Архив рубрики: ИСТОРИЯ

Барокко. 17 век. 1623-1655. Урбан VIII Барберини и Иннокентий X Памфили

Урбан VIII

6 августа 1623 года конклав избрал папой кардинала Маффео Барберини. 29 сентября состоялась интронизация, на которой Маффео принял имя Урбана VIII. И одна из первых изданных им булл (1624 год) под страхом отлучения запрещала употребление табака в святых местах.

Новый папа стал настолько активно продвигать своих родственников, что ошеломленным римлянам вспомнились времена понтификов Возрождения. Вся семья Барберини оказалась задареной кардинальскими титулами и самыми доходными должностями в папском государстве. По оценкам историков за время правления Урбана VIII Барберини скопили 105 млн экю личного состояния.

На понтификат Урбана VIII пришелся очередной юбилейный 1625 год. Во время процессий, двигавшихся от церкви к церкви, в окружающую толпу бросались золотые монеты. По вечерам городские фонтаны освещались искусственными огнями. Все это должно было свидетельствовать о папском могуществе.

Еще в бытность свою кардиналом Маффео Барберини познакомился с будущим гением барокко, скульптором и архитектором Джан Лоренцо Бернини. Предполагают, что именно кардинал держал зеркало перед лицом скульптора, когда тот работал над Давидом, так как мастер хотел придать модели собственное выражение напряженной сосредоточенности. Теперь же, став папой, Маффео немедленно послал за Бернини и потребовал, чтобы молодой гений (ему было 23 года) служил только ему.

Бернини

Папа всемерно содействовал скульптору, как любимому сыну, говоря: «Он — редкостный человек, величайший художник, рожденный по воле Божьей к славе Рима, дабы осиять сей век своим гением». Понтифик велел пускать скульптора в свои покои в любое время и настоял, чтобы молодой человек по-прежнему относился к нему, как к другу, и не думал, что общается с папой.

Первыми работами мастера, сделанными при новом папе стали фасад церкви Санта Бибиана и статуя ее святой. Но уже летом 1626 года, после торжественного освящения базилики Святого Петра, Бернини получил свое самое важное задание — работу над ее интерьером, занявшую у него около 10 лет. Первое, что предстояло сделать мастеру, бронзовый балдахин над надгробием Святого Петра. Его возведение оказалось под вопросом, поскольку столь массивный монумент требовал соответствующего фундамента, а соорудить для него котлован, не потревожив священных гробниц и реликвий, оказалось просто невозможным.

Подобное кощунство вызвало громкие протесты, а когда несколько рабочих умерли при загадочных обстоятельствах и остальные отказались работать дальше, на площади состоялись демонстрации и по всему Борго прошли марши противников Бернини. Однако папа был настроен решительно и распорядился о дополнительных выплатах рабочим. Более того, ввиду нехватки бронзы, он благословил снятие бронзовой облицовки с портика Пантеона. Этот акт вандализма был отражен в памфлете, приписываемом папскому лекарю: «Quod non fecerunt barbari, fecerunt Barberini (Что не сделали варвары, сделал Барберини)».

базилика святого петра
Foto by Jean-Pol Grandmont

Работа над балдахином продолжалась до 1633 года, но еще в 1629 году умер главный архитектор базилики Карло Мадерна, и на его место был поставлен Бернини. Мадерно предполагал разместить по концам фасада две башни, и Бернини взялся за осуществление этого проекта. Когда два первых яруса южной башни были закончены, над ними установили деревянный макет третьего яруса. Эта постройка восхитила всех, но вскоре в ней начали появляться трещины, затронувшие и сам фасад. Конструкция Бернини оказалась слишком тяжелой для фундамента Мадерно. Башню велели немедленно снести, пока она не привела к новым повреждениям. Униженный и раскритикованный даже папой, Бернини удалился домой, где, по слухам, слег в постель. Больше никаких внешних изменений в базилике не производилось.

В 1625 году Урбан VIII приобрел участок земли на Квиринальском холме на месте бывшего особняка и виноградников семейства Сфорца, где задумал строительство своей резиденции. Работу над дворцом, получившим название Палаццо Барберини, начал Карло Мадерно, а после его смерти продолжил Бернини. Строительство закончилось в 1633 году. В качестве помощника мастера здесь отметился его будущий соперник, внук Мадерно, Франческо Борромини, создавший во дворце известную улитковидную лестницу с двойными колоннами по бокам.

После возведения дворца началось и обустройство прилегающей к нему площади. Была запланирована постройка фонтана, который снабжал бы горожан водой из отреставрированного акведука Аква Феличе и служил бы украшением площади. В 1642 году Бернини представил папе проект фонтана Тритон, а в 1643 году готовый фонтан предстал перед горожанами во всем своем великолепии. В 1644 году на краю площади мастер установил еще один фонтан, предназначенный для лошадей, — Фонтан Пчел.

Площадь Барберини. Фонтан Тритон

В 1638 году началось сооружение одного из самых известных творений Борромини — церкви Сан Карло алле Куаттро Фонтане. Она невелика по размерам и потому получила уменьшительное название Сан Карлино. К этому времени барокко почти отказалось от прямых линий и гладких стен, раздробив последние множеством декоративных элементов. Более того, фасады стали вогнутыми и выпуклыми, следуя форме улицы или площади, на которой располагались. В этом плане церковь, построенная Борромини стала верхом изобретательности — ее фасад имеет сложную волнообразную форму. Строительство самого здания закончилось в 1641 году, но фасад относится уже к 1665-1667 годам.

Сан карло алле Куаттро Фонтане

В начале 1632 года вышла в свет книга Галилея «Диалог о двух главнейших системах мира — птолемеевой и коперниковой», снабженная хитрым, как наивно полагал ученый, предисловием о том, что книга имеет своей целью развенчание коперниканства. Работа была написана в форме диалога между тремя любителями науки: коперниканцем Сальвиати, нейтральным Сагредо и приверженцем Птолемея Симпличио. Она не содержала авторских выводов, но сила аргументов в пользу системы Коперника говорила сама за себя.

Урбан VIII конечно узнал в простаке Симпличио себя и свои аргументы и пришел в ярость. А незадолго до выхода книги Галилей еще и вступил в конфликт с иезуитами, так что защитников в Риме у него фактически не осталось. Уже через несколько месяцев книга была запрещена и изъята из продажи, а самого Галилея, невзирая на очередную эпидемию чумы, вызвали в Рим на суд Инквизиции по подозрению в ереси, куда он и прибыл 13 февраля 1633 года.

Принимая во внимание возраст и болезни обвиняемого, в качестве тюрьмы использовали одну из служебных комнат в здании инквизиционного трибунала. Здесь он провел всего 18 дней. Такая необычная снисходительность была вызвана, скорее всего, согласием Галилея покаяться и влиянием тосканского герцога, хлопотавшего о смягчении участи своего учителя.

Судя по сохранившимся документам, научные темы на процессе не обсуждались. Основными вопросами были сознательно ли Галилей нарушил эдикт 1616 года и раскаивается ли он в содеянном. В итоге ученый был поставлен перед выбором: либо он покается и отречется от своих «заблуждений», либо повторит участь Джордано Бруно. Последний допрос состоялся 21 июня и на нем Галилей подтвердил, что согласен произнести требуемое отречение. 22 июня объявили приговор, признававший Галилея виновным в распространении книги с «ложным, еретическим, противным Святому Писанию учением» о движении Земли.

Галилей был приговорён к тюремному заключению на срок, который установит папа. Его объявили не еретиком, а «сильно заподозренным в ереси». Такая формулировка тоже была тяжким обвинением, но спасала от костра. После оглашения приговора Галилей на коленях произнёс предложенный ему текст отречения. Копии же приговора по личному распоряжению Урбана VIII были разосланы во все университеты католической Европы.

В 1638 году в Рим прибыл немецкий ученый-полимат и изобретатель, монах ордена иезуитов, профессор математики и востоковедения, Афанасий Кирхер, ученый, чье мнение было судом высшей инстанции в научных дискуссиях того времени. В отличие от Галилея, Кирхер напралял все свои усилия на научные доказательства истинности католицизма, и вот ему Урбан VIII оказал активную финансовую поддержку. В 1644 году Кирхера даже включили в комиссию по переводу Писания на арабский язык.

Урбан VIII стал последним папой, расширившим территорию своего государства, включив в него в 1626 году Урбино. В 1641 году он попытался овладеть и принадлежавшим семье Фарнезе герцогством Кастро, но, благодаря поддержке герцогства венецианцами и флорентийцами, эта попытка закончилась неудачей. Следует, правда, отметить, что Фарнезе залезли в неоплатные долги к ватиканским банкирам, и Урбан для начала просто потребовал продать их права на герцогство и лишь после отказа направил туда свою армию.

По распоряжению Урбана Карло Мадерно построил летнюю папскую резиденцию в Кастель Гандольфо. При Урбане же были укреплены Кастельфранко-Эмилия, гавань Чивитавеккья и замок Святого Ангела, а также открыт оружейный завод в Тиволи. Булла 1638 года запретила рабство туземцев Южной Америки, обращенных в христианство. Была отменена монополия иезуитов на миссионерскую деятельность в Китае и Японии. Папа также осудил массовую ведьмовскую истерию в германских княжествах.

Урбан VIII активно покровительствовал не только архитекторам, но и художникам, таким как Караваджо, Никола Пуссен и Клод Лоррен. Следствием этого, как и военных инициатив, стал рост папских долгов. Унаследовав долг в 16 млн экю, к 1640 году Урбан превратил его в 35 млн. На уплату одних только процентов по долгу уходило около 80% годового папского дохода.

Согласно историку Джону Баргрейву, в 1636 году члены испанской фракции Коллегии кардиналов, придя в ужас от расточительства папы, сговорились арестовать его и отправить в тюрьму. Заговор был раскрыт и папа постановил, чтобы все кардиналы покинули Рим и вернулись в свои титульные церкви.

Рим в 1642 году

29 июля 1644 года Урбан VIII скончался. Говорили, что его смерть была ускорена унынием от результатов войны за герцогство Кастро, сделавших его очень непопулярным. Сразу после смерти бюст Урбана, располагавшийся рядом с Дворцом Консерваторов на Капитолии, был разрушен разъяренной толпой.

Непопулярность Урбана сказалась и на результатах следующего папского конклава, отвергнувшего кандидатуру кардинала Джулио Чезаре Сакетти, тесно связанного с семьей Барберини. Вместо него 15 сентября 1644 года следующим папой был избран Джованни Баттиста Памфили, принявший при интронизации, состоявшейся 4 октября, имя Иннокентия X.

Иннокентий X

Вскоре после своего избрания Иннокентий X инициировал судебный иск против семьи Барберини за хищение государственных средств. Братья Франческо, Антонио и Таддео Барберии бежали в Париж, где нашли покровителя в лице кардинала Мазарини. Иннокентий X конфисковал их имущество и 19 февраля 1646 года постановил, что все кардиналы, покидавшие Папскую область без согласия папы, лишались имущества и сана. Однако ни Иннокентий, ни Мазарини не были готовы к открытому противостоянию и несколько позже Барберини были реабилитированы.

Карьера Бернини, любимца ненавидимого новым папой Урбана VIII, поначалу серьезно пострадала. Иннокентий X явно отдавал предпочтение Франческо Борромини и Карло Райналди. Тем не менее, вкусом Иннокентий обладал и настоящее искусство ценить умел. За Бернини сохранились посты, на которые его назначил Урбан, и под его руководством продолжались работы над интерьером нефа Святого Петра. Ему даже позволили продолжить работу над надгробием Урбана VIII, и когда 1647 году происходила церемония торжественного открытия монумента, присутствующие услышали, как папа пробормотал: «О Бернини говорят плохо, но он — великий и редкий человек».

Статуя Урбана VIII работы Джованни Лоренцо Бернини

Семейство Памфили, поселилось в Риме в 16 веке в довольно скромном дворце на Пьяцца Навона. Став папой, Джованни Баттиста задумал сделать дворец более представительным, а прилегающую к нему территорию превратить во что-то подобное Пьяцце Барберини Урбана VIII. Проекты нового дворца и церкви Сант Аньезе ин Агоне рядом с ним были поручены Джироламо Райнальди. К созданию церкви привлекли Карло Райналди, а немногим позже в строительстве обоих зданий принял участие и Борромини.

На самой площади папа планировал установить найденный у Аппиевой дороги обелиск, а вокруг него соорудить фонтан. Бернини не был приглашен к участию в конкурсе проектов, однако его макет (есть разные версии произошедшего) попался на глаза Иннокентию и сразу очаровал понтифика: «Единственный способ отказаться от его работ, это не видеть их». Так скульптор украсил Рим прекрасным фонтаном Четырех Рек и вернул себе папское благоволение.

палаццо памфили
Каспар ван Виттель. Рим, Пьяцца Навона с Палаццо Памфили и церквями Сант Аньезе ин Агоне и Сан Джакомо дельи Спаньоли. (1680 — 1720)

За время правления Иннокентия X Бернини, помимо многочисленных бюстов римской аристократии и духовенства, создал часовню Фонсека в церкви Сан Лоренцо ин Лучина и здание церкви Сант Андреа аль Квиринале, предназначавшейся для иезуитских послушников, живших на Квиринальском холме.

В 1648 году началась вторая война за герцогство Кастро. Иннокентий X без предупреждения направил в герцогство епископа, который запретил Фарнезе въезд без разрешения Ватикана. Епископ попытался взять управление Кастро в свои руки, но был убит. Папа возложил ответственность за преступление на Фарнезе и направил войска на завоевание Кастро. 2 сентября 1649 года город был взят и полностью разрушен. Земля перешла в папские владения, а художественные ценности перевезли в Ватикан.

В 1647-1650 годах под руководством Борромини был перестроен интерьер базилики Сан Джованни ин Латерано — каждую пару колонн объединили в массивный пилон, придав церкви пышную и тяжелую торжественность. В 1655 году Борромини закончил работу над вогнутым фасадом Сант Аньезе ин Агоне, архитектурным центром Пьяцца Навона.

В руках потомков Иннокентия X и его родственников до сих пор находится их картинная галерея. Она выставлена в Риме под названием галереи Дориа-Памфили. А выстроенная по заказу папы Вилла Дориа-Памфили сейчас является излюбленным местом отдыха жителей Рима.

Следует заметить, что весь 17 век шло стремительное изменение облика Рима. Ведь особую славу искусства барокко составляла как раз его способность создавать величественные архитектурные ансамбли. На смену замкнутым средневековым площадям и узким улочкам пришли светлые открытые площади, давшие начало прямым и широким улицам-магистралям.

В августе 1654 года здоровье 80-летнего понтифика начало стремительно ухудшаться. В ночь на 6 января 1655 года Иннкентий X умер. Похоронили его в церкви Сант Аньезе ин Агоне.

Назад: Барокко. 17 век. 1605-1623. Павел V

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Барокко. 17 век. 1605-1623. Павел V

14 марта 1605 года 62 кардинала открыли конклав для избрания преемника умершего Климента VIII.

Лев XI

1 апреля ими был выбран кардинал Алессандро Медичи, четвертый человек из этого рода, принявший сан папы римского. 10 апреля он прошел интронизацию и принял имя Льва XI. Однако, уже на 28 день своего понтификата Алессандро умер от переутомления и переохлаждения во время процедуры принятия сана в Латеранской базилике. Из-за такой скоротечности правления Лев XI получил прозвище Papa Lampo (Папа — молния).

16 мая следующим, 233-м папой был избран кардинал Камилло Боргезе. При интронизации, состоявшейся 29 мая, он принял имя Павла V. В отличие от своего семидесятилетнего предшественника Павел был сильным, пышущим здоровьем и энергией человеком, внешне походившим на преуспевающего купца.

Начало его понтификата отметилось обострением отношений Рима с Венецианской республикой, принявшей законы, по сути отделявшие церковь от государства. Угрозы со стороны Павла V не возымели никакого действия, и в апреле 1606 года понтифик подверг Венецию интердикту. Этот случай стал последним в истории отлучением от церкви целого суверенного государства. Интердикт также ни к чему не привел, тем более, что позицию правительства республики поддержала и большая часть венецианского духовенства. При посредничестве Франции и Испании конфликт был несколько сглажен, и в марте 1607 года Павел снял с Венеции отлучение.

Павел V

Не смотря на то, что Павел сделал все, чтобы его семейство могло наслаждаться радостями, предоставляемыми богатством, он в то же время был глубоко верующим и усердным в молитве человеком. Образованный и трудолюбивый, понтифик проявлял и милость к бедным, и тратил огромные деньги на строительство и приобретение произведений искусства. Правда в его покровительстве художникам присутствовали и политические мотивы.

Римская Церковь, выходившая из Контрреформации и постоянно осаждаемая врагами, оставалась слишком уязвимой для того, чтобы перейти в активное наступление. Ее ближайшей задачей стало не угнетение и изгнание, а привлечение. В эту стратегию вошла и замена холодного маньеризма менее строгим искусством, характеризовавшимся бурным проявлением чувств, цветистостью и пышностью, позднее получившим название «барокко».

Духовенство сделалось в Италии гораздо богаче и могущественнее светских владык. Увеличившиеся доходы церкви и ее растущие амбиции способствовали бурному строительству в Риме, который украсился множеством богатых и причудливых церквей, дворцов, площадей и фонтанов. Новая великолепная архитектура будто воплотила в себе саму суть папской власти с ее безграничными претензиями и изощренностью в политике.

Папы любили напоминать своим гостям, что во времена императора Траяна в городе работало 11 водопроводов, снабжавших водой 1300 фонтанов. Нынешний Рим никак не мог соперничать в этом отношении с античным, но все же заслуживал большего, чем имел, и для начала Павел V отремонтировал акведук того самого Траяна, получивший теперь название Аква Паола. Он нес воду из озера Браччано до самого Трастевере. В ознаменование окончания этих работ в 1612 году папа построил грандиозный фонтан Аква Паола на Яникульском холме.

Фонтан Аква Паоло

Новые фонтаны были сооружены во дворе Бельведера, на Пьяцца Скосса Кавалли и Пьяцца ди Кастелло (разрушен во время революции 1849 года), на Пьяцца ди Санта Мария Маджоре и перед Латераном. Построили фонтан «для жаждущих крестьян и покрытых пылью возчиков» на Виа Чернайя и фонтан для иудеев на площади перед их синагогой. Карло Мадерно спроектировал три фонтана для ватиканского сада: Фонтана дельи Спекки, Фонтана делле Торри и Фонтана делло Скольо. Ему же принадлежат пять фонтанов в северной части площади Святого Петра.

Павел V заказал строительство внешней часовни Боргезе (капелла Паулина) у Санта Мария Маджоре, завершенное в 1611 году, и водружение огромной сосновой шишки во дворе Шишки (Кортиле делла Пинья) в Ватикане. Было отреставрировано и украшено несколько старых церквей и возведена новая — Санта Мария делла Витториа, а также расширен Квиринальский дворец и продолжено мощение улиц.

квиринальский дворец
Антонио Чиочи. Празднество у Квиринальского Дворца

Позаботился папа и о своем семействе, украсив принадлежащие ему три дворца — Палаццо Жиро-Торлония, построенный в Борго для кардинала Адриано Кастелесси да Корнето, Палаццо Боргезе, возведенный для испанского кардинала Дезы и приобретенный папой в 1605 году и дворец, построенный для племянника Павла, кардинала Сципионе Боргезе. На постройку последнего, называющегося сейчас Палаццо Паллавичини-Роспильози, пошла наземная часть терм Константина. Факт, что к памятникам античной архитектуры сохранялось прежнее равнодушное отношение, и древние здания разбирались на строительные материалы без всякого сожаления.

Палаццо Боргезе

Кардинал Сципионе и сам был щедрым покровителем города, оплатившим реставрацию базилики Сан Себастьяно и строительство фасадов Сан Грегорио Маньо и Санта Мария делла Витториа. В большом парке за церковью Тринита деи Монти кардинал построил виллу, в которой разместил одну из лучших в мире частных коллекций произведений искусства и древностей.

Вилла Боргезе

По свидетельствам посетителей, в саду были представлены множество самых вкусных плодов и всяческая экзотика, фонтаны различных форм, рощи и ручьи. К саду примыкал виварий со страусами, павлинами, лебедями, журавлями, оленями, зайцами и разными необычными зверями. Рядом с домом тянулась мраморная балюстрада с фонтанчиками и статуями на пьедесталах. Стены дома были покрыты инкрустациями со сценами из античных мифов.

Сады, разбитые около виллы, были во всех отношениях достойны Рима, ставшего к тому времени цветущим садоводческим центром. Там были «секретные сады», giardini segreti, в которых аромат апельсинов смешивался с запахами редких трав, нижний сад, засаженный анемонами, гиацинтами и нарциссами, сад тюльпанов, обрамленный кустами роз, жасминовые изгороди и грядки с земляникой. Гостей виллы встречала большая мраморная табличка: «Откуда бы ты ни пришел, ты — свободный человек, не страшись здесь оков законов! Ступай туда, куда пожелаешь, спрашивай обо всем, что возбудит твой интерес… Да будет наслаждение единственным законом для гостей…»

Фонтан в парке у виллы Боргезе

В один из дней 1605 года во время мессы в базилике Святого Петра на пол упала большая мраморная глыба, едва не придавив собой членов общины, стоявших у алтаря Мадонны делла Колонна. За шестьдесят с лишним лет, прошедших с кончины Микеланджело, облик базилики кардинально изменился, но под ее куполом все еще располагалось множество ветхих построек разных периодов и стилей. После этого неприятного происшествия Распорядительный совет был вынужден признать, что все старые обветшавшие фрагменты здания необходимо снести. Папа с неохотой согласился. Правда теперь с монументами и реликвиями обошлись более уважительно, чем во времена Юлия II «Разрушителя». Останки аккуратно извлекли и перезахоронили со всеми подобающими почестями, а ценную утварь тщательно упаковали и вывезли в другие церкви.

Чести строить новый неф удостоился Карло Мадерно, преемник делла Порты и архитектор, работами которого восхищался Павел V. К Числу последних относится, например, фасад базилики Санта Сусанна (1605 год). Постройкой нефа Мадерно занимался с 1607 по 1617 годы. Поскольку папа пожелал, чтобы здание стало более вместительным, архитектору пришлось значительно удлинить неф, что привело к несоответствию между куполом и фасадом. Современники сурово критиковали Мадерно как за неф, так и за законченный им в 1614 году фасад: первый за то, что он закрыл вид на купол с площади, а второй — за непропорционально большую по отношению к высоте ширину.

базилика святого петраНад гигантскими колоннами фасада расположилась латинская надпись, сообщающая о том, что это здание построил Павел V Боргезе, римлянин, Великий Понтифик. Поскольку эти слова оказались как раз над центральным входом, в Риме начали острить, что это храм скорее Павла, нежели Петра.

В 1611 году, в ореоле своей славы, в Рим приехал Галилей. Он надеялся убедить папу в том, что учение Коперника вполне совместимо с католицизмом. Ученый не только был принят хорошо, но и избран шестым членом Академии деи Линчеи, а также познакомился с Павлом V и рядом влиятельных кардиналов. Он продемонстрировал кардиналам свой телескоп, давая осторожные и осмотрительные пояснения, а те создали целую комиссию для выяснения вопроса, не грешно ли смотреть на небо в трубу, но пришли к выводу, что это позволительно.

Галилео Галилей

Обнадеживало открытое обсуждение римскими астрономами вопроса, движется ли Венера вокруг Земли или вокруг Солнца (смена ее фаз говорила в пользу последнего), и в 1613 году осмелевший Галилей в письме к своему ученику аббату Кастелли заявил, что Священное Писание относится только к спасению души, а в научных вопросах не имеет авторитета. Более того, он опубликовал это письмо, чем вызвал к себе повышенное внимание инквизиции.

В том же 1613 году Галилей выпустил книгу «Письма о солнечных пятнах», в которой открыто поддержал гелиоцентрическую систему Коперника. И лишь более года спустя, 25 февраля 1615 года, римская инквизиция завела против него первое дело по обвинению в ереси. Не смотря на это Галилей призвал Рим высказать окончательное отношение к коперниканству. Реакция церкви оказалась ровно обратной ожидаемой.

12 апреля 1615 года кардинал-инквизитор Беллармино направил теологу Паоло Антонио Фоскарини, защитнику коперниканства, письмо, проясняющее позицию церкви. В этом письме указывалось, что церковь не возражает против трактовки коперниканства как удобного математического приема, но принятие его в качестве реальности означало бы признание ошибочным традиционного толкования библейского текста, что пошатнет авторитет церкви.

24 февраля 1616 года эксперты инквизиции официально определили гелиоцентризм как опасную ересь:

  • Утверждать, что Солнце стоит неподвижно в центре мира — мнение нелепое, ложное с философской точки зрения и формально еретическое, так как оно прямо противоречит Священному Писанию.
  • Утверждать, что Земля не находится в центре мира, что она не остается неподвижной и обладает даже суточным вращением, есть мнение столь же нелепое, ложное с философской и греховное с религиозной точки зрения.

5 марта Павел V утвердил это решение и декрет Римской курии, который включил книгу Коперника «Об обращениях небесных сфер» в Индекс запрещенных книг. Правда, книги Галилея, защищавшие гелиоцентрическую систему, упомянуты не были. Находившийся в Риме Галилей безуспешно пытался повернуть дело в другую сторону. Еще 26 февраля 1616 года он был вызван Беллармино и заверен, что лично ученому ничего не грозит, но впредь всякая поддержка «коперниканской ереси» должна быть прекращена. 11 марта в знак примирения Галилей был удостоен 45-минутной прогулки с папой, после чего вернулся во Флоренцию, где проживал с 1610 года.

В октябре 1615 года Рим посетило первое дипломатическое посольство из Японии. Результатов, правда, никаких достигнуто не было. Сам Павел развивал миссии в Конго и Парагвае.

28 января 1621 года Павел V умер от инсульта в Квиринальском дворце. Его похоронили в построенной им Паолинской часовне Санта Мария Маджоре.

Григорий XV

9 февраля новым папой был избран кардинал Алессандро Людовизи, принявший при интронизации, состоявшейся 14 февраля, имя Григория XV. Старый и немощный понтифик умер уже через пару лет после своего избрания, 8 июля 1623 года. В 1621 году он издал буллу, урегулировавшую папские выборы, которые теперь должны были проводиться тайным голосованием, а в 1622 году создал Священную Конгрегацию Пропаганды Веры, которой отдавались в подчинение все католические миссии. Кроме того, 20 марта 1623 года Григорий XV выпустил буллу, смягчавшую более ранний указ против колдовства. Назначавшиеся указания уменьшались, а смертная казнь вводилась только для тех, кто доказанно вступил в сговор с дьяволом и совершил убийство с его помощью.

Далее: Барокко. 17 век. 1623-1655. Урбан VIII Барберини и Иннокентий X Памфили
Назад: Возрождение. 16 век. 1572-1605. Сикст V и Климент VIII

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Возрождение. 16 век. 1572-1605. Сикст V и Климент VIII

13 мая 1572 года папой был избран кардинал Уго Бонкомпаньи. 25 мая он принял сан под именем Григория XIII.

Григорий XIII

В этом же году, в ночь Святого Варфоломея (с 23 на 24 августа) с согласия Екатерины Медичи, королевы Франции, была учинена резня над гугенотами. Григорий не просто одобрил это событие, но зашел так далеко, что даже отслужил благодарственный молебен с пением гимна Te Deum (Тебя, Бога, хвалим).

Вместе с тем, новый папа оказался ревностным строителем и продолжил восстановление Рима. По его инициативе в городе появились два новых учебных заведения (коллегии). Первая, Римская коллегия (Collegio Romano), была построена в 1583-1585 годах по проекту Бартоломео Амманати как главный учебный центр иезуитов и позднее получила название Григорианского университета. Вторая, Германская, коллегия предназначалась для немецкого духовенства и была призвана оздоровить мораль духовенства Германской империи.

Крупные суммы денег выделялись на церковь Сакро Номе ди Джезу (Святого Имени Иисуса), главной церкви иезуитов в Риме, строительство которой началось в 1568 году, а освящение произошло в 1584 году. То же относится и к церкви Санта Мария ин Валличелла, заложенной основателем конгрегации ораториан Святым Филиппом Нери на месте храма 12 века.

Помимо строительства церквей, Григорий XIII отметился сооружением водопровода, которому обязана своим названием Виа Кондотти, и фонтанов на Пьяцца Никосия и Пьяцца Колонна, архитектором которых выступил Джакомо делла Порта. В 1574 году на месте виллы кардинала Ипполито де Эсте началось строительство Квиринальского Дворца, который уже с 1592 года стал использоваться в качестве летней папской резиденции. А в 1577 году Григорий XIII учредил Академию Святого Луки, явившуюся академией изящных искусств.

Расположение церквей Рима. 1575 год

Однако, запомнился Григорий XIII, прежде всего, утверждением в 1582 году григорианского календаря, разработанного священником-иезуитом и астрономом Христофором Клавиусом. Этот календарь ликвидировал десятидневное отставание юлианского календаря относительно солнечного года. Папская булла Inter gravissimas, обнародованная 24 февраля 1582 года, вводила новый календарь во всех католических странах.

10 апреля 1585 года Григорий XIII умер в возрасте 83 лет. Его преемником стал Феличе Перетти ди Монтальто, избранный 24 апреля и принявший сан 1 мая под именем Сикста V. До своего избрания Феличе Перетти занимал пост Главного инквизитора в Венеции, откуда был отозван из-за своей невероятной жестокости. Тем не менее, став очередным понтификом, Сикст рьяно занялся градостроительством и внес в обустройство Рима самый большой вклад среди всех пап времен Контрреформации.

Сикст V

Став папой в 64 года, Сикст не блистал здоровьем и страдал бессонницей, но начал так активно воплощать в жизнь свои идеи, будто чувствовал, что не может терять время даром. Сначала он восстановил водоснабжение Рима, отремонтировав водопровод Аква Александрина (переименованный в его честь в Аква Феличе) и ряд подземных водопроводов, проложенных из Пелестрины и питавших 27 городских фонтанов и множество садов и домов.

После этого Сикст занялся строительством новых мостов через Тибр и расширением Рима за пределы старых и перенаселенных районов на север восток, за церкви Санта Мария Маджоре и Тринита деи Монти, соединенные новой улицей, Виа Систина. Еще несколько улиц веером протянулись от Санта Мария Маджоре, связав между собой главные городские базилики.

С первых же месяцев своего понтификата Сикст V постановил покончить с бандитизмом, процветавшим в Риме и на ведущих к нему дорогах. Пойманным разбойникам отрубали головы, которые затем выставлялись на всеобщее обозрение на мосту замка Святого Ангела. Папский флот покончил и с пиратами, угрожавшими подвозу продуктов в город. А после осушения Понтинских болот малярия перестала представлять серьезную угрозу для жителей Рима.

На важных перекрестках снова установили обелиски. Так обелиск, привезенный императором Августом из египетского Гелиополя и установленный в Большом Цирке, в 1589 году был перемещен в центр Пьяцца дель Пополо.

Вместе с тем, планы папы уничтожить древние постройки ужаснули многих римлян. Снос Септизония и намерение превратить Колизей в шерстяную мастерскую (по счастью, не осуществленное) вызвали всеобщее осуждение. С недовольством было воспринято уничтожение большей части Латеранского дворца, сопровождаемое утверждением Сикста, что со временем он поступит также и с другими «безобразными древностями».

Только смерть помешала понтифику осуществить свои угрозы. Но сделать он успел еще много. При Сиксте V было начато возведение новых пристроек к Латеранскому, Ватиканскому и Квиринальскому дворцам. Поперек двора Шишки в Ватикане протянулась галерея с библиотекой Пия V. Базилику Сан Джованни ин Латерано украсила Сикстинская лоджия, а Санта Мария Маджоре — Сикстинская часовня. И, что важнее прочего, был практически достроен купол базилики Святого Петра.

Двухуровневая лоджия Сан Джованни ин Латерано

После смерти Микеланджело (1564 год) работы в Святом Петре продвигались медленно. Его преемника, Пирро Лигорио, сменил Виньола, а того, в свою очередь, Джакомо делла Порта. Но только с приходом к власти Сикста V архитектор получил четкие указания и деньги на завершение купола, который папа желал непременно успеть увидеть.

Кроме того, Сикст был исполнен решимости реализовать дерзкий план переноса египетского обелиска из Цирка Нерона, где по преданию нашли свою смерть христианские мученики, на площадь перед базиликой Святого Петра. Чтобы посмотреть, как обелиск впишется в ансамбль, папа даже приказал возвести на месте его будущей установки деревянную копию.

Еще Микеланджело считал эту идею нереальной, и папа обратился с аналогичной просьбой к Леонардо да Винчи, но тоже не получил вразумительного ответа. Рассматривались сотни планов, приходивших со всей Европы, но ни один из них не годился для практической реализации, пока Доменико Фонтана, помощник делла Порта, не заявил с напускной уверенностью, что решит задачу, и не показал папе макет устройства, поднимавший свинцовый обелиск. Сикст V впечатлился показом и велел Фонтане действовать немедля.

Тяжелый обелиск за века сильно ушел в землю, и Фонтана, заглядывая в вырытый вокруг него котлован, уже переживал за собственную погибель и думал о побеге от папского двора. Однако, будучи посредственным архитектором, он являлся скрупулезным и методичным инженером, расчеты которого полностью подтвердились.

ватиканский обелиск
Фреска в Ватиканской библиотеке (Музеи Ватикана), показывающая, как обелиск перемещают на новое место

30 апреля 1586 года 800 рабочих прослушали утреннюю мессу и в два часа дня начали операцию. Все окна и крыши вокруг места действия были заняты любопытствующими зеваками. Фонтана подал знак, рабочие и 140 лошадей потянули веревки, лебедки пришли в движение, и под одобрительные крики и грохот орудий с замка Святого Ангела огромный монумент начал подниматься из земли, а затем лег горизонтально на вальцы.

Посмотреть на установку обелиска собралось еще больше народа, однако на площади Святого Петра стояла абсолютная тишина, поскольку папа распорядился, что любой, издавший малейший звук, будет тут же казнен. Обелиск подняли, и громкий мужской голос криком «Воду на канаты!» нарушил запрет папы. Это был моряк из Бордигеры, заметивший, что от трения канаты готовы загореться. Смельчака ждала награда — любая просьба к Понтифику. Просьба была удовлетворена, и семья моряка до сих пор поставляет в базилику Святого Петра пальмовые ветви к Пальмовому воскресенью.

ватиканский обелиск
Шар Ватиканского обелиска

В ту ночь весь Рим веселился, пировал и запускал фейерверки. С вершины обелиска сняли золотой шар, в котором, по преданию, хранился прах Юлия Цезаря (шар оказался монолитным), и заменили его бронзовым крестом. Впоследствии в одну из его поперечин вложили частицу Животворящего Креста. На основании обелиска высекли призыв Контрреформации: «Ecce Crux Domini Fugite Partes Adversae!»

Другие частицы Животворящего Креста, заключенные в свинцовый ларец, поместили внутрь креста, венчавшего купол базилики Святого Петра, окончательно завершенный 21 мая 1590 года. Туда же вложили мощи Святого Андрея, Святого Иакова Великого, трех пап (святых Климента I, Каликста I и Сикста III) и семь Агнцев Божьих — медальонов с отиском ягненка, сделанных из пасхальных свечей и праха мучеников.

Правда увидеть венчающий купол крест Сиксту V уже не удалось. 27 августа 1590 года он скончался.

Под влиянием испанских кардиналов 15 сентября папой был избран Джамбаттиста Кастанья, кардинал, родившийся в Риме, но служивший нунцием в Испании. Он взял себе имя Урбана VII, но уже через 12 дней после своего избрания умер от малярии, не успев принять сан.

27 сентября конклаву кардиналов был предоставлен список из семи кандидатов, приемлемых для Филиппа II Испанского. После двух месяцев споров папой был избран один из этой семерки, кардинал Никколо Сфондрати, сам принявший такое решение конклава весьма неохотно. 8 декабря он был интронизирован под именем Григория XIV.

Под влиянием Филиппа II новый папа отлучил французского короля Генриха IV, подтвердив заявление Сикста V, что протестант Генрих Наваррский не имел права наследовать престол католической Франции и собрал армию для вторжения во Францию. Он также направил пожертвование в размере 15000 экю в Париж для поддержания Католической лиги. Через 10 месяцев после своего избрания Григорий XIV умер от желчнокаменной болезни.

Не отличился долгожительством и следующий избранник. Снова испанским королем были предложены семь кандидатов, и конклав выбрал самого престарелого из них — 72-летнего кардинала Джан Антонио Факкинетти. 3 ноября 1591 года он был интронизирован под именем Иннокентия IX. Спустя два месяца новый понтифик умер.

Избрание нового папы снова далось с трудом. Но на этот раз меньшинство итальянских кардиналов сумело противостоять испанскому большинству и отвергнуть фаворитов Филиппа. В итоге 30 января 1592 года папой был избран флорентиец Ипполито Альдобрандини. 9 февраля он принял сан под именем Климента VIII и дальнейшую свою деятельность посвятил избавлению папства от испанской зависимости.

Климент VIII

Клименту удалось примирить с Церковью Генриха IV Французского, который, после долгих переговоров, 25 июля 1593 года принял католизизм. Сближение с Францией позволило расширить территорию Папского государства, включив в него Феррару. А в 1598 году при посредничестве понтифика был заключен мирный договор между Испанией и Францией, положивший конец их долгому соперничеству.

В 1595 году Климент VIII инициировал создание альянса христианских государств для борьбы с Османской империей, и начавшаяся Тринадцатилетняя война в Венгрии продолжалась всю его оставшуюся жизнь. Однако папа оценил вкус привезенного из Османской империи кофе. Вопреки советам своего окружения объявить напиток «нечистым» Климент благословил его, чем способствовал распространению кофе в Европе. Папе приписываются слова: «Этот дьявольский напиток такой вкусный… мы должны обмануть дьявола и благословить его».

Сразу после своего избрания Климент начал жесткое подавление бандитизма в папских провинциях Умбрия и Марке. Уже в 1592 году было казнено несколько высокородных преступников, таких как Тройо Савелли и убившая своего отца Беатриче Ченчи. Папа отклонил все просьбы о помиловании и присвоил себе имущество Ченчи.

В 1594 году Климент VIII отслужил первую мессу в новой базилике Святого Петра у алтаря в часовне Клементина, построенной для него Джакомо делла Порта напротив часовни Грегориана.

Понтифик лично посетил все церкви, образовательные и благотворительные учреждения Рима с целью устранения злоупотреблений и обеспечения дисциплины. Он основал Коллегио Клементино для обучения сыновей из богатых слоев общества и увеличил количество национальных коллегий, открыв Коллегио Скоццезе для подготовки миссионеров в Шотландии. Специальной буллой были осуждены дуэли. А в 1598 году вышло исправленное издание Вульгаты (латинской Библии).

Ужесточилась антиеврейская политика папства. За время своего понтификата Климент VIII издал несколько булл, запрещавших торговлю некоторым еврейским коммунам, проживание евреев в папской области за пределами Рима и даже чтение Талмуда. Продолжилось и господство инквизиции, гасящее любое проявление не подчиненной теологии науки. В 1599 году папой был отправлен на костер мельник Меноккио за утверждение, что Бог не вечен и сам был создан из первозданного хаоса. А 17 января 1600, Юбилейного, года на площади Кампо деи Фиори был сожжен на костре выдающийся философ Джордано Бруно.

Памятник Джордано Бруно на Кампо деи Фиори

Учитывая опыт прошлых юбилеев и протестантскую агитацию по поводу обирания паломников в Риме, Климент VIII принял ряд мер. Он издал постановления, запрещавшие хозяевам таверн чрезмерно повышать цены. Для приема паломников были открыты три большие гостиницы и заготовлено продовольствие. Отдельное внимание уделялось подвозу хлеба.

Паломники прибывали в город группами под предводительством монахов, бравших на себя заботы по их доставке в Рим и обратно. Каждый посетивший Рим в течении Юбилейного года получал отпущение грехов. Для этого ему следовало побывать в пятнадцати главных церквях и подняться на коленях по Scala Sancta, святой лестнице, символизировавшей восхождение души по ступеням добродетели.

Сожжение еретиков вошло в число юбилейных церемоний как самая торжественная часть ритуала. Рим должен был проявить милосердие к кающимся грешникам и грозную беспощадность к упорствующим. Для папской власти сейчас кающиеся грешники представляли большую выгоду. Если бы инквизиции удалось заставить Бруно выйти на улицу в одежде кающегося и провести его в процессии под ударами бича, это произвело бы огромное впечатление. Однако философ «не оправдал надежд» священной коллегии и категорически отказался подписать отречение.

В целом, несмотря на развернутую агитацию и 3 миллиона паломников, 1600 год в качестве Юбилейного оказался не особо удачным. К этому времени Климент VII был сражен подагрой и провел большую часть оставшейся жизни прикованным к постели. Понтифик умер в марте 1605 года, оставив о себе репутацию благоразумного и жесткого управленца. Тремя годами ранее, в 1603-м, умер главный папский архитектор Джакомо делла Порта, а на его место был назначен Карло Мадерна. Начиналась эпоха Барокко.

Назад: Возрождение. 16 век. 1534-1572. Инквизиция

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Возрождение. 16 век. 1534-1572. Инквизиция

13 октября 1534 года новым папой был избран кардинал Алессандро Фарнезе. 3 ноября он принял сан под именем Павла III. Это событие было отмечено пышными процессиями и турнирами, призванными убедить народ, что тяжелые дни, наступившие после разграбления Рима, ушли в прошлое. Новый папа возродил римские карнавалы и ежегодно лично наблюдал, как телеги со свиньями, запряженные ослами, заезжали на холм Тестачио, откуда скатывались и ударялись о землю, а всадники закалывали свиней пиками.

Павел III

Еще будучи кардиналом, Алессандро Фарнезе стал казначеем Ватикана, что существенно увеличило его состояние и позволило начать строительство одного из самых впечатляющих дворцов эпохи Возрождения, Палаццо Фарнезе. Правда строительство обходилось так дорого, что в какой-то момент его пришлось остановить из-за нехватки средств.

Павла III часто видели прохаживающимся по улицам города и наблюдавшим за ходом строительных работ, начавшимися наконец после разорения. Для пополнения казны ему пришлось возобновить практику продажи индульгенций и даже присвоить деньги, выделенные Испаний на крестовый поход против турок. Антонио да Сангалло продолжал реконструировать Бельведер и здания на Капитолийском холме. Обновлялись городские укрепления и возобновились работы над базиликой Святого Петра. Был возрожден разграбленный университет и увеличены субсидии на библиотеку Ватикана.

В 1535 году Павел III назначил Микеланджело главным архитектором, скульптором и художником Ватикана. На следующий год мастер принялся за работу над «Страшным Судом», фреской на алтарной стене Сикстинской капеллы. И в этот же, 1536, год Рим посетил Карл V, последний коронованный папой (Климентом VII в 1530 году) император Священной Римской империи.

По этому случаю украсили фресками и лепниной ворота Святого Себастьяна. Путь императора пролегал мимо терм Каракаллы и руин Септизония, под аркой Тита через Форум по специально сооруженной дороге к арке Септимия Севера, а затем по Виа ди Марфорио до Пьяцца Сан Марко и через Тибр до площади Святого Петра. Франсуа Рабле, лечивший тогда римского кардинала Жана дю Белле, подсчитал, что для свободного проезда Карла V со свитой из 500 всадников и 4000 пехотинцев в городе снесли более 200 домов и три или четыре церкви.

Весьма неприглядным оставался Капитолий, наиболее подходящее место для встречи высоких гостей. Исправить такое положение вещей на будущее был призван Микеланджело, оторванный для этого от работы над «Страшным судом». Ему было поручено создать на вершине холма площадь, а к ней — удобный подъезд, Кордонату (ит. крутая улица с уступами).

Мастер начал с проектирования постамента для статуи Марка Аврелия, которую Павел III решил сделать центром новой Капитолийской площади. Целиком замысел Микеланджело удалось воплотить в жизнь лишь к середине следующего столетия, но все работавшие над ним архитекторы неукоснительно следовали его плану, и сегодня мы видим обрамленную с трех сторон фасадами зданий овальную площадь, на которой из травертина и кирпича выложен сложный геометрический узор.

Фреска с изображением Страшного суда была закончена в 1541 году и показана в канун Дня Всех Святых. При виде этого творения папу настолько захлестнули эмоции, что он упал на колени и воскликнул: «Господи, не поминай грехи мои, когда явишься к нам в Судный день».

«Страшный Суд» Микеланджело

Первая половина 16 века ознаменовалась рядом поражений католицизма в европейских странах. Павел III стал четвертым папой с момента проповеди Лютера, но первым из них, начавшим активные действия против распространения Реформации. В 1540 году он буллой «Regiminis militantis ecclesiae» утвердил основанный Игнатием Лойолой Иезуитский орден, а в 1542 году буллой «Licet ab initio» учредил в Риме инквизиционный трибунал с неограниченными правами. Папа лично возглавил конгрегацию инквизиции и назначил своим заместителем кардинала Караффу (будущего Павла IV) с титулом верховного инквизитора.

Нормы деятельности конгрегации были следующими:

1. При первом же подозрении в ереси инквизиция должна обрушиваться на виновных подобно молнии.
2. Инквизиция обязана преследовать всех еретиков, не взирая на их чины и звания, в том числе государей и князей церкви, если они повинны в ереси.
3. Особенно энергично следует преследовать тех еретиков, которые пользуются покровительством светских государей; только те из них, кто проявит раскаяние, могут рассчитывать на «отеческое милосердие» инквизиции.>
4. Протестанты, в частности кальвинисты, не должны рассчитывать на какую-либо пощаду.

Примечательно, что разработанная Николаем Коперником гелиоцентрическая система мира поначалу не была признана ересью (немалую роль в этом могло сыграть резко враждебное отношение к этой системе Мартина Лютера). Более того, работа Коперника «О вращении небесных сфер», вышедшая в свет в 1543 году (фактически в одно время со смертью ученого) была посвящена папе Павлу III. Запрет на распространение и защиту гелиоцентрической системы, как противоречащей Писанию, появился лишь в 1616 году (при этом ей разрешалось пользоваться для расчетов движения планет!).

В 1545 году для поднятия пошатнувшегося в глазах мира авторитета папства Павел III созвал в Триденте 19-й Вселенский собор. Присутствовавшие составили две партии — непримиримую папскую и компромиссную императорскую. Императорская партия предлагала прежде всего установить причины распространения еретических учений и деморализации и вырождения духовенства и церкви вообще. Папская же партия видела приоритет в осуждении учений, распространившихся в странах протестантизма. Любые переговоры с протестантами как с равными, на что намекала императорская партия, безоговорочно отвергались папской партией.

Тридентский собор

Если бы Тридентский собор пошел на некоторые уступки протестантам, часть из них вернулась бы в «компромиссный католицизм», тем более что император Карл V одержал над ними ряд военных побед. Однако, Павел III больше всего боялся любых уступок и перенес собор в Болонью, куда не последовало немецкое духовенство. Попытки соглашения провалились, а два одновременно действовавших собора потеряли всякий авторитет.

В Риме продолжалось строительство новой базилики Святого Петра. Рабочую комиссию, по поручению папы, возглавил Микеланджело. Он забраковал проект Сангалло, заявив что тот лишил бы план Браманте всех источников света. Микеланджело не любил Браманте, но признавал его величайшим архитектором «со времен древних и до наших дней».

Любопытно, как дальнейшие слова мастера о недостатках проекта Сангалло отражают римскую действительность того времени: «В подслеповатой модели между верхом и низом масса темных закоулков… где можно запросто укрывать бандитов, производить фальшивые монеты, насиловать монахинь и т.д. — так что вечерами, когда церковь запирают, придется нанимать двадцать пять человек, чтобы найти спрятавшихся злоумышленников, но в силу особенностей конструкции здания это будет непросто».

Микеланджело предложил другой план, более близкий по духу к Браманте, но спроектировал купол другой формы и отказался от угловых башен. В 1547 году он представил папе деревянный макет базилики, который был принят понтификом без всяких оговорок. Работы продолжились, но продвигались очень медленно, а 10 ноября 1549 года Павел III умер.

Рим. 1549 год
Юлий III

7 февраля 1550 года новым папой был избран кардинал Джанмария Чокки дель Монте. 22 февраля он принял сан под именем Юлия III. Будучи фигурой компромиссной, Юлий III не отметился ничем выдающимся в истории города. Единственным оставшимся от него памятником стала Вилла Джулия (сейчас это национальный музей этрусского искусства), построенная для понтифика недалеко от ворот Порта дель Пополо. Запомнился понтифик и производством в кардиналы служителя, присматривавшего за обезьянами, которых Юлий III содержал в своих парках.

23 марта 1555 года Юлий III скончался, и 9 апреля новым папой был избран кардинал Марчелло Червини. На следующий день он был посвящен в сан под именем Марцелла II. Уже 30 апреля Марцелл перенес инсульт и впал в кому, а ночью умер. 23 мая его преемником стал Джанпьетро Карафа, кардинал и великий инквизитор Священной канцелярии. 26 мая избранник был интронизирован под именем Павла IV. Он стал самым пожилым на момент избрания папой 16 века, однако в свои 79 лет был еще полон энергии.

Павел IV

Павел IV не имел ничего общего со своими недавними предшественниками, чем сильно огорчил последние годы жизни Микеланджело. Понтифик не питал никаких симпатий к ренессансному искусству и был так возмущен видом нагих тел в «Страшном суде», что даже намеревался приказать сбить всю фреску, от чего его удалось отговорить с большим трудом.

Одержимый порядком и дисциплиной в Церкви, Павел IV целиком погрузился в международные дела, связанные с испанской монархией, отлучением от церкви Елизаветы Английской, мусульманской угрозой и нидерландскими еретиками. Настаивая на том, что его главная забота — добродетель, а не красота, он повелел удалить все статуи из виллы Джулия и собирался сделать то же во дворе Бельведера, но после уговоров остановился на снятии барельефов со стен.

Не ограничившись современным ему искусством, папа-инквизитор был готов уничтожить все древние памятники города по причине создания их язычниками. Загнанные в гетто иудеи стали носить опознавательные метки, отлучены от ряда занятий и сняты с почетных постов. Из Рима были изгнаны 113 епископов, незаконно оставивших свои епархии, и выловлены сотни монахов, шатавшихся за пределами своих монастырей. За пределы города выдворили всех проституток и комедиантов.

Епископам было предписано незамедлительно начать кампанию террора, и по всей католической Европе с новой силой запылали костры инквизиции. Римляне настолько возненавидели Павла IV, что, когда он 18 августа 1559 года, через четыре года после своего избрания, умер, его статую, установленную на Капитолии, сбросили с пьедестала и разбили на куски, а ее увенчанную короной голову протащили по улицам и сбросили в Тибр. После этого разъяренная толпа осадила монастырь доминиканцев, обвиненных в бесчинствах инквизиции, а какой-то шутник написал на дверях папского врача «Спаситель Отечества».

25 декабря 1559 года папой был избран кардинал Джованни Анджело де Медичи, человек спокойный и жизнерадостный. Его интронизация под именем Пия IV состоялась 6 января 1560 года.

Пий довел все еще работавший Тридентский собор до завершения. Решения собора предоставляли папе неограниченную власть и отдавали в его руки реформу церкви. Были осуждены учения Мартина Лютера и Жана Кальвина, а также сформулированы основные принципы католической доктрины. В 1564 году появился исправленный и дополненный «Индекс запрещенных книг».

Во время понтификата Пия IV Микеланджело заново отстроил базилику Санта Мария дельи Анджели, а Пирро Лигорио возвел виллу Пия (Casina Pio IV), в которой теперь размещается резиденция Папской академии наук в Ватиканских садах.

Умер Пий IV 9 декабря 1565 года, и его преемником 8 января 1566 года был избран кардинал Антонио Микеле Гизлиери, столь же суровый и аскетичный, как Павел IV. 17 января этот бывший доминиканский монах и Великий инквизитор принял сан под именем Пия V.

Пий V

Церковь и город снова подчинились строгой дисциплине. Расходы на папский двор были снижены. Еще более строгие правила были введены для членов религиозных орденов. Епископы стали проводить больше времени в своих епархиях, непотизм оказался подавлен, а выдача индульгенций и освобождение от обетов ограничены. Сила инквизиции еще возросла, а сфера ее деятельности расширилась настолько, что уже никто не мог ощущать себя в безопасности от ее внимания.

Из Рима были вынуждены бежать несколько печатников. Евреев вытеснили из всех папских владений, позволив остаться только в Риме, но на условиях еще более унизительных, чем при Павле IV. Их традиционное шествие на римском карнавале, всегда проходившее между церковью Санта Лючия дель Гонфалоне и базиликой Святого Петра, перенесли на Корсо «из уважения к апостолам».

В 1570 году Пий V стандартизировал Мессу, обнародовав издание «Римской мессы». Этот молитвенник стал обязательным для всего латинского духовенства и практически не менялся в течение 400 лет. В этом же году вышло в свет первое издание всех трудов Фомы Аквинского (17 томов), провозглашенного Пием доктором (учителем) Церкви.

Наибольшим успехом Пия V стало создание Священной антитурецкой лиги, флот которой 7 октября 1571 года разбил при Лепанто флот турецкого султана Селима. 1 мая 1572 года понтифик умер, как полагают, от рака.

Далее: Возрождение. 16 век. 1572-1605. Сикст V и Климент VIII
Назад: Возрождение. 16 век. 1523-1534. Климент VII. Разграбление Рима

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Возрождение. 16 век. 1523-1534. Климент VII. Разграбление Рима

Считавшийся главным претендентом на престол после смерти Льва X кардинал Джулио де Медичи (двоюродный брат покойного папы) был, наконец, избран через два месяца споров, последовавших за смертью Адриана VI. 26 ноября он был посвящен в сан под именем Климента VII.

Климент VII

Новый папа поселился в Палаццо делла Канчеллерия, конфискованном у кардинала Рафаэля Риарио за его причастность к заговору против Льва X. Мрачный на вид, необщительный по натуре и не склонный сорить деньгами, Климент VII оказался щедрым и проницательным покровителем художников и музыкантов.

Он успешно довел до завершения амбициозный замысел очистки и обустройства римских улиц, особое внимание уделив Виа Трионфале, Виа Фламиния, Виа Лата и улицам вокруг Пьяцца Навона. По поручению Климента Рафаэль построил на склоне холма Марио, у моста Понте Молле, виллу, получившую впоследствии название Вилла Мадама. Для работ в Ватикане были приглашены любимые ученики Рафаэля — Джулио Романо и Джан Франческо Пенни.

Папа поощрял польского астронома Николая Коперника в его изысканиях, посещал лекции ученого в Риме и настоял на публикации его открытий. Однако времени на любование заказанными работами и на участие в философских диспутах у папы совершенно не оказалось. Его двоюродный брат, Лев X, совершенно запустил международные и церковные проблемы, все настойчивее требовавшие разрешения.

Завоевание в 1524 году Франциском I, королем Франции, Милана побудило Климента выйти из союза с немцами и испанцами и вступить в союз с рядом итальянских князей и Францией. По заключенному договору к Папской области присоединились Парма и Пьяченца, а французские войска получили возможность свободного прохода в Неаполь. Однако уже через месяц Франциск I был разгромлен и взят в плен в битве при Павии, и папе пришлось вернуться к прежним договоренностям с императором Карлом V.

Карл V

В 1526 году Франциск I был освобожден, и Климент снова отвернулся от императора, войдя в союз с Францией, Венецией и Франческо Сфорца Миланским. В ответ на это Карл V назвал папу «волком, а не пастухом» и пригрозил своим переходом в лютеранство. Императорский посол связался с кардиналом Помпео Колонна, протестовавшим против избрания Климента VII, и убедил того собрать войско из наемников, прйти маршем Борго и атаковать Латеранский дворец.

Климент был вынужден укрыться в замке Святого Ангела, а позже подписать договор, запрещавший антиимператорский союз и прощавший Колонну. Однако, при первой же возможности договор был разорван, папские войска опустошили владения Колонна, а все семейство Колонна было объявлено вне закона и лишено титулов. В ответ на это мятежный кардинал передал все свое собранное войско вице-королю Неаполя.

В конце 1526 года огромная армия германских ландскнехтов, состоявшая преимущественно из лютеран, перешла Альпы и вторглась в Ломбардию. В феврале 1527 года она соединилась с главными силами императорского войска и подступила к Риму. Папа попытался прийти к соглашению с командующими этой 20-тысячной орды, но ландскнехты наотрез отказались поступиться возможностью разграбить Вечный город.

Несмотря на давно наступившую эпоху Возрождения, Рим по-прежнему оставался средневековым городом с узкими улочками, окруженным полуразвалившимися стенами. Внутри стен лежали виноградники и сады, виллы и бесформенные развалины, оплетенные плющом. Холмы Палатин, Целий и Авентин поросли лесами и были усеяны крестьянскими домишками, монастырями и превращенными в жилища руинами. Римский Форум давно превратился в заболоченный и покрытый кустарниками Кампо Ваччино.

Население города составляло не более 60 тысяч человек, и весомую долю в нем составляли евреи, испанцы, французы и германцы, что серьезно усложняло задачу обороны. Многие жители Рима искренне полагали, что чужеземец император мог управлять ими с не меньшим успехом, чем папа-итальянец. В таких условиях удалось собрать лишь около 8000 вооруженных воинов, 2000 из которых составляла швейцарская гвардия. Командующий ополчением, Ренцо да Чери, укрепил слабые места Леонинской стены и возвел оборонительные сооружения в Ватикане. Об удержании же всего города такими силами не могло быть и речи.

Штурм начался утром 6 мая 1527 года. Первая атака была отбита, но за ней последовали другие, а затем над Тибром поднялся туман и стрельба из аркебуз стала совершенно беспорядочной. Одним из таких выстрелов со стены (легенда говорит, что его произвел золотых дел мастер Бенвенуто Челлини) был убит командующий испанскими отрядами, герцог Бурбон, принц Оранский. Весть о его гибели привела в восторг оборонявшихся, которые покинули свои позиции и побежали по улицам Борго с криками «Победа!» Однако это событие лишь подстегнуло имперцев, которые, наконец, ворвались в город и подвергли его разорению, невиданному со времен нашествий варваров.

Осада Рима в 1527 году

Швейцарская гвардия была почти полностью перебита на ступенях базилики Святого Петра. С тех пор 6 мая стало днем принятия присяги гвардейцами (эта традиция сохраняется до сих пор). Климент VII бежал по тайному ходу в замок Святого Ангела. До замка добрались еще 13 кардиналов и около 3000 беглецов, фактически — дезертиров. После этого замковый мост был поднят (часть людей с него попадала в ров), а Рим оставлен на произвол императорских войск.

«Всех изрубали на куски, даже тех, у кого не было оружия в руках, и даже в таких местах, к которым Аттила и Гейзерих, эти самые жестокие из людей, отнеслись в былые времена с религиозным почтением», писал очевидец. Обезумевшие имперцы ворвались в приют Санто Спирито и всех, кого застигли, или зарубили или сбросили в Тибр. Выпущенные из тюрем заключенные присоединились к резне и грабежам.

Срывались двери церквей и монастырей, дворцов и мастерских. Вскрывались гробницы и с покоящихся в них тел срывались драгоценности и даже одежды. Реликвии и распятия превращались в мишени для аркебузиров. Голова Святого Андрея была сброшена на пол, а череп Святого Иоанна пинали по улицам как мяч, священное копье Лонгина пронес по улицам германский солдат. Исчез и уже никогда не был найден золотой крест императора Константина. Базилику Святого Петра превратили в конюшню. Вышедшие из-под контроля солдаты не пощадили даже собственные святыни, такие как испанскую церковь Сан Джакомо на Пьяцца Навона или германскую Санта Мария делл Анима.

Римлян, укрывшихся в церквях, убивали, не раздумывая. Особую жестокость, по общему признанию, проявили испанцы. «При разрушении Рима немцы вели себя плохо, итальянцы еще хуже, но хуже всех были испанцы». Людей пытали в надежде выведать у них места тайников или заставить заплатить за сохранение жизни. Многих подвешивали за руки или за ноги, запирали в подвалах или пригвождали к бочкам, вырывали зубы или заставляли есть собственные уши и носы.

Разграбление Рима в 1527 году. Америго Апаричио, 1884

Со священников сдирали одежды и заставляли богохульствовать под страхом смерти. Одного из них лютеране убили за отказ причащать осла. Кардиналов пытали и протаскивали по улицам в цепях. Женщин, в том числе и монахинь, насиловали и продавали прямо на улицах.

Количество убитых римлян осталось неизвестным. Один из германских военачальников рапортовал: «Мы взяли Рим штурмом, предали мечу свыше шести тысяч человек, захватили все, что смогли найти в церквах и прочих местах, сожгли большую часть города, порвали и уничтожили все труды переписчиков, все письма, учетные книги и государственные бумаги». Испанский солдат утверждал, что помог захоронить почти 10 тысяч трупов на северном берегу Тибра, а еще две тысячи тел были просто сброшены в реку. Число 12 тысяч подтверждал и францисканский священник.

К началу июня Рим представлял собой трагическое зрелище. Летний бриз разносил по городу смрад испражнений и разлагавшихся трупов. Церкви не работали, колокола не звенели, множество домов сгорело дотла, другие же стояли без окон и дверей. Воздух оглашался богохульством картежников, которые разыгрывали кучи золотых дукатов за сдвинутыми посреди площадей столами. Картину довершала начавшаяся чума.

Все это время Климент VII находился в замке Святого Ангела, который Бенвенуто Челлини, по своему собственному фантастическому рассказу, спас чуть ли не в одиночку. Ожидавшееся им войско антиимперской лиги под командованием герцога Урбино так и осталось стоять к северу от Рима. 7 июня папа решил капитулировать. Он заплатил совершенно безумный по тем временам выкуп в 400 тысяч дукатов и отказался от прав Священного престола на Парму, Пьяченцу, Чивитавеккью и Модену. Кроме того, за время его заточения венецианцы захватили папские Равенну и Червию. Политический престиж Ватикана в Европе был подорван навсегда.

В декабре имперские войска были изгнаны из города голодом и чумой. Солдаты грозили изрубить папу на куски, если они не получат просроченного жалования. Услышав об этом, Климент решился на побег, который и совершил 7 декабря, переодевшись в платье слуги. Он остановился в епископском дворце в Орвието, где оставался до октября 1528 года, хотя солдатам вернули задолженность еще в феврале.

Разоренный город совершенно обезлюдел. Сократившееся вдвое население жило, большей своей частью, милостыней. От папского двора начался отток художников, и эпоха Ренессанса для Рима окончилась, сменившись новым художественным течением — маньеризмом.

Обвинявшийся во всех бедах Климент VII практически не покидал Ватикан. 25 сентября 1534 года он умер то ли от лихорадки, то ли от отравления бледной поганкой. Его кончину оплакивали немногие. Тело усопшего, лежавшее в базилике Святого Петра, кто-то пронзил мечом, а его временную гробницу измазали грязью. Надпись под ней «Clemens Pontifex Maximus» стерли и заменили словами «Inclemens Pontifex Minimus». Рим будто снова окунулся в варварство Темных веков.

Далее: Возрождение. 16 век. 1534-1572. Инквизиция
Назад: Возрождение. 16 век. 1503-1523. Юлий II и Лев X

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Возрождение. 16 век. 1503-1523. Юлий II и Лев X

На конклаве, собравшемся в 1503 году после смерти Александра VI, были выдвинуты два кандидата на папский престол — французский кардинал дАмбуаз и вернувшийся из изгнания Джулиано делла Ровере. Ни один из них не получил большинства голосов, и к Риму для «моральной поддержки» кандидатов были подтянуты три армии — Людовика XII, Фердинанда II Арагонского и Чезаре Борджиа.

Пий 3
Пий III

Чезаре взял верх, и папой был избран третий, не рассматривавшийся первоначально, кандидат — тяжело страдавший подагрой 64-летний кардинал Тодескини-Пикколомини. Его посвящение под именем Пия III состоялось 8 октября. Длительная церемония так утомила понтифика, что он слег в постель, а через 27 дней умер. 1 ноября почти единогласно новым папой избрали Джулиано делла Ровере. При посвящении он принял имя Юлия II.

С самого начала своего понтификата Юлий II решил дистанцироваться от своих предшественников и уже в день своего избрания заявил: «Я не буду жить в тех же комнатах, где он [Александр VI] осквернил Святую Церковь, как никто до него узурпировавший папскую власть за счет помощи дьявола… Я запрещаю под страхом отлучения от церкви говорить или думать о Борджиа снова. Его имя и память должны быть забыты. Он должен быть вычеркнут из каждого документа. Его правление должно быть уничтожено. Все портреты Борджиа должны быть покрыты черным крепом, все гробницы Борджиа должны быть вскрыты, а их тела отправлены обратно туда, откуда они пришли — в Испанию». Апартаменты Борджиа действительно оставались закрытыми до 19 века.

юлий 2
Юлий II

Волевой, целеустремленный и решительный, Юлий II твердо вознамерился утвердить в Папской области полный контроль церкви и восстановить светскую власть папства. Иногда он шутил, что ему следовало бы стать солдатом. Справедливо не доверяя своенравным и зачастую продажным наемникам, понтифик решил сформировать собственную профессиональную армию. Это решение вылилось в создание в 1506 году Швейцарской гвардии, остававшейся реальной боевой силой до 1825 года. Красочную униформу гвардейцев спроектировал Рафаэль Санти.

Когда Юлий лично повел свои войска из Рима, чтобы добиться повиновения мятежных городов Папской области, он выказал такую готовность к походной жизни, что привел в полное смятение кардиналов, которых обязал себя сопровождать. В ходе этой кампании были освобождены занятые венецианцами после смерти Александра VI города Романьи, а также захвачены Перуджа и Болонья.

Швейцарская гвардия (совр.)

В том же 1506 году Юлий II заложил новую базилику Святого Петра, поместив глиняную вазу с золотыми и бронзовыми монетами со своим портретом под плитой с надписью «Папа Юлий II из Лигурии в год 1506 восстановил эту базилику, пришедшую в ветхость». Его предшественники не уделяли должного внимания старой базилике, занимаясь, в лучшем случае, латанием и подновлением аварийных участков.

Решение папы вызвало большие опасения как кардиналов, так и простых горожан, которым казалось святотатством разрушение священной базилики, простоявшей более тысячи лет и почитавшейся с самого расцвета христианства. У статуи Пасквино даже прошли массовые протесты. Однако Юлий уже принял решение и остался непоколебим.

Он изучил и нашел устаревшим проект Бернардо Росселино, предложенный Николаю V, а более современный проект Джулиано да Сангалло счел слишком амбициозным. В итоге, работа над новой базиликой была поручена Донато Браманте.

Вдохновленный папой архитектор с энтузиазмом взялся за дело, руководя рабочими, сносившими обветшавшие стены константиновой базилики и выбрасывавшими из нее статуи и мозаики, гробницы и алтари. За это Браманте удостоился прозвища il ruinante (разрушитель).

План базилики Св. Петра и чертеж купола Браманте

Затраты на строительство возрастали с каждым месяцем. К началу 1513 года было потрачено более 70 000 золотых дукатов. Но деньги к этому времени уже не являлись большой проблемой. Папство получало серьезную долю сокровищ, переправлявшихся в Европу после открытия Америки, продавало множество индульгенций и не отказывалось от займов. Помимо того, дары и пожертвования текли в Рим со всей Европы.

бельведер браманте
Схематическая реконструкция проекта Бельведера Браманте (по Аккерману): А — нижний двор: 1 — нижняя аркада; 2 — башни; Б — средний двор: 3 — места для зрителей; 4 — лестница; 5 — пандусы; 6 — нимфей; В — верхний двор: 7 — аркада; 8 — экседра с лестницей перед ней; Г — дворик статуй: 9 — вилла Иннокентия VIII; 10 — капелла Мантеньи; 11 — круглая лестница Браманте; 12 — центральная лестница; Д — Ватиканский дворец: 13 — башня Борджиа; 14 — Сикстинская капелла; 15 — зал Реджа; 16 — дворец Николая V (библиотека, апартаменты Борджиа и Станцы Рафаэля); 17 — дворик Папагалло; 18 — переход; 19 — лоджия потайного садика

Огромные суммы тратились и на Ватиканский дворец, под стенами которого был разбит обширный сад, первый большой сад со времен цезарей. Бельведерский дворец был превращен в скульптурную галерею, куда по велению папы перенесли два шедевра античной скульптуры — Аполлона Бельведерского и Лаокоона, найденного в 1506 году при вскапывании земли в винограднике около терм Траяна. Покои папы в Ватикане оформлял Рафаэль Санти, по имени которого они получили название «станцы Рафаэля».

Станцы Рафаэля (пример)

Расширялись и обновлялись городские улицы. Одна из них, Виа Магистралис, до сих под остается одной из самых красивых улиц Рима под именем Виа Джулия. Огромные средства были выделены на церковь Санта Мария дель Пополо, куда Юлий поместил гробницы кардиналов Джироламо Бассо делла Ровере и Асканио Сфорца. Для работы же над своей будущей гробницей папа пригласил в Рим молодого скульптора из Флоренции, Микеланджело Буонаротти.

Юлию II понравились представленные ему Микеланджело рисунки, и скульптор был направлен в Каррарские каменоломни для отбора глыб мрамора и провел там семь месяцев. Отобранный мрамор весом более сотни тонн был морем доставлен в Рим, где, по словам очевидцев, им завалили половину площади Святого Петра.

Мастерскую Микеланджело оборудовал в замке Святого Ангела, однако проработал над гробницей он недолго. Легко раздражимый, он очень скоро начал возмущаться вмешательством папы, но в то же время обижался на отказы папских чиновников в выделении средств и в аудиенциях у понтифика. После одного из таких отказов скульптор вспылил, приказал своим слугам распродать все содержимое мастерской и уехал во Флоренцию.

средневековый рим
Замок Святого Ангела (Мавзолей Адриана)

Позднее его убедили вернуться, но не для продолжения работы над гробницей, а для росписи потолочного свода Сикстинской капеллы. Микеланджело всячески отказывался от этой работы, выдвигая вместо себя Рафаэля, но Юлий II остался непреклонен. Художник получил задаток в 500 дукатов и 10 мая 1508 года приступил к работе.

Он тут же выказал недовольство свисающими с потолка подмостками, приготовленными Браманте, и распорядился устроить их на козлах, установленных на полу. Не подошли ему и присланные из Флоренции помощники. Мастер счел их настолько бездарными, что удалил все, написанное ими, и решил в одиночку расписать все 930 квадратных метров свода. Он запер двери часовни, отказавшись впускать любых посетителей, включая и самого папу, чем спровоцировал еще одну ссору с Юлием II.

микеланджело
Микеланджело Буонаротти

Другой проблемой для мастера оказалась штукатурка. Стоило подуть северному ветру, как его росписи начали покрываться плесенью. А дело было в том, что римская известь для придания ей белизны изготавливалась из травертина, а затем смешивалась с пуццоланой бурого цвета. После высыхания смесь часто выделяла соль, на которой и образовывалась плесень. Микеланджело приходил в отчаяние до тех пор, пока Джулиано да Сангалло не научил его эту плесень снимать.

Художник работал стоя, с закинутой вверх головой, так что его шея немела и опухала. В теплую погоду под сводом было нестерпимо жарко, а пыль штукатурки раздражала кожу. Краска капала на лицо. Эти физические тяготы Микеланджело описал в сонете собственного сочинения:

Ведь я — пришелец, и кисть — не мой удел!
Я получил за труд лишь зоб, хворобу…
Да подбородком вклинился в утробу.
Грудь — как у гарпий; череп мне на злобу
Полез к горбу; и дыбом — борода;
А с кисти на лицо течет бурда,
Рядя меня в парчу, подобно гробу.
(пер. А.М. Эфроса)

Юлий II, конечно, не мог успокоиться и требовал, чтобы его пустили в часовню, поскольку желал видеть, за что он платит деньги. Имея намерение увидеть часовню открытой до своей кончины, он продолжал требовать от художника ответа о сроках окончания работы. Однажды Микеланджело не стерпел и заявил : «Когда я сам буду удовлетворен своим искусством», на что получил вполне резонный ответ: «А мы желаем, чтобы было удовлетворено наше желание, которое состоит в том, чтобы сделать работу быстро».

Наконец, по прошествии почти четырех лет трудов, леса были разобраны. Мастер все еще оставался неудовлетворен и хотел провести ряд мелких доработок, но папа терпеть больше не мог и бросился в часовню, чтобы увидеть изображения более трех тысяч фигур, многие из которых в три-четыре раза превышали натуральную величину. Утром 31 октября 1512 года Юлий II отслужил здесь мессу, после чего весть об открытии часовни разнеслась по всему свету.

Свод Сикстинской Капеллы

Теперь Микеланджело с охотой продолжил работу над гробницей папы, но закончить ее в задуманном виде не успел — 20 февраля 1513 года Юлий II скончался. Весть об этом событии была воспринята в Риме с величайшей скорбью. Горожане признавались друг другу, что не видели за свою жизнь другого папы, который был бы таким стойким патриотом и покровителем города. Рим наводнили рыдающие толпы, а церемониймейстер погребений признавался, что за сорок лет своего проживания в городе не видел такого стечения народа.

9 марта следующим папой был практически единогласно избран Джованни Медичи, второй сын Лоренцо Великолепного. 19 марта он был посвящен в сан под именем Льва X. Джованни стал последним папой, вступившим на престол не будучи священником (в 13-летнем возрасте он был назначен кардиналом-мирянином). Лишь после избрания состоялось его рукоположение, затем производство в епископы и далее коронация папской тиарой.

Лев X

Склонный к помпезности и блеску, Джованни Медичи приложил все усилия, чтобы его торжественное вступление в Латеранский дворец было обставлено с той роскошью, какую только могли позволить имеющиеся средства. Каждый стоявший на пути процессии дом был украшен венками из лавра и дуба, парчовыми и бархатными драпировками, а улицы уствлены дарохранительницами и усыпаны миртом. В нескольких местах установили алтари, на крышах и дверях домов прикрепили геральдику Медичи и Орсини, а фонтаны наполнили вином. Торговцы и банкиры возвели пышно отделанные триумфальные арки, в нишах которых расположили образы христианских мучеников вместе со статуями языческих божеств.

Вышедшую из Ватикана процессию возглавляли вооруженные воины. За ними следовали члены кардинальских домов, знаменосцы и конные капитаны районов. Конюшие в красных мантиях с мехом горностая несли папские короны и украшенные драгоценными камнями митры. За ними тянулись римские вельможи со слугам, чужестранные послы, крупные коммерсанты из Флоренции, священники и чиновники. Замыкали шествие члены Швейцарской гвардии, вооруженные алебардами. Сам папа сидел на белом арабском жеребце, урываясь от солнца под расшитым шелком, несомым восемью римлянами из патрицианских родов.

Лев X выглядел гораздо старше своих 37 лет. Толстый, рыхлый и дряблый, он тяжело дышал, а его лицо стало пурпурным от жары. Тем не менее, он находил в себе силы одаривать снисходительными улыбками выстроившихся вдоль дороги людей, пока его камергеры пригоршнями бросали в толпу серебряные монеты. Достигнув Латерана, папа спешился и вошел в дворцовую залу, изнуренный, но готовый отдать должное обильной трапезе.

Поговаривали, что вскоре после своего избрания, Лев X сказал своему брату Джулиано: «Господь дал нам папство, так насладимся же им». Наслаждение далось дорогой ценой. Известно, что только за один год папа растратил не только сбережения своего предшественника, но и все доходы, как свои, так и своего будущего преемника. Он задолжал почти всем банкирским домам Рима, но даже не пытался экономить, увеличив число папских дворов до 683 и продолжив щедро одаривать золотом своих гостей, а также проматывать деньги за игровым столом.

Чтобы как-то увеличить свои доходы, Лев назначил нескольких кардиналов, щедро оплативших свой титул. Другим источником денег продолжала оставаться продажа индульгенций и именно она стала искрой, породившей Реформацию, возглавленную Мартином Лютером.

Вкусы папы были довольно сомнительны, поскольку предпочтение он оказывал грубым комедиям и боям быков. Однако личные пристрастия не помешали ему заслужить себе память почетного покровителя города. Лев X собрал в Сикстинской капелле самых лучших европейских хористов, оказал значительную поддержку университету Сапиенца, поощрял изучение латыни и древнегреческого. Он перевез в Рим из Флоренции свою обширную библиотеку и сделал ее открытой для свободного пользования учеными и писателями.

Понтифик поручил Сансовино проект церкви Сан Джованни деи Фиорентини на пьяцца дель Оро и построил Виа ди Рипетта, связавшую перегруженный Старый город с Пьяцца дель Пополо. При Льве X была отреставрирована и украшена фасадом и портиком церковь Санта Мария ин Домника. Он же изыскал средства на дальнейшие работы над собором Святого Петра и заказал десять гобеленов на стены Сикстинской капеллы, выполненных по картинам Рафаэля.

1 декабря 1521 года Лев X неожиданно умер. Из-за опустевшей казны его похороны стали весьма скромными. Застигнутая врасплох этой смертью, коллегия кардиналов постановила передать тиару отсутствовавшему на конклаве испанскому кардиналу голландского происхождения Адриану Флоренсзоону Буйенсу ван Утрехту. Избранник не стал менять своего имени и стал папой Адрианом VI.

Адриан VI

Адриан никогда не бывал в Риме и, хотя и согласился со своим избранием, долго откладывал свой приезд в Вечный Город, поскольку получил известие о недовольстве римлян избранием чужеземца, тем более из такой «низкой» фландрской нации. В итоге, его коронация состоялась только 31 августа 1522 года.

Адриан стремился, но не успел изменить обычаи римской курии. Однако, он приказал закрыть ватиканский Бельведер — место развлечений папского двора. На международной арене он попытался добиться всеобщего примирения и искал соглашения с представителями Реформации. 14 сентября 1523 года Адриан VI умер, осмеянный римлянами, радовавшимися его смерти.

Далее: Возрождение. 16 век. 1523-1534. Климент VII. Разграбление Рима
Назад: Возрождение. 15 век. 1484-1503. Александр VI Борджиа.

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Понятие рода в античном Риме

В античном Риме род (gens, мн. gentes) представлял собой семью, состоящую из людей, имевших один и тот же номен (родовое имя, приблизительный аналог совр. фамилии) и заявлявших о своем происхождении от общего предка. Ветвь рода носила название stirps (ствол, потомство, мн. stirpes).

Род был важной социальной структурой как в Риме, так и во всей Италии в период Римской Республики (509-27 гг до н.э.). Само социальное положение людей во многом зависело от того рода, к которому они принадлежали. Одни роды классифицировались как патрицианские, другие — как плебейские; некоторые роды имели и патрицианские и плебейские ветви. Во времена империи важность принадлежности к тому или иному роду значительно снизилась, хотя «родовитость» продолжала использоваться и определяла происхождение и династии римских императоров.

патриции и плебеи
Патриции и плебеи

Слово gens иногда переводится как «раса» или «нация», но в смысле происхождения от общего предка, а не обладания общими физическими чертами. Его также можно перевести и как «клан» или «племя». Род мог быть небольшим, состоящим из одной семьи, а мог включать в себя и сотни людей. По преданию, в 479 году до н.э. один только род Фабия смог выставить ополчение из 306 человек боеспособного возраста. Концепция рода не была исключительно римской, но разделялась с общинами всей Италии, говорившими на итальянских языках, таких как латынь, оскский, умбрский или этрусский языки. Все эти народы со временем были включены в сферу римской культуры.

Считается, что самые старые роды возникли еще до основания Рима (753 год до н.э.). Они заявляли о своем происхождении от мифологических персонажей времен Троянской войны (завершилась в 1184 году до н.э.), однако возникновение рода не может произойти задолго до принятия наследственной фамилии, nomen gentilicium, указывающей на принадлежность римского гражданина к определенному роду.

Родовое имя, nomen, могло произойти от неограниченного количества вещей и понятий, таких как имя предка, род занятий человека, его поведение, внешний вид или город, в котором он родился. Поскольку эти вещи и понятия были совершенно обыденными, несвязанные общим предком семьи могли иметь одинаковые родовые имена и со временем совершенно запутаться в этом вопросе.

Человек мог быть «усыновлен» в род и таким образом приобрести его nomen. Libertus, или вольноотпущенник обычно принимал nomen (а иногда и praenomen) освободившего его хозяина, а натурализованный гражданин зачастую принимал имя покровителя, предоставившего ему гражданство. Вольноотпущенники и недавно получившие избирательные права граждане технически не были частью родов, чьи имена принимали, но обычно через несколько поколений их потомков уже было невозможно отличить от «истинных» членов рода, давшего им свою фамилию. На практике это означало, что род мог случайно или намеренно приобретать новых членов или даже целые ветви.

Разные ветви рода, stirpes, обычно отличались друг от друга когноменом (cognomen), дополнительной фамилией, следующей за номеном и произошедшей от личного прозвища одного из предков такой ветви. Некоторые особенно большие ветви сами делились на несколько меньших ветвей со своими когноменами.

Большинство родов регулярно использовали только ограниченное количество личных имен, praenominis, выбор которых тоже помогал отличать представителей одного рода от другого. Иногда таким выбором отличались друг от друга разные ветви одного рода. Наиболее консервативные роды могли ограничиваться всего 3-4 личными именами, тогда как другие регулярно использовали 6-7.

Такой ограниченный выбор определялся двумя причинами. Во-первых, семейные имена передавались из поколение в поколение по традиции. Во-вторых, это небольшое количество имен отличало патрициев от плебеев, предпочитавших более широкий выбор имен, в том числе редких для патрициев. Тем не менее, некоторые из самых старых и благородных патрицианских домов зачастую пользовались редкими и необычными преноменами.

Часть семей намеренно избегала определенных имен-преноменов. В ряде случаев это было данью традициям, касавшихся опозоренных представителей рода, носивших определенное имя. Например, род Юниев тщательно избегал преноменов Тит и Тиберий после того, как двое из его членов с этими именами были казнены за измену.

В теории каждый род функционировал как государство в государстве, управляемое своими старейшинами и собраниями, следуя своим собственным обычаям и отправляя свои собственные религиозные обряды. Некоторые культы вообще были связаны с определенными родами. Родовые собрания несли ответственность за усыновление и опеку над своими членами. Если представитель рода умирал без завещания и не имел близких родственников, его имущество распределялось между остальными членами рода.

Решения рода, опять же, теоретически, были обязательными для всех его членов. Однако неизвестен ни один публичный закон, принятый собранием рода. Как группа, роды оказали значительное влияние на развитие римского права, но почти не затронули политическую и конституциональную историю Рима.

Как уже говорилось, одни роды считалась патрицианскими, а другие — плебейскими. Согласно традиции, патриции вели свое происхождение от «отцов города», patres, т.е. глав семейств, принимавших участие в основании Рима вместе с Ромулом, первым царем города. Другие знатные семьи, прибывшие в Рим во времена царей, тоже были приняты в патрициат, в том числе несколько семей из Альба Лонги после разрушения этого города Туллом Гостилием. Последний из известных случаев принятия в патрициат, произошедший до 1 века до н.э., относится к роду Клавдиев, прибывших в Рим в 504 году до н.э.

Многочисленные источники описывают два класса патрицианских родов — gentes maiores (главные роды) и gentes minores (второстепенные роды). Не сохранилось никакой определенной информации о том, какие семьи были причислены к главным родам, и о том, сколько их вообще было. Но в их число почти наверняка входили Эмилии, Клавдии, Корнелии, Фабии, Манлии и Валерии. Неясно и то, имело ли это различие какое-либо практическое значение, хотя предполагалось, что princeps senatus (совр. аналог — спикер Сената) обычно выбирался из их числа.

Первые несколько десятилетий Республики не дают представления о том, какие роды считались патрицианскими, а какие плебейскими. Однако серия законов, обнародованных в 451 и 450 годах до н.э., известных как Законы Двенадцати Таблиц, попыталась кодифицировать жесткое разделение классов, формально лишив плебеев права занимать какие-либо должности в основных магистратурах. Такое положение сохранялось до принятия закона Lex Licinia Sextia в 367 году до н.э. Закон, запрещавший смешанные браки между патрициями и плебеями, был отменен уже в 445 году до н.э.

Двенадцать таблиц

Несмотря на формальное примирение классов в 367 году до н.э., патрицианские роды, представлявшие с течением времени все меньший и меньший процент населения республики, продолжали удерживать большую часть власти, что приводило к частым конфликтам всю следующую пару столетий. Некоторые патрицианские семьи регулярно выступали против разделения власти с плебеями, тогда как другие поддерживали эту идею. Часть семей не могла прийти к согласию по этому вопросу даже внутри себя.

Многие роды состояли сразу из патрицианских и плебейских ветвей. Такая ситуация возникала в результате усыновления или освобождения от рабства или из-за путаницы между несвязанными семьями, имеющими одинаковые фамилии. Известны также случаи добровольного ухода или изгнания из патрициата отдельных членов семей вместе со своими потомками. В некоторых случаях роды, которые изначально должны были быть патрицианскими или считались таковыми во времена ранней республики, позже оставались известными только своими плебейскими потомками.

К 1 веку до н.э. практическое различие между патрициями и плебеями стало минимальным. С ростом власти императора несколько плебейских родов были переведены в патрициат, заменив собой старые патрицианские семьи, исчезнувшие в безвестности и более не представленные в римском Сенате.

Концепции рода и патрициата дожили до имперских времен, но утратили большую часть своего значения. В последние века Западной Империи термин «патриций» стал использоваться для обозначения отдельного титула, а не класса, которому принадлежала целая семья.

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Возрождение. 15 век. 1484-1503. Александр VI Борджиа.

Карта Рима из «Нюрнбергской хроники» Хартмана Шеделя, 1493

Со смертью Сикста IV пришел конец и власти его алчных родственников. Чернь разграбила дворец Риарио, а заодно и опустошила амбары и ворвалась в банки генуэзских ростовщиков. Джироламо Риарио двинулся на город, но Колонна собрали против него свои войска, а Флоренция и Сиенна обещали свою поддержку. Рим покрылся баррикадами, и граждане стекались к Капитолию. Вспышку насилия отсрочило только поспешное избрание нового папы — добродушного, беспечного и всех устраивавшего Джанбаттисты Чибо, принявшего при посвящении, состоявшемся 12 сентября 1484 года, имя Иннокентия VIII.

Иннокентий VIII

Новый папа и не подумал изменить стиль правления своего предшественника. Стремясь заручиться поддержкой богатых Медичи, он женил своего внебрачного сына Франческетто на дочери Лоренцо — Магдалене Медичи, а 14-летнего сына Лоренцо, Джованни, назначил кардиналом.

Пытаясь сдерживать притязания Оттоманской империи, Иннокентий держал при своем дворе в качестве заложника брата султана Баязида II. Чтобы выкупить брата, султан преподнес в дар папе священную реликвию — копье Лонгина, которым, по преданию был пробит бок Христа. Подарок папа принял, а вот заложника не отпустил.

Рим снова захлестнула анархия. По ночам в городе орудовали банды вооруженных головорезов, а по утрам на улицах находили свежие трупы. Грабили даже пилигримов и послов. Дворцы соперничающих кардиналов снова превратились в крепости с арбалетчиками и даже с пушкарями. Закон стал товаром, и вице-камерарий в присутствии историка Стефано Инфессуры так ответил на вопрос о безнаказанности преступников: «Господь желает не смерти грешника, но чтобы он жил и платил».

Из новых архитектурных сооружений этого времени можно упомянуть лишь заказанную Иннокентием VIII постройку рядом с Ватиканским дворцом Бельведера, предназначенного для проведения празднеств и развлечений папского двора.

Умер Иннокентий 25 июля 1492 года. Для восстановления порядка в городе его преемник должен был быть сильной личностью. Риму требовался не папа-ученый и не папа-святой, а искусный управленец и дипломат. Выбор кардиналов пал на Родриго Борджиа из Валенсии. 26 августа он принял сан под именем Александра VI.

Александр VI

Для римлян не составляло тайны сказочное богатство Родриго, доставшееся ему в наследство от своего дяди, папы Каликста III, и приумноженное доходами с трех епархий и множества монастырей Испании и Италии. Не была секретом и любвеобильность избранника, имевшего к тому времени по меньшей мере шестерых внебрачных сыновей и дочь Лукрецию. Те не менее, времена были такие, что Родриго не считался особо безнравственным. Важным же было то, что, по словам современника, «он обладал незаурядным тщеславием, красноречием и даром убеждения, коварством и хитростью, но, главное, незаурядным умом, когда нужно было действовать». То, что и требовалось для наведения порядка в Риме и Папской области.

Римляне встретили избрание Родриго с энтузиазмом. Нового папу пронесли по улицам города под рев труб и радостные крики в Латеранский дворец, где он от чрезмерного волнения лишился чувств. Поначалу этот энтузиазм оправдывался — хоть папа и не спешил тратить свои деньги на благоустройство города, но безмерным злоупотреблениям законников был положен конец, улицы перестали обагряться кровью, а цены на рынках стали разумнее и стабильнее. Однако страстная привязанность Александра VI к своим детям грозила обернуться серьезными последствиями — уже в день коронации своего отца Чезаре Борджиа, будучи 27 лет от роду, был поставлен архиепископом Валенсии.

В 1494 году король Франции Карл VIII, считавший себя правопреемником Анжуйского дома, заявил о своем притязании на Неаполитанское королевство и в сентябре повел огромную армию через Альпы в Ломбардию. Это событие получило название Первой Итальянской войны. С приближением французов к Риму папа осознал, что его отказ запретить им проход через Папскую область будет просто проигнорирован. Впервые в жизни Александр VI повел себя нерешительно. Он призвал неаполитанские войска, но тут же распустил их и начал перевозить свои ценности, а также оружие и боеприпасы в замок Святого Ангела, параллельно обдумывая и свой побег.

Карл VIII

Авангард французской армии вступил в Рим около 3 часов дня 31 декабря через ворота Порта дель Пополо, а ее арьергардные отряды вошли в город уже глухой ночью. Сам Карл спешился у Палаццо Сан Марко, в котором его встретил беневентский архиепископ. Карл прошел в столовую залу, где расположился в комнатных туфлях. Камергер пробовал каждое подаваемое королю блюдо, а четыре лекаря пробовали вино.

Следующие несколько дней Карл посещал церкви Рима, папа отсиживался в замке, трое кардиналов вели переговоры с французской делегацией, а войска немилосердно опустошали город. Солдаты захватывали дома, грабили банки и дворцы до 28 января, когда договор, наконец, был заключен, и Карл покинул Рим, признав Александра папой, но объявив себя владыкой Папской области. Вскоре он завладел и Неаполем.

Для изгнания французов с итальянского полуострова была создана Священная Лига, но ее наемные войска не смогли воспрепятствовать отходу Карла во Францию. Был, правда, захвачен вещевой обоз французов, в котором нашлись фрагмент Животворящего Креста, терновый венец, мощи Святого Дионисия и одеяние Пресвятой Девы Марии. Однако остальные награбленные сокровища благополучно достигли Франции.

Итальянцев потрясло то, что они не смогли ничего противопоставить армии с севера. Пал духом и Александр VI. А в дополнение к этому унижению на Италию обрушился сифилис, завезенный в Европу в 1494 году из Африки или Америки. Французы столкнулись с ним в Неаполе и назвали «неаполитанской болезнью». Итальянцы, в свою очередь, окрестили его morbo gallico, т.е. «французской болезнью». В Риме сифилис повел себя столь агрессивно, что уже через пару месяцев им заразились 17 членов папского семейства и двора, включая Чезаре Борджиа.

Однако и этого оказалось мало. В декабре 1495 года на улицы Рима хлынули воды разлившегося Тибра. Вода затопила церкви, часть дворцов не выдержала ее напора и обвалилась. Множество людей было унесено потоком разбушевавшейся реки. Естественно, бедствие было приписано руке Господа, наказавшей город за его пороки.

Савонаролла

В это время во Флоренции (принявшей, кстати, во время войны сторону Франции) выступал с обличительными проповедями доминиканский монах Джироламо Савонарола. Грозя еще более страшными бедствиями, он осуждал Церковь за потворство злу и блуду и отрицал верховную власть пап. Александр запретил ему проповедовать, а когда Савонарола заупорствовал, предложил монаху кардинальскую шапку, которая также была отвергнута. В конце концов монах был отлучен от церкви, а 23 мая 1498 года — повешен.

Пытаясь опереться на своих старых друзей, монархов Испании, папа даровал им титул католических королей, а 4 мая 1493 года издал буллу «Inter Caetera», фактически разделившую весь неевропейский мир между королями Испании и Португалии.

Для укрепления своей власти Александр VI активно пользовался и раздачей кардинальских шапок «нужным» людям. За время его понтификата было назначено 43 новых кардинала. Помимо того, множество важных светских и духовных должностей было отдано его арагонским родственникам, и традиционная для папской курии семейственность при Александре поднялась на новый уровень. Во время же его отсутствия в Ватиканском дворе хозяйничала обожаемая дочь понтифика Лукреция, которая вела все дела и переписку папы. Ни в чем не имел отказа и Чезаре, чье слово стало в Риме законом. Тех, кто вставал на его пути, удушали, бросали в Тибр или в темницы замка Святого Ангела, а иногда и лишали языка.

Чезаре Борджиа

Чезаре обвиняли даже в убийстве родного брата, но доказать ничего не смогли (историки спорят о его вине до сих пор). Зато доподлинно известно, что он убил своего зятя, второго мужа Лукреции, которой прочил более выгодное замужество. Герцога ударили кинжалом прямо на ступенях базилики Святого Петра, а затем, оправлявшегося от ранения, удушили в собственной постели. И произошло это в сентябре очередного святого Юбилейного 1500-го года.

Паломникам, стекавшимся в тот год в Рим, даже не нужно было рассказывать все эти обросшие слухами истории, чтобы они осознали насколько прав был Савонарола, называя Вечный город «вертепом». Все было на виду и буквально повсюду. Кардиналы выставляли свое богатство напоказ. Их роскошным пиршествам позавидовал бы и сам Лукулл.

Лукреция в богатейших одеяниях и в окружении множества женщин, одетых ей под стать, помпезно проезжала по улицам города в Ватикан на коне, увешанном драгоценностями. Чезаре в день памяти Иоанна Крестителя развлекался на ступенях базилики Святого Петра — верхом на коне он метал копья в быков, собранных в деревянном загоне. Труп лекаря из Латеранской больницы, имевшего привычку по утрам стрелять в прохожих из лука и грешившего отравлением состоятельных пациентов, болтался в петле на стене замка Святого Ангела рядом с телами других повешенных.

Лукреция Борджиа

Однако, не смотря ни на что, паломники продолжали прибывать в Рим и оставлять свои деньги в его церквях. По-прежнему покупались индульгенции, и толпы людей стояли на коленях перед Святым Петром в ожидании благословения папы. В общем, Юбилейный год, как всегда, принес и курии и горожанам приличную прибыль.

Можно подумать, что Александр VI оказался воплощением всех человеческих пороков (нет смысла пересказывать все ходившие о нем слухи, тем более, что они не имеют реальных доказательств), но свою задачу, замысленную его избирателями, а именно — укрепление и централизацию власти, он выполнил.

В 1498 году новый король Франции Людовик XII сообщил Александру, что предъявляет свои наследственные права на Неаполь и Милан, но, при этом, не хочет ущемлять Святой Престол. Заявление сопровождалось просьбой о разводе, чтобы взять себе в жены вдову своего предшественника. Папа принял решение о сближении с Францией. Просьба о разводе была удовлетворена, а взамен Людовик женил Чезаре на знатной француженке, пожаловал ему герцогство во Франции и предоставил своих людей для наведения порядка в Папской области.

Людовик XII

Командующим армией, отправившейся на усмирение непокорных папских вассалов стал Чезаре. Не полагаясь только на осады, Чезаре не брезговал и политическими убийствами, в результате чего с 1500 по 1503 годы объединил под своей властью практически всю Умбрию, Эмилию и Романью, фактически создав из разрозненной Папской области централизованное государство. Его успеху способствовало и недовольство жителей этих небольших городов своими собственными князьками.

В эти же годы Александр VI, ослабляя римскую знать, конфисковал замки семей Савелли, Каэтани и Колонна, а также расправился со старыми врагами из семейства Орсини. Так задача установления реальной папской власти в собственном папском государстве оказалась в основном завершена, и римские бароны и тираны Папской области уже никогда больше не становились серьезной проблемой для новых пап.

Римлянам также было за что поблагодарить Александра. По его заказу Андреа Бреньо изготовил замечательный алтарь, хранящийся теперь в ризнице базилики Санта Мария дель Пополо. По его повелению была благоустроена территория вокруг замка Святого Ангела. Площадь перед замком расширили и замостили, а к Ватикану от нее проложили новую улицу, Виа Александрина (совр. Борго Нуово). Саму крепость перестроили внутри (не забыв и про тюремные камеры), а снаружи ей придали более впечатляющий облик. Ватиканский дворец получил новую башню, а его залы украсили росписи Бернардино Пинтуриккьо и его помощников. Александра же можно считать и основателем Леограда, жилой части Ватикана. Одним из проектов понтифика стала роспись базилики Санта Мария Маджоре.

Обычно в августе, самом климатически тяжелом месяце для Рима, в период жары и эпидемий малярии, знать уезжала из города в более прохладные места, на холмы. Но в 1503 году рядом с Римом находились две большие иностранные армии, французская и испанская (Вторая Итальянская война), вынудившие папу остаться в городе и с тревогой наблюдать за ситуацией. 6 августа 1503 года Александр VI вместе с сыном Чезаре ужинал на вилле кардинала Адриано да Корнето, после чего все присутствовавшие на трапезе заболели. Через 12 дней, 18 августа, Александр умер.

Странный характер лихорадки со рвотой и быстрое разложение трупа папы породили слухи о его отравлении. Ходили даже разговоры, что понтифик по ошибке съел отравленное яблоко, подготовленное им самим для Чезаре, или случайно выпил вино, предназначенное для кардиналов. Все эти легенды не имеют доказательств, а современные ученые не сомневаются в естественной смерти Александра от обострения хронической малярии или кишечной инфекции.

В городе начались массовые беспорядки, и папу похоронили почти украдкой, без должного отпевания, в базилике Святого Петра. Тяжело больной Чезаре не смог взять под контроль новые папские выборы и потерял власть.

Далее: Возрождение. 16 век. 1503-1523. Юлий II и Лев X
Назад: Возрождение. 15 век. 1455-1484.

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Возрождение. 15 век. 1455-1484.

Рим на карте Алессандро Строцци, 1474.

8 апреля 1455 года при поддержке семей Колонна и Орсини папой был избран 76-летний испанец Альфонсо ди Борджиа. 20 апреля он принял сан под именем Каликста III. В его короткий понтификат активность художественной и научной жизни города заметно снизилась. Каликст осудил своего предшественника за крупные денежные траты на восстановление Рима и произведения искусства, тогда как ему следовало сосредоточиться на крестовом походе против сарацин.

Каликст III

Действительно, два года назад турки взяли Константинополь, а сейчас подступали к стенам Белграда. Каликст распродал собранные Николаем V произведения искусства и даже заложил собственную митру, чтобы собрать папскую флотилию и использовать ее для освобождения ряда Эгейских островов. Несмотря на приложенные понтификом усилия, европейские монархи не откликнулись на его призывы, и папа фактически в одиночку оказывал поддержку регенту Венгерского королевства Яношу Хуньяди, армия которого в 1456 году сумела, наконец, остановить турок под Белградом. В честь этого события Каликст III установил праздник Преображения Господня, обязательный для всей католической церкви.

В июле в небе появилась комета с длинным хвостом, причем ее голова была обращена на восток. После ее появления в Риме начались сильный голод, великая чума, война и смертоубийство. По этому поводу в городе устраивались церковные ходы, чтобы господь отменил эти наказания.

В этом же году папа приказал пересмотреть процесс, приговоривший к сожжению Жанну д’Арк, в результате чего она была посмертно оправдана. Запомнился Каликст и нашествием в Рим своих земляков и родственников, получивших от него множество высоких должностей. 6 августа 1458 года страдавший подагрой пожилой понтифик скончался, и в Рим на конклав снова съехались кардиналы со всей Европы.

Собравшиеся в часовне Святого Николая кардиналы опустили свои выборные листки бумаги в золотой кубок, установленный на алтарь. После этого кубок опустошили и зачитали записанные на листках имена. Результат огласил один из претендентов, кардинал Гийом де Эстетувиль. Однако, его соперник, Энеа Сильвио Бартоломео Пикколомини, епископ Сиены, записавший все оглашенные имена, обвинил Гийома в неверном подсчете голосов. Повторный пересчет подтвердил обвинение, но ни один из претендентов не получил требуемого большинства в две трети голосов.

Было принято решение прибегнуть к методу per accessum, позволявшему выборщикам изменить свое решение. После долгих колебаний часть кардиналов передала свои голоса епископу Сиены, и римляне ликовали всю ночь, довольные избранием итальянца, а наутро, по заведенному издавна обычаю, обчистили его жилище. Досталось и дому богатого архиепископа Генуи, поскольку не все правильно расслышали имя избранника.

3 сентября Энеа Сильвио принял сан под именем Пия II. Родившийся в бедности и будучи старшим из 18(!) детей в семье, он проявил усердие в учебе и закончил Сиенский университет, а уже к 40 годам стал епископом. Увлеченный классической литературой и тонко чувствующий красоту архитектуры, Пий II проявил глубокий интерес к античным римским памятникам. Еще будучи кардиналом он сочинил известную эпиграмму:

О, Рим! Руины твои, и те услаждают мой взор,
Ты и в падении красен; а сколь бесподобен был прежде!
Камни твои благородные, павшие из древних стен,
Ради известки огню предают алчной наживы рабы.
Злодеи! Если такое ты стерпишь еще три столетья
Славы былой ты уже не вернешь никогда.

Пий II

Папа приложил все свои усилия для защиты еще сохранившихся городских памятников от их дальнейшего уничтожения. Апрельской буллой 1462 года он запретил снос древних построек как в самом Риме, так и во всей римской Кампанье, распространив этот запрет даже на частные владения. Увидев, однажды, как какой-то человек выкапывает камни из Аппиевой дороги и разбивает их для строительства своего дома, Пий II распорядился и об охране дорог.

Тем не менее, папа сам, при необходимости, нарушал свой запрет. Так на ступени к новому амвону для благословения, сооруженному Пием в базилике Святого Петра, пошли мраморные плиты Форума и Колизея. Этот амвон стал чуть ли не единственным большим проектом понтифика, поскольку ему катастрофически не хватало денег, а главной своей задачей Пий II видел организацию масштабного крестового похода.

Невзирая на налоги, курия обходилась очень дорого, а помимо нее папа должен был содержать еще и городской магистрат, поскольку теперь управлял городом как монарх. Против такого управления время от времени вспыхивали бунты, один из которых пришелся и на понтификат Пия II. В 1459 году папа и большинство членов курии отправились на собор в Мантую, и двое братьев де Масо, Тибурцио и Валериано, восстали против папского правления и провозгласили республику. Однако все вылилось в обычные грабежи.

Собрав отряд из трех сотен человек, братья учинили в городе такие погромы, что напуганный до смерти сенатор бежал из своего дворца в Ватикан. Утолив свою жажду разрушения, «мятежники» стали хватать горожан и требовать за них выкуп. И естественно, на «законных» основаниях, были разграблены дома сторонников папского правления.

Вернувшись в город, папа принял решение о уничтожении бунтовщиков. Тибурцио был арестован и вместе с рядом своих товарищей приговорен к смерти. Сенатор требовал пыток, но Пий II счел наказание смертью достаточным. Осужденные были повешены.

Летом 1464 года, измученный лихорадкой и подагрой, папа направился в Анкону, где был назначен сбор христианских войск для начала крестового похода. После тяжело перенесенного пути 14 августа он скончался, так и не узнав, что флот с призванными им войсками не прибыл к месту сбора. Кардиналы же поспешили в Рим, чтобы избрать его преемника.

Выбор собравшихся на очередной конклав кардиналов четырнадцатью голосами против пяти пал на венецианца Пьетро Барбо, принявшего при посвящении в сан имя Павла II. Ходили слухи о его нетрадиционной ориентации, поддерживаемые самим обликом нового папы. Перед появлением на публике он наносил на лицо румяна, а папскую тиару украсил драгоценными камнями. Один из кардиналов рассказывал, что Пьетро собирался взять себе имя Формоз II (красавчик), но его отговорили.

Павел II

Не имея образования, подобного образованию своего предшественника, новый папа античной классике предпочитал народные развлечения. Одним из них был ежегодный римский карнавал, который Павел II перенес с Капитолийского холма под окна своего нового дворца Палаццо Сан Марко (перестроенный позже в Палаццо Венеция), построенного к 1466 году рядом с тщательно отреставрированной базиликой Сан Марко. Так в Риме появилась одна из его главных магистралей — Виа дель Корсо, название которой дали карнавальные скачки, corse.

От дворца до арки Домициана сначала друг с другом состязались иудеи, а затем христиане: молодые, средних лет и пожилые. После них проходили забеги ослов и быков, а в завершение — с нетерпением ожидавшиеся всеми бега берберийских коней без наездников: горячие арабские скакуны, туго затянутые в белые попоны, от боли, что причиняли им вбитые в седла гвозди, бежали, «как обезумевшие». С громким топотом они неслись во весь опор к преграждавшему им путь огромному белому полотну, растянутому через всю улицу. Толпы людей, одетых в самые причудливые костюмы нимф и божеств, героев и чародеек, дефилировали взад и вперед под стенами украшенных зданий, с которых на тянувшиеся внизу ряды скамеек и помостов свешивались зеленые ветви и гирлянды, ленты и цветы. На исходе дня папа угощал горожан за столами, уставленными вкусными яствами, перед своим дворцом, а затем из окон своих покоев бросал пригоршни монет тем, кому дозволено было доесть остатки пиршества.

Римский карнавал. Карл Вернер, 1859

Павел II собирался продолжить войну с турками, но не мог покинуть город без согласия большинства кардиналов, которые совсем не стремились к участию в этом мероприятии. Любой новый папа был ограничен волей коллегии кардиналов, и после принятия сана Павел оказался в изоляции — даже близким друзьям приходилось ждать по две недели, чтобы увидеть его. Исправить ситуацию можно было лишь через назначение новых, лояльных к себе кардиналов, что также не улучшало отношений понтифика с коллегией. Результатом стало его довольно бесцветное и невнятное правление.

Поставить Павлу II в заслугу можно перенос в 1467 году в Ватикан первой в Италии типографии, открывшейся в 1464 году в бенедиктинском монастыре в Субиако. Кроме того, папа был коллекционером монет и ювелирных изделий, кубков и гобеленов, собрание которых пополнило Ватиканские музеи. Стоит отдать должное и его попытке прекратить безжалостные семейные вендетты, остававшиеся бичом как Рима, так и других итальянских городов. Участники этих кровавых распрей лишались гражданства, а их дома сносились.

Умер Павел II от сердечного приступа 26 июля 1471 года, то ли переев дыни, то ли во время связи со своим пажом.

6 августа папой был избран кардинал Франческо делла Ровере, при посвящении принявший имя Сикста IV. Посвящение состоялось 25 августа на ступенях базилики Святого Петра, после чего новый папа направился в Латеран, на площади перед которым в это время шла драка между солдатами и римскими гражданами, забрасывающими друг друга камнями.

Сикст IV

При Сиксте IV пышным цветом расцвел непотизм, впутавший папство в интриги итальянской политики. Шестеро его молодых родственников, одному из которых только исполнилось 17(!) лет, были посвящены в кардиналы. Префектом Рима стал племянник двоюродного брата папы. Проблема возникла при пожаловании в собственность своему брату, Пьетро Риарио, поместья Имола, расположенного между Болоньей и Форли. Дело в том, что ссуда на покупку Имолы была затребована папой в банке Медичи, глава которого, Лоренцо Медичи сам хотел приобрести это стратегически важное поместье. Лоренцо отказал Сиксту в ссуде, и 26 апреля 1478 года во время мессы в соборе Флоренции его брат Джулиано был заколот у алтаря, а сам Лоренцо, получив ранение в шею, сумел бежать.

Флорентийцы схватили убийцу, которым оказался Франческо де Пацци, управляющий банком заклятых соперников Медичи, и повесили его. После этого другой Риарио, Джироламо, во главе 300 алебардщиков бросился арестовывать флорентийского посла в Риме, что, в свою очередь, вызвало протест послов Венеции и Милана. Арест посла не состоялся, но папа велел взять под стражу всех находившихся в Риме флорентийских банкиров и купцов. Они были отпущены лишь после того, как Сикст «вспомнил», что во Флоренции оказался в заложниках его внучатый племянник, кардинал Рафаэле Риарио.

И все же, несмотря на подобные проявления своего характера, папа Сикст IV оказался для Рима большим благодетелем. Уже в год своего избрания он приказал «поновить» бронзовые статуи, стоявшие перед латеранским дворцом (сейчас они находятся в капитолийских музеях). Часть улиц, в их числе Виа Папалис, Виа деи Коронари и Виа деи Пеллегрини, были расширены и вымощены.

Перестройке подверглось множество церквей, среди них — Санти Нерео э Акиллео, Санта Мария дель Пополо, Санта Мария делла Паче. При подготовке же к празднованию очередного Юбилея 1475 года папа заложил мост, названный в его честь Понте Систо. Этот мост стал первым, построенным в Риме со времен империи. Однако, самым замечательным его вкладом в архитектуру Рима стала Сикстинская капелла, построенная Джованнино де Дольчи и расписанная лучшими художниками того времени — Боттичелли, Гирландайо, Пинтуриккьо, Синьорелли и Перуджино.

В начале 1474 года в Рим прибыл король Неаполя Фердинанд I. Проехав через весь город, он сообщил Сиксту, что папа не может быть властелином этих мест из-за узких улиц и выступающих портиков и балконов. По словам короля, даже женщины могут сдержать папских солдат, забрасывая их вещами с этих балконов. Последовав совету Фердинанда, Сикст приказал снести балконы и выступающие портики под предлогом расширения и украшения улиц к грядущему Юбилею.

Мелоццо да Форли, 1477. Слева направо: Джованни делла Ровере, Джироламо Риарио, Платина Бартоломео, Джулиано делла Ровере, Раффаэле Сансони Риарио, Сикст IV

Будучи покровителем наук, Сикст IV издал папскую буллу, позволявшую епископам передавать тела казненных преступников и неопознанные трупы врачам и художникам для вскрытия. А будучи покровителем словесности, живописи и архитектуры, папа реформировал римский университет Ла Сапиенца, основанный в 1303 году. Сикст и сам собирал книги и рукописи, пополняя ими Ватиканскую библиотеку. Для хранения этих книг он построил новое здание, в котором они могли бы изучаться учеными, и заказал сюда свой портрет. На полотне папа велел изобразить также своего библиотекаря, Бартоломео Платину, и, конечно, троих своих племянников — Джироламо Риарио и Джованни и Джулиано делла Ровере.

Продолжая печься об этой троице, Сикст IV рассорился не только с Флоренцией, но и еще с несколькими итальянскими государствами. В 1483 году он даже наложил интердикт на Венецию, а известие о том, что венецианцы извлекли выгоду из войны с Феррарой, которая должна была обогатить его род, привела папу в такую ярость, что он на время даже лишился дара речи. На следующий день, 12 августа 1484 года, в полном изнеможении Сикст IV слег в постель и через несколько часов скончался.

Далее: Возрождение. 15 век. 1484-1503. Александр VI Борджиа.
Назад: Возрождение. 15 век. 1420-1455. Начало восстановления Рима.

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Возрождение. 15 век. 1420-1455. Начало восстановления Рима.

Мартин V

Прибытие в Рим осенью 1420 года папы Мартина V совпало по времени с началом новой эпохи в истории Италии, а с ней и всей Европы, — эпохи, позднее названной Ренессансом или Возрождением и характеризующейся мощным подъемом науки и искусства. Немалую роль в этом подъеме сыграло падение Восточной Римской Империи (позднее названной Византией). Бежавшие в Западную Европу греки принесли с собой никогда не забывавшуюся ими античную культуру, и эти знания и традиции в виде библиотек и произведений искусства легли на благодатную почву, подготовленную в позднем средневековье такими мастерами, как Джотто и Арнольфо ди Камбио.

Рим находился в удручающем состоянии, и первой заботой Мартина V стала очистка улиц города от свалок мусора, отбросов и нечистот, отравляющих воздух своим зловонием, для чего им была возобновлена старинная должность уличного смотрителя. По его повелению была восстановлена часть акведуков, настолько запущенных и разрушенных, что многие римляне уже не помнили о их назначении.

Мартин V пригласил в Рим тосканского живописца Мазаччо и перевез из Остии мощи Святой Моники, матери Святого Августина, гробница которой теперь находится в базилике Сант Агостино. Была отреставрирована часть церквей и общественных зданий.

Во время правления Мартина обычным явлением в Европе было рабство. Церковь осудила практику порабощения христиан, но не сделала этого в отношении иноверцев. В марте 1425 года папа предал анафеме тех, кто продавал христиан в рабство мусульманам, и это лишь усилило торговлю рабами-африканцами. Более того, Генрих Мореплаватель подарил Мартину десять чернокожих рабов, что, по всей видимости, не вызвало возражений понтифика.

Евгений IV

20 февраля 1431 года Мартин умер, разбитый параличом. Его преемником стал Габриэле Кондульмер, принявший после посвящения имя Евгения IV. Будучи сторонником сурового образа жизни и твердой руки, новый папа начал решительно ограничивать привилегии, данные кардиналам своим предшественником, чем вызвал недовольство его семьи Колонна. Сторонники Колонна спровоцировали в городе беспорядки, которые, правда, были быстро пресечены Евгением.

В 1434 году Колонна организовали очередное восстание, и папа был вынужден бежать из Рима во Флоренцию, где остался под защитой семьи Медичи и продолжил править церковью. 29 мая управление государством было отнято у папы и восстановлены «семь синьоров римской свободы», назвавших себя правителями римской республики. Новые правители захватили в плен камерленго – племянника папы и отослали его в Капитолий в дом сенатора, бдительно охраняемый римлянами.

Сторонники папы из замка Святого Ангела начали борьбу с городом, непрестанно его бомбардируя. Правители города Рима, в свою очередь, создали на мосту Святого Петра укрепления и возвели крепкую стену. Другие укрепления были созданы у Санта Мариа Траспонтина и на Пьяцца Кастелло.

Гарнизон замка повел себя так, будто хотел сдаться римскому народу — находившиеся в замке подняли крик: «Да здравствует народ и власти!» Народ поверил им, и весь Рим сбежался узнать, в чем дело, а Балдассаре да Оффида, начальник гарнизона замка и наместник папы, объявил: «Идите со мной и владейте замком». Римляне бросились внутрь, где были в большом количестве захвачены в плен, после чего из замка началась бомбардировка стены укрепления. От страха все разбежались. Власти вернулись в Капитолий подавленные, и многие говорили, что граждане кем-то одним из них были обмануты и преданы.

Еще в 1433 году Евгений короновал императорской короной Сигизмунда Люксембургского и теперь, пользуясь поддержкой последнего, попытался ограничить претензии епископов на верховенство собора над папством. Снова произошел раскол. Евгения низложили на Базельском соборе (при этом, правда, присутствовало всего семь епископов) и там же выбрали папой Амадея Савойского, принявшего имя Феликса V. Однако большинство епископов было против возобновления внутрицерковных распрей и решение собора не поддержало. Феликс V остался в истории церкви антипапой.

В 1443 году Евгению IV удалось, наконец, вернуться в Рим, который по-прежнему представлял собой печальное зрелище. Посетивший его в марте следующего, 1444 года Альберто де Альберти писал: «Вы, должно быть, слышали о состоянии этого города, в отличие от иных, и посему я буду краток. Там много прекрасных дворцов, зданий, гробниц и храмов, и прочих построек в несметном количестве, но все они в руинах. Там много порфира и мрамора от древних строений, но каждый день этот мрамор уничтожается: его обжигают ради получения извести самым варварским образом. Новые постройки попросту никчемные, лишенные каких-либо достоинств. Красота Рима увядает в руинах. Нынешние его жители, зовущие себя римлянами, сильно отличаются своим поведением и манерами от древних насельников. Breviter loquendo (короче говоря), они все походят на пастухов».

Рим. 1440-е годы

Другие путешественники сообщали о покрытых мхом статуях, стертых и нечитаемых надписях, об остатках стен, «походивших на лесные чащобы», о пещерах, в которых обитали дикие звери, о зайцах и оленях на городских улицах, о попадавшихся на глаза головах и конечностях четвертованных людей, о пригвожденных к дверям и пронзенных мечами. По улицам, погоняемые своими хозяевами, бродили коровы, овцы и козы. Некоторые переулки в ватиканском Борго осторожные горожане обходили стороной из-за боязни осыпания кладки.

Евгений IV продолжил дело Мартина V по восстановлению Рима. Будучи ценителем искусства и покровителем образования, он еще в 1431 году учредил здесь университет. Благодаря его усилиям в Рим прибыло множество выдающихся мыслителей, писателей, художников и скульпторов. Был отремонтирован госпиталь Святого Духа, реконструирован Латеранский дворец, проведены масштабные работы в замке Святого Ангела. Восстанавливались городские стены, мосты и церкви.

Евгений велел убрать кучи мусора и деревянные хибары вокруг Пантеона и запретил под угрозой суровейшего наказания использование камней из Колизея и других античных памятников для строительства частных домов и дворцов. Он замостил улицы, построил монетный двор неподалеку от базилики Святого Петра и заказал для нее у флорентийца Филарете впечатляющие бронзовые двери, которыми и сегодня можно любоваться в центральном входе нынешней базилики.

Николай V

23 февраля 1447 года Евгений IV умер, а его преемником стал Томмазо Парентучелли, библиотекарь семьи Медичи, принявший сан 6 марта под именем Николая V. Собственно, с этого момента и начинается эпоха Ренессанса в Риме, пришедшая сюда на сотню лет позже, чем в Северную Италию. Новый папа не имел личных амбиций и преклонялся перед традициями античности. Впереди был юбилейный, 1450 год, а Рим, несмотря на все усилия предшественников Николая, по-прежнему оставался ветшающим неуютным городом, холодным зимой и страдающим от малярии летом и осенью. Его население с весомой долей чужестранцев и уроженцев других мест не превышало 40 000 человек и, если бы не приносившие хорошую прибыль пилигримы, было бы еще меньше.

Папа отнесся к предстоящей ему задачей со всей решительностью, резонно рассудив, что веру людей питают и укрепляют визуальные объекты, свидетели тех легендарных событий. Его усилиями были обновлены еще несколько церквей и восстановлены дворец Сенаторов и Ватиканский дворец, ставший после этого главной папской резиденцией. При нем же начались работы по возведению новой базилики Святого Петра, поскольку южная стена старой грозила в любой момент обвалиться. Пренебрегши запретом своего предшественника, Николай V распорядился использовать для этого материал Колизея, и к месту строительства от амфитеатра Флавиев по мосту Святого Ангела прошло не менее 2500 груженых телег.

В начале 1449 года папа посчитал, что произведенное им обновление города и мир, наступивший в церкви (антипапа Феликс V отрекся 7 апреля), позволят ему достойно отметить юбилей 1450 года. Каждому, кто приедет в Рим в этот год и посетит четыре главные базилики — Святого Петра, Святого Павла, Сан Джованни ин Латерано и Санта Мария Маджоре — была обещана индульгенция. Срок пребывания в городе, дававший право на ее получение был установлен в 14 дней для итальянцев и в 8 дней для пришедших из-за Альп. Самим римлянам надлежало совершать ежедневный обход четырех упомянутых базилик в течение месяца.

В город потекли десятки тысяч пилигримов со всей Европы. Ни один прежний юбилей не собирал большего количества христиан. Короли и герцоги, маркизы, графы и рыцари, люди всех сословий из всех христианских государств каждый день прибывали в Рим. Так продолжалось целый год, за исключением лета, когда вспыхнула эпидемия чумы. Но стоило ей заглохнуть в начале осени, как приток пилигримов снова возобновился.

Все самые почитаемые обители были переполнены людьми настолько, что припозднившиеся не могли даже протиснуться в двери. В любое время суток сотни паломников толкались, пытаясь пробиться вперед и вытягивая шеи, чтобы лучше видеть святыни. Так происходило и в катакомбах под церковью Святого Себастьяна, и в базилике Святого Петра, где папа благословлял свою паству по воскресеньям, и в других святых местах, где на всеобщее обозрение были выставлены головы апостолов, плат Вероники и прочие бесценные реликвии Рима.

В этот год произошло еще одно событие — канонизация Святого Бернардина Сиенского, монаха и реформатора ордена францисканцев. Церемония состоялась на Пятидесятницу в базилике Святого Петра. В окружении 14 кардиналов и 24 епископов папа провел обряд с «величайшей точностью, торжественностью и пышностью».

Приток паломников принес церкви баснословные прибыли, позволившие Николаю V положить в банк Медичи 100 000 золотых флоринов и продолжить восстановление Рима. Огромные суммы на это предприятие внесли и многие граждане города, в частности менялы, аптекари, владельцы постоялых дворов и художники, изображавшиие на своих полотнах христианские реликвии.

Однако приток паломников оказался настолько велик, что городские власти не смогли оказать им всем должный прием. В городе насчитывалось 1022 постоялых двора, но все они быстро переполнились, и «каждый дом превратился в постоялый двор». Продовольствия, даже с учетом привезенных запасов из папских владений, оказалось недостаточно. У мельников закончилось зерно, а торговцы распродали все свои вина, сыры, солонину и фрукты. Цены стремительно выросли, и многие голодавшие пилигримы были вынуждены отправиться в обратный путь, так и не исполнив до конца свой долг.

Не нашедшие себе жилища даже за приличные деньги ночевали под открытым небом. Многие из них погибали от холода, а в город продолжали стекаться люди. Дойти до базилики Святого Петра уже не представлялось возможности, поскольку улицы стали непроходимы из-за людских толп. А когда папа давал из него свое высочайшее благословение, заполненными оказывались даже окрестные виноградники, откуда было видно заветную лоджию. И все же тех, кому не посчастливилось увидеть папу, было куда больше, чем тех, кому это удалось.

Некоторое затишье наступило после Рождества, но в Великий пост в город снова хлынуло столько людей, что ночевать им пришлось уже в виноградниках. В Страстную неделю массы людей, тянувшиеся в базилику Святого Петра или выходившие из него, проходили по мосту над Тибром до трех часов ночи. Давка была такой, что солдаты из замка Святого Ангела разделяли толпы кольями для предотвращения серьезных инцидентов. Ночью многих из пилигримов можно было застать спящими под портиками. Так продолжалось до праздника Вознесения, когда в Рим снова пришла чума.

Эпидемия снова унесла множество паломников, особенно нищих. Больными и умирающими были переполнены все больницы, странноприимные дома и церкви. Покинувшие город, но успевшие заразиться, умирали по пути домой, и их могилы окаймили дороги до Тосканы и Ломбардии. Но и это было не последнее бедствие.

В одно из воскресений людям объявили, что благословения из-за позднего часа в этот день не будет. Толпа поспешила назад по мосту Святого Ангела, загроможденному лавками торговцев. К несчастью, на дальнем конце моста испугавшиеся чего-то лошади и мулы перекрыли собой проход. Не видевшая этого толпа продолжала напирать, сдавливая оказавшихся впереди. Людей охватила паника. Многих затоптали до смерти, другие попадали в реку. Погибших оказалось около двух сотен. По словам очевидцев, более ужасного зрелища не видели даже те, кто пережил войну с турками.

Выводы были сделаны. Для предотвращения таких несчастий в будущем папа Николай распорядился снести домишки перед мостом и разобрать почти развалившуюся арку Феодосия, Грациана и Валентиниана, а на их месте создать открытую площадь. Так появилась Пьяцца ди Понте Сант Анджело.

Фридрих III

Весной 1452 года в Рим на свою коронацию прибыл император Фридрих III. По всей стране ему оказывались великие почести, особенно во Флоренции, Сиене и Витербо, где он и остановился. По этой причине недоверчивый папа Николай приказал стянуть в Рим все церковные войска и издал приказ, чтобы отовсюду посылали к нему воинов. В городе он назначил тринадцать командиров, по одному на каждый из тринадцати городских кварталов, а все ворота города передал в охрану гражданам, поставив двоих на каждые ворота.

Прибывшего императора сопровождал венгерский король Владислав со множеством баронов и рыцарей. Им навстречу вышли сенатор с римскими чиновниками, а так же десять кардиналов и большое количество епископов и прелатов. Фридрих прямо сидел в седле и принимал приветствия всех людей, пришедших к нему на поклон.

9 марта император совершил въезд в город через ворота Порта Кастелло, откуда прошествовал под балдахином до базилики Святого Петра в торжественной процессии в сопровождении граждан и чиновников, которые, по приказу папы, оказывали ему величайшие почести. За императором, в сопровождении множества женщин и девушек, следовала его невеста, дочь португальского короля. Папа с кардиналами принял Фридриха на ступенях базилики. После этого императору было предоставлено помещение в соседнем дворце.

На следующий день, 10 марта, папа провел бракосочетание императора, на котором присутствовало огромное количество народа. А 18 марта Фридрих III был коронован Николаем V. На него и на его супругу императрицу были возложены императорские короны, и затем они были помазаны святым миром. В тот же день император покинул дворец у Святого Петра и направился в Латеран. На мосту Святого Ангела он произвел многих людей в рыцари и в тот же день отбыл из Рима. Папа Николай торжествовал и был весьма доволен, что император уехал в добром согласии. Эта коронация стала последней, совершенной в Риме.

В стремлении сделать Рим достойным своего статуса христианской столицы мира Николай V озаботился не только внешним обликом города. Он превратил Рим в центр золотых и серебряных дел мастеров, а так же ковроделов, пригласив из Парижа Рено де Менкура, который открыл в городе свою мастерскую. Получил приглашение и монах из Флоренции Джованни да Фьезоле, более известный как Фра Анджелико. Он расписал маленькую личную часовню папы в Ватикане, часовню Святого причастия и запрестольную перегородку главного алтаря церкви Санта Мария сопра Минерва, где и был погребен после своей смерти в 1455 году. На площади Пьяцца деи Кроцифери Николай V соорудил фонтан, питавшийся от перестроенного Аква Вирго, преобразованный в 18 веке в фонтан Треви.

тревиКроме мастеров и произведений искусства в Рим потекли и книги. Доверенные лица папы искали по всей Европе редкие рукописи, а ученые-гуманисты прибывали в Рим для перевода и переписывания древних текстов. По желанию Николая на латынь были переведены Гомер, Геродот, Фукидид, Ксенофон, Полибий, Птолемей и Диодор. Именно Николай V основал Ватиканскую библиотеку, до сих пор являющуюся ценнейшим собранием рукописей.

29 мая 1453 года турецкие войска взяли Константинополь. Восточная Римская империя прекратила свое существование. Это событие потрясло Европу, но призывы папы к возобновлению крестовых походов против Османской империи не нашли поддержки у королевских дворов. 24 марта 1455 года Николай V умер в Риме.

Далее: Возрождение. 15 век. 1455-1484.
Назад: Средневековье. 15 век. 1409-1420. Три папы. Окончание схизмы. Конец средневековья.

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля