Средневековье. 11 век. 1086 — 1099. Первый крестовый поход

Умирая, Григорий VII наметил четырех кандидатов в свои преемники. Епископы остановили свой выбор на Дезидерии, аббате Монте Касино и кардинале церкви Санта Чечилия ин Трастевере, человеке талантливом, но не отличавшимся сильным характером. Смерть Гюискара лишила папство могущественной поддержки и, по общему мнению, только Дезидерий мог предотвратить опасность в случае, если бы наследники великого герцога оказались бы вероломными по отношению к папству.

По смерти Григория сложилась весьма необычная ситуация. Целых два года ушли на борьбу из-за папской тиары, но участники этой борьбы прилагали усилия не к тому, чтобы овладеть ей, а к тому, чтобы устранить ее от себя. В этом же упорствовал и Дезидерий. В Риме он появился лишь на Пасху 1086 года. Дезидерий надеялся, что своим отказом достигнет успокоения все еще разделенного на два лагеря разоренного города, но собравшиеся в церкви Святого Лаврентия кардиналы и аристократы стали на коленях умолять его принять сан. Дезидерий тянул время и даже предлагал средства на содержание папы, кто бы он ни был, но народ криками требовал избрания именно его, и потерявшие терпение епископы 24 мая 1086 года провозгласили Дезидерия папой под именем Виктора III.

Виктор III

С этим избранием, однако, не было достигнуто общее успокоение и вооруженные отряды даже пытались сорвать посвящение папы в Ватикане. Уже через 4 дня только что избранный Виктор III был вынужден покинуть Рим. Пробираясь вдоль побережья, поскольку графы Кампаньи были сторонниками императора, он прибыл в Террачину, сложил с себя знаки папского сана и вернулся в свой любимый монастырь. Здесь он оставался целый год, не внимая мольбам епископов и государей взять в свои руки управление церковью в эти тяжелые времена.

В Великий пост 1087 года епископы и римские нобили собрались в Капуе для выбора нового папы. Кандидатом стал Гугон Лионский, и это обстоятельство стало причиной того, что Дезидерий снова согласился принять сан. Его самолюбие было задето тем, что тиарой станет обладать один из его противников. На Пасху Виктор III в сопровождении вооруженного отряда двинулся к Риму. Они стали лагерем перед Леониной и обнаружили, что базилика Святого Петра находится в руках врагов — когда Виктор III бежал из Рима, префект императора овладел городом и призвал Климента III.

В городе продолжалась смута, а Генриха поблизости не было. Отряд Дезидерия взял базилику штурмом, и Климент III, вынужденный покинуть Ватикан, бежал в Рим и заперся в защищенном от нападения Пантеоне. После этого 9 мая в освобожденной базилике Святого Петра Виктор III был вторично посвящен в сан папы. Но уже через 8 дней он снова покинул Рим и направился в свой монастырь.

В это время для поддержки папы в Рим прибыла тосканская графиня Матильда. Ее войска заняли часть Рима, и Виктор III был вынужден вернуться и разместиться на Тибрском острове. Во власти папы, помимо острова, оказались Трастеверин, замок Святого Ангела, базилика Святого Петра, Остия и Порто. Остальная часть Рима осталась на стороне Климента. Ожесточенные битвы сменяли одна другую, и базилика Святого Петра переходила из рук в руки.

В июле, будучи больным, Виктор в третий раз покинул город. В августе в Беневенте был созван собор, на котором папа подтвердил декреты Григория VII и снова отлучил от церкви Климента III. Чувствуя приближение смерти, он приказал отвезти себя в Монте Кассино, где указал на остийского епископа Оттона, как на своего преемника на Святом престоле. 16 сентября Виктор III скончался.

Избрание Оттона затянулось, поскольку Рим был во власти антипапы, а епископы не могли придти к согласию между собой. Наконец, 8 марта 1088 года в Террачине состоялся собор, в котором приняли участие 40 епископов, кардиналов и аббатов, а так же присутствовали послы графини Матильды и послы из Германии. 12 марта Оттон был избран и посвящен в папы под именем Урбана II. Это был первый случай посвящения папы вне Рима, в одном из провинциальных городов.

урбан ii
Урбан II

Француз Урбан II принадлежал к знатному роду и был ревностным сторонником реформы Григория VII, о чем, незамедлительно, и возвестил христианскому миру. Положение его было трудным. Рим находился во власти Климента III и в городе царило беззаконие. Со стороны императора тоже грозила опасность того, что он снова пойдет в Италию и разобьет войска Матильды. В итоге Урбан II был вынужден провести почти весь 1088 год в Южной Италии. Лишь в ноябре ему предоставилась возможность войти в Рим с помощью все тех же норманнов. Город снова стал ареной борьбы двух пап — отвоевывая друг у друга отдельные улицы, они по очереди изгоняли и предавали анафеме друг друга.

Весной 1090 года Генрих IV снова перешел Альпы и столкнулся с войсками Матильды, продолжавшей с фанатичным упорством бороться за пап, поддерживающих линию Григория VII. Непостоянные римляне изгнали Климента, но Урбан так и не смог подчинить себе город и большую часть времени проводил в Южной Италии, стараясь заручиться дружбой норманнов. Пока он присутствовал на соборах, созванных в Мельфе и Беневенте, римляне снова отпали от него. Успехи Генриха IV повлияли на них так сильно, что теперь они начали искать сближения с императором. В 1091 году горожане взяли приступом замок Святого Ангела, прогнали папский гарнизон и призвали Климента III.

Римская область разрывалась на части епископами обеих партий. Графы Кампаньи, номинально признавая Климента III, пользовались расколом в церкви для ее грабежа. Каждый из пап имел своих министров, судей и префекта, но реальную власть имели лишь чиновники принадлежавшие Клименту, поскольку Урбан даже не имел возможности появиться в городе. Ему ничего не оставалось, как отлучить своего противника от церкви, что он и сделал на соборе в Беневенте в марте 1091 года.

Конрад

Терпя одно поражение за другим, Урбан и Матильда решились на коварный замысел, совершенно не красящий их обоих. Наместником Генриха IV в Италии уже несколько лет был его старший сын Конрад. Несходный с отцом по природе и склонный к мирным искусствам, он давно тяготился длившейся без конца борьбой. Поддавшись увещеваниям служителей церкви, Конрад решил восстать против отца. Генрих угадал замысел сына и заключил его в тюрьму. Конрад сумел бежать и был восторженно принят графиней Матильдой, направившей его к папе, который тут же дал юноше отпущение греха, совершенного против собственного отца.

Примеру восставшего Конрада последовал ряд городов. Милан, Лоди, Пьяченца и Кремона объявили себя сторонниками Конрада и заключили с графиней Матильдой союз на 20 лет, а в 1093 году в Милане Конрад был провозглашен королем Италии. Получив известия о бегстве, измене и коронования своего сына, император, уже готовый на самоубийство, в отчаянии удалился в свой провинциальный ломбардский замок.

Изменившийся ход событий позволил Урбану II в конце ноября 1093 года прибыть в Рим. Климент отсутствовал в городе, но укрепленные места, такие как Латеран и замок Святого Ангела, находились в руках его сторонников. Урбан нашел приют в укреплении возле церкви Санта Мария Нова на развалинах храма Венеры и Ромы, принадлежавших семье Франджипане, которая всегда поддерживала законных пап. После этого был подкуплен начальник гарнизона, оставленного в Латеране Климентом III, и на Пасху 1094 года Урбан II вступил, наконец, в папский дворец и впервые занял Латеранский престол.

Нескончаемая война между императорской короной и папской тиарой привела империю к не поддающемуся описанию бедственному положению. Общество прониклось ненавистью и жило одними раздорами и преступлениями, символом которых стала измена Конрада. Этот разлад грозил нарушить целостность христианского мира, и если бы Христос вернулся на землю, он нашел бы, что его религия любви настолько отдалилась от своего первоисточника, что стала совершенно неузнаваемой.

Выход нашелся в Крестовых походах. Апостол Петр, наследниками которого считали себя папы, являлся символом римской иерархии и единства Вселенской церкви, но не был символом того Спасения, которое искал каждый христианин. Вместо того чтобы обращаться к апостолу, стоявшему у врат в Царствие Небесное, не лучше ли было обратиться к самому Сыну Божиему? Люди, привыкшие верить, что самый верный путь в рай шел через ворота Рима, теперь находили эти ворота штурмуемыми проклинавшими друг друга папами, обрекавшими мир на бедствия.

Паломники в это время практически перестали посещать Рим и превращенную в крепость базилику Святого Петра. Где же людям было искать истинного Спасителя? Наивное в своей невежественности человечество 11 века конечно было убеждено, что искать Христа нужно у самого Его гроба в Иерусалиме. Число паломников в далекий иудейский город неуклонно росло, а вместе с ним иссякал приток денег в Рим. И, не имея возможности противостоять этой тенденции, римская церковь решила возглавить ее. Присоединив церковь к великому чувству, воспламенившему Европу, папы и сами получили новое всемирно-историческое значение.

Проповедником первого крестового похода стал сам Урбан II. Прибыв в начале марта 1095 года в Тоскану по приглашению Матильды, он созвал в Пьяченце собор. Число участников оказалось так велико, что заседания пришлось проводить на открытом воздухе. Явилось даже посольство из Константинополя с просьбой о помощи, которая была ему сразу обещана. Для защиты восточной церкви было решено созвать второй собор в Клермоне, где папа, сам француз, призвал бы для этой цели франков. Перед поездкой Урбан принял присягу от Конрада, пообещав ему императорскую корону с условием отказа от прав на вмешательства в дела церкви.

Клермонский собор состоялся в ноябре 1095 года. Папу встретили 13 архиепископов, 205 епископов, множество французских нобилей и многотысячная толпа разнообразного народа, расположившаяся вокруг города. Урбан II знал, что большая часть его слушателей состояла из грабителей и убийц, но это ничуть не убавило его энтузиазма. Папа произнес не речь, а проповедь. Самым сильным желанием слушавших его людей было искупить свою вину, и крестовый поход становился актом покаяния, через который достигалось отпущение грехов.

урбан ii
Урбан II благословляет крестовый поход на Клермонском соборе

Урбан изобразил порабощенное положение священного города, в котором Искупитель жил, страдал и умер. Взывая к единодушию христиан, он приглашал их опоясаться мечом и идти на освобождение Христа. Тесно сплотившиеся слушатели, среди которых было мало людей с чистой совестью, неоднократно прерывали папу восторженными возгласами. Князья, рыцари, епископы и кнехты спешили пришить к своему платью красный крест. Этот символ давал возможность прикрыть свое честолюбие, поиск приключений и любые преступления. Осужденные на изгнание стекались под знамя крестового похода, уверенные, что при жизни получат отпущение грехов и золотые горы. Успех проповеди превзошел все ожидания Урбана. Правда настойчивая просьба некоторых епископов о том, чтобы он лично возглавил поход, была им отклонена. Своим заместителем в походе папа назначил Адемара, епископа Пюи.

Римлян в войске, выступившем под знаменем Христа, не было. Им были совершенно чужды увлечение великими идеями и рыцарский романтизм. Сложная система вассальных отношений, лежавшая в основе рыцарства, могла развиться только при светском дворе. В Риме же этому препятствовала церковь, которой была подчинена вся жизнь города. Римская аристократия того времени была груба, невежественна, бедна и корыстна. Графы, населявшие Кампанью, представляли из себя обыкновенных разбойников, кто крупнее, кто мельче. В их замках не появлялись странствующие трубадуры, не устраивались турниры и романтическая поэзия не находила своих слушателей.

Погрузиться на корабли войско крестоносцев должно было в Бари, для чего им пришлось пройти через Тоскану, Рим и Апулию. Каково же было изумление рыцарей, когда своих первых противников они встретили не в мусульманских землях, а в Риме! «Когда мы вошли в базилику [Святого Петра], — писал очевидец, — мы нашли в ней приверженцев безумного папы Виберта с обнаженными мечами в руках; возложенные нами на алтарь приношения эти люди захватили себе; когда мы, стоя на коленях, молились, они, взобравшись на балки, бросали в нас камни и готовы были убить каждого, кто только казался им сторонником Урбана».

Для Урбана появление крестоносцев в Риме конечно принесло пользу, заставив Виберта удалиться из города. Вступивший в Рим вслед за войсками, он оказался обладателем почти всего города и смог провести Рождество в мире и тишине. В руках сторонников Виберта оставался лишь замок Святого Ангела, поскольку крестоносцы не пожелали тратить время на его осаду. Замок был взят, благодаря измене, лишь 24 августа 1098 года, и только тогда папа смог наконец назвать себя властителем Рима.

Урбан II умер 29 июля 1099 года. Мы не знаем, успел ли он получить известие о взятии Иерусалима, произошедшем 15 июля. Вскоре умер и Климент III (Виберт). Забытый и покинутый всеми юный Конрад последовал за ним уже в 1101 году. Генрих IV скончался 7 августа 1106 года, по-прежнему отлученный от церкви. Так закончилась жизнь главных участников драматического противостояния Церкви и Империи конца 11 века.

Далее: Средневековье. 12 век. 1099 — 1118. Пасхалий II и Генрих V
Назад: Средневековье. 11 век. 1065 — 1085. Правление Гильдебранда (Григория VII)

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте ранее:
Обелиски Рима. Часть 2.4. Египетские обелиски. Солнечный обелиск или обелиск Монтечиторио

Еще одно название этого обелиска — обелиск Псамтика II. Он установлен на площади Монтечиторио, напротив здания, в котором находится Нижняя...

Закрыть