над духовенством. Люций бежал в Верону к находившемуся там императору, но встреча церковного и светского государей не оказалась дружественной из-за возникших между ними разногласий по вопросам инвеституры и наследия Матильды. Кроме того, Люций отказывался признать за Генрихом, сыном императора Фридриха, право на императорскую корону.

Тем не менее, Фридрих назначил на место умершего Христиана нового начальника войск в Кампаньи, графа Бертольда, для защиты Тускулума от римлян. Люций III, со своей стороны, на соборе в Вероне отлучил римлян от церкви. Здесь же, в Вероне, он и умер 25 ноября 1185 года. Его преемник, миланский архиепископ Гумберт Кривелли, принявший сан под именем Урбана III, оставался в изгнании в Вероне, а его отношения с императором приняли характер открытой вражды.

Опасения папы вызывал успех германской политики в Сицилии. Династия Рожера оказалась вымирающей, и бездетный Вильгельм II согласился на брак своей наследницы и тетки, дочери короля Рожера, Констанции, с Генрихом, сыном Фридриха. Несмотря на протест папы, суверена Сицилии, это бракосочетание состоялось в январе 1186 года, причем Фридрих торжественно провозгласил своего сына цезарем. Таким образом, Сицилия — лен Святого престола, служивший папам опорой против германских королей, — со смертью Вильгельма II должна была отойти к германской империи.

Григорий VIII

Следуя приказам своего отца, Генрих вторгся в церковную область и при поддержке римлян опустошил верные Святому престолу города Лациума. А 2 октября 1187 года Саладин овладел Иерусалимом, и весть об этом сразила папу — 20 октября Урбан III умер в Ферраре. Здесь же 25 октября под именем Григория VIII в папский сан был посвящен канцлер церкви Альберто ди Мора из Беневента, не желавший ничего, кроме мира с империей и похода на Иерусалим.

Силы папства были истощены, а союз с Сицилией сделал императора еще сильнее. Во всей Италии у Фридриха не было врагов, в то время как папы были вынуждены римлянами находиться в изгнании. Григорий VIII поспешил вступить в соглашение с Генрихом, обещав не противиться его притязаниям на Сицилию и признать все права империи в отношении Италии. Враждебные действия Генриха были прекращены, а папа отправился в Пизу, чтобы примирить пизанцев с Генуей и призвать их к крестовому походу, но по приезде сюда умер 17 декабря 1187 года.

Климент III

20 декабря был избран папой и посвящен в пизанском соборе под именем Климента III палестринский епископ Паолино Сколари. Ему удалось заключить мир с римским сенатом и вернуться в Рим в феврале 1188 года. До нашего времени дошел документ, принятый сенатом 31 мая 1188 года, на 44 году своего существования. Папа признавался верховным властителем, облекающим полномочием капитолийский сенат, который, в свою очередь, присягал папе на верность. Право чеканить монету предоставлялось папе, но треть ее отныне принадлежала сенату. Все прежние папские доходы возвращались папе, но он возвращал римлянам убытки, причиненные войной.

В отношении Тускулума и Тибура, ставших папскими городами, состоялось отдельное соглашение. Ради возможности мирно вернуться в Рим Климент III, не колеблясь, принес в жертву многострадальный Тускулум, пообещав римлянам даже помочь вести с ним войну и отлучить тускуланцев от церкви, если они не сдадутся к 1 января.

Как видно из предыдущих событий, избрание пап стало совершенно независимым от имперской власти, а связь Рима с империей оказалась фактически утеряна. Фридрих I не считался с голосом римлян при собственном избрании, а отказавшись от права назначать префекта, сам устранился от вмешательства в городские дела. Папа также больше не обладал ни исполнительной, ни законодательной властью, и все его могущество зависело от того, насколько крупным он был землевладельцем, сколько имел вассалов и как много людей мог призвать к оружию.

генрих vi
Генрих VI

В 1189 году Климент III получил от Генриха VI, как от наместника императора, назад все те земли, которые составляли церковную область и были отняты Генрихом у папы Люция III. После этого внимание Климента сосредоточилось на великом крестовом походе, предпринятом сначала Фридрихом Барбароссой, а затем Филиппом Августом Французским и Ричардом Английским. На этот раз в походе приняли участие и римские нобили.

Отряды крестоносцев проходили вдалеке от Рима, и лишь Ричард Львиное Сердце в начале августа 1190 года высадился в Остии, но с пренебрежением отнесся к кардиналу, который от имени папы пригласил английского короля посетить христианскую столицу. В прежние времена ни один король не отказался бы поклониться гробу апостола, вступив в ворота священного города в одежде паломника. Теперь же Ричард заявил, что ему нечего искать у корыстного папского двора. Минуя Рим, он проследовал в Террачину, где снова сел на корабли и направился на Сицилию.

Здесь, на Сицилии, после смерти Вильгельма II, женатого на сестре Ричарда Иоанне, национальная партия предоставила корону графу Танкреду. Как муж Констанцы, Генрих VI решил прогнать силой оружия этого узурпатора, но его намерению помешали беспорядки в Германии, последовавшие за смертью его отца Фридриха, погибшего в Сирии 10 июня 1190 года.

Танкред Сицилийский

Юный Генрих, страстно желая императорской короны, поспешил отправить послов к папе и сенату, с голосом которого теперь приходилось считаться, и права которого он обещал признать законными. Климент III назначил коронацию на ближайшую Пасху, но в конце марта 1191 года умер. Сразу после этого кардиналы провозгласили папой под именем Целестина III престарелого кардинала Пацинта.

В сопровождении сильного войска Генрих уже приближался к Риму, но новый папа медлил со своим посвящением, чтобы отдалить коронацию, о которой все еще шли переговоры. Настроение сената тоже было враждебным. Этим обстоятельством воспользовался доведенный до крайности Тускулум. Его жители обратились к Генриху с мольбой о помощи и тут же получили в свое распоряжение германский гарнизон. Тогда римские послы объявили Генриху, что римляне воспротивятся его коронации, если он не передаст Тускулум в их руки. Напротив, если он это сделает, они добьются от папы немедленной коронации. Самым позорным образом Генрих согласился на это условие: вслед за коронацией Тускулум передавался им папе, а папой — римлянам.

Свое посвящение в сан Целестин III назначил на 14 апреля. Расположившийся на Нероновом поле Генрих VI снялся с лагеря и вступил в Леонину, где 15 числа вместе со своей женой Констанцей в базилике Святого Петра принял императорскую корону. На следующий день германцы расположились лагерем на склонах Тускулума, и судьба города была решена. Римляне не оставили от него камня на камне, а население, вопреки договору, было частью перебито, а частью обречено на жалкое существование. Так 17 апреля 1191 года прекратил свое существование один из самых древних городов Лациума. Его земли перешли во владения папы, а уцелевшая часть населения вошла в состав жителей окрестных городов.

Из Рима Генрих VI, теперь уже император, направился в Апулию, чтобы отнять сицилийский трон у Танкреда.

генрих vi
Целестин III и Генрих VI

Присоединение Сицилии к империи нарушало все папские традиции, но Целестин III никак не мог этому помешать. Однако после одержанных в Апулии побед, но вместе с тем и понесенных больших потерь, уже в сентябре Генрих был вынужден вернуться в Германию. Тем не менее, это обстоятельство не придало решимости Целестину нарушить договор, заключенный с римлянами. За долгое время он оказался единственным папой, прожившим в Риме весь свой понтификат.

В этом же, 1191 году в Риме произошел очередной переворот. Народ восстал против аристократии, уничтожил конституцию и поставил во главе правительства одно лицо, назвав его Summus Senator. В этот сан римляне возвели Бенедикта Карусомо, принадлежавшего к классу горожан. Его правление началось весьма решительно — с лишения папы всех его доходов. Целестину пришлось уступить. Бенедикт продержался у власти два года, после чего был свергнут и заключен в Капитолий. Новым сенатором провозгласили Джованни Капоччио. Затем его место занял Джованни Пьерлеоне, а в 1197 году снова произошел переворот, восстановивший прежнюю конституцию. Все это время папа благоразумно не вмешивался в дела римлян.

Между тем, Генрих VI подчинил Сицилию своей власти. Истребление им последних потомков норманнской династии и норманнской знати возмутило национальное чувство итальянцев. Деспотизм нового императора стал угрожать и так дорого добытой независимости ломбардцев. Официальная власть в Италии оказалась возложена исключительно на германцев, а владения Генриха окружили церковную область железным кольцом, доходившим почти до самых ворот Рима.

Сын Барбароссы мечтал о восстановлении всемирной императорской власти с порабощением Италии и отъемом у папства его григорианских основ. Он решил вернуть себе те права в отношении Рима, от которых отказался его отец. Совершая свой последний поход на Сицилию, император остановился в Тиволи и повел оттуда переговоры о коронации своего малолетнего сына Фридриха. В Риме в это время был голод, и папа попросил Генриха снабдить город хлебом, но получил отказ.

К восставшему населению Сицилии, возмущенному тиранией императора, примкнула даже жена Генриха. Это восстание было подавлено с чудовищной жестокостью, но вскоре смерть забрала 32-летнего тирана. Наследником Генриха остался беспомощный ребенок. Через несколько месяцев, 8 января 1198 года, умер и Целестин III, но ему наследовал один из самых великих представителей папства. Благополучие церкви было обеспечено.

Назад: Средневековье. 1156 — 1181. Папа Александр III
Далее: Средневековье. 1198 — 1227. Иннокентий III. Возрождение церковного государства.

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Средневековье. 11 век. 1086 — 1099. Первый крестовый поход

Умирая, Григорий VII наметил четырех кандидатов в свои преемники. Епископы остановили свой выбор на Дезидерии, аббате Монте Касино и кардинале церкви Санта Чечилия ин Трастевере, человеке талантливом, но не отличавшимся сильным характером. Смерть Гюискара лишила папство могущественной поддержки и, по общему мнению, только Дезидерий мог предотвратить опасность в случае, если бы наследники великого герцога оказались бы вероломными по отношению к папству.

По смерти Григория сложилась весьма необычная ситуация. Целых два года ушли на борьбу из-за папской тиары, но участники этой борьбы прилагали усилия не к тому, чтобы овладеть ей, а к тому, чтобы устранить ее от себя. В этом же упорствовал и Дезидерий. В Риме он появился лишь на Пасху 1086 года. Дезидерий надеялся, что своим отказом достигнет успокоения все еще разделенного на два лагеря разоренного города, но собравшиеся в церкви Святого Лаврентия кардиналы и аристократы стали на коленях умолять его принять сан. Дезидерий тянул время и даже предлагал средства на содержание папы, кто бы он ни был, но народ криками требовал избрания именно его, и потерявшие терпение епископы 24 мая 1086 года провозгласили Дезидерия папой под именем Виктора III.

Виктор III

С этим избранием, однако, не было достигнуто общее успокоение и вооруженные отряды даже пытались сорвать посвящение папы в Ватикане. Уже через 4 дня только что избранный Виктор III был вынужден покинуть Рим. Пробираясь вдоль побережья, поскольку графы Кампаньи были сторонниками императора, он прибыл в Террачину, сложил с себя знаки папского сана и вернулся в свой любимый монастырь. Здесь он оставался целый год, не внимая мольбам епископов и государей взять в свои руки управление церковью в эти тяжелые времена.

В Великий пост 1087 года епископы и римские нобили собрались в Капуе для выбора нового папы. Кандидатом стал Гугон Лионский, и это обстоятельство стало причиной того, что Дезидерий снова согласился принять сан. Его самолюбие было задето тем, что тиарой станет обладать один из его противников. На Пасху Виктор III в сопровождении вооруженного отряда двинулся к Риму. Они стали лагерем перед Леониной и обнаружили, что базилика Святого Петра находится в руках врагов — когда Виктор III бежал из Рима, префект императора овладел городом и призвал Климента III.

В городе продолжалась смута, а Генриха поблизости не было. Отряд Дезидерия взял базилику штурмом, и Климент III, вынужденный покинуть Ватикан, бежал в Рим и заперся в защищенном от нападения Пантеоне. После этого 9 мая в освобожденной базилике Святого Петра Виктор III был вторично посвящен в сан папы. Но уже через 8 дней он снова покинул Рим и направился в свой монастырь.

В это время для поддержки папы в Рим прибыла тосканская графиня Матильда. Ее войска заняли часть Рима, и Виктор III был вынужден вернуться и разместиться на Тибрском острове. Во власти папы, помимо острова, оказались Трастеверин, замок Святого Ангела, базилика Святого Петра, Остия и Порто. Остальная часть Рима осталась на стороне Климента. Ожесточенные битвы сменяли одна другую, и базилика Святого Петра переходила из рук в руки.

В июле, будучи больным, Виктор в третий раз покинул город. В августе в Беневенте был созван собор, на котором папа подтвердил декреты Григория VII и снова отлучил от церкви Климента III. Чувствуя приближение смерти, он приказал отвезти себя в Монте Кассино, где указал на остийского епископа Оттона, как на своего преемника на Святом престоле. 16 сентября Виктор III скончался.

Избрание Оттона затянулось, поскольку Рим был во власти антипапы, а епископы не могли придти к согласию между собой. Наконец, 8 марта 1088 года в Террачине состоялся собор, в котором приняли участие 40 епископов, кардиналов и аббатов, а так же присутствовали послы графини Матильды и послы из Германии. 12 марта Оттон был избран и посвящен в папы под именем Урбана II. Это был первый случай посвящения папы вне Рима, в одном из провинциальных городов.

урбан ii
Урбан II

Француз Урбан II принадлежал к знатному роду и был ревностным сторонником реформы Григория VII, о чем, незамедлительно, и возвестил христианскому миру. Положение его было трудным. Рим находился во власти Климента III и в городе царило беззаконие. Со стороны императора тоже грозила опасность того, что он снова пойдет в Италию и разобьет войска Матильды. В итоге Урбан II был вынужден провести почти весь 1088 год в Южной Италии. Лишь в ноябре ему предоставилась возможность войти в Рим с помощью все тех же норманнов. Город снова стал ареной борьбы двух пап — отвоевывая друг у друга отдельные улицы, они по очереди изгоняли и предавали анафеме друг друга.

Весной 1090 года Генрих IV снова перешел Альпы и столкнулся с войсками Матильды, продолжавшей с фанатичным упорством бороться за пап, поддерживающих линию Григория VII. Непостоянные римляне изгнали Климента, но Урбан так и не смог подчинить себе город и большую часть времени проводил в Южной Италии, стараясь заручиться дружбой норманнов. Пока он присутствовал на соборах, созванных в Мельфе и Беневенте, римляне снова отпали от него. Успехи Генриха IV повлияли на них так сильно, что теперь они начали искать сближения с императором. В 1091 году горожане взяли приступом замок Святого Ангела, прогнали папский гарнизон и призвали Климента III.

Римская область разрывалась на части епископами обеих партий. Графы Кампаньи, номинально признавая Климента III, пользовались расколом в церкви для ее грабежа. Каждый из пап имел своих министров, судей и префекта, но реальную власть имели лишь чиновники принадлежавшие Клименту, поскольку Урбан даже не имел возможности появиться в городе. Ему ничего не оставалось, как отлучить своего противника от церкви, что он и сделал на соборе в Беневенте в марте 1091 года.

Конрад

Терпя одно поражение за другим, Урбан и Матильда решились на коварный замысел, совершенно не красящий их обоих. Наместником Генриха IV в Италии уже несколько лет был его старший сын Конрад. Несходный с отцом по природе и склонный к мирным искусствам, он давно тяготился длившейся без конца борьбой. Поддавшись увещеваниям служителей церкви, Конрад решил восстать против отца. Генрих угадал замысел сына и заключил его в тюрьму. Конрад сумел бежать и был восторженно принят графиней Матильдой, направившей его к папе, который тут же дал юноше отпущение греха, совершенного против собственного отца.

Примеру восставшего Конрада последовал ряд городов. Милан, Лоди, Пьяченца и Кремона объявили себя сторонниками Конрада и заключили с графиней Матильдой союз на 20 лет, а в 1093 году в Милане Конрад был провозглашен королем Италии. Получив известия о бегстве, измене и коронования своего сына, император, уже готовый на самоубийство, в отчаянии удалился в свой провинциальный ломбардский замок.

Изменившийся ход событий позволил Урбану II в конце ноября 1093 года прибыть в Рим. Климент отсутствовал в городе, но укрепленные места, такие как Латеран и замок Святого Ангела, находились в руках его сторонников. Урбан нашел приют в укреплении возле церкви Санта Мария Нова на развалинах храма Венеры и Ромы, принадлежавших семье Франджипане, которая всегда поддерживала законных пап. После этого был подкуплен начальник гарнизона, оставленного в Латеране Климентом III, и на Пасху 1094 года Урбан II вступил, наконец, в папский дворец и впервые занял Латеранский престол.

Нескончаемая война между императорской короной и папской тиарой привела империю к не поддающемуся описанию бедственному положению. Общество прониклось ненавистью и жило одними раздорами и преступлениями, символом которых стала измена Конрада. Этот разлад грозил нарушить целостность христианского мира, и если бы Христос вернулся на землю, он нашел бы, что его религия любви настолько отдалилась от своего первоисточника, что стала совершенно неузнаваемой.

Выход нашелся в Крестовых походах. Апостол Петр, наследниками которого считали себя папы, являлся символом римской иерархии и единства Вселенской церкви, но не был символом того Спасения, которое искал каждый христианин. Вместо того чтобы обращаться к апостолу, стоявшему у врат в Царствие Небесное, не лучше ли было обратиться к самому Сыну Божиему? Люди, привыкшие верить, что самый верный путь в рай шел через ворота Рима, теперь находили эти ворота штурмуемыми проклинавшими друг друга папами, обрекавшими мир на бедствия.

Паломники в это время практически перестали посещать Рим и превращенную в крепость базилику Святого Петра. Где же людям было искать истинного Спасителя? Наивное в своей невежественности человечество 11 века конечно было убеждено, что искать Христа нужно у самого Его гроба в Иерусалиме. Число паломников в далекий иудейский город неуклонно росло, а вместе с ним иссякал приток денег в Рим. И, не имея возможности противостоять этой тенденции, римская церковь решила возглавить ее. Присоединив церковь к великому чувству, воспламенившему Европу, папы и сами получили новое всемирно-историческое значение.

Проповедником первого крестового похода стал сам Урбан II. Прибыв в начале марта 1095 года в Тоскану по приглашению Матильды, он созвал в Пьяченце собор. Число участников оказалось так велико, что заседания пришлось проводить на открытом воздухе. Явилось даже посольство из Константинополя с просьбой о помощи, которая была ему сразу обещана. Для защиты восточной церкви было решено созвать второй собор в Клермоне, где папа, сам француз, призвал бы для этой цели франков. Перед поездкой Урбан принял присягу от Конрада, пообещав ему императорскую корону с условием отказа от прав на вмешательства в дела церкви.

Клермонский собор состоялся в ноябре 1095 года. Папу встретили 13 архиепископов, 205 епископов, множество французских нобилей и многотысячная толпа разнообразного народа, расположившаяся вокруг города. Урбан II знал, что большая часть его слушателей состояла из грабителей и убийц, но это ничуть не убавило его энтузиазма. Папа произнес не речь, а проповедь. Самым сильным желанием слушавших его людей было искупить свою вину, и крестовый поход становился актом покаяния, через который достигалось отпущение грехов.

урбан ii
Урбан II благословляет крестовый поход на Клермонском соборе

Урбан изобразил порабощенное положение священного города, в котором Искупитель жил, страдал и умер. Взывая к единодушию христиан, он приглашал их опоясаться мечом и идти на освобождение Христа. Тесно сплотившиеся слушатели, среди которых было мало людей с чистой совестью, неоднократно прерывали папу восторженными возгласами. Князья, рыцари, епископы и кнехты спешили пришить к своему платью красный крест. Этот символ давал возможность прикрыть свое честолюбие, поиск приключений и любые преступления. Осужденные на изгнание стекались под знамя крестового похода, уверенные, что при жизни получат отпущение грехов и золотые горы. Успех проповеди превзошел все ожидания Урбана. Правда настойчивая просьба некоторых епископов о том, чтобы он лично возглавил поход, была им отклонена. Своим заместителем в походе папа назначил Адемара, епископа Пюи.

Римлян в войске, выступившем под знаменем Христа, не было. Им были совершенно чужды увлечение великими идеями и рыцарский романтизм. Сложная система вассальных отношений, лежавшая в основе рыцарства, могла развиться только при светском дворе. В Риме же этому препятствовала церковь, которой была подчинена вся жизнь города. Римская аристократия того времени была груба, невежественна, бедна и корыстна. Графы, населявшие Кампанью, представляли из себя обыкновенных разбойников, кто крупнее, кто мельче. В их замках не появлялись странствующие трубадуры, не устраивались турниры и романтическая поэзия не находила своих слушателей.

Погрузиться на корабли войско крестоносцев должно было в Бари, для чего им пришлось пройти через Тоскану, Рим и Апулию. Каково же было изумление рыцарей, когда своих первых противников они встретили не в мусульманских землях, а в Риме! «Когда мы вошли в базилику [Святого Петра], — писал очевидец, — мы нашли в ней приверженцев безумного папы Виберта с обнаженными мечами в руках; возложенные нами на алтарь приношения эти люди захватили себе; когда мы, стоя на коленях, молились, они, взобравшись на балки, бросали в нас камни и готовы были убить каждого, кто только казался им сторонником Урбана».

Для Урбана появление крестоносцев в Риме конечно принесло пользу, заставив Виберта удалиться из города. Вступивший в Рим вслед за войсками, он оказался обладателем почти всего города и смог провести Рождество в мире и тишине. В руках сторонников Виберта оставался лишь замок Святого Ангела, поскольку крестоносцы не пожелали тратить время на его осаду. Замок был взят, благодаря измене, лишь 24 августа 1098 года, и только тогда папа смог наконец назвать себя властителем Рима.

Урбан II умер 29 июля 1099 года. Мы не знаем, успел ли он получить известие о взятии Иерусалима, произошедшем 15 июля. Вскоре умер и Климент III (Виберт). Забытый и покинутый всеми юный Конрад последовал за ним уже в 1101 году. Генрих IV скончался 7 августа 1106 года, по-прежнему отлученный от церкви. Так закончилась жизнь главных участников драматического противостояния Церкви и Империи конца 11 века.

Далее: Средневековье. 12 век. 1099 — 1118. Пасхалий II и Генрих V
Назад: Средневековье. 11 век. 1065 — 1085. Правление Гильдебранда (Григория VII)

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Средневековье. 11 век. 1065 — 1085. Правление Гильдебранда (Григория VII)

Александр II

С признанием папой Александра II цель Гильдебранда была достигнута — германские короли, не удержавшие за собой патрициат, оказались отодвинуты от права на избрание папы. Запрет же духовенству на брачное сожительство явился для христианского мира социальным переворотом. Духовенство отрывалось от общечеловеческой почвы и становилось монашеским воинством на службе папству. Епископам и священникам, оказывавшим сопротивление, объявлялась анафема, и мало-помалу они сдавались. В Латеране кипела жизнь. В папский дворец являлись послы со всего христианского мира, чтобы принять участие в многочисленных соборах. Энергией Гильдебранда Рим снова поднимался на уровень всемирного города. Усмиренная римская знать больше не дерзала добиваться власти. Готфрид охранял Рим с севера, а норманны с юга.

Однако в 1066 году Ричард Капуанский неожиданно нарушил данную им вассальную присягу и из защитника церкви превратился в ее открытого врага. Возможно, вознаграждение, полученное им от папы, не соответствовало обещанному. Переправившись через реку Лирис, он прошел через Лациум, опустошил его и, встав лагерем у Рима, потребовал себе сан патриция. К Риму, призванный Гильдебрандом, поспешно направился Готфрид Тосканский. Узнав о его приближении, норманны отступили в Капую, а сын Ричарда, Иордан, разбил лагерь у Аквино, чтобы преградить дорогу тосканцам.

Их встреча произошла в мае 1067 года, и Иордан в течение 18 дней сдерживал противника. Выйти из трудного положения норманнам помогло золото. Корыстный Готфрид вступил с ними в переговоры, после которых двинулся с войском в обратный путь. Норманны снова заключили вассальный договор, но прецедент был создан, и церковь не могла чувствовать себя в безопасности.

В 1067 году честолюбие Гильдебранда было удовлетворено появлением в Риме императрицы Агнессы в виде кающейся паломницы. Беседы с клюнийскими монахами нарушили душевный покой матери Генриха, посчитавшей себя виновницей раскола в христианском мире. Одетая в холщовое платье, с молитвенником в руках императрица вошла в Рим и пала ниц у гроба апостола, обливаясь слезами. Ее пребывание в Риме было не только торжеством для благочестивых людей; для Гильдебранда бывшая регентша могла послужить неплохим орудием воздействия на Генриха, а с ним — и на Германию.

Со времен иконоборчества папство не переживало столь бурной эпохи. Александр II, по-прежнему опасаясь надолго оставаться в Риме, находился в постоянных разъездах. Светская власть папы была крайне ограничена в городе и совершенно отсутствовала в его окрестностях. Уже после Каролингов церковное государство фактически распалось. Графы, бывшие некогда чиновниками церкви, стали считать города своей наследственной собственностью. То же можно сказать и о епископах и аббатах. Даже городская милиция не всегда подчинялась папам.

В 1069 году умер Готфрид Тосканский, а в 1072-м — Петр Дамиани. Александр II последовал за ними 21 апреля 1073 года, и папой, наконец, стал Гильдебранд. Его провозглашение под именем Григория VII состоялось 22 апреля в церкви Святого Петра ин Винколи под громкие крики ликующего народа. Противники Гильдебранда уверяли, что он был избран только благодаря обману и подкупу, что вряд ли соответствовало действительности. Осторожный и умный Гильдебранд не возложил бы на себя тиару, имей его многочисленные враги реальные доказательства неканоничности процедуры.

григорий vii
Григорий VII

Избирательный декрет еще оставлял за Генрихом IV право утверждения выборов, и Григорий VII известил короля о своем избрании, но хлопотать о согласии последнего не счел нужным. Он лишь благоразумно отсрочил свое посвящение. Епископы Галлии и Германии, напуганные строгостью нового папы, советовали Генриху не утверждать выборов, но юный и слабохарактерный король не решился ослабить свое и без того шаткое положение приобретением еще одного врага. В Рим для удостоверения правильности выборов был послан граф Эбергард, и 29 июня Григорий VII принял сан папы в присутствии имперского канцлера и императрицы Агнессы.

Первым делом Григория стало возобновление обязательств норманнов по отношению к папскому престолу. Не имея возможности изгнать их за пределы Италии, папа направил усилия на то, чтобы помешать этим опасным соседям стать вассалами империи. В августе 1073 года вассальную присягу Григорию дал Ландульф VII Беневентский, а в сентябре — Ричард Капуанский. Гюискар же не последовал их примеру, не захотев обращать завоеванные им земли в лен, полученный от папы, и Григорий искусно возбудил вражду между ним и Ричардом.

Сейчас это может показаться нелепым, но в то время папы совершенно серьезно утверждали, что им принадлежит верховная политическая власть над половиной мира, а короли трепетали перед ними от страха. Согласно замыслам Григория Запад должен был быть превращен в ленные владения римской церкви, а его государи стать вассалами Святого Петра. Так в своих письмах он, нисколько не смущаясь, объявлял иностранным государям, что их земли принадлежат Святому престолу. Такое высокомерие следовало из мысли, что Христос является владыкой мира и эта прерогатива переходит на папу, как на его наместника.

Способствовали таким представлениям и мистические представления о сущности папства. Завоеватели присягали наместнику Христа как вассалы и получали отпущение своего греха вместе с законностью обладания захваченным. Претенденты на корону объявляли свои государства ленным владением папы и получали все шансы завладеть этой короной. Ежегодная лепта, выделявшаяся королями Латерану как благочестивый дар, превратилась в обязательную дань. Григорий VII даже считал себя государем Руси, поскольку однажды беглый новгородский князь посетил гробницу Святого Петра и объявил свою страну ленным владением апостола!

Начать образование такого воображаемого государства Григорий решил с Южной Италии и серьезно обдумывал план войны с норманнами. Папу пугало возрастающее могущество Роберта Гюискара, приближавшегося к тому, чтобы создать из Южной Италии единое королевство. Решив созвать европейское войско, Григорий намеревался сначала изгнать с Апеннинского полуострова норманнов, греков и сарацин, затем подчинить римской церкви Константинополь и, наконец, водрузить крест в Иерусалиме. Фактически, это был план первого крестового похода.

Собрав войско в 50 000 человек и отлучив Роберта от церкви на соборе 1074 года, Григорий прибыл в Монте-Чимино, около Витербо. Однако Роберту Гюискару удалось расстроить образовавшийся союз, и поход против норманнов не состоялся. Мечта о всемирном господстве рассеялась как дым. И только в Тоскане папа нашел беспредельную преданность и сосредоточил на ней все свое внимание.

В самом Риме Григорий VII встретил ожесточенное сопротивление. Множество духовных лиц продолжало, не смотря на постановления, сожительство, и никому не казалось странным, что их дети богатели за счет церкви. Один из летописцев сообщает, что в базилике Святого Петра имелось 60 «охранителей храма», светских, женатых людей, одетых кардиналами. Днем они служили обедню, принимая приношения от жертвователей, а ночью устраивали в базилике оргии, оскверняя ее алтари. Нет сомнения, что подобное происходило и в менее значительных базиликах, и справиться с таким положением вещей Григорию стоило немалого труда.

В Германии симония была распространена не менее, чем в других странах, а большинство священников так же имело жен. Мысль заставить прелатов, живших как князья, подчиниться постановлениям собора была действительно дерзкой. Общественное мнение, конечно, должно было осудить покупку церковных должностей, и епископы ничем не могли оправдать эту практику, но воспрещение брачной жизни не соответствовало христианскому учению. Тем не менее, победил суровый монашеский аскетизм.

Папские послы потребовали от Генриха IV удаления советников, отлученных от церкви еще Александром II и являвшихся главными виновниками продажи церковных должностей, а затем подчинения Германии постановлениям собора. Однако германские архиепископы отказались признать этот собор, после чего Гемания и Франция, так же как и Италия ранее, распались на враждующие партии.

На втором соборе, прошедшем в конце февраля 1075 года, Григорий VII объявил светскую власть лишенной права назначения духовенства, а епископам и аббатам запретил принимать символы власти от императоров, королей, герцогов и графов. Таким образом духовенству предстояло быть исключенным из феодальной системы. Этот декрет положил начало 50-летней борьбе.

Обладание землями короны было, конечно, злом для церкви. Нередко король, передавая кому-либо посох, сам решал кому быть епископом или аббатом. Такие избранники становились вассалами короля и были обязаны служить ему. Одеяние священников почти не отличалось от герцогского или графского, их права и обязанности, а так же потребности и пороки были одними и теми же, совершенно несопоставимыми с апостольским званием.

Однако Григорий VII, решив, с одной стороны, сделать церковь совершенно независимой от государства, хотел, с другой стороны, сохранить за ней все ее обширные владения. В его планы совершенно не входило сделать духовенство неимущим и оставить ему лишь нравственное значение, т.е. вернуть его в положение, которое занимали апостолы. Напротив, замысел Григория состоял в обеспечении церкви светской власти над обширными территориями во всех странах, освобождении ее от вассальной зависимости по отношению к короне и создании из половины Европы римского церковного государства с подчинением папе.

Генрих IV

В июне 1075 года Генрих IV одержал победу над саксами и, наконец-то, почувствовал себя королем. Имперские партии Рима, Милана и Равенны, а так же норманны оказались его естественными союзниками, причем в Милане даже была восстановлена королевская власть. Здесь Генрих назначил своего архиепископа, и Григорий не смог этому помешать. В самом Риме глава всех недовольных папой, Ченчий, предложил Генриху овладеть городом и обещал выдать Григория плененным. Заговор не поддержали ни ломбарды, ни норманны, ни даже сам Генрих, превратив его в обыкновенный разбой.

В сочельник 1075 года Ченчий, в сопровождении участников заговора, ворвался в базилику Санта Мария Маджоре, где папа служил обедню, избил Григория и, схватив его за волосы, вытащил на улицу, взвалил на лошадь и увез в свой дворец-башню. В городе поднялась тревога. Народ схватился за оружие, а милиция заняла городские ворота. К утру народ собрался у Капитолия, и в это время пришла весть, что папа заключен в башню Ченчия.

Разбойник потребовал в свое ленное владение лучшие имения церкви, но его партия, прикрывавшаяся призывами к свободе, не нашла в Риме никакой поддержки. Мятеж был подавлен, а рассвирепевший народ бросился на приступ башни и освободил Григория. Папа пощадил врага и обещал ему полное отпущение грехов, если он совершит паломничество в Иерусалим и вернется оттуда покаявшимся. После этого народ торжественно проводил папу обратно в базилику, где тот закончил прерванную обедню. Дома Ченчия и его сторонников были разрушены горожанами, а сам он бежал вместе с родней. Не думая ни о каком паломничестве, Ченчий расположился в одном из своих замков в Кампаньи и принялся опустошать церковные владения.

Преисполненный самодовольства, юный Генрих IV продолжал продавать церковные должности и приблизил к себе отлученных от церкви советников. Григорий, со своей стороны, потребовал от короля полного покаяния в грехах, причем удостоверенное подписью какого-либо епископа, иначе Генриха ждало отлучение от церкви. Потеряв самообладание, Генрих в бешенстве напал на своего противника. Прогнав папских легатов, он собрал собор в Вормсе, где 24 января германские епископы объявили папу низложенным.

Это низложение, будучи проведенным одними германскими епископами и, следовательно, незаконным, взволновало весь Запад. Королевские послы переправились через Альпы и были восторженно встречены ломбардскими магнатами и епископами. Собравшись в Пиаченце, они присоединились к постановлениям Вормсского собора и со своей стороны так же низложили Григория VII. Сам Генрих обратился к римлянам с воззванием, в котором, как их патриций, предлагал им удалить Григория и избрать нового папу.

22 февраля в Латеранской базилике происходил собор, на который явился королевский посол и объявил о низложении, назвав папу «хищным волком». В ответ раздались крики негодования, а префект Рима даже бросился на посла с мечом. Григорий быстро овладел ситуацией и не дал совершиться убийству. После восстановления спокойствия собрание отлучило от церкви епископов, подписавших декреты в Вормсе и Пиаченце, причем некоторые из них незамедлительно явились к папе, просить его прощения.

Затем собор приговорил короля к высшей мере наказания — отлучению от церкви. Присутствовавшая при этом императрица Агнесса, вдова могущественного Генриха III, отвернулась от своего сына и встала на сторону римского духовенства. Человечество верило, что власть проклинать и благословлять принадлежала главе церкви, но отлучение короля было актом неслыханной смелости, поскольку эта власть папы еще не казалась столь безграничной. Церковное отлучение, на которое Григорий VII осудил христианского монарха, стало для всего мира ударом грома и причиной раздоров, охвативших Запад.

григорий vii
Григорий IV читает мессу

Римская империя была потрясена до основания. Генрих IV и Григорий VII стали смертельными врагами. Оба объявили друг друга низложенными, присвоив себе полномочия, которыми не обладали. Но в те времена король был бессилен перед папой, в распоряжении которого было отлучение от церкви, и если Генрих кинулся в борьбу слепо, то Григорий повел ее с искусным расчетом. Поддерживание Генрихом злоупотреблений, существовавших в церкви, ослабляет сочувствие к постигшей его участи, но программа, провозглашенная Григорием, просто устрашает своей безапелляционностью. Вот лишь некоторые из ее чудовищных тезисов:

«Римская церковь установлена самим Богом. Одному папе принадлежит право издавать новые законы, учреждать новые общины и низлагать епископов. Он один имеет право распоряжаться знаками императорского достоинства. У него одного государи лобызают ногу. Только его имя провозглашается во всех церквях. Это имя едино во всем мире. Он обладает правом низлагать императоров. Он может освобождать подданных от присяги, данной ими верховной власти, если власть эта нарушает справедливость. Помимо его одобрения ни одна глава, ни одна книга не считаются каноническими. Его решение непререкаемо. Он не подлежит ничьему суду. Римская церковь всегда была непогрешима и останется непогрешимой во веки веков, как свидетельствует Святое писание. Когда совершается посвящение римского папы, согласное с каноническими правилами, он приобретает святость через заслуги Святого Петра. Только тот истинный католик, кто во всем согласуется с римской церковью».

Спокойствие в Германии было совершенно нарушено. Две трети ее аристократии были против короля и держали сторону Рима. Сейм в Трибуре объявил, что папа имел право на такой приговор, и признал за понтификом верховную судебную власть над империей. После этого сейм объявил Генриха IV низложенным, если до 2 февраля 1077 года (дата проведения Аугсбургского собора под председательством папы) с него не будет снято отлучение. Король покорился этому позорному решению и, отменив свои направленные против папы декреты, удалился в Шпейер.

Узнав о том, что папа направился в Аугсбург, Генрих двинулся ему навстречу, но не для того, чтобы преградить путь, а как кающийся паломник. По прибытии в Италию он был встречен с шумным ликованием ломбардцами, полагавшими, что король решился свергнуть Григория, «врага человечества». Узнав об этом, Григорий заперся в укрепленном замке в Каноссе. Ломбардские графы и епископы уговаривали Генриха пойти на Рим, но тот, поначалу колеблясь, так и не решился на этот шаг. Вместо этого он направился в Каноссу, где после переговоров, одетый во власяницу кающегося, преклонил колени перед Григорием.

григорий vii
Генрих IV с женой и сыном у ворот Каноссы

Сняв 28 января с униженного короля церковное отлучение, Григорий VII в то же время лишил его королевской власти, забрав себе корону до того времени, пока над Генрихом не состоится суд на соборе. А далее произошло следующее. Принимая святые дары, Григорий сказал: «Если я повинен в том, в чем меня обвиняют, пусть немедленно постигнет меня смерть, как только я приму эту облатку». Приняв одну половину облатки под восторженные крики толпы, папа передал другую половину королю, призывая его на равный суд Божий. И вот тут Генрих малодушно отступил перед казавшимся ему ужасным испытанием.

Принеся в жертву достоинство империи, Генрих покинул замок и направился в Ломбардию, где был встречен гробовым молчанием. Еще не распустившие свои войска ломбардцы отнеслись к королю с презрением. Графы и епископы избегали встреч с ним, а ряд городов отказывал королю в приюте. В душу Генриха IV начали закрадываться новые сомнения. Некоторое время он еще сторонился ломбардцев, но вскоре стал искать примирения с ними.

Едва ли в намерения Григория входило устранение с трона смирившегося короля. Скорее всего, он желал лишь подчинить Генриха как вассала и заставить признать того все папские декреты. Однако 13 марта 1077 года на суде, состоявшемся в Форгхейме, в присутствии папских легатов Генрих был низложен, а германским королем избран Рудольф Швабский. Это избрание, к которому папа не имел никакого отношения, нарушило договор, заключенный в Каноссе, и превратило германских противников Генриха в бунтовщиков, восставших против короля, уже прощенного папой.

Генрих поспешил в Германию, чтобы начать борьбу за корону. В апреле он перешел через Альпы, превратившись из малодушного труса в настоящего короля. Григорию же, остававшемуся в замке, стали в открытую угрожать ломбардцы. Все они и Романья примкнули к Генриху, взяли в плен папских легатов и решили созвать в мае в Ронкалье сейм, чтобы подтвердить постановления пиачентского собрания и снова объявить папу низложенным.

Через несколько месяцев Григорий VII вернулся в Рим и нашел свое положение почти безвыходным — борьба с германским королевством, которую он считал практически выигранной, только начиналась. К тому же, хотя сам Рим и был спокоен, опасения внушали успехи норманнов. Роберт Гюискар искусно избегал принять чью-либо сторону и постепенно прибирал к рукам Кампанью. Он заключил союз с Ричардом Капуанским и в мае 1077 года захватил Салерно, последний оплот лангобардов в Южной Италии.

В конце 1077 года он осадил Беневент, а Ричард — Неаполь. Беневент, однако, оказал серьезное сопротивление, а 1078 году умер Ричард. Сын Ричарда, Иордан, снял осаду с Неаполя, присягнул как вассал папе, вступил в союз с беневентцами и разбил войско Роберта, принудив того к соглашению с Григорием. 29 июня 1080 года Роберт Гюискар в очередной раз принес вассальную присягу при личном свидании с Григорием VII.

В марте 1080 года в Риме был созвал собор, на котором папа объявил о лишении Генриха IV германской и итальянской корон и о признании королем Рудольфа. Однако на этот раз Генрих был готов к бою и сделал ответный ход. 31 мая в Майнце был созван собор, на котором державшие сторону Генриха епископы объявили низложенным Григория, а 25 июня собор в Бриксене избрал папой Виберта Равеннского. Таким образом, как папа выставил против Генриха другого короля, так и Генрих, в ответ, выставил против Григория антипапу.

Честолюбивый, одаренный, образованный Виберт давно мечтал о папской тиаре, но посвящение было возможным лишь в базилике Святого Петра. Покинув Бриксен, он направился в Ломбардию, а Генрих пошел против саксов. В октябре он потерпел от них поражение, но избавился от своего главного соперника, поскольку в этой кровавой битве был убит Рудольф. А весной 1081 года Генрих перешел через Альпы и направился к Риму.

Генрих IV и Климент III

В Равенне низложенный король надеялся усилить свое войско с помощью Гюискара, однако хитрый герцог, не встав и на сторону Григория VII, отплыл в Дураццо. Тогда Генрих возложил на себя итальянскую корону и созвал в Павии собор, на котором Виберт был провозглашен папой под именем Климента III. Затем, не встречая никаких преград, он направился к Риму и 22 мая расположился лагерем на Нероновом поле. Со времен Тотилы Рим не подвергался столь длительной осаде, которую собирался предпринять Генрих IV. Тем не менее силы его были недостаточны даже с присоединившимися к осаде некоторыми ландграфами (в том числе Тускуланскими), а Рим оставался верен Григорию. Спустя 40 дней Генрих снял свой лагерь и удалился в Тоскану.

Города Пиза, Лукка и Сиена получили императорские декреты, а с ними и большую независимость. Лишь Флоренция оказала Генриху сопротивление и выдержала осаду. В Равенне к королю явился посол константинопольского императора Алексея и предложил большую денежную сумму за помощь против Гюискара. Получение греческих денег было для Генриха весьма своевременным, поскольку победить Рим золотом всегда было легче, чем мечом. Тем не менее весна 1082 года не принесла королю победы. Сторонники папы по-прежнему мужественно защищали Леонину, а подожженная изменниками базилика Святого Петра была вскоре потушена. Генриху снова пришлось отступить, на этот раз в Кампанью.

Затем Генрих занял Тиволи и сделал его резиденцией Климента III, который должен был продолжать осаду Рима и поддерживать возмущение на соседней норманнской территории, где в отсутствие Гюискара его врагам, лангобардам, удалось поднять восстание. Свои надежды лангобарды возложили на Генриха, но он, хоть и взяв греческие деньги, не пошел дальше Тиволи и не оказал никакого содействия императору. Пройдясь с войсками по Ломбардии и не добившись особых успехов, в конце 1082 года Генрих IV в третий раз подступил к Риму.

Не смотря на старания Климента III дела здесь оставались в прежнем положении. Следующие семь месяцев противостояния так же не дали преимуществ ни одной стороне, пока, наконец, миланцам и саксонцам не удалось 2 июня 1083 года взобраться по стене Леонины, убить изнуренную стражу и овладеть одной из башен. После этого войска Генриха проникли в Леонину, и базилика Святого Петра превратилась в арену кровавого побоища. Григорий VII успел укрыться в замке Святого Ангела.

Овладев Леониной, Генрих получил ключ к Риму. Все его ворота были заперты. Начинавшийся в городе голод и страх перед королем вызвали в народе панику. Генрих объявил, что хочет получить корону из рук Григория, но папа ответил решительным отказом, несмотря на мольбы преданного ему духовенства. Не признавая Генриха ни императором, ни даже королем и не уступая просьбам населения города, он объявил, что Генрих, как это было условлено в Каноссе, должен покориться его повелениям. Таким образом образовалось три отдельных лагеря, ведущих между собой переговоры, — римляне в городе, Генрих IV в Леонине и Григорий VII в замке Святого Ангела.

Переговоры между послами этих лагерей, происходившие в церкви Санта Мария ин Паллара на Палатине, закончились соглашением, по которому дело короля передавалось на решение собора. Собор папа обязался созвать в ноябре, а Генрих поклялся, что не будет препятствовать епископам явиться на него. Была, правда, в соглашении и тайная статья, предусматривавшая в случае смерти или бегства Григория предоставление Генриху императорской короны. Папа, который был бы избран римлянами в этих обстоятельствах, должен был короновать Генриха, а сами римляне должны были присягнуть ему в верности. После этого, взяв из римлян заложников и разрушив часть стен Леонины, вполне довольный собой Генрих IV направился в Тоскану опустошать владения остававшейся верной Григорию маркграфини Матильды.

Созывая вселенский собор, Григорий VII приглашал на него всех не отлученных от церкви епископов. Но король не мог отдать себя на их суд, означавший полную неудачу его дела. Осознав свою ошибку и поняв намерения папы, Генрих нарушил соглашение и принял меры к тому, чтобы самые ревностные сторонники Григория были взяты под стражу и не смогли явиться на собор. Негодование папы было так велико, что он едва удержался от очередного отлучения Генриха и предал анафеме лишь непосредственных виновников задержки епископов.

На Рождество 1083 года Генрих вернулся в Рим и обнаружил, что оставленный им гарнизон из 400 всадников погиб от лихорадки, а его укрепление срыто римлянами. От соглашения не осталось и следа. Опустошив Кампанью, Генрих весной 1084 года решил идти в Апулию, но был остановлен римскими послами, заявившими, что город отказывается от Григория, убедительно просит короля короноваться и готов признать папой Климента III. Римляне долго и мужественно боролись за папу, но наступило время, когда у них не осталось сил жертвовать собой ради замыслов Григория.

Ускоренным маршем Генрих вернулся в Рим 21 марта 1084 года. Он вступил в город через ворота Святого Иоанна и вместе с Климентом расположился в Латеране. Григорий с горсткой решительных людей оставался в замке Святого Ангела, и для него еще не все было потеряно, поскольку на его стороне оставалась часть знати и наиболее неприступные места Рима, такие как Целий, Палатин, Капитолий и Тибрский остров.

Генрих пошел на хитрость и созвал собрание из своих римских сторонников и епископов. Приглашенный Григорий не явился и был объявлен низложенным, после чего, с соблюдением всех необходимых формальностей, папой был провозглашен Виберт (Климент). В Латеране ломбардские епископы посвятили его в сан, а 31 марта в базилике Святого Петра Климент III возложил на голову Генриха императорскую корону. В это же время римляне предоставили новому императору и власть патриция.

После этого Генрих повел осаду римских укреплений. Отчаянное сопротивление в превращенном в почти неприступный замок Септизонии на Палатине оказал племянник Григория, Рустик. С помощью осадных машин ряды колонн, поставленных друг на друга, были опрокинуты и один из самых прекрасных памятников Рима оказался наполовину разрушен. Приступом был взят и Капитолий. Оставалось взять лишь замок Святого Ангела, со стен которого Григорий мог видеть разорение, которому подверглись Леонина и Рим.

Роберт Гюискар

Римляне сами обложили замок, рассчитывая, что голод заставит осажденных сдаться. Тем временем папские послы отыскали в Кампаньи Роберта Гюискара и сообщили ему о бедственном положении Григория. Гюискар, не раздумывая, поспешил ему на помощь, поскольку с падением Григория Генрих мог бы обратить оружие против него самого. В начале мая Гюискар выступил на Рим с 6000 всадников и 30 000 пехотинцев, среди которых были и сарацины из Сицилии.

Вступить в бой с одними из самых грозных воинов того времени Генрих не решился, так как войско его было невелико. Запереться в Риме он тоже не мог — непостоянные римляне не внушали ему доверия. Вынужденный оставить город, Генрих приказал разрушить укрепления Капитолия и стены Леонины, а римлянам посоветовал не сдаваться и пообещал скоро вернуться. 21 мая он, вместе с Климентом III, направился в Ломбардию.

Гюискар достиг Рима через три дня после ухода Генриха, но римляне не пустили его в город. Их бедственное положение в то время заслуживало искреннего сочувствия. Император, которому они отдали город, покинул их, и жестокая трехлетняя осада закончилась тем, что Рим был оставлен на разграбление норманнам и сарацинам, призванным папой. 29 мая, когда стемнело, рыцари Гюискара взобрались на ворота Святого Лаврентия (как всегда, с помощью измены), проникли в город, добрались до Фламиниевых ворот и, открыв их, впустили ожидавшее здесь войско. С боем герцог пробился к мосту через Тибр, освободил из замка папу и проводил его в Латеран.

Отметим, что Гюискару удалось увенчать себя славой, составлявшей удел лишь немногих героев. В Альбано он разбил войска восточного императора. Западный император был обращен им в бегство. Он же восстановил на Святом престоле величайшего из пап.

григорий vii
Папская Область при Григории VII

В злополучном Риме, отданном герцогом на разграбление своим войскам творились сцены жесточайшего насилия. На третий день римляне не выдержали и восстали, яростно напав на своих победителей, которых они считали варварами. Восстание было подавлено среди потоков крови и пламени пожаров — ради своего спасения Гюискар приказал поджечь город. Когда все было окончено, глазам Григория предстала картина Рима, превращенного в дымящееся пепелище. Сожженные церкви, разрушенные улицы и тела убитых стали безмолвным обвинением папы, перед глазами которого проходили сарацины, гнавшие в свой лагерь толпы связанных римлян, предназначенных для продажи в рабство.

Нынешняя добыча мусульман, служивших в войске Гюискара, не могла, конечно, сравниться с той, которую 230 лет назад их предки взяли в базилике Святого Петра. Нищета Рима 11 века была страшной. Даже церкви не имели украшений. Лишь изображения святых в базиликах еще имели подвешенное к ним жертвователями золото. Победители целыми днями предавались насилию, грабежу и убийствам. Наконец герцог почувствовал сострадание к горожанам, но уже ничем не мог возместить их потерь. И ни один из современников Григория не упоминает о том, что папа предпринял хоть какую-то попытку спасти город.

Уже несколько веков Рим не переживал столь страшного опустошения. Длившиеся 20 лет войны между партиями, смуты и, наконец, пожар окончательно превратили город в развалины. При осаде базилики Святого Павла был разрушен ее древний портик, а при взятии Борго превратился в развалины и ватиканский портик. Была уничтожена пожаром Леонина. В самом городе были опустошены Палатин и Капитолий, а участь Септизония, видимо, постигла и другие укрепленные здания города.

Дважды город поджигал Гюискар — когда проник во Фламиниевы ворота и когда римляне подняли восстание. Пожар опустошил Марсово поле до моста Адриана с его остатками портиков и других памятников. Здесь уцелели лишь мавзолей Августа и колонна Марка Аврелия. Был полностью уничтожен огнем квартал от Латерана до Колизея. Древняя базилика Сан Кваттро Коронати превратилась в груду золы. Вероятно, значительно пострадали Колизей, триумфальные арки и остатки Большого Цирка.

С превращением Рима в развалины закончилась и политическая жизнь Григория VII, поскольку он не мог не понимать, что с уходом норманнов станет жертвой мести римлян. В июне он вместе с Гюискаром, взявшим заложников и оставившим гарнизон в замке Святого Ангела, направился в Кампанью. Великий папа, некогда замышлявший крестовый поход против сарацин, уходил из опустошенного Рима, охраняемый норманнами и теми же самыми сарацинами. Занятый проектом возвращения в Рим во главе войска, он умер 25 мая 1085 года в Салерно. А 17 июля скончался и Гюискар.

григорий vii
Гробница Григория VII в Кафедральном Соборе Салерно

Нельзя не поражаться энергии, с которой Григорий VII утверждал независимость церкви и устанавливал иерархическую власть. Государство священников, единственным оружием которых были крест, Евангелия, благословение и анафема, заслуживает куда большего удивления, чем все государства, созданные мечами завоевателей. Героем именно этого государства был Григорий VII. Понимая человечество как единую церковь, он представлял себе последнюю только в образе папского самодержавия. Идея о том, что смертный может обладать непогрешимостью, уподобляющей его Богу, и ему должен подчиняться весь мир, была порождена веками рабства, невежества и нищеты.

Предоставление абсолютной нравственной власти одному человеку может быть объяснено тем, что в Средние века только церковь была выразительницей и всеобщих нужд, и самых сильных страстей, и самых возвышенных идей человечества. Суть христианской республики была, однако, искажена Григорием, поставившим на место самой церкви ее иерархию и внесшим в церковь дух цезаризма. Тем не менее, великое движение, охватившее и церковь и государство, берет свое начало именно от деятельности этого папы.

Далее: Средневековье. 11 век. 1086 — 1099. Первый крестовый поход
Назад: Средневековье. 11 век. 1047 — 1064. Реформа церкви. Гражданские войны

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Средневековье. 11 век. 1002 — 1046. Новая империя и власть тускуланских графов

С прекращением саксонской династии Оттонов Рим снова оказался в условиях, сходных с теми, в которых он был после исчезновения династии Каролингов. Папская власть утрачивала свое нравственное и политическое значение, а город прилагал усилия, чтобы избавиться от этой власти навсегда. Город проиграл, поскольку в нем не было того элемента, который мог бы стать основой светского правопорядка.

Всю первую половину 11 века над Римом в качестве патрициев господствовали представители соперничающих знатных фамилий, назначавшие пап из своей среды и сделавшие Святой престол родовым достоянием. Папство пало так низко, что, казалось, навсегда дискредитировало себя, но затем последовала беспрецедентная реакция, и римская церковь в короткие сроки достигла всемирного могущества.

Со смертью Оттона III Италия освободилась от германского короля, а Рим — от императора. Настал благоприятный момент для национальных партий. 15 февраля 1002 года Северная Италия возложила ломбардскую корону на голову иврейского маркграфа Ардуина, который тут же торжественно объехал страну. Римляне же удостоили диадемой патриция Иоанна Кресцентия, который начал править городом как государь.

Престарелый папа Сильвестр II умер через год, 12 мая 1003, вероятно, не по естественным причинам. Правление двух следующих пап остается совершенно неизвестным. Иоанн XVII умер спустя семь месяцев, а Иоанн XVIII пробыл на престоле 5 лет. Оба они были родственниками Кресцентия.

генрих ii
Генрих II

Баварский герцог, занявший престол Германии под именем Генриха II, желал восстановить империю, но на его пути стоял Ардуин. Генрих одержал, хотя и не окончательную, но победу и 14 мая 1004 года в Павии возложил на себя корону Италии, после чего вернулся в Германию. В Риме снова начала крепнуть германская партия, предводителями которой были тускуланские графы, питавшие ненависть к Кресцентиям.

Город Тускул находится в 15 милях от Рима. О его происхождении говорится еще в мифах об Одиссее. Правитель Тускула, Мамилий Октавий, дал у себя приют последнему римскому царю Тарквинию. Отсюда вышло множество знатных родов античной империи. В те времена здесь располагались виллы римской аристократии и позднейших императоров, а к 10 веку Тускул превратился в почти неприступную крепость.

Современный описываемым событиям род тускуланских графов произошел от Марозии и Феодоры (см. Средневековье. 901-954). Прозвание же de Tusculana впервые встречается при Оттоне III. Оно принадлежало любимцу Оттона, сыну или внуку Альберика, сенатору римлян Григорию. Его дети, Альберик, Роман и Феофилакт, с вожделением смотрели на Рим, которым 50 лет назад правил их предок, а теперь распоряжался Иоанн Кресцентий. Когда в июне 1009 года Иоанн XVIII умер, им удалось повлиять на избрание следующего папы в более благоприятном для себя варианте.

Преемником Иоанна XVIII стал Сергий IV, альбанский епископ, возможно, сам родом из Тускула, и положение Кресцентиев пошатнулось. Тем не менее Иоанн Кресцентий оставался правителем, о чем свидетельствуют акты того времени. Господствуя в Риме и присваивая себе церковные имения, он, в то же время, старался задобрить Генриха, называя его своим государем и посылая подарки. Вместе с тем Иоанн всячески пытался помешать коронованию Генриха, поскольку его власть была возможна лишь в отсутствии императора.

В 1012 году Иоанн Кресцентий умер, что вернуло, до некоторой степени, папству его независимость и облегчило германскому королю путь в Рим. Род Кресцентиев еще долго существовал в Сабине, но в Риме уже не имел сколько-нибудь заметного значения. На арену вышли Тускуланские графы, надолго подчинившие Рим своей тирании, а престол Святого Петра превратившие в свое наследственное достояние.

Бенедикт VIII

Партия Кресцентиев избрала папой римлянина Григория, но проникший в город со своими братьями Феофилакт силой выгнал того из Латерана и, даже не будучи духовным лицом, в мае принял сан папы под именем Бенедикта VIII. Изгнанный Григорий, однако, поспешил за помощью к германскому королю. Генрих II принял на себя защиту прав изгнанника и обещал решить вопрос согласно каноническим постановлениям по приезде в Рим. В это же время к Генриху прибыли послы от Бенедикта VIII, и в обмен на императорскую корону король позволил Тускуланскому графу остаться папой.

Кресцентии были изгнаны из города, а все самые влиятельные посты перешли в руки тускуланской партии. Правда никто не решился присвоить себе сан патриция, поскольку это право было признано за германским королем. Брат папы, «светлейший консул и герцог» Альберик поселился во дворце своего предка возле базилики Святых Апостолов и получил пост верховного судьи.

Генрих II перешел через Альпы, отпраздновал Рождество 1013 года в Павии и заставил все еще считавшегося королем Италии Ардуина отступить в принадлежавшую ему Иврею. В Равенне Генрих II был встречен папой и отсюда они вдвоем проследовали в Рим. Попытка остатков национальной партии вызвать в народе сопротивление восстановлению императорской власти провалилась при виде закованных в латы многочисленных войск Генриха, и германский король был встречен пением гимнов.

Коронация состоялась 14 февраля в базилике Святого Петра. Свою королевскую корону новый император принес в дар апостолу Петру, а символ императорской власти, поднесенный ему папой, — золотую державу, увенчанную крестом, — Клюнийскому монастырю. Шар обозначал собой весь мир, четыре драгоценных камня на нем — четыре главных добродетели, а крест — долг служения императора Христу и его наместнику, папе. Торжественная церемония закончилась пиршеством в Латеране.

генрих ii
Коронация Генриха II

Условия внутреннего существования Рима в этот период совершенно неизвестны. Можно лишь с уверенностью говорить, что титулованная знать составляла совершенно обособленное сословие сенаторов и держала в своих руках судебную и административную власть над городом. Она предъявляла свои права на избрание не только папы, но и императора, и, скорее всего, коронование Генриха II было с ней согласовано. Сенатором всех римлян Бенедикт VIII назначил своего брата Романа. Сан патриция сохранился за императором. Сенатор всех римлян был главой знати, созывал ее собрания и руководил выборами папы. Возможно он же был начальником городской милиции.

На восьмой день коронования Генриха в Риме снова вспыхнуло восстание. Нападавшие, войдя в соглашение с Ардуином и маркграфом Эстэ, надеялись, что своей внезапной атакой они одолеют германцев. На мосту Адриана произошла страшная резня, закончившаяся поражением мятежников. Подобные восстания стали «доброй» традицией начиная с коронования Оттона I и могли уже считаться заключительным актом этой торжественной церемонии. Генрих приказал заковать зачинщиков в цепи и увел их с собой за Альпы. Ардуин, увидев, что император не придает ему никакого значения, сложил оружие и, приняв монашество, окончил свою жизнь в бенедиктинском монастыре.

Разделив власть над городом с членами своей семьи, Бенедикт VIII сумел подчинить себе римских магнатов и вассалов городской территории. Кресцентии, владевшие Сабиной, тоже были вынуждены покориться папе, лично выступившему против них во главе милиции. В своих действиях Бенедикт проявил рассудительность и твердость, и папство при нем снова поднялось на уровень политической силы Италии.

К этому времени снова активизировались сарацины. В Южной Италии они теснили Салерно, а в Тоскане сожгли Пизу. В 1016 году Бенедикт VIII снарядил союзный флот и сам повел войско против мусульман. Была одержана победа и взята богатая добыча, а папа еще и заключил союз с приморскими Пизой и Генуей. Сарацинов изгнали из Сардинии, а сам остров стал пизанской колонией.

Италия в 1000 году

На юге Италии еще в 1010 году поднялось восстание против греческого владычества. В 1017 году предводителю восставших, Мелу, человеку из города Бари, удалось привлечь на свою сторону норманнских наемников. Когда эти люди явились в Рим, папа встретил их с почетом и одобрил их намерение поступить на службу к Мелу. Однако восстание окончилось неудачей. Разбитый наголову у древних Канн константинопольским наместником Катапаном, Мел покинул Италию и апреле 1020 года умер.

Успехи греков встревожили папу. Возросло и влияние Кресцентиев в Риме. На Пасху 1020 года Бенедикт VIII отправился в Бамберг убеждать Генриха удалить греков от границ Рима и восстановить императорскую власть в Южной Лангобардии. После пышных празднеств Генрих II расстался с папой, пообещав ему в скором времени прибыть в Рим и одарив грамотой, подтверждавшей все церковные владения.

Тем временем Катапан уже грозил вступить в Римскую область и наказать Бенедикта, поддержавшего восстание Мела. В июне 1021 года он неожиданно напал на замок у Гарильяно, в котором размещались остатки норманнского отряда и взял в плен их предводителя, который был отвезен в Бари и брошен в море. Теперь греки могли достигнуть Рима одним переходом, но Катапан промедлил с пребыванием в Гарильяно, а в декабре Генрих II был уже в Вероне.

Быстрый поход Генриха на юг в начале 1022 года увенчался победой — греческие и лангобардские крепости сдались. Уцелевшие норманны были награждены имениями в Кампаньи, а племянник Мела возведен в графское достоинство и причислен к имперским вассалам. В июле Генрих вступил в Рим и через несколько дней отправился в Верхнюю Италию и далее, в Германию.

Бенедикт VIII оказался очень энергичным папой. Для упрочения за собой обладания Римом и приобретения утраченного влияния на провинциальные церкви он восстановил тесную связь с императорской властью. Он же издал соборные декреты, запрещавшие браки духовных лиц и покупку церковных должностей. Однако с его смертью в июне 1024 года папство снова опустилось в варварское состояние.

Брат Бенедикта, Роман, бывший до этого сенатором всех римлян, завладел освободившимся престолом, добившись своего избрания и подкупом, и силой. Он был посвящен под именем Иоанна XIX и ухитрился сохранить за собой сан сенатора. По-видимому, новый папа склонялся на сторону Константинополя, поскольку был готов признать за греческим патриархом титул вселенского. Против этого всей силой восстали итальянские епископы, и только их протест дал понять Роману значение такого титула. Сенатор всех римлян едва ли разбирался в церковных противоречиях и имел представление о истории церкви.

13 июля 1024 года умер Генрих II, и в Италии снова вспыхнула надежда на независимость. Но магнаты не смогли договориться между собой и выбрать из своей среды национального короля. Королевский трон Германии занял Конрад II, и вскоре ему принесли присягу верности ломбардские епископы. Иоанн XIX так же отправил к Конраду послов с заверением того, что императорская корона ему обеспечена.

Весной 1026 года Конрад прибыл в Италию, но Павия отказалась открыть ему ворота. За этот поступок была опустошена и разорена принадлежавшая городу область. Железную корону Конрад принял и возложил на себя в Милане, после чего направился в Равенну. Равеннцы восстали, но были подавлены кровавой резней. Сопротивление враждебных городов, в том числе и Павии, было сломлено, и король беспрепятственно вступил в Рим.

Конрад II

Торжественная коронация Конрада и его жены Гизелы состоялась 26 марта 1027 года в базилике Святого Петра в присутствии короля Бургундии Рудольфа III и короля Англии и Дании Канута. Спокойный ход церемонии был нарушен схваткой между свитами миланского и равеннского архиепископов, за которой последовала ставшая обычной заключительная сцена коронационных торжеств. После резни, в которой погибло «бесчисленное множество» римлян, перед императорским троном в ватиканском дворце стояли охваченные страхом знатные граждане с босыми ногами и обнаженными мечами на шеях. Эта сцена привела в ужас глубоко верующего Канута, разрушая его прекрасную мечту о святом городе.

За время своего недолгого пребывания в городе Конрад издал императорский указ о следовании кодексу Юстиниана как в самом Риме, так и в пределах всей его территории, т.е. придал римскому праву значение исключительно действующего закона. Таким образом была отменена конституция Лотаря 827 года и лангобардское право, а римская национальность одержала победу над внесенными в Италию насильственно германскими началами.

В начале апреля Конрад походом в Южную Италию восстановил престиж империи и сумел внушить Италии страх и почтение к себе. С этого времени правление в Риме Иоанна XIX не сопровождалось никакими возмущениями. Город оставался во власти его родни, и по смерти Иоанна в январе 1033 года на престол под именем Бенедикта IX был возведен его 12-летний (!) племянник Феофилакт. Во главе же городского управления встал старший брат Феофилакта, Григорий.

Как только юный папа почувствовал наступление физической зрелости, он начал вести совершенно распутную жизнь. Сообщалось, что Бенедикт IX совершал в Риме грабежи и убийства, превосходя своей преступностью Калигулу и Гелиогабала. Возник заговор, но в назначенный день произошло солнечное затмение, внушившее заговорщикам страх, и Бенедикт получил время для спасения бегством. Заговор провалился.

Зимой 1036 года Конрад II предпринял поход в Италию, вынужденный к этому событиями в Ломбардии. Здесь мелкие вассалы восстали против тирании своих феодалов — герцогов, графов, епископов и аббатов, требуя установления прочного порядка землевладения. Повод к восстанию дал Гериберт, миланский архиепископ и один из самых могущественных правителей Северной Италии, человек надменный и властный. Свободные люди и вассальные рыцари заключили между собой ломбардский союз, направленный против архиепископа, который, в свою очередь, призвал себе на помощь императора.

Конрад давно искал случая ограничить власть могущественного архиепископа, который мог оказаться для империи опаснее Ардуина. Гериберт отказался подчиниться суду императора и был заключен в тюрьму. Этот арест вызвал среди итальянцев волнение и теперь уже возбудил в них негодование против Конрада как тирана и деспота. Гериберт бежал из заключения в Милан и здесь, поддерживаемый так же и другими городами, немедленно превратился в защитника национальной независимости.

Бенедикт IX

Во время этих событий к императору в Кремону явился бежавший из Рима Бенедикт IX. Встретить с почетом преступного юношу было унизительно для Конрада, однако ему пришлось пойти на это унижение, поскольку преступник был папой и без него император никак не мог обойтись. Бенедикт настаивал на походе Конрада в Рим и восстановлении его, Бенедикта, на Святом престоле. В свою очередь, исполняя требование императора, он отлучил от церкви Гериберта, чего тот вряд ли испугался.

Зимой 1037 года Конрад отправился в Южную Италию. Превратив примкнувшую к восстанию Парму в груду дымящегося пепла, он пошел на Перуджу, а Пасху 1038 года отпраздновал вместе с папой в Спелло. Неизвестно когда именно, но Конрад вернул папу в Рим. Для императора было важным сохранить в силе тускуланскую партию, поддерживающую германцев и заставить этого недалекого папу служить интересам империи. Далее Конрад занял Павию, а город Аверсу отдал во владение Райнульфу, предводителю норманнского отряда, ставшему основателем норманнского государства в Южной Италии. В это время в войске императора вспыхнула чума, вынудив его летом двинуться обратно. Конрад вернулся в Геманию, где умер 4 июня 1039 года. Преемником Конрада II стал его сын Генрих III.

Вернувшись на папский престол в 1038 году, Бенедикт IX жил в латеранском дворце как турецкий султан. Городом по-прежнему управлял его брат Григорий, и всякий правовой порядок в Риме был упразднен. Наконец на исходе 1044 года в народе вспыхнуло восстание, и папа снова бежал. Римляне единогласно отреклись от Бенедикта и провозгласили папой сабинского епископа Иоанна, получившего имя Сильвестра III.

Своим саном новый папа был обязан золоту, которым он подкупил восставших. Однако гордая родня Бенедикта почувствовала себя оскорбленной. Их партия удерживала за собой замок Святого Ангела, а все то же золото позволило Бенедикту приобрести новых сторонников. Всего через 49 дней Сильвестр III был прогнан, и в марте 1045 года Бенедикт IX снова занял апостольский престол. Не смотря на это, Сильвестр III также продолжал именоваться папой.

Видя в римлянах не угасающую ненависть к себе и постоянно ожидая нового восстания, Бенедикт, наконец, решил отказаться от папского престола. Отказ этот, правда, вылился в банальную продажу, что для менее значимых духовных должностей снова стало обычным делом. 1 мая 1045 года папский сан был уступлен Иоанну Грациану, богатому протопресвитеру церкви Святого Иоанна у Латинских Ворот. Это стоило Грациану церковных доходов, поступавших из Англии. Иоанн Грациан занял престол под именем Григория VI вопреки каноническим правилам, вполне вероятно, чтобы вырвать его из рук преступника, поскольку слыл человеком благочестивым и обладавшим благородным умом.

Григорий VI пробыл папой чуть меньше двух лет, но успел сделать важные вещи. Церковная область, возникшая в результате дара Каролингов, стала наследственным владением тускуланских графов и подверглась полному уничтожению. Сотни синьоров всегда были готовы напасть на Рим. Разбойники, занявшие дороги, грабили пилигримов. Церкви Рима разрушались, а духовенство погрязло в вакханалиях. На городских улицах каждый день происходили убийства, и бывало, что даже знатные римляне врывались в базилику Святого Петра и отнимали приношения у тех, кто еще решался их делать.

Всему этому Григорий положил конец. Он собрал милицию, добился какого-то подобия порядка в городе и даже овладел рядом провинциальных замков. Вскоре энергичный папа стал ненавистен знати и даже кардиналам, занимавшимся грабежом не меньше разбойников. Усилия Григория начали утрачивать успех, поскольку все доступные ему средства были исчерпаны, и мало-помалу его враги начали брать верх. Пришлось снова обращаться к германскому королю.

Генрих III

В сентябре 1046 года Генрих III с большим войском последовал в Италию, не встречая на своем пути никаких препятствий. Григорий VI поспешил навстречу королю, надеясь склонить того на свою сторону, но услышал, что участь его, как и двух антипап, будет решена на соборе по каноническим законам.

Собор состоялся незадолго до Рождества 1046 года в Сутри. Из приглашенных пап на него явились только двое — Григорий VI и Сильвестр III. Сильвестр был низложен и заключен в монастырь, Григорий же, объяснив, что им руководили добрые намерения, прямо рассказал о своей покупке папского сана, признал себя виновным и сам сложил с себя знаки этого сана. После этого Генрих с епископами направился в Рим. Братья Бенедикта не решились оказать ему сопротивление, и городские ворота остались открыты.

Измученные тиранией тускуланских графов римляне приветствовали германского короля ликованием как своего освободителя. И действительно, римским походом Генриха III было положено начало новой эпохи в истории Рима и церкви. Созванный 23 декабря в базилике Святого Петра собор еще раз объявил о низложении всех трех пап. После этого римляне, не видя достойного кандидата в своей среде, попросили Генриха дать им папу по его, короля, выбору. Король предложил собранию кандидатуру епископа Бамбергского и, несмотря на сопротивление последнего, возвел его на апостольский престол.

Новый папа, принявший сан под именем Климента II, немедленно короновал Генриха и его жену. На этот раз, в нарушении «традиции», за торжествами не последовал мятеж с массовой резней. Напротив, по окончании церемонии римляне провозгласили Генриха патрицием с правом передачи этой власти на городом и его наследникам. Сан патриция был тесно связан с правом назначения пап, и можно себе представить до чего довело римлян правление тускуланских графов, если они решились отказаться от своего фактически единственного права в пользу германского короля.

Далее: Средневековье. 11 век. 1047 — 1064. Реформа церкви. Гражданские войны
Назад: Рим в 10 веке

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Римские папы 9 — 10 веков

Восстановление Западной Римской Империи под именем Священной Римской Империи, основанной на соединении римских и германских начал. Попытки найти компромисс между сильной императорской властью, гарантирующей защиту папства, и желанием собственной неограниченной светской власти. Борьба с римской знатью, заявлявшей права на избрание пап. Столь частая сменяемость и короткие сроки правления, что о понтификатах многих пап практически ничего не известно.

96. Святой Лев III (795816)

Римлянин. Венчание Карла Великого императорской короной. Первое нарушение неприкосновенности законно избранного папы посредством мятежа. Похоронен в базилике Святого Петра.

97. Святой Стефан IV (816-817)

Римлянин. Похоронен в базилике Святого Петра.

98. Святой Пасхалий I (817-824)

Римлянин. Принял в Риме греческих монахов, бежавших от иконоборчества. Нашет тело Святой Цецилии и построил посвященную ей базилику. Заботился о миссионерстве в Скандинавии. Восстание Римской курии против императорской власти в Северной Италии. Похоронен в базилике Святого Петра.

99. Евгений II (824-827)

Римлянин. Подписал конституцию, по которой фактически стал вассалом императора. Принял меры для основанию школ и монастырей и осудил священников, занимавшимися светскими профессиями. Принял ряд положений по призрению за бедными, вдовами и сиротами. Похоронен в базилике Святого Петра.

100. Валентин (827)

Римлянин. Возведен на престол против своего желания. Похоронен в базилике Святого Петра.

101. Григорий IV (827-844)

Римлянин. Выдвинут знатью и возведен на престол против своего желания. Понтификат пришелся на время распада империи Карла Великого. Перестройка и ремонт ряда римских церквей. Ремонт акведука Траяна. Перестройка и укрепление порта Остия Антика. Похоронен в базилике Святого Петра.

102. Сергий II (844-847)

Римлянин. Избран знатью и посвящен без согласия императора вопреки конституции 824 года. Способствовал росту симонии — торговле церковными должностями и санами. Разграбление Рима арабами (846 год). Похоронен в базилике Святого Петра.

103. Святой Лев IV (847-855)

Римлянин. Сформировал антисарацинскую лигу и нанес поражение мусульманам при Остии. Отделил Ватикан от Рима стеной. Восстановил разграбленные сарацинами базилики Святого Петра и Святого Павла. Похоронен в базилике Святого Петра.

104. Бенедикт III (855-858)

Римлянин. Похоронен в базилике Святого Петра.

105. Святой Николай I (858-867)

Римлянин. Формирование идеологии папской теократии, т.е. полного подчинения папе остальных епископов, а так же верховенства папской власти над королевской, на основании подложных документов. Конфликты с императорами и восточной церковью. Похоронен в базилике Святого Петра.

106. Адриан II (867-872)

Римлянин. Запрет на брак духовным лицам. Поддержка миссии Кирилла и Мефодия среди славян. Похоронен в базилике Святого Петра.

107. Иоанн VIII (872-882)

Римлянин. Провозгласил неподсудность низшего духовенства светской власти. Восстановил отношения с Константинополем. Короновал двух императоров. Убит своими родственниками. Похоронен в базилике Святого Петра.

108. Марин I (882-884)

Тосканец. Ухудшение отношений с Константинополем. Похоронен в базилике Святого Петра.

109. Святой Адриан III (884-885)

Римлянин. Попытки примириться с Константинополем. Похоронен в церкви Сан Сильвестро под Моденой.

110. Стефан V (885-891)

Римлянин. Истратил наследство на помощь бедным, выкуп пленных у мусульман и восстановление церквей. Короновал своего приемного сына Гвидо Сполетского императором Запада. Похоронен в базилике Святого Петра.

111. Формоз (891-896)

Итальянец. Борьба с правителями Сполето. Смерть при невыясненных обстоятельствах. Похоронен в базилике Святого Петра.

112. Бонифаций VI (896)

Римлянин. Пробыл на престоле 15 дней. Похоронен в базилике Святого Петра.

113. Стефан VI (896-897)

Римлянин из Сполетского феодального дома. Провел «трупный синод», осуждивший папу Формоза, труп которого был выкопан и посажен на скамью подсудимых, после чего выброшен в Тибр. Похоронен в базилике Святого Петра.

114. Роман (897)

Тосканец. Осудил «трупный синод» и велел похоронить тело Формоза, выловленное в Тибре. Низложен сторонниками Стефана VI. Похоронен в базилике Святого Петра.

115. Теодор II (897)

Римлянин. Погиб от рук сторонников Стефана VI. Похоронен в базилике Святого Петра.

116. Иоанн IX (898-900)

Итальянец из Тиволи. Признал недействительность «трупного синода» и восстановил конституцию 824 года. Похоронен в базилике Святого Петра.

117. Бенедикт IV (900-903)

Римлянин. Анархия в городе. Власть делят семьи Кресцентиев и графов Тускулумских. Похоронен в базилике Святого Петра.

118. Лев V (903)

Итальянец из Ардеа. Низложен.

119. Сергий III (904-911)

Римлянин. Вошел в город при вооруженной поддержке Тускулумской партии. Восстановил Латеранский дворец, разрушенный землетрясением. Начало периода порнократии. Плохая репутация, но любовь римского народа. Похоронен в базилике Святого Петра.

120. Анастасий III (911-913)

Римлянин. Похоронен в базилике Святого Петра.

121. Ландон (913-914)

Сабинянин. Похоронен в базилике Святого Петра.

122. Иоанн X (914-928)

Итальянец из Тоссиньяно. Создание христианского альянса, одержавшего победу над сарацинами у реки Гарильяно, ликвидировавшую мусульманскую угрозу материковой Италии. Противостояние господству аристократии и попытка объединения Италии. Заключен в тюрьму Гвидо Тосканским, где и умер.

123. Лев VI (928)

Римлянин. Присоединил к римской церкви Далмацию. Возможно, отравлен. Похоронен в базилике Святого Петра.

124. Стефан VII (928-931)

Римлянин. Вероятно, был убит. Похоронен в Ватиканских гротах.

125. Иоанн XI (931-935)

Римлянин. Находился под влиянием своей матери. Похоронен в Латеранской базилике.

126. Лев VII (936-939)

Римлянин. Был папой во время правления Альберика, короля Рима, и совершено не имел власти. Похоронен в базилике Святого Петра.

127. Стефан VIII (939-942)

Римлянин. Похоронен в базилике Святого Петра.

128. Марин II (942-946)

Римлянин. Похоронен в базилике Святого Петра.

129. Агапит II (946-955)

Римлянин. Похоронен в Латеранской базилике.

130. Иоанн XII (955-963)

Римлянин. Сын короля Альберика. Стал папой в возрасте 18 лет. Считается самым аморальным папой за всю историю церкви. Короновал императором Оттона I (начало саксонской династии). Похоронен в Латеранской базилике.

131. Лев VIII (963-965)

Римлянин. Избран под давлением императора Оттона I будучи мирянином (!). Бежал от восставших римлян и был возвращен в город после осады императорскими войсками. Похоронен в базилике Святого Петра.

132. Бенедикт V (964)

Римлянин. Был избран папой во время отсутствия в Риме Льва VIII. Низложен. Похоронен в базилике Святого Петра.

133. Иоанн XIII (965-972)

Римлянин. Попытка убрать влияние знати. Плен и заточение в замке Святого Ангела. Жестокое подавление мятежа Оттоном I. Развивал церковную структуру по всей Европе. Похоронен в базилике Сан Паоло фуори ле Мура.

134. Бенедикт VI (973-974)

Римлянин. После смерти Оттона I был смещен группой знати, заточен в замок Святого Ангела и задушен. Похоронен в базилике Святого Петра.

135. Бенедикт VII (974-983)

Римлянин. Принадлежал к роду тускулумских графов. Достаточно спокойное правление в течении 9 лет. Запрет симонии.

136. Иоанн XIV (983-984)

Итальянец из Павии. После смерти императора Оттона II свергнут и заключен в замок Святого Ангела, где умер от голода и пыток. Похоронен в базилике Святого Петра.

137. Иоанн XV (985-996)

Римлянин. Произвел первую в истории римско-католической церкви канонизацию (причисление к лику святых). Отправил первых послов в Новгородскую Русь. Умер от лихорадки. Похоронен в базилике Святого Петра.

138. Григорий V (996-999)

Саксонец. Стал первым папой германского происхождения. Похоронен в Ватиканских гротах.

Далее: Римские папы 11 -12 веков
Назад: Римские папы периода Темных веков

0

Коронация императоров в базилике Святого Петра

Со времени Карла Великого коронация императора и его супруги в базилике Святого Петра, эта повторявшаяся время от времени церемония, представляла в Риме самое блестящее зрелище.

Подходя к Риму в сопровождении своей жены и свиты, будущий император останавливался у небольшого моста на Нероновом поле и здесь давал римлянам клятву в том, что права и обычаи города будут всегда им соблюдаться. В день коронования избранник вступал в Рим через Порта Кастелли замка Святого Ангела и снова произносил свою клятву.

Духовенство совместно с римскими корпорациями (цехами) встречало будущего императора у церкви Санта Мария Траспонтина в месте, называвшемся Теребинтуф Неронис. Далее торжественная процессия двигалась в направлении паперти, ведущей в собор. Сенаторы шли по сторонам короля, префект города впереди нес обнаженный меч, а камерарии короля раздавали народу деньги. У паперти король сходил с коня и в сопровождении свиты поднимался на площадку, где его ожидал папа, окруженный высшим духовенством.

Король целовал ногу папы и давал клятву быть верным защитником церкви, после чего уже папа целовал короля и объявлял его сыном церкви. Затем оба под торжественное пение входили в церковь Санта Мария ин Турри возле базилики Святого Петра, где король формально провозглашался соборным главой базилики. После этого король, предшествуемый латеранским пфальцграфом и примицерием судей, шел к серебряным дверям базилики и молился перед ними, а епископ Альбанский читал первую молитву.

коронация
Лев III возлагает императорскую корону на голову Карла Великого

В самой базилике Святого Петра будущий император должен был участвовать в бесчисленном множестве мистических обрядов. Неподалеку от входа располагался вделанный в пол порфировый круг, около которого король и папа становились на колени. Король произносил Символ веры, после чего кардинал-епископ Порто вставал на середину камня и читал вторую молитву. Далее короля одевали в новые одежды. В ризнице папа провозглашал его клериком; короля облачали в тунику, далматику, ризу священника, митру и сандалии, после чего вели к алтарю Святого Маврикия. Сюда же после подобных церемоний направлялась и королева. У алтаря епископ Остийский совершал помазание правой руки и затылка короля и читал третью молитву.

Торжественность и мистический характер церемоний, их тяжеловесная пышность и величественная монотонность молитв в стенах древней базилики, полной священных воспоминаний, должны были производить потрясающее до глубины души впечатление на коронуемого и заставлять его проникнуться величием своего призвания. Перед взором этого человека сверкала на алтаре апостола корона Карла Великого, венец всех самых честолюбивых человеческих помыслов.

Корона Карла Великого

Но сначала папа надевал помазаннику на палец золотое кольцо в знак того, что правление императора должно быть проникнуто верой, твердостью и могуществом. Еще одним символом служил меч, которым папа при соответствующих словах опоясывал короля. И только после всего этого папа возлагал на голову избранника корону, произнося: «Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, прими этот знак славы, диадему королевства, корону империи. Отрекись от дьявола и всех его грехов. Будь справедлив, милосерден и богобоязнен, и со временем на лоне праведных ты получишь вечный венец от Господа нашего Иисуса Христа».

Церковь оглашалась звуками гимна Глория, криками: «Да здравствует император, победа ему и римскому и германскому войску!» и нескончаемым ликованием воинов, приветствовавших в своем короле властителя германских и романских племен. После этого император снимал с себя имперские знаки и как иподиакон служил вместе с папой обедню, по окончании которой пфальцграф снимал с ног императора сандалии и надевал ему красные императорские сапоги со шпорами Святого Маврикия.

Затем процессия вместе с папой выходила из базилики и при звоне колоколов направлялась по так называемой триумфальной дороге, между разукрашенных по этому случаю городских зданий, к Латерану. В ряде мест процессию встречали распевавшее гимны духовенство и представители корпораций. Впереди и позади процессии камерарии раздавали народу деньги.

Торжество завершалось пышной трапезой в папском дворце. На второй день император шел в процессии к обедне в Латеран, на третий — в базилику Святого Павла, а на четвертый — в базилику Санта Кроче ин Джерусалеммо.

коронация
Григорий V коронует Оттона III

Пышная торжественность этой церемонии, установленной со времени Карла Великого, оставалась практически неизменной, лишь время от времени подвергаясь незначительным дополнениям. С этим зрелищем не может сравниться ни одна церемония нашего времени. Множество герцогов и графов, епископов и аббатов, рыцарей и сеньоров со свитой, их богатые наряды, лица и наречия иностранцев, ряды воинов, папа со своим двором и все монашеские ордена в живописных облачениях, светские власти Рима, судьи, консулы и сенаторы, отряды милиции со своими знаменами, — все это на фоне величественного и сурового Рима с его бесчисленными развалинами представляло собой поразительную картину, которая могла бы привести в изумление и античных римлян, привыкших к торжественным зрелищам.

В это время Рим снова приобретал значение всемирного города, и римляне могли думать, что избранные ими императоры сохраняли власть над всей землей. Стекавшиеся в город чужеземцы оставляли здесь огромное количество золота, позволявшее голодному народу кормиться в течение нескольких недель. А затем происходило чудовищное событие…

Патриоты созданной Альбериком национальной партии вдруг «вспоминали», что так торжественно вступавшие в Рим императоры были германцами, не знали романского языка, давали римлянам пап по своему выбору и своими походами обращали итальянские города в груды пепла. Эти «патриоты» тут же загорались гневом и хватались за мечи. Обезумевшая от ярости толпа неслась в Ватикан, чтобы убить только что коронованного императора, и одна из прекраснейших исторических картин мирового значения превращалась в дикую сцену уличной резни с потоками крови. Прекратилась такая «традиция», завершающая торжества, лишь при коронации Генриха III.

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля