Средневековье. 12 век. 1099 — 1118. Пасхалий II и Генрих V

14 августа 1099 года в папы под именем Пасхалия II был возведен клюнийский монах Райнер. Все еще был жив Климент III (Виберт), переживший троих своих соперников и готовый вести ту же борьбу с четвертым папой. Пасхалию удалось прогнать его с помощью норманнских войск, и осенью 1100 года Виберт, наконец, упокоился. Однако императорская партия по-прежнему назначала антипап, провозглашая их в самом Риме, поскольку в ее руках оставалась базилика Святого Петра. Все они были скоро свергнуты с престола благодаря норманнам и золоту, но эта постоянная борьба, конечно, мешала Пасхалию сосредоточиться на более насущных делах.

пасхалий ii
Пасхалий II

В 1101 году впервые на историческую сцену выступает один из самых знаменитых в Средние века дворянских родов — Колонна. Это имя происходит от небольшого замка над via Labicana на Латинской горе, издавна принадлежавшего графам Тускуланским, ветвью рода которых и были Колонна. Петр Колонна был, вероятно, сыном Григория Тускуланского, брата Бенедикта IX, и прославился тем, что располагался лагерем у дорог и грабил пап и епископов. В этом он практически ничем не отличался от родоначальников остальных средневековых патрицианских родов, живших убийствами и грабежами. Пасхалию пришлось потратить годы на усмирение этой знати.

В Риме противниками папы были представители рода Корсо, владевшие превращенными в крепость и дополненными башнями развалинами на Капитолии. Когда по приказанию Пасхалия эти башни были разрушены, Стефан Корсо захватил укрепления у базилики Святого Павла и начал совершать из них грабительские набеги на Рим. Изгнанный, наконец, и отсюда, он сумел захватить несколько папских городов. Весь Рим в это время представлял собой мрачные лабиринты развалин, в которых знать не переставала устраивать заговоры.

Сторонники умершего Климента III привлекли на свою сторону маркграфа Вернера, владевшего Сполето и Анконой. По призыву заговорщиков, провозгласивших в Пантеоне папой Сильвестра IV, Вернер в ноябре 1105 года прибыл в Рим в сопровождении германского войска. Пасхалий бежал на Тибрский остров, а Сильвестр, будучи не более чем марионеткой, был силой водворен в Латеран. Битвы между сторонниками Пасхалия и имперцами происходили у Латерана, на Целии, у Септизониума и даже в Большом Цирке. Не обладая деньгами, Сильвестр вскоре оказался покинут и бежал в Тиволи, где расположился Вернер, который тоже потерпел неудачу и вместе с антипапой отправился в обратный путь.

Несмотря на противодействие в лице антипап, в конце ноября 1105 года Пасхалий II смог вернуться в Латеран. Часть знати перешла на его сторону, но положение папы оставалось чрезвычайно тяжелым и он, снова покинув город, направился к графине Матильде, чтобы под ее защитой созвать собор. 7 августа 1106 года скончался Генрих IV. Еще раньше, 6 января этого же года, на германский престол взошел его второй сын, Генрих V. Собравшийся в Майнце сейм отправил Пасхалию приглашение прибыть в Германию для прекращения раскола в Церкви, однако на состоявшемся в октябре соборе папа по поведению германских послов понял, что новый король не поступится правом на инвеституру в отношении духовенства.

Укрепившись на троне, Генрих V тут же предъявил свои права. И хотя постановлениями собора был подтвержден запрет на инвеституру, Генрих по-прежнему не желал отказываться от нее. На соборе была сделана уступка епископам, избранным при Клименте III против канонических правил. Им было обещано сохранение сана при условии искреннего примирения с церковью. Последовательные сторонники реформ Григория VII не смогли простить Пасхалию этой уступки.

Недовольный результатами своих поездок папа вернулся в Италию в сентябре 1107 года. Здесь ему сразу пришлось вступить в борьбу со Стефаном Корсо, укрепившимся в Монтальто. Все помыслы римской знати были устремлены исключительно на расширение своей власти за счет церкви, и каждому папе по возвращении в Рим приходилось созывать наемников и вассалов для борьбы с похитителями церковного имущества.

В 1108 году Пасхалий удалился в Беневент, и знать снова восстала. Отпали Сабина и Лациум, вспыхнул мятеж в Тускуле, поддержанный Петром Колонной. Тогда Пасхалий направился к Риму с отрядом норманнов, овладел замками бунтовщиков и осадил Тиволи, который так же сдался. Поднявшись на Капитолий, папа созвал знать и потребовал от нее осуждение Стефана Корсо на изгнание. После этого римской милиции удалось разрушить Монтальто и принудить семью Корсо покориться.

Завоеванный Пасхалием мир продлился лишь до приезда германского короля, которому предшествовало появление кометы, ставшее для людей предвестием войны и мора. Униженная имперская власть возрождалась в лице Генриха V, готового подчинить себе папство и в 1109 году добившегося согласия Пасхалия II возложить на него императорскую корону. При этом за церковью признавалась лишь ее духовная власть.

Не имея возможности воспрепятствовать Генриху посетить Рим, Пасхалий II 7 марта 1110 года созвал в Латеране собор, возобновивший запрет на инвеституру. После этого папа поспешил в Монте Касино, где заручился клятвенным обещанием норманнских правителей оказать ему помощь против Генриха, если таковая понадобится. Вернувшись в Рим, он созвал городскую знать и так же обязал ее торжественной клятвой не покидать его в случае опасности.

Генрих V

Генрих V перешел через Альпы осенью 1110 года. В его войске насчитывалось до 30 000 рыцарей из германцев, славян и романцев во главе с епископами и королями. Города Верхней Италии, успевшие за смутные времена ввести у себя республиканский строй, с ненавистью встречали толпы чужестранцев, которых должны были снабжать провиантом и отводить им помещения для постоя. Новара и ряд других замков оказали сопротивление и были превращены в груду пепла. Даже графиня Матильда преклонилась перед могуществом Генриха. Правда она дала королю присягу на верность только в отношении врагов империи за исключением папы, и Генрих не дерзнул потребовать от нее участия в походе на Рим.

Генрих шел в Рим, чтобы мечом добыть себе право на инвеституру. Норманны, поддавшись страху, оставались в нерешительности, старая графиня Матильда сохраняла нейтралитет, кипевшие еще недавно религиозные страсти успели остыть, а христианский мир требовал прекращения раздоров. В результате условия, в которых приходилось действовать Пасхалию II, оказались более сложными, чем те, в которых когда-то находился Григорий VII.

Переговоры между уполномоченными папы и послами Генриха V о коронации последнего велись в самом Риме, в церкви Санта Мария ин Турн около базилики Святого Петра. Однако перед коронацией должен был быть заключен договор, выработка которого представлялась труднейшей задачей. Генрих собирался отстаивать свое право на инвеституру, которым обладали его предшественники, папа же, со своей стороны, не мог не ссылаться на декреты своих предшественников, запрещавшие инвеституру светским лицам. Противоречие заключалось в том, что епископы получали от императора в ленное владение княжества, но само назначение епископов предоставлялось исключительно папе. Превращение епископов и аббатов в вассалов исключительно римской церкви отдавало этой церкви беспредельную власть с возможностью поглощения ей самого государства (чего и добивался в свое время Григорий VII). Королевская же инвеститура являлась губительной для церкви, делая уже ее вассалом короны.

Пасхалий II признавал, что государство не могло существовать без права на инвеституру, после предоставления им в распоряжение церквей неисчислимых доходов. Чтобы спасти независимость церкви, папа решил уступить королю церковные имения. По предложению Пасхалия епископы должны были отказаться от своих пожалованных короной владений в пользу государства и далее существовать на церковную десятину; король же, со своей стороны, должен был отказаться от права на инвеституру, чем признать церковь независимой от государства.

Если бы Пасхалий II остался верен этой простой и согласованной с апостольским учением идее, он превзошел бы своим величием Григория VII. Но идея эта вытекала не из величия духа папы, а из его безвыходного положения. Высшим духовным лицам, имевшим власть и занимавшим блестящее положение, такая идея показалась обрекающей их на крайние лишения. Им предстояло отказаться от владения необозримыми имениями и городами, права взимать пошлины, торговать и чеканить монету, вершить суд и быть князьями. Ни один епископ не согласился бы променять свое положение имперского сановника на положение хоть и независимого и добродетельного, но незаметного служителя Господа.

Стремясь к примирению с церковью, Генрих V заключил договор, хотя не верил в возможность его выполнения. 11 февраля 1111 года его войско расположилось у Леонины перед замком Святого Ангела, а на следующий день должна была состояться коронация. 12 февраля толпы народа с цветами и пальмовыми ветвями встретили короля у Монте Марио, откуда он верхом на коне в сопровождении блестящей свиты направился в Леонину. Принеся у ворот присягу Риму, Генрих, полный недоверия к римлянам, двинулся в базилику Святого Петра, в которую вступил лишь после того, как в ней разместились его войска.

Здесь, в базилике, на порфировом круге (rota) заключенный ранее договор должен был быть скреплен клятвой. Однако после прочтения папского декрета в собрании поднялась буря негодования. Пасхалий повелевал епископам под страхом отлучения от церкви вернуть императору Генриху V все коронные лены, поступившие во владение церквей со времени Карла Великого. Провозглашаемое декретом евангельское начало возмутило светское честолюбие духовенства, превратившегося во властных баронов.

Генрих, со своей стороны, видел ловушку в этой уступке со стороны церкви, поскольку она (уступка) была слишком велика. На собрании король объявил, что проект отъема у церквей их земель исходит не от него, а договор может быть подписан только с согласия всех имперских князей. Когда же папа стал настаивать на отказе Генриха от инвеституры, тот удалился для совещания с епископами. Наступил вечер. Пасхалий требовал прекращения затянувшегося совещания, епископы требовали отказа от принятия договора, король же настаивал на коронации, которую папа отказывался совершать.

Часть епископов постаралась раздуть разгоравшийся в юном Генрихе гнев и уговорила его, в нарушение договора, арестовать папу. Как только Пасхалий II окончил служить обедню, его принудили занять место в апсиде в окружении обнаживших мечи рыцарей. Осмелившиеся возражать епископы так же были взяты под стражу. В базилике стемнело, и раздался звон оружия. Священники стали искать спасения бегством. С наступлением ночи Пасхалия и его придворных увели в здание, примыкавшее к базилике, а сама базилика подверглась очередному разграблению.

Двое кардиналов-епископов, Иоанн Тускуланский и Лев Остийский, успели выбраться в город через мост Святого Ангела и созвать народ. Раздался набат, и Рим охватило сильнейшее волнение. Находившиеся в городе и еще не подозревавшие об опасности германцы были перебиты. Повторялась заключительная сцена коронации императора. Римляне, объединившиеся в чувстве ненависти к чужеземной власти, с наступлением дня ворвались в Леонину, чтобы освободить папу.

Высокомерное отношение Генриха к римлянам сделало его беспечным и едва не стоило ему жизни. Еще неодетый он вскочил на коня и ринулся в самую середину схватки, где был ранен и спасся лишь благодаря пожертвовавшему собой миланскому виконту Оттону. Нападение переросло в настоящую битву, и войска Генриха были на краю гибели, но тут римлянами овладела страсть к грабительству, что позволило германцам собрать силы. Римлян частично оттеснили назад через мост, а частично опрокинули в реку.

Потери императорских войск оказались так велики, что ночью Генрих покинул Леонину и два дня провел в лагере. Кардинал Тускуланский призывал римлян еще раз взяться за оружие и освободить папу и других пленников германцев, но в ночь с 15 на 16 февраля Генрих V приказал снять лагерь и отступил в Сабинскую область. С собой он увел папу и 16 кардиналов. Пленников вели на веревках, подгоняя древками копий. Такие действия должны были навлечь на короля самую страшную анафему, но Пасхалий хранил молчание.

Два месяца папа и кардиналы содержались в заточении в крепостях и в лагере Генриха. В это же время король не переставал угрожать Риму голодом и опустошением полей, надеясь подчинить его своей воле. Однако в этот раз римляне устояли даже против золота, соглашаясь открыть ворота только в обмен на освобождение пленных. Генрих был готов на эти условия, но только после коронования и признания папой права на инвеституру, на что Пасхалий II отвечал отказом.

Терпение Генриха закончилось, и он объявил, что все пленные будут казнены. После этого кардиналы и пришедшие из города римляне стали умолять папу уступить королю. 16 кардиналов от имени папы поклялись, что они предают забвению все произошедшее и никогда не будут отлучать короля от церкви, совершат над ним обряд коронования, признают в нем императора и патриция и не будут оспаривать его право на инвеституру. В ответ 14 представителей Генриха поклялись в том, что папа и все пленники будут освобождены в определенный срок, сторонники папы не будут преследоваться, Рим останется неприкосновенным, а церкви будут возвращены все ее земли.

пасхалий ii
Пасхалий II коронует Генриха V

На следующий день германское войско расположилось лагерем у Фламиниевой дороги. Здесь был составлен окончательный договор, после чего его подписал злополучный Пасхалий II. С этого момента все запрещающие инвеституру декреты Григория VII и его преемников потеряли силу. Пасхалий был освобожден, а 13 апреля Генрих V вторично въехал в Леонину. Коронование было совершено поспешно и без каких-либо изъявлений радости. Народ, не допущенный в Леонину, совсем не принимал участия в торжестве — глядя из-за городских стен, он лишь осыпал церемонию проклятиями. Новоиспеченный император спешно покинул город, а вернувшийся папа был встречен ликующим народом, видевшем в Пасхалии своего национального мученика.

Иначе отреагировала григорианская партия, объявившая, что папа своей слабостью погубил великое дело Григория VII. Избежавшие плена кардиналы прямо обвиняли Пасхалия в том, что он не предпочел погибнуть мученической смертью, чем подчиниться требованиям короля. Иоанн Тускуланский и Лев Остийский созвали в Риме собор, на котором были восстановлены декреты Григория VII, а Пасхалию предъявлено требование отлучить императора от церкви. Чужеземные епископы так же выразили свой протест. Общее негодование было так велико, что поднялся даже вопрос о низложении папы. Не знающий на что решиться, Пасхалий заявлял, что глубоко сожалеет о произошедшем и ищет способы исправить ситуацию.

В марте 1112 года папа созвал в Латеране собор, на котором объяснил почему он был вынужден согласиться на договор. После этого Пасхалий заявил, что считает привилегию, полученную Генрихом, несправедливой и предоставляет собору найти способ уладить дело, поскольку сам он никогда не отлучит Генриха от церкви и не будет препятствовать ему в пользовании инвеститурой. На последнем заседании Пасхалий признал декреты своих предшественников, но так и не проголосовал (единственный из присутствовавших) за отмену данной императору привилегии. Постановления собора вместе с требованием отказаться от права инвеституры были отправлены Генриху, который, конечно, требование отклонил.

То, что отказался сделать папа, исполнили его легаты. Эти папские представители достигли невероятного могущества со времени Григория VII. Напоминая собой проконсулов античного Рима, они внушали страх и государям и епископам, выжимали деньги из провинций и удерживали в подчинении папе королевские дворы и поместные соборы. Конон Пренестский, узнав о событиях в Риме, не колеблясь отлучил императора. Вьеннский архиепископ Гвидо созвал собор, на котором объявил признание за светским лицом права на инвеституру ересью, предал императора анафеме как второго Иуду и потребовал от Пасхалия утверждения постановлений собора.

Не принимавший участия в этих событиях Пасхалий II провел в Риме несколько спокойных лет. 24 июля 1115 года скончалась 70-летняя графиня Матильда, оставившая папу наследником своих земель. Со времени дара Пипина ни одно другое приношение не имело подобного значения и не было окружено такой тайной. Действительные географические и юридические границы наследства Матильды никогда не были точно установлены. Большой странностью является отсутствие в завещании графини указаний на определенные местности, тогда как в других дарственных того времени земли перечисляются с дотошной мелочностью.

Неопределенность давала церкви возможность раздвинуть пределы полученного наследства. Если бы папы, уже обратившие в лен Святого Петра Южную Италию, получили в свое владение все земли Матильды, почти вся Италия оказалась бы в их вассальной зависимости, а мифологический «дар Константина» обрел бы свое реальное воплощение. Прошли, однако, многие годы, прежде чем папы смогли завладеть самой малой частью этого наследства, поскольку кроме них существовали еще три претендента — свободные республиканские города, муж Матильды Вельф V Баварский и император Генрих V. В реальности же наследие знаменитой графини надолго стало яблоком раздора между императорами и преемниками Пасхалия.

Мир был нарушен в 1116 году, когда Генрих направился в Ломбардию. Побуждаемый сплотившимися епископами, в марте Пасхалий II собрал в Латеране собор и торжественно предал анафеме привилегию на инвеституру как акт, принужденный силой. Папа отказался подвергнуть императора отлучению от церкви, но и не протестовал против отлучения, объявленного Генриху легатами. В это же время послы Генриха заключили тайное соглашение с императорской партией Рима. Протест римлян против империи был временным, тогда как ненависть к папской власти полностью не угасала никогда.

Поводом к очередному мятежу стала произошедшая в марте смерть городского префекта Петра. Пасхалий назначил его преемником человека из богатого еврейского рода Пьерлеоне, но императорская партия, ненавидевшая этого магната, выставила свою кандидатуру — сына умершего Петра, племянника Птолемея Тускуланского. Его же поддержал и народ. В Страстной четверг толпа ворвалась в базилику и стала требовать от папы утверждения своего кандидата. Дело закончилось уличной резней и грабежом церквей, а примыкавший к театру Марцелла замок Пьерлеоне был подвергнут осаде.

Пасхалий бежал в Альбано и, ища помощи у баронов, раздавал им церковные земли. Папская милиция проникла было в город и взяла в плен юного префекта, но его освободил Птолемей, а восставшие нобили обратились к Генриху с просьбой прийти в Рим. С помощью войск из Беневента Пасхалию все же удалось занять часть города, однако вскоре сюда прибыл император, и папа снова бежал. Встреча, приготовленная Генриху его сторонниками, стала триумфальным шествием императора, приветствуемым ликующим народом. Никто из кардиналов и епископов, правда, не вышел ему навстречу.

С помощью золота Генрих привлек на свою сторону почти весь Рим. Здесь он отпраздновал Пасху и утвердил в должности юного префекта, после чего отбыл в Тоскану. Пасхалий выступил с войском из Беневента только осенью, и к этому времени его партия в Риме усилилась. Дружественные папе бароны помогли ему войти в город, но базилика Святого Петра оказалась занята префектом с верными ему людьми. Будучи уже в преклонных летах и чувствуя себя больным Пасхалий II умер 21 января 1118 года, через восемь дней после своего возвращения. Поскольку базилика Святого Петра находилась в руках его противников, тело папы было погребено в Латеране.

Далее: Средневековье. 12 век. 1118 — 1143. Окончание григорианского периода
Назад: Средневековье. 11 век. 1086 — 1099. Первый крестовый поход

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
0

Автор публикации

не в сети 8 часов

Dmitry

0
Комментарии: 4Публикации: 329Регистрация: 23-01-2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля
Читайте ранее:
Обелиски Рима. Часть 2.5. Египетские обелиски. Либерианский и Квиринальский обелиски

Два обелиска без иероглифов и практически идентичные друг другу по форме стоят на вершинах двух разных холмов, Эсквилина и Квиринала....

Закрыть