Архив рубрики: ИСТОРИЯ

Римские папы 11 -12 веков

Борьба за господство в папской области между Кресцентиями и тускуланскими графами в первой половине 11 века. Реформирование церкви и начало борьбы за инвеституру с германскими императорами во второй половине 11 века и первой половине 12 века. Воссоздание римлянами сената и борьба с папами за светскую власть в городе. Противостояние императору Фридриху Барбароссе.

139. Сильвестр II (999-1003)

Француз из Оверни. Активная борьба с симонией. Изгнание в Равенну и возвращение в Рим. Популяризация арабских достижений в математике и астрономии. Возрождение применения абака и астролябии. Похоронен в Латеранской базилике.

140. Иоанн XVII (1003)

Римлянин. Ставленник Кресцентиев. Похоронен в Латеранской базилике.

141. Иоанн XVIII (1004-1009)

Римлянин. Ставленник Кресцентиев. Поощрение миссионерства среди славян. Стремление к примирению с Константинополем. Похоронен в базилике Святого Петра.

142. Сергий IV (1009-1012)

Римлянин. Ставленник Кресцентиев. Инициативы по облегчению голода в Риме. Выступление против захвата Иерусалима мусульманами. Похоронен в Латеранской базилике.

143. Бенедикт VIII (1012-1024)

Итальянец, тускуланский граф. Короновал императором Генриха II. Борьба с антипапой Григорием VI, набегами сарацин и Кресцентиями в папской области. Акты против симонии. Распоряжение о безбрачии священников. Похоронен в базилике Святого Петра.

144. Иоанн XIX (1024-1032)

Итальянец, тускуланский граф. Купил папский престол. Короновал императора Конрада II. Похоронен в базилике Святого Петра.

145. Бенедикт IX (1032-1044)

Итальянец, тускуланский граф. Избран в возрасте около 18 лет (по другим источником — около 12 лет). Обвинялся в многочисленных преступлениях. Бежал из Рима после народного восстания. Избирался папой еще дважды — в 1045 году (147) и в 1047-1048 годах (150). После второго понтификата продал место на престоле. После третьего понтификата снова бежал, был отлучен от церкви и умер в монастыре. Похоронен в Гроттаферрата.

146. Сильвестр III (1045)

Римлянин. Ставленник Кресцентиев. Избран против своей воли. Низложен. Умер в Сабине.

147. Бенедикт IX (1045)

См. №145. Низложен.

148. Григорий VI (1045-1046)

Римлянин. Ставленник Кресцентиев. Купил престол у Бенедикта XIX и, признавшись в этом, отрекся. Похоронен в Клюни.

149. Климент II (1046-1047)

Саксонец, граф. Избран благодаря протекции Генриха III. Короновал генриха III императором. Умер, сопровождая императора в поездке по Италии. Похоронен в Бамбергском соборе.

150. Бенедикт IX (1047-1048)

См. 145. Низложен.

151. Дамасий II (1048)

Баварец, граф. Назначен папой по указанию императора. Умер от малярии. Похоронен в Сан Лоренцо фуори ле Мура.

152. Святой Лев IX (1049-1054)

Эльзасец, граф. Сторонник реформы церкви. Борьба с симонией и светской инвеститурой. Выступил с войском против норманнов, но потерпел поражение и признал их завоевания в Апулии и Калабрии. Конфликт с Константинопольской церковью, послуживший началом Великого Раскола. Похоронен в базилике Святого Петра.

153. Виктор II (1055-1057)

Немец, граф. Опекун малолетнего императора Генриха IV. Продолжение реформы церкви. Умер от малярии во время поездки по Тоскане. Похоронен в Мавзолее Теодориха в Равенне.

154. Стефан IX (1057-1058)

Лотарингец, граф. Продолжение реформ. Планы выйти из-под подчинения императорам. Умер во Флоренции. Похоронен в соборе Святой Репараты, Флоренция.

155. Николай II (1059-1061)

Бургундец. Признал норманнские владения в Италии. Узаконил избрание папы кардиналами без участия аристократии. Похоронен в базилике Санта Мария дель Фиоре.

156. Александр II (1061-1073)

Итальянец. Первый папа, избранный без участия немецкого императора. Конфликт с императором Генрихом IV. Возобновление диалога с Константинополем после схизмы 1054 года. Продолжение реформ церкви. Похоронен в базилике Святого Петра.

157. Святой Григорий VII (1073-1085)

григорий vii

Итальянец из Тосканы. Главный идеолог церковной реформы начиная с правления Святого Льва IX (152). Окончательное утверждение целибата. Борьба с немецкими императорами за инвеституру. Отлучение от церкви и принуждение Генриха IV к покаянию. Повторное отлучение императора. Первым облачился в ставшие затем традиционными бело-красные одежды. Разорение Рима освободившими его от Генриха норманнами. Изгнание из Рима. Умер в Салерно. Похоронен в соборе Салерно.

158. Блаженный Виктор III (1086-1087)

Итальянец из Беневента, князь. Трижды отказывался от своего избрания. Бежал из Рима, занятого ставленником императора, антипапой Климентом III. Умер и похоронен в Монтекассино.

159. Блаженный Урбан II (1088-1099)

урбан ii

Француз. Продолжил политику Григория VII. Делил Рим с антипапой Климентом III. Освободил Сицилию от мусульман. Инициатор первого крестового похода. Похоронен в базилике Святого Петра.

160. Пасхалий II (1099-1118)

пасхалий ii

Итальянец. Продолжил политику Григория VII и справился с тремя антипапами, но проиграл борьбу за инвеституру императорам. Был захвачен в плен, в котором провел 2 месяца, императором Генрихом V. После спора с императором о наследстве Матильды был вынужден бежать из Рима и умер сразу после возвращения. Похоронен в Латеранской базилике.

161. Геласий II (1118-1119)

Итальянец. Был избран без согласия императора и брошен в тюрьму. Освобожден возмущенным народом.Бежал из Рима и отлучил от церкви Генриха V и назначенного им антипапу. Похоронен в Клюни.

162. Каликст II (1119-1124)

Бургундец. Избран в Клюни. Подтвердил отлучения Генриха V и его антипапы. С помощью норманнов захватил антипапу и бросил в тюрьму. Издал буллу в защиту евреев. Заключил с Генрихом V соглашение, положившее конец 50-летней борьбе за инвеституру. Император сохранял за собой возможность влиять на выборы епископов в Германии, но терял свое влияние на выборах в Италии и Бургундии. Первый Латеранский собор. Умер от лихорадки. Похоронен в Латеранской базилике.

163. Гонорий II (1124-1130)

Итальянец. Способствовал приходу к императорской власти саксонской династии. Похоронен в Латеранской базилике.

164. Иннокентий II (1130-1143)

Римлянин. Избран одновременно с антипапой Анаклетом, захватившим все главные базилики Рима, ввиду чего возведен на престол в церкви Санта Мария Нуова. Бежал из Рима во Францию, где был признан практически всеми европейскими монархами. Дважды пытался вернуться в Рим с помощью императора Лотаря II, но сумел закрепиться в городе только в 1137 году. Второй Латеранский собор. Воссоздание сената, провозглашение республики и отмена светской власти папы в Риме. Похоронен в Латеранской базилике.

165. Целестин II (1143-1144)

Итальянец. Конфликт с римским сенатом. Похоронен в Латеранской базилике.

166. Люций II (1144-1145)

Болонец. Противостояние с римским сенатом. Смертельно ранен в голову во время штурма Капитолия.

167. Блаженный Евгений III (1145-1153)

Пизанец. После избрания был вынужден бежать из Рима. Анархия в городе. Организация Второго крестового похода. Похоронен в базилике Святого Петра.

168. Анастасий IV (1153-1154)

Римлянин. Полностью отказался от борьбы с римским сенатом. Похоронен в Латеранской базилике.

169. Адриан IV (1154-1159)

Англичанин. Впервые в истории наложил на Рим интердикт, чем восстановил в городе папскую власть. Короновал императором Фридриха I Барбароссу. Заключил союз с Константинополем против Сицилийского королевства. Конфликт с Фридрихом Барбароссой. Похоронен в Ватиканских гротах.

170. Александр III (1159-1181)

александр iii

Сиенец. Пережил четырех антипап. Отлучил от церкви Фридриха Барбароссу. Бежал во Францию и вернулся в Рим с помощью сицилийского короля. Снова бежал после взятия Рима Фридрихом. Провозглашен главой Ломбардской лиги, нанесшей поражение Барбароссе. Восстановление светской власти пап над Папской областью. Вернулся в Рим в 1178 году и созвал Третий Латеранский собор. Третий раз бежал из Рима после народных волнений. Похоронен в Латеранской базилике.

171. Люций III (1181-1185)

Итальянец. Через 4 месяца после избрания покинул Рим. Сложные отношения с Фридрихом Барбароссой. Похоронен в Кафедральном соборе Вероны.

172. Урбан III (1185-1187)

Миланец. Избран и посвящен в Вероне. Конфликт с Фридрихом Барбароссой и отказ короновать его сына. Похоронен в Феррарском соборе.

173. Григорий VIII (1187)

Итальянец. Потеря крестоносцами Иерусалима и призыв папы к Третьему крестовому походу. Примирение с Фридрихом. Похоронен в пизанском Кафедральном соборе.

174. Климент III (1187-1191)

Римлянин. Примирение с римлянами и возвращение в город. Организация Третьего крестового похода. Похоронен в Латеранской базилике.

175. Целестин III (1191-1198)

Римлянин. Короновал Генриха VI императором. Пытался перед смертью отречься от престола. Похоронен в Латеранской базилике.

Назад: Римские папы 9 — 10 веков

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Средневековье. Рим в 12 веке

Весь 12 век духовная жизнь Рима ничем не отличалась от предыдущего столетия и носила такой же полуварварский характер, объясняемый непрерывной борьбой всех против всех — церкви, народа, знати, императоров. Святой престол в это время занимали выдающиеся люди, но лишь четверо из них, не самых замечательных, были римлянами по происхождению. А образование свое большинство пап получали во Франции, с которой у Рима установилась близкая связь, и начало которой положил клюнийский орден.

Уже с первой половины 12 века многие знатные фамилии отправляли своих сыновей учиться в Париж. В самом же Риме науки отнюдь не процветали, и этому не способствовала даже образованность пап. Лишь в 1179 году Александр III издал указ, предписывающий учредить при каждой кафедральной церкви бесплатную школу для духовенства и бедноты, но эта мера не увенчалась успехом. В 12 веке Рим не дал ни одного таланта, имевшего культурное значение, и не открыл ни одной известной школы.

Некоторым исключением являлась лишь юриспруденция. Законы Юстиниана, несмотря на вторжение германского начала, никогда не предавались забвению и не теряли своей силы в Италии, и в 12 веке право стало предметом усердного изучения. Однако, опять же, выдающейся школы права в Риме не существовало. Такую славу приобрел состоявший под покровительством Фридриха Барбароссы университет в Болонье. И даже изучение канонического (церковного) права по преимуществу происходило в той же Болонье.

Продолжалось составление Liber Pontificalis, Книги Пап. К сожалению, жизнеописания понтификов носят в ней формальный характер, а история города не отражена совершенно. Лишь биографии Пасхалия II, Геласия II, Адриана IV и Александра III, составленные их современниками и участниками знаменательных событий отступают от традиционной формы каталога. Этим, в отличие от других итальянских городов, и ограничилась римская историография 12 века.

Замечательно, что в этот период нашлись люди, составившие описания некоторых церквей. С течением времени появились даже особые историографы древних базилик, и наибольший интерес, конечно, представляли базилика Святого Петра и Латеран. Для Святого Петра таким человеком стал каноник базилики Петр Маллий, посвятивший свой труд Александру III. Маллий начинает с постройки базилики при Константине и уделяет много места Карлу Великому и пожалованной им в дар церковной области. И хотя главной задачей Маллия являлось обоснование прав Святого Петра, его труд содержит перечисление построек, ритуалы и описания папских гробниц с надписями на них. Аналогично и описание Латеранской базилики, выполненное ее каноником Иоанном.

12 век оказался благоприятным для возникновения римской археологии. Мечтая о восстановлении республики, сенаторы, устроившиеся на Капитолии, просто обязаны были вспомнить о величественных сооружениях античного Рима. Несмотря на безжалостное разорение, которому Рим подвергался все последние столетия, город все-таки оставался самым древним из западных поселений. Свою окончательную форму текст Mirabilia Urbis Romae (Чудеса города Рима) приобрел именно во время восстановления сената и в нем видно явное предпочтение языческому Риму.

В этом замечательном произведении нарисована картина Рима 12 века, когда его развалины еще не стояли огороженными и расчищенными с научной и музейной целью, а представляли собой или неприступные замки буйной знати, или мирные живописные жилища. Многие из них, ныне уже не существующие, в 12 веке были еще почти нетронутыми. Нельзя не удивляться и тому, что даже после пожара, последовавшего за вторжением в Рим норманнов, в городе все еще сохранялось большое число древних зданий.

мирабилияВот что говорит сам автор: «По мере наших сил мы приложили старание дать на память потомству возможно ясное описание этих и многих других храмов и дворцов, существовавших в золотом городе в языческие времена и принадлежавших императорам, консулам, сенаторам и префектам, и все эти здания, блиставшие своими украшениями из золота, серебра и бронзы, из слоновой кости и драгоценных камней, мы описали так, как читали о них в древних хрониках, видели собственными глазами и слышали в преданиях».

Несколько выдержек из Mirabilia:

«Здесь (около Форума) находится храм Весты, в котором, по преданию, спал Дракон; об этом можно прочесть в житии Святого Сильвестра; а там — храм Паллады, и форум Цезаря, и храм Януса, который, как утверждает Овидий, предвидел все совершающееся в году от его начала и до конца; ныне этот храм называется башней Ченчия Франджипане».

О развалинах на Палатине упоминается вкратце: «Внутри Palatium находится храм Юлия; напротив Palatium – храм Солнца; на том же самом Palatium помещается храм Юпитера, называемый Casa major».

О Большом Цирке: «Цирк Приска Тарквиния, изумительно красивый, с сиденьями, расположенными настолько большими уступами, что зрители совсем не загораживали друг другу зрелища; Наверху находились аркады, украшенные сплошь стеклом и желтым золотом; выше помещались дома Palatium, и здесь 14 мая женщины садились кругом и смотрели на происходившие игры; в середине стояли два обелиска, один поменьше, имел 87 футов высоты; другой, более высокий, 122 фута. Наверху триумфальной арки, стоявшей у входа, поставлен был вызолоченный, бронзовый конь, который, казалось, готов был умчаться, унося на своей спине воина; на арке, находившейся на противоположном конце, стоял другой конь, так же бронзовый и вызолоченный. На высоте Palatium, откуда можно было видеть игры, находились места, назначенные для императора и королевы».

«На Марсовом поле стоял храм Марса; здесь 1 июля выбирались консулы, которые сохраняли свои полномочия до 1 января; если избранный консулом оказывался невиновным ни в каких преступлениях, то он утверждался в этом сане. В этом храме римские победители выставляли ростры кораблей, служившие предметом зрелища для всех народов».

«Вверху над фасадом Пантеона были поставлены два бронзовых, вызолоченных тельца. Против дворца Александра находились два храма Флоры и Фебы. Позади дворца, где теперь помещается раковина-чаша, стоял храм Беллоны, на котором была надпись: Я был древним Римом, но теперь я буду называться новым Римом. Восстановленный из праха, я возношусь к небесам».

В ряде случаев есть возможность проверить эти сведения, сличая их с записями в церковных книгах того времени о папских процессиях. В некоторые торжественные дни папы совершали свое шествие пешком и, будучи людьми престарелыми, останавливались для отдыха в определенных местах на заранее приготовленных ложах. В других случаях они, окруженные всей пышностью своего двора, ехали на белом коне с серебряной уздечкой и пурпурным покрывалом. В Ordo, написанном в 1143 году каноником Бенедиктом, дается такое описание пути процессии:

«Папа выходит через (Латеранское) поле у церкви Святого Григория на Мартио, проходит под аркой волопровода, подымается на большую дорогу, минует находящуюся справа церковь Святого Климента и поворачивает налево к Колизею. Затем он проходит через Золотую Арку (ведущую к форуму Нервы) перед форумом Траяна (Нервы), идет до церкви Святого Василия, подымается в гору около Милитае Тиберия (Torre delle Milizie), спускается мимо Сант Аббакирус, минует церковь Святых Апостолов, направляется влево к Виа Лата, сворачивает вдоль Виа Квириналис к Санта Мария ин Аквиро, достигает арки делла Пьета, затем идет к Марсову полю мимо церкви Святого Трифона и доходит до моста Адриана. Пройдя мост, он выходит через Порта Коллина возле храма и замка Адриана, минует обелиск Нерона, проходит через портик возле гробницы Ромула и затем поднимается в Ватикан, в базилику апостола Петра».

«По окончании обедни перед базиликой совершается коронование папы, после чего он садится на лошадь и уже коронованный направляется в процессии обратно следующим «священным путем»: через портик и вышеназванный мост папа проходит под триумфальными арками императоров Феодосия, Валентиниана и Грациана, приближается ко дворцу Хроматиус, где евреи приветствуют процессию гимнами, затем следует через Парионе между цирком Александра и театром Помпея вниз через портик Агриппины (около Пантеона) и вверх через Пириэя; затем, миновав церковь Святого Марка, проходит под аркой Манус Карнеае, по Кливус Аргентариус, между базиликой Аргентария и Капитолием; спускается к Мамертинской тюрьме, проходит под триумфальной аркой (Севера), между Темпулум Фатале и храмом Конкордии, затем между форумом Траяна (Нервы) и форумом Цезаря; далее под аркой Нервии, между храмом этой богини и храмом Януса; далее вверх по вымощенной дороге, где пал Симон волхв (древняя Виа Сакра) около храма Ромула; затем идет под триумфальной аркой Тита и Веспасиана, спускается к Мета Суданс и к триумфальной арке Константина, сворачивает налево перед амфитеатром и, следуя по священному пути возле Колизея, возвращается в Латеран».

Таким образом, для торжественных христианских процессий в Риме была создана новая Виа Сакра, последний участок которой, от Колизея до Латерана, получил название Санкта Виа. На пути этих процессий встречались как языческие, так и христианские памятники, и тем не менее даже в книгах ритуалов того времени предпочтение отдавалось языческим памятникам, а папы старались пройти подо всеми триумфальными арками империи.

Интересен тот момент, что в Мирабилии практически отсутствуют какие-либо легенды, а те, что есть, относятся к римским статуям. Когда ваяние находилось в полном упадке, эти произведения искусства, уцелевшие в Риме, должны были вызывать всеобщее изумление. Народ, забывший древнюю поэзию, чувствовал в статуях воплощение идеалов классического мира живее, чем во всех остальных памятников древности. Сами греческие боги взирали глазами этих изваяний на низведенное до варварского состояния человечество.

Весь 12 век в Риме господствовала война, и нетрудно представить себе, как много в это время погибло древних зданий. Когда же устанавливалось относительное спокойствие, древние руины использовались для восстановления города. О сохранении памятников совершенно не заботилась никакая власть, и для получения извести, так же как и прежде, в дело шел благородный мрамор. А на великолепные колонны заброшенных зданий с жадностью смотрели иноземные князья и епископы.

Однако, публичные сооружения принадлежали государству, и из сохранившихся документов того времени видно, что папы жаловали памятники церквям и частным лицам, что и спасло их от окончательной гибели. Примером может служить триумфальная арка Септимия Севера. В 1199 году Иннокентий III передал часть этой арки церкви святых Сергия и Вакха: «Мы утверждаем половину всей триумфальной арки, состоящей из трех отдельных арок, именно одну из двух арок меньшей величины (над которой воздвигнута башня), стоящую ближе к вашей церкви, и половину всей средней и с камерами, примыкающими к меньшей арке». Далее говорится, что другой половиной арки владеют наследники некоего Цимина. Выходит, что эта арка принадлежала двум различным владельцам, была перестроена в укрепление и имела наверху башню.

Когда римляне добились независимости, собственником общественных сооружений, еще не обращенных в частные владения, объявил себя город, а сенат признал за собой обязанность заботиться о целости городских стен и обязал папу ежегодно выделять на эти цели определенную сумму. В 1157 году сенат восстановил часть стены у Порта Метробия, о чем говорит памятная доска на башне делла Марана. На доске приведены имена действовавших тогда сенаторов, но имя папы не упомянуто.

На одном из Тибрских мостов, мосту Цестия, тоже есть надпись, гласящая: «Бенедикт, светлейший сенатор великого города, восстановил этот, почти совсем разрушенный мост». По всей видимомти, этим сенатором был Бенедиктус Карусомо. 27 марта 1162 года римский сенат постановил принять меры по сохранению колонны Траяна, «дабы она никогда не могла быть разрушена или повреждена и, оставаясь в ее настоящем виде, служила бы всегда к славе римского народа, пока существует мир. Тот, кто дерзнет нанести ей ущерб, будет предан смерти, а имущество его будет конфисковано».

Колонна Траяна принадлежала в то время женскому монастырю Святого Кириака. А колонна Марка Аврелия находилась в собственности мужского монастыря Святого Сильвестра. Надпись в атриуме монастыря гласила: «Так как колонна Антонина принадлежала монастырю Святого Сильвестра, и стоящая возле нее церковь Святого Андрея с дарственными приношениями пилигримов в верхнем и нижнем алтарях уже с давних пор арендными договорами передавалась в сторонние руки, то мы, желая, чтобы это отчуждение никогда более не повторялось, властью святого апостола Петра и святых Стефана, Дионисия и Сильвестра проклинаем и предаем анафеме аббата и монахов, если они осмелятся сдать в аренду колонну и церковь или уступить их в виде бенефиции. И если кто-нибудь вздумает отнять у нашего монастыря эту колонну силой, тот да будет проклят, как грабитель церкви, и навеки предан анафеме. Да будет так! Это постановлено властью епископов и кардиналов в присутствии многих священнослужителей и мирян. Составил и скрепил Петр, милостью Бога смиренный аббат этого монастыря, совместно с братией, в лето от Рождества Христова 1119, в XII индиктион».

По мере достижения независимости у нобилей так же появилось желание прославиться возведением построек. Именно с такой целью была возведена башня на мосту сенаторов (понте Ротто), больше похожая на дворец, в позднее средневековье получившая название Монцоне, а теперь известная как дом Кресцентия. Карнизами и небольшими ложами башня делилась на несколько этажей; вход в нее с улицы имел свод; на верхние этажи вела каменная лестница. Снаружи башня была украшена древними изваяниями. Варварский стиль этого баронского дворца, от которого уцелела лишь ничтожная часть, выступает особенно резко из-за находящихся по-соседству двух хорошо сохранившихся римских храмов — Портуна и Геркулеса (см. Бычий Форум).

Не сохранившиеся до нашего времени дворцы Пьерлеоне и Франджипане, вероятно, были столь же причудливыми постройками. Башни из кирпича, где отдельно стоящие, а где пристроенные к древним памятникам, возводились в эту эпоху по всему городу. Не оставалось ни одной триумфальной арки, не увенчанной башней. Даже в Большом Цирке Франджипане возвели их несколько штук. Вообще, страсть к возведению башен господствовала тогда во всех итальянских городах. Эти сооружения, обычно, не отличались прочностью, тем не менее, часть их дожила до наших дней. Все они сложены из обожженного кирпича, имеют четырехугольную форму, не сужаются кверху и не разделены на ярусы.

По сведениям из Мирабилии на городских стенах возвышалась 361 башня. Добавим к ним множество церковных колоколен и башен фамильных замков на фоне древних развалин и увидим, насколько средневековый Рим отличался от современного. Этот лес мрачных и грозных башен придавал городу неприступный и воинственный вид, производя впечатление даже на могущественных государей.

Правда, внутри стен взгляду представала картина запустения и одичания. Холмы все более пустели и покрывались пышной растительностью. Городские кварталы превращались в поля, а низменности — в болота. Отсутствие чистой питьевой воды в разрушенных акведуках вынуждало население перемещаться в низины, к Тибру и Марсову полю. Здесь, в хаотичном лабиринте улиц, среди груд развалин храмов и памятников, и обитал невежественный римский народ, немногочисленный, но сумевший изгнать из города пап и противостоять императорам.

В отсутствие денег разоренный город не мог позволить себе возведение великолепных соборов нового стиля, как это происходило с северных итальянских республиках, и довольствовался реставрацией и отделкой того, что в изобилии сохранилось от прошлых времен. Однако, чувство прекрасного брало свое, о чем можно судить, например, по базилике Санта Мария ин Космедин. Эта небольшая церковь была отреставрирована при Каликсте II и отделана его камерарием Альфаном. В ней до сих пор сохранилось немало памятников того времени. Это и наивная скульптура, в которой, впервые среди господства сурового варварства, в робких чертах стал проступать пленительный облик музы, и пестрая мозаика каменного пола, и отделанные мрамором амвоны, и многое другое.

При том же Каликсте II в базилике Святого Петра и Латеране появились картины с изображениями одержанных церковью побед. Примеру Каликста последовали и его преемники. Настоящим памятником понтификата Иннокентия II стала церковь Санта Мария ин Трастевере. Сам Иннокентий II был транстеверинец по происхождению, и его фамильный дворец находился в районе прихода этой церкви. С ее 24 колоннами из темного гранита, с античными потолочными балками и мозаикой, эта церковь до сих пор несет в себе древнехристианский дух средневекового Рима. Большая мозаика в наружной нише, изображающая Богоматерь и десять дев, принадлежит середине 12 века и свидетельствует о том, что искусство снова начинало делать успехи.

Живописцы, служившие церкви своим искусством, по-видимому, уже пользовались почетом и становились состоятельными льдьми. Около 1180 года на сцену выходит семья знаменитых художников Космати, создавших свой стиль каменной инкрустации, получивший название косматеско. Началом новейшей скульптуры стала Opus Alexandrinum, мозаичная отделка церквей кусочками цветного мрамора. Так украшались гробницы, трибуны, канделябры для пасхальных свечей и реликварии. С середины 12 века римские мастера стали получать все больше заказов, поскольку уже все без исключения папы стали заботиться о реставрации и украшении церквей.

Люций II заново отстроил церковь Сан Криче, Евгений II возобновил базилику Санта Мария Маджоре и украсил ее портиком. Анастасий IV воздвиг дворец около Пантеона, а Евгений III – дворец в Сеньи и ряд построек в Ватикане. Существует предположение, что Евгений III и Целестин III положили основание Ватиканскому дворцу. Они же расширили Латеран. Климент III так же построил монастырский дворик в церкви Сан Лоренцо, являющийся самой древней постройкой такого рода в Риме и по своему стилю приближающийся уже к следующему веку.

Таким образом, несмотря на общую отсталость и тяжелую, связанную с постоянными войнами и мятежами, жизнь, в 12 веке в Риме, как и во всей Италии, начинается пробуждение интереса к искусству. Хотя именно в Риме искусство так и не получило национального значения.

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Средневековье. 1181 — 1198.

6 сентября 1181 года в Веллетри был избран и посвящен в папский сан под именем Люция III кардинал-епископ Остии и Веллетри, Убальдо Аллючинголи. В ноябре он перебрался в Рим, но очень скоро стал во враждебные отношения с римлянами, поскольку не признал за ними прав, уступленных прежними папами. Яблоком раздора по-прежнему оставался Тускулум, жители которого с большим трудом восстановили разрушенные стены города.

Люций III

28 июня 1183 года римляне снова осадили Тускулум, и Люций III, укрепившись в Сеньи, призвал из Тусции на помощь Христиана фон Буха. Воинственный архиепископ не замедлил прибыть, и осаждавшим оказалось достаточно одного воспоминания о битве при Монте Порцио, чтобы бежать до самых стен Рима. А здесь снова сказала свое слово августовская лихорадка, и Христиан сошел в могилу, успев получить благословение папы.

Эта смерть стала большой потерей для Люция, и римляне уже с большей смелостью напали на города, сохранившие верность папе. В апреле 1184 года они разорили Тускуланскую область и проникли далеко вглубь Лациума, производя опустошения и насилие над духовенством. Люций бежал в Верону к находившемуся там императору, но встреча церковного и светского государей не оказалась дружественной из-за возникших между ними разногласий по вопросам инвеституры и наследия Матильды. Кроме того, Люций отказывался признать за Генрихом, сыном императора Фридриха, право на императорскую корону.

Тем не менее, Фридрих назначил на место умершего Христиана нового начальника войск в Кампаньи, графа Бертольда, для защиты Тускулума от римлян. Люций III, со своей стороны, на соборе в Вероне отлучил римлян от церкви. Здесь же, в Вероне, он и умер 25 ноября 1185 года. Его преемник, миланский архиепископ Гумберт Кривелли, принявший сан под именем Урбана III, оставался в изгнании в Вероне, а его отношения с императором приняли характер открытой вражды.

Опасения папы вызывал успех германской политики в Сицилии. Династия Рожера оказалась вымирающей, и бездетный Вильгельм II согласился на брак своей наследницы и тетки, дочери короля Рожера, Констанции, с Генрихом, сыном Фридриха. Несмотря на протест папы, суверена Сицилии, это бракосочетание состоялось в январе 1186 года, причем Фридрих торжественно провозгласил своего сына цезарем. Таким образом, Сицилия — лен Святого престола, служивший папам опорой против германских королей, — со смертью Вильгельма II должна была отойти к германской империи.

Григорий VIII

Следуя приказам своего отца, Генрих вторгся в церковную область и при поддержке римлян опустошил верные Святому престолу города Лациума. А 2 октября 1187 года Саладин овладел Иерусалимом, и весть об этом сразила папу — 20 октября Урбан III умер в Ферраре. Здесь же 25 октября под именем Григория VIII в папский сан был посвящен канцлер церкви Альберто ди Мора из Беневента, не желавший ничего, кроме мира с империей и похода на Иерусалим.

Силы папства были истощены, а союз с Сицилией сделал императора еще сильнее. Во всей Италии у Фридриха не было врагов, в то время как папы были вынуждены римлянами находиться в изгнании. Григорий VIII поспешил вступить в соглашение с Генрихом, обещав не противиться его притязаниям на Сицилию и признать все права империи в отношении Италии. Враждебные действия Генриха были прекращены, а папа отправился в Пизу, чтобы примирить пизанцев с Генуей и призвать их к крестовому походу, но по приезде сюда умер 17 декабря 1187 года.

Климент III

20 декабря был избран папой и посвящен в пизанском соборе под именем Климента III палестринский епископ Паолино Сколари. Ему удалось заключить мир с римским сенатом и вернуться в Рим в феврале 1188 года. До нашего времени дошел документ, принятый сенатом 31 мая 1188 года, на 44 году своего существования. Папа признавался верховным властителем, облекающим полномочием капитолийский сенат, который, в свою очередь, присягал папе на верность. Право чеканить монету предоставлялось папе, но треть ее отныне принадлежала сенату. Все прежние папские доходы возвращались папе, но он возвращал римлянам убытки, причиненные войной.

В отношении Тускулума и Тибура, ставших папскими городами, состоялось отдельное соглашение. Ради возможности мирно вернуться в Рим Климент III, не колеблясь, принес в жертву многострадальный Тускулум, пообещав римлянам даже помочь вести с ним войну и отлучить тускуланцев от церкви, если они не сдадутся к 1 января.

Как видно из предыдущих событий, избрание пап стало совершенно независимым от имперской власти, а связь Рима с империей оказалась фактически утеряна. Фридрих I не считался с голосом римлян при собственном избрании, а отказавшись от права назначать префекта, сам устранился от вмешательства в городские дела. Папа также больше не обладал ни исполнительной, ни законодательной властью, и все его могущество зависело от того, насколько крупным он был землевладельцем, сколько имел вассалов и как много людей мог призвать к оружию.

генрих vi
Генрих VI

В 1189 году Климент III получил от Генриха VI, как от наместника императора, назад все те земли, которые составляли церковную область и были отняты Генрихом у папы Люция III. После этого внимание Климента сосредоточилось на великом крестовом походе, предпринятом сначала Фридрихом Барбароссой, а затем Филиппом Августом Французским и Ричардом Английским. На этот раз в походе приняли участие и римские нобили.

Отряды крестоносцев проходили вдалеке от Рима, и лишь Ричард Львиное Сердце в начале августа 1190 года высадился в Остии, но с пренебрежением отнесся к кардиналу, который от имени папы пригласил английского короля посетить христианскую столицу. В прежние времена ни один король не отказался бы поклониться гробу апостола, вступив в ворота священного города в одежде паломника. Теперь же Ричард заявил, что ему нечего искать у корыстного папского двора. Минуя Рим, он проследовал в Террачину, где снова сел на корабли и направился на Сицилию.

Здесь, на Сицилии, после смерти Вильгельма II, женатого на сестре Ричарда Иоанне, национальная партия предоставила корону графу Танкреду. Как муж Констанцы, Генрих VI решил прогнать силой оружия этого узурпатора, но его намерению помешали беспорядки в Германии, последовавшие за смертью его отца Фридриха, погибшего в Сирии 10 июня 1190 года.

Танкред Сицилийский

Юный Генрих, страстно желая императорской короны, поспешил отправить послов к папе и сенату, с голосом которого теперь приходилось считаться, и права которого он обещал признать законными. Климент III назначил коронацию на ближайшую Пасху, но в конце марта 1191 года умер. Сразу после этого кардиналы провозгласили папой под именем Целестина III престарелого кардинала Пацинта.

В сопровождении сильного войска Генрих уже приближался к Риму, но новый папа медлил со своим посвящением, чтобы отдалить коронацию, о которой все еще шли переговоры. Настроение сената тоже было враждебным. Этим обстоятельством воспользовался доведенный до крайности Тускулум. Его жители обратились к Генриху с мольбой о помощи и тут же получили в свое распоряжение германский гарнизон. Тогда римские послы объявили Генриху, что римляне воспротивятся его коронации, если он не передаст Тускулум в их руки. Напротив, если он это сделает, они добьются от папы немедленной коронации. Самым позорным образом Генрих согласился на это условие: вслед за коронацией Тускулум передавался им папе, а папой — римлянам.

Свое посвящение в сан Целестин III назначил на 14 апреля. Расположившийся на Нероновом поле Генрих VI снялся с лагеря и вступил в Леонину, где 15 числа вместе со своей женой Констанцей в базилике Святого Петра принял императорскую корону. На следующий день германцы расположились лагерем на склонах Тускулума, и судьба города была решена. Римляне не оставили от него камня на камне, а население, вопреки договору, было частью перебито, а частью обречено на жалкое существование. Так 17 апреля 1191 года прекратил свое существование один из самых древних городов Лациума. Его земли перешли во владения папы, а уцелевшая часть населения вошла в состав жителей окрестных городов.

Из Рима Генрих VI, теперь уже император, направился в Апулию, чтобы отнять сицилийский трон у Танкреда.

генрих vi
Целестин III и Генрих VI

Присоединение Сицилии к империи нарушало все папские традиции, но Целестин III никак не мог этому помешать. Однако после одержанных в Апулии побед, но вместе с тем и понесенных больших потерь, уже в сентябре Генрих был вынужден вернуться в Германию. Тем не менее, это обстоятельство не придало решимости Целестину нарушить договор, заключенный с римлянами. За долгое время он оказался единственным папой, прожившим в Риме весь свой понтификат.

В этом же, 1191 году в Риме произошел очередной переворот. Народ восстал против аристократии, уничтожил конституцию и поставил во главе правительства одно лицо, назвав его Summus Senator. В этот сан римляне возвели Бенедикта Карусомо, принадлежавшего к классу горожан. Его правление началось весьма решительно — с лишения папы всех его доходов. Целестину пришлось уступить. Бенедикт продержался у власти два года, после чего был свергнут и заключен в Капитолий. Новым сенатором провозгласили Джованни Капоччио. Затем его место занял Джованни Пьерлеоне, а в 1197 году снова произошел переворот, восстановивший прежнюю конституцию. Все это время папа благоразумно не вмешивался в дела римлян.

Между тем, Генрих VI подчинил Сицилию своей власти. Истребление им последних потомков норманнской династии и норманнской знати возмутило национальное чувство итальянцев. Деспотизм нового императора стал угрожать и так дорого добытой независимости ломбардцев. Официальная власть в Италии оказалась возложена исключительно на германцев, а владения Генриха окружили церковную область железным кольцом, доходившим почти до самых ворот Рима.

Сын Барбароссы мечтал о восстановлении всемирной императорской власти с порабощением Италии и отъемом у папства его григорианских основ. Он решил вернуть себе те права в отношении Рима, от которых отказался его отец. Совершая свой последний поход на Сицилию, император остановился в Тиволи и повел оттуда переговоры о коронации своего малолетнего сына Фридриха. В Риме в это время был голод, и папа попросил Генриха снабдить город хлебом, но получил отказ.

К восставшему населению Сицилии, возмущенному тиранией императора, примкнула даже жена Генриха. Это восстание было подавлено с чудовищной жестокостью, но вскоре смерть забрала 32-летнего тирана. Наследником Генриха остался беспомощный ребенок. Через несколько месяцев, 8 января 1198 года, умер и Целестин III, но ему наследовал один из самых великих представителей папства. Благополучие церкви было обеспечено.

Назад: Средневековье. 1156 — 1181. Папа Александр III

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Средневековье. 1156 — 1181. Папа Александр III

Войско Фридриха начинало страдать от лихорадки и выказывать недовольство своим нахождением в Италии. Императору пришлось расстаться с папой в Тиволи и направиться в Германию. Адриан IV увидел, что все его надежды обмануты — Рим не был возвращен под его власть, сам он находился в изгнании, а поход в Сицилию против Вильгельма I так и не состоялся. Тогда папа собрал своих вассалов и наемников и двинулся с ними в Капую и Беневент, присоединившись к мятежным баронам, присягнувшим ему в Беневенте. Еще раньше Вильгельм был отлучен от церкви, а население Апулии освобождено от данной ему присяги.

Вильгельм I Злой

Восстание провинций, поддержанное баронами, и возникшее в это же время волнение среди греков, с которыми Адриан вступил в союз, заставили Вильгельма обратиться к папе с самыми выгодными предложениями, в том числе по содействию в покорении Рима. Однако часть кардиналов, принадлежавших к имперской партии, высказалась против, и соглашение не состоялось. В это время Вильгельму удалось отнять у греков и баронов Калабрию и Апулию, после чего он направился к Беневенту, где находился папа. Счастье переменилось, и Адриан оказался в безвыходном положении и запросил мира.

В июне 1156 года победитель продиктовал свои условия. Он снова получал в ленное владение Сицилию, Апулию и Капую, но и признавал за церковью многие права. Так покинутый императором папа заключил мир с врагом империи, наделив его землями, которые Фридрих считал своими, чем вызвал недовольство имперской партии. Адриан вернулся в церковную область, но перебраться в Латеран ему удалось только в ноябре. Такое примирение с Римом стало результатом договора с Вильгельмом, который золотом и угрозами заставил римлян быть более уступчивыми.

Договор с римлянами, заключенный без участия императора, должен был привести последнего в негодование. С этого времени столкновение интересов имперской власти и папства стало причиной глубокого раздора между Фридрихом и Адрианом. Убежденный в могуществе Германии Фридрих отверг все притязания папы. Абсолютной власти церкви была противопоставлена абсолютная монархия. И едва ли до этого момента императоры и папы обменивались столь негодующими речами. Адриан IV заметил Фридриху, что тот обязан своей короной милости папы. На это Фридрих объявил, что получил свою власть от Бога по избранию имперских князей и не собирается унижаться перед папами.

В июне 1158 года император в сопровождении сильного войска направился в Италию. В сентябре, после геройского сопротивления, сдался Милан, и Фридрих, подражая Карлу Великому, решил управлять Римом и имперскими епископами как своими вассалами. В Италию направились послы с приказом собирать имперские подати без всяких послаблений, в том числе с наследия Матильды и с церковной области.

В одном из своих писем папа выразил неудовольствие подобным положением дел. Император ответил Адриану, что до Константина церковь не обладала никакими государственными правами и все ее достояние — это дар короны. Епископам же, являющимся, не только наследниками Бога, но еще и светскими сановниками государства, надлежит по закону выполнять вассальные обязанности по отношению к императору. Таким образом Фридрих фактически возобновил борьбу за инвеституру.

Наступил период возрождения имперской и ослабления папской властей. Оскорбленный Адриан IV отправил к императору своих легатов для выяснения возможности переговоров. Он настаивал на своей полной политической независимости и на том, что епископы не обязаны быть вассалами императора. Доходы же с земель Матильды, а так же со всей территории от Аквапенденте до Рима и со Сполето, Сардинии, Корсики, Ферраро и Массы должны принадлежать Святому престолу. На эти требования Фридрих ответил, что волею Господней является римским императором и отказываться от власти над Римом не собирается.

Переговоры происходили в присутствии послов сената, поскольку римляне снова начали искать сближения с императором. Весной 1159 года сенат отправил к Фридриху еще одно посольство, просившее дать римлянам амнистию и обещавшее восстановить его власть в городе. Император решил признать сенат, щедро одарил послов и вместе с ними отправил в Рим своих. Послы Фридриха были приняты с почетом, но соглашение не состоялось, поскольку в это время, 1 сентября 1159 года, умер папа и немедленно начался раскол.

Для избрания нового папы в базилике Святого Петра было созвано собрание, в состав которого вошли кардиналы, императорские послы, духовенство, знать, народ и сенаторы. Сенаторы взяли на себя охрану базилики и держали ее двери запертыми. За три дня соглашение так и не было достигнуто, и 7 сентября более сильная партия провозгласила папой Роланда Бандинелли. Однако, едва Роланд был облачен в красную мантию, как кардинал Октавиан, сторонник имперской партии, сорвал ее с его плеч. Тут же один из негодующих сенаторов отнял мантию у Октавиана, но кардиналу дали новую, и он, второпях, надел ее наизнанку. Правда присутствующим было не до смеха — начался большой беспорядок.

В базилику ворвались вооруженные воины, и партия Октавиана при поддержке низшего духовенства, народа и большинства сенаторов объявила его папой. Избранник отправился в Латеран, а Роланд со своими сторонниками бежал в укрепленный Ватикан. Здесь их продержали взаперти 9 дней, после чего перевели в Транстеверин под строгое заключение. Через 3 дня они были освобождены Оддо Франджипане и удалились в Кампанью.

александр iii
Александр III

Здесь, в Кампаньи, в маленьком городке Нинфа, расположенном на краю Понтийских болот, 20 сентября Роланд был посвящен в папы под именем Александра III. После посвящения он удалился в Террачину, на границу сицилийского королевства, король которого тут же признал его папой. Тем временем Октавиан, поддерживаемый префектом города, могущественными нобилями, сенатом и римским народом, которому была безразлична законность избрания папы, но весьма интересны деньги кандидата, так же покинул Рим и 4 октября в Фарфе был посвящен в папский сан под именем Виктора IV.

Не было никаких сомнений в том, кого император признает папой. Фридрих немедленно воспользовался сложившейся ситуацией, чтобы выступить в роли защитника церкви. В письме он сообщил «кардиналу Роланду», что приказывает ему явиться на собор, который будет созван в Павии. Однако Александр III, уже отлучивший Октавиана от церкви, считал себя законным папой и отказался последовать приглашению, не соответствовавшему каноническим правилам.

Собор состоялся в феврале 1160 года, и Октавиан явился на него уверенный в своей победе. 11 февраля было принято решение, согласно которому Виктор IV признавался законным папой, после чего император принес ему торжественную присягу. Роланд же был отлучен от церкви как государственный изменник и еретик. Ему пришлось вступить в борьбу с императором за независимость церкви, которую Фридрих решил подчинить имперской власти. На карту были поставлены все приобретения, достигнутые Григорием VII и Каликстом II. Теперь папству надлежало искать поддержки у городов, которые также боролись за свою независимость.

2 марта, в пасхальный четверг, Александр III отлучил императора от церкви, что означало объявление войны. Полагая, что рост могущества Фридриха должен внушать опасение другим христианским государям, папа отправил к ним своих легатов и не ошибся в своих оценках. Пока император, сопровождаемый Виктором IV, вел войну с Миланом, Александру с помощью сицилийцев удалось подчинить себе Лациум. Число его сторонников росло даже в непостоянном Риме, и таковыми объявили себя даже вновь избранные сенаторы. А в июне 1161 года семья Франджипане сумела провести Александра в Рим, где он сразу освятил церковь Санта Мария Нова, расположенную рядом с замком этой семьи, у арки Тита. Однако уже спустя 14 дней папа покинул ненадежный город, предпочтя более безопасный для себя Пренесте.

В Пренесте Александр тоже не задержался. Растущее могущество императора отторгло от папы почти всю церковную область и вынудило последнего бежать дальше, во Францию. 26 марта 1162 года Фридрих вступил в покоренный Милан и приказал сровнять город с землей. Ужас овладел Римом, который тут же поспешил признать папу, угодного императору. Фридрих же, дойдя в июне до Болоньи, повернул и двинулся в Бургундию, оставляя за собой опустошенную страну. В Италии были оставлены Виктор IV и канцлер империи Райнальд.

Пока Александр III оставался во Франции, Рим спокойно управлялся сенатом, не находившим нужным считаться с каким-либо папой в своей деятельности. Виктор IV умер 20 апреля 1164 года в Лукке, и Райнальд заставил кардиналов избрать папой, под именем Пасхалия III, Гвидо, епископа Кремы. Находившийся в это время в Павии, Фридрих одобрил это распоряжение своего канцлера, но Пасхалий, как и Виктор, тоже оказался бессильным по отношению к Риму. Своим местопребыванием новый антипапа избрал Витербо, предназначенный по планам императора служить базой для всех походов против Рима.

В июне 1165 года Фридрих отбросил все колебания и поставил своей целью полное подчинение папства императорской власти. Его военачальники проникли вглубь Лациума и опустошили Ананьи, но затем вернулись в Тусцию. Тем временем кардинал Иоанн, викарий Александра в Риме, сумел подкупить римлян, негодующих на Фридриха за уничтожение городов и опустошительные походы, и овладел базиликой Святого Петра. Практически весь город перешел на сторону Александра и принес ему присягу в лице его викария. В августе Александр III сел на галеру и благополучно добрался до сицилийской Мессины, откуда, охраняемый королем Вильгельмом, проследовал через Салерно в Рим. Торжественно встреченный сенатом, он вступил в Латеран 23 ноября 1165 года.

В мае 1166 года умер Вильгельм I, и поддержка со стороны Сицилии, на престол которой взошел несовершеннолетний Вильгельм II, становилась сомнительной. В это время свои услуги Александру предложил константинопольский император Эммануил, полагавший, что ситуация поможет ему восстановить свою власть в Италии. Он указал Александру на желательность воссоединения церквей и обещал предоставить власть на Римом и Италией в обмен на римскую корону. Папа принял послов Эммануила и отправил своих легатов в Константинополь, но имел ввиду лишь напугать Фридриха и сохранить за собой возможность союза с греками.

Призвав папу обратно, Рим тем не менее оставался самостоятельной республикой с конституцией и городской милицией. Сохранился документ того времени, из которого видно, что римская община была независимым и пользовавшимся уважением государством. Это договор о свободной торговле от Террачины до Корнетто, заключенный в ноябре 1165 года между римлянами и Генуей. Договор был заключен на 29 лет и, помимо свободной торговли, обязывал стороны содействовать в спасении грузов и экипажей в случае кораблекрушения и предоставления пристанища в гаванях во время войны. Со стороны Рима договор был утвержден сенатом, т.е. береговая полоса римской территории находилась во власти общинного совета, а не папы.

Между тем города, фактически обращенные Фридрихом в рабство, образовали между собой союз, и уже в ноябре 1166 года императору пришлось вернуться в Италию. Своими задачами он видел изгнание греков из Анконы, папы — из Рима и водворение Пасхалия III в базилике Святого Петра.

Тускуланским властителем в то время был Райно, а само владение — леном церкви. Сенат, однако, не мог примириться с тем, что церковь защищает замок, не желающий признать над собой власть Рима, и Александр III никак не смог удержать римлян от нападения на Тускулум. Райно обратился за помощью к империи, и в Тускулум вступил канцлер Райнальд. Городская милиция, а также верные сенату вассалы Этрурии и Лациума были призваны к оружию, и численность римского войска составила 40 000 человек — величину, невиданную римлянами уже несколько веков.

На помощь Тускулуму выдвинулся отряд из 1300 германцев под предводительством графа Христиана фон Буха. Битва состоялась 29 мая 1167 года у Монте Порцио, и римляне, числом превосходившие противника в 30 (!) раз, но не привыкшие сражаться на открытой местности, проиграли. Ужас, вызванный этим позорным поражением, был сравним с ужасом от побед Ганнибала. Папа укрылся в замке Франджипане, предварительно, правда, позаботившись об охране городских стен, у которых вскоре расположились германцы, усиленные подкреплениями из городов Кампаньи. Чтобы ускорить падение Рима, Христиан еще и призвал императора, который уже в июле прибыл к Монте Порцио.

Высланное против Фридриха сицилийское войско было разбито, и надежды на снятие осады не осталось. Германцы взяли приступом ворота Порта Виридариа и получили доступ в Леонину, где находились только папские слуги, занимавшие базилику Святого Петра. Базилика была обнесена окопами, ее атриум превращен в укрепление, а на крыше располагались метательные машины. В течение восьми дней она выдерживала приступы германцев. Стены, башни и портик были разрушены, а весь район Борго превращен в развалины. Наконец нападавшие подожгли атриум, и защитники базилики сложили оружие. Базилика была взята 29 июля, а уже на следующий день в только что очищенном от крови и тел убитых храме был водворен Пасхалий III.

Возмущенный поражением, римский народ продолжал защищать город, а Александр оставался в замке Франджипане. Пришедшие к нему для помощи в бегстве две сицилийские галеры были отправлены обратно. Наконец Фридрих, желая привлечь римлян на свою сторону, объявил, что единственным препятствием для заключения мира является папа, и предложил обоим папам отказаться от своего сана и выбрать третьего с соблюдением всех канонических правил. Это предложение было отвергнуто Александром, но встретило поддержку у римлян, которые стали требовать его отречения. Тогда Александр III … исчез из города и лишь в августе объявился в Беневенте.

Бегство Александра лишило императора надежды примириться с церковью, но облегчило заключение мира с Римом. Фридрих прекрасно понимал, что ему не удастся взять все принадлежащие знати городские укрепления, даже если народ откроет ему городские ворота, и пошел на некоторые уступки. Сенат и народ должны были принести ему присягу на верность, а император, в свою очередь, признавал сенат в его существующей форме. Свои полномочия, правда, сенат теперь получал от императора. Кроме того, римляне освобождались от всех налогов.

Теперь римская республика подчинялась только непосредственно имперской власти. Присягу принял уполномоченный императора, поскольку сам Фридрих не вошел в город, опасаясь не принявшей участия в договоре и остававшейся в своих замках знати. В это время император находился на вершине своего могущества и был близок созданию всемирной римской империи, но на сцену уже не в первый раз выступила римская лихорадка.

2 августа над городом прошел ливень, после которого наступил палящий зной. Августовская малярия, всегда грозившая смертью, приобрела характер чумы. Цвет непобедимого войска погиб бесславной смертью, и у выживших скоро не стало хватать сил для погребения умерших. Конечно страдал и Рим. Люди в нем умирали тысячами, и их трупы просто бросали в реку. Германцами овладел панический страх. Они говорили, что кара Господня настигла их за нападение на священный город и осквернение христианских храмов. 6 августа Фридрих двинулся в путь с остатками своего войска. Пасхалия III он оставил в Витербо, а сам направился в Пизу, потеряв по дороге еще 2000 человек. А уже весной 1168 года император был вынужден бежать из разоренной им Ломбардии. Пасхалий III вернулся в Ватикан, но уже 20 сентября умер, а его место занял следующий антипапа, струмский аббат Иоанн, принявший имя Каликста III.

Римляне продолжили осаждать Тускулум, и после ряда событий Райно уступил свои права церкви. 8 августа 1170 года город стал папским владением. Находившийся в Вероли Александр III принял послов Фридриха, послов ломбардских городов и послов Константинополя. Предложения греков не были приняты. Ничем закончились и переговоры с Фридрихом. Однако теперь у Александра появилась возможность вступить в Тускулум, что он и сделал 17 октября 1170 года. Имея перед своими глазами Рим, папа, тем не менее, не мог войти в город, поскольку римляне, негодовали на него за защиту ненавистного им Тускулума. В конце концов они предложили Александру договор, по которому он мог быть принят в Риме в обмен на дозволение разрушить некоторую часть стен Тускулума. В итоге были уничтожены все укрепления города, и обманутый папа сам не пожелал вернуться в Рим. Вместо этого он в начале 1173 года перебрался в Сеньи.

В сентябре 1174 года Фридрих вернулся в Ломбардию, чтобы дать сражение освободившимся из-под его власти городам, но здесь его постигла неудача. После затянувшейся на полтора года кампании, 29 мая 1176 года, в битве при Леньяно союзная гражданская милиция наголову разбила могущественного императора. Последствием этой победы стали тайные переговоры императора с папой. Чтобы сделать Александра безучастным к проблемам свободных городов, Фридрих был готов отказаться от существенных прав короны. Александр не замедлил воспользоваться победой ломбардцев в интересах церкви, и города заподозрили его в измене, однако папа прибыл в Венецию, после чего на соборе в Ферраре пообещал городам не заключать мира без соглашения с ними.

1 августа 1177 года в Венеции состоялся конгресс, на котором между Александром III, Фридрихом I, городами, греческим императором и Вильгельмом II Сицилийским был заключен мир. Каликст III был низложен, а Александр III утвержден в сане папы и во владении церковной областью. Кроме того, отказываясь от назначения префекта, император признавал папу независимым государем Рима и патримония, простиравшегося от Аквапенденте до Чепрано. Папа, со своей стороны, признавал Сполето, Анкону и Романью землями, принадлежащими империи. За союзом ломбардских городов признавалась независимость и с ними заключался мир на 6 лет.

александр iii
Фридрих Барбаросса подчиняется власти папы римского Александра III. Спинелло Аретино

Заключенный мир был встречен ликованием по всей Италии, и римляне, почувствовав себя одинокими, не нашли в себе сил продолжать борьбу с папой. Семеро знатных римлян доставили Александру III письмо от духовенства, сената и народа с приглашением вернуться в Рим. Не доверяя римлянам, папа не поспешил воспользоваться приглашением и сначала отправил в Рим кардиналов как посредников для объяснения с народом. После долгих переговоров было достигнуто соглашение, по которому сенаторы, избиравшиеся ежегодно 1 сентября, должны были приносить папе присягу на верность. Базилика Святого Петра и все церковные доходы возвращались папе, а всем посетителям Рима гарантировалась безопасность.

Наконец, через 10 лет скитаний, 12 марта 1178 года Александр III в торжественной процессии под звуки труб и пение гимнов вступил в Рим и был встречен сенатом, магистратом, милицией и всем народом с оливковыми ветвями в руках. Продвижение папы на белом иноходце сквозь толпу, жаждущую облобызать ногу наместника Христа, было столь медленным, что Латерана он достиг только к вечеру. Здесь он благословил римлян, а наступившая затем Пасха завершила это пышное торжество.

Народ и сенат признали Александра III вынужденно. Папская власть по-прежнему была ненавистна, но уже не внушала страха, и готовность к новому восстанию чувствовалась как в Риме, так и в церковной области. Имея перед собой пример ломбардцев, каждый город этой области мечтал о независимости. Множество провинциальных баронов Тусции и Сабины не признавали над собой власти ни сената, ни папы, чем не замедлил воспользоваться низложенный, но отказавшийся подчиниться решению собора в Венеции, Калликст III.

Противостояние, однако, закончилось быстро. Результатом его стало то, что Калликст бросился к ногам своего противника и получил от него прощение. Несмотря на это, бароны и ландграфы уже в сентябре 1178 года провозгласили нового антипапу. Под именем Иннокентия III им стал Ландо ди Сецце, представитель одной из немецких фамилий мелких тиранов Кампаньи. Он тоже не продержался долго. Родственники прежнего антипапы Виктора IV были подкуплены и выдали Ландо, после чего тот был заключен в монастырь.

В марте 1179 года Александр III созвал в Латеране Вселенский собор, на котором присутствовало 300 епископов. Собор постановил, что отныне избрание папы решается большинством двух третей кардиналов и совершенно независимо от любого вмешательства светской власти. Наконец Александр был признан единодержавным главой церкви. Но в Риме и церковной области он по-прежнему не имел реальной власти и чувствовал себя в городе, как в стане врагов.

Летом 1179 года папа снова покинул Рим и жил то в городах Лациума, то в Тускуле. В июле 1181 года он отправился в Витербо и 30 августа умер. Встречавший его совсем недавно оливковыми ветвями, римский народ теперь бросал в гроб Александра III камни, и кардиналам с большим трудом удалось похоронить в Латеране этого величайшего из пап. Практически ни один из пап после Александра III не оставался так долго на Святом престоле, но из 22 лет своего понтификата он 20 лет провел в изгнании и 18 — в борьбе с расколом.

Своей всемирной славе Александр III обязан продолжительной борьбе с Фридрихом, в результате которой были упрочены и расширены приобретения Григория VII и Каликста II, а всемирный (пусть и не римский) авторитет папства достиг небывалой до того высоты.

Далее: Средневековье. 1181 — 1198
Назад: Средневековье. 1143 — 1155. Гражданская община. Коронация Фридриха I Барбароссы

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Средневековье. 1143 — 1155. Гражданская община. Коронация Фридриха I Барбароссы

Восстановление в 1143 году сената не было иллюзией. Успехи общества, которыми завершилась борьба государства с иерархией григорианской церкви, были весьма велики. Оживились производство, торговля и науки, пробудилась любовь к классической древности.

Люций II

Папой тем временем был провозглашен кардинал Гвидо, тосканец из Кастелло. Он вступил на престол 26 сентября 1143 года под именем Целестина. Не придя ни к какому соглашению с римлянами, он был вынужден искать защиту у Франджипани и умер уже 8 марта 1144 года. С 12 марта его преемником стал Люций II, Герард Каччианемичи. С помощью короля Сицилии и римской знати Люций рассчитывал уничтожить общину, заявившую права на церковные лены.

Родовая знать образовала враждебную народу партию гвельфов. Даже сторонники германского императора, Франджипани, примкнули к папе, за что получили от него разрешение занять Большой Цирк и присоединить его к своей крепости на Палатине. С этого времени в их руках были Большой Цирк, Колизей, арки Тита и Константина, арка Януса и множество других укрепленных сооружений.

Община, между тем, тоже собирала силы. Во главе республики она поставила патриция, которым стал брат антипапы Анаклета II, Иордан Пьерлеоне, единственный член этой семьи, перешедший на сторону народа. Поскольку императора в эти годы не было, патриций мог считаться его наместником, и народная партия признала верховную власть римского короля. В 1144 году была составлена первая гражданская конституция, и с этого времени начинается сенаторский период истории Рима. Община решила лишить папу его светской власти и потребовала от него передачи всех своих суверенных прав патрицию, а самому довольствоваться десятинным сбором.

Рим погрузился в смуту. Люций сделал отчаянную попытку вырвать власть из рук римлян. Он осадил Капитолий, чтобы взять его приступом, но сенаторы во главе с патрицием отразили нападение. Считается, что во время штурма папа был ранен попавшим в него камнем. Через несколько дней, 15 февраля 1145 года, он умер в монастыре Святого Григория на Целии, куда его отнесли на попечение Франджипани.

Евгений III

Кардиналы немедленно избрали нового папу, Бернарда, аббата церкви Сант Анастасиус ад аквас Сальвиас. Избранник мог беспрепятственно занять Латеран, но путь к базилике Святого Петра, где должно было происходить посвящение, оказался прегражден сенаторами, требующими от папы отказа от гражданской власти и признания республики. Весь Рим взялся за оружие и уже 17 февраля папа вместе с испуганными кардиналами бежал в Фарфу. Здесь 18 февраля 1145 года он был посвящен под именем Евгения III. К Пасхе он перебрался в Витербо, где оставался в течение 8 месяцев.

Тем временем в Риме разрушались и разграблялись дворцы и укрепления знати и кардиналов, державших сторону папы. Нападениям подвергались даже пилигримы, и базилику Святого Петра снова пришлось укреплять защитными сооружениями. Народное управление упразднило городскую префектуру, представительный орган императорской власти. Теперь суверенитет должен был принадлежать только патрицию как представителю римского сената и народа.

Евгений III, однако, не терял времени даром. В Витербо он созвал вассалов церкви, враждебно относящихся к Риму графов Кампаньи. Когда же ему присягнули и тиволийцы, у папы появилась реальная возможность повести войска на Рим. Ввиду этой опасности, а также от утомления от борьбы, народ высказал готовность признать верховную власть понтифика. Евгений III, со своей стороны, согласился признать существование подчиненной церкви республики. Патриций был низложен, а сан префекта восстановлен. Перед Рождеством 1145 года папа вступил в Латеран, и оказанная ему встреча походила на триумф.

Итогом революции стало признание папой гражданской общины. Правда сенат получал свои полномочия от папы, сохранившего таким образом свой суверенитет. Этот сенат, состоявший первоначально из горожан, что придавало ему плебейский характер, полностью переизбирался каждую осень. В его руках находилась законодательная власть, а принятые решения предоставлялись на одобрение народного собрания, созывавшегося на Капитолии.

Скорее всего сенатом было изъято из ведения папы монетное дело, поскольку в обращении снова появились монеты с древней надписью Senatus Populus Que Romanus. Гражданская юстиция тоже перешла в ведение сената, причем последний стремился подчинить своей юрисдикции даже такие гражданские дела, в которых обеими сторонами, истцом и ответчиком, были духовные лица. В целом, Рим стал самоуправляющейся республикой, объявлявшей войну или заключавшей мир независимо от папы.

Римляне не забыли про Тиволи и снова потребовали его уничтожения. Не имея возможности воспротивиться, папа позволил срыть городские стены, но для римлян этого было мало, и уставший Евгений III в конце января 1146 года бежал из города. В марте 1147 года он был уже во Франции у короля Людовика. Поскольку сами римляне папу не изгоняли, они считали заключенный с ним договор по-прежнему действительным, а в сенате видели учреждение, получившее полномочия от папы. Они немедленно напали на Тиволи и казнили многих из его жителей.

В отсутствие папы высшая знать стала совершать набеги на церковные владения. Папская область распалась на несколько незначительных владений с баронами во главе. В самом же Риме власть сосредоточил в своих руках начальник милиции Иордан Пьерлеоне.

В это время в городе появляется ранее изгнанный и отлученный от церкви Арнольд Брешианский, ярый противник Иннокентия II и сторонник лишения папы светской власти. Евгений III восстановил еретика в церкви после обета последнего смириться и молчать. Однако, вслед за побегом папы во Францию, Арнольд благополучно забыл о своей клятве и стал излагать римлянам свое учение.

Арнольд Брешианский

Происходивший в Риме переворот захватил Арнольда, а учреждение гражданской общины явилось весьма благоприятным обстоятельством для развития его идей. Отъем гражданской власти у папы и уничтожение остальных церковных государств, по его мнению, должны были бы привести к демократическому устройству церкви, чуждой всякой политики. Учение о бедности и чистоте нравов, присущих апостолам, приобрело Арнольду множество сторонников. Его секта, основанная в Брешии, появилась теперь и в Риме.

Римский сенат, не колеблясь, примкнул к доктрине, излагаемой пламенным оратором с развалин Капитолия. В своих речах Арнольд, действительно отличавшийся безупречной жизнью, указывал на высокомерие, корыстолюбие и ханжество кардиналов, а папу называл не преемником апостолов и пастырем душ, а поджигателем и убийцей, палачом, откармливающим свое тело и набивающим свой сундук чужим добром. Можно себе представить, как эти речи действовали на римлян, и без того питавших ненависть к церковному правлению.

Арнольд был великим человеком своего времени, и республика призвала его на службу. Он стал советником в делах городского устройства и из церковного реформатора превратился в политика. Вот только, если в других городах демократические учреждения развивались естественным образом, то воздействие древних памятников и преданий держало римлян в заколдованном круге. Они стремились воскресить свое прошлое и погрязали в несбыточных мечтах о власти над миром.

Сам Арнольд советовал снова застроить Капитолий, восстановить сословие сенаторов и даже учредить в обновленной форме сословие всадников, имея в виду объединение мелкой знати, относившейся к народу более дружелюбно и способную противостоять аристократии консулов. Помимо такой мелкой знати низшее духовенство так же прониклось идеей равенства лиц священнического сана. Духовенство второстепенных церквей восстало против касты кардиналов, владевших укрепленными замками и жившими по-княжески.

В июне 1148 года в Италию вернулся Евгений III. В июле, на соборе в Кремоне, он отлучил Арнольда от церкви, а чуть позже отправил римскому духовенству послание, в котором грозил карой всякому, кто будет внимать еретику. А в начале 1149 года, возвращаясь из неудачного крестового похода, Рим решил посетить германский король Конрад III, обеспокоенный союзом Рожера Сицилийского с мятежным баварским герцогом Вельфом. Папа же, наоборот, нуждался в помощи Рожера против римлян и опасался, что Конрад заключит с ними договор. По какой-то причине посещение Рима королем не состоялось.

Римский сенат уже неоднократно обращался к Конраду с просьбой прибыть в город и взять в свои руки верховную власть на Римом и империей. Видя перед собой двух претендентов, оспаривающих друг у друга право жаловать императорской короной, король предпочел римского папу римскому сенатору, даже не смотря на то, что папа был в союзе с Рожером, врагом Конрада, а ослабление папской власти было для империи более, чем желательно. Приглашение сената осталось без внимания.

Теснимые со всех сторон, римляне были вынуждены в конце 1149 года снова призвать папу. Между Евгением и сенатом был заключен новый договор, продержавшийся, правда, не дольше предыдущего. Уже в июне 1150 года папский двор удалился из города и странствовал по Кампаньи в течение трех лет, а римляне снова обратились к Конраду с приглашением принять императорскую корону. После победы над Вельфом в 1150 году руки у короля оказались развязаны и теперь он изъявил готовность идти в Рим для установления порядка.

Решение было принято в сентябре 1151 года, и римляне, наконец, получили ответ на свое послание. Сенат в ответе, правда, не упоминался — король обращался к префекту города, консулам и римскому народу. Королевские послы направились как к римлянам, так и к папе, который принял их в январе 1152 года. Соглашение с папой состоялось немедленно, и Евгений III тут же прервал свои отношения с Рожером. Тем не менее, поход так и не состоялся — Конрад III умер 15 февраля 1152 года, став первым германским королем, не увенчавшим себя императорской короной со времен Оттона I.

фридрих барбаросса
Фридрих I Барбаросса

5 марта на германский престол вступил племянник Конрада, знаменитый Фридрих Барбаросса, которому предстояло стать грозой Италии. И Евгений III и римляне тут же приложили все старания, чтобы обеспечить себе благосклонность нового монарха, но ответа в виде послов удостоился только папа. Интересен взгляд римлян того времени на правовые отношения императора к Риму, изложенный в одном из их писем к Фридриху.

Автор письма сетует, что Фридрих намерен принять императорскую корону из рук вероломных монахов, которые не могут обладать никакими светскими правами. Историю «дара Константина» он называет приевшейся басней, которой «теперь не верят даже старые бабы». Имперская власть имеет своим источником суверенитет римского народа, а потому право наделять этой властью принадлежит исключительно этому народу. Ссылаясь на Библию и Отцов церкви, автор утверждает, что папство — это не более чем только духовный сан, а получение папами прав на инвеституру от Христа и Святого Петра — мистические бредни. Никакой королевской власти, даруемой милостью Божией, не существует, а источник такой власти заключен единственно в правах народа.

Король согласился с возражениями римлян против верховного права на инвеституру, присвоенного себе папой, но посмеялся над притязаниями сената, которые счел нелепыми, и решил, по примеру своих предшественников, принять корону от папы «милостью Божией». Не считаясь ни с какой «римской республикой», он продолжил начатые Конрадом переговоры и весной 1152 года подписал с папой договор, по которому обязался не заключать мира ни с Римом, ни с Сицилией без согласия папы и приложить старания к подчинению Рима Святому Престолу.

Король обещал помочь Евгению вернуть все отнятое у него ранее, а папа, в свою очередь, обещал королю императорскую корону и всяческую поддержку. Не смотря на возникшие после этого в Риме волнения, уже осенью 1152 года Евгений III получил возможность вступить в город. Сенат и народ встретили его с почетом, что способствовало признанию общины со стороны папы. Прожив несколько спокойных месяцев, Евгений умер 8 июля 1153 года и был с большой пышность погребен в базилике Святого Петра.

Адриан IV

12 июля 1153 года на Святой Престол под именем Анастасия IV вступил избранный единогласно римлянин из Субуры, кардинал Конрад. Престарелый Анастасий не предпринимал никаких враждебных действий по отношению к римской конституции, спокойно жил в городе и умер 3 декабря 1154 года. А уже 5 декабря был избран и посвящен в папы под именем Адриана IV англосакс Николай Брэкспир, человек редкой энергии.

Он тут же стал в резкую оппозицию к римской общине и пообещал уничтожить провозглашенную на Капитолии конституцию. Сенат и новый папа отказали друг другу во взаимном признании. В октябре в Италию направился Фридрих Барбаросса, и римляне, не имея оснований возлагать на него какие-либо надежды, тайно обратились за помощью к Вильгельму I, наследовавшему на троне Сицилии своему знаменитому отцу Рожеру. Вильгельм приглашался силой захватить церковную область, прежде чем в Риме появится германский король.

Не имея возможности овладеть Латераном, Адриан IV оставался в базилике Святого Петра, а вся имевшаяся в его распоряжении территория ограничивалась стенами Леонины. Адриан потребовал изгнания Арнольда, поддерживаемого сенатом и боготворимого народом, уже несколько лет подряд проповедовавшего свое учение прямо на глазах у папы. Ненависть римлян к духовенству росла все больше, и, наконец, один из кардиналов получил на улице ранение кинжалом. Адриан воспринял это преступление как надругательство на церковью и впервые в истории наложил на Рим интердикт, т.е. отлучение от церкви всего города, самую ужасную из существовавших в то время кар.

С наложением интердикта в городе прекращалось всякое богослужение. Из всех таинств совершались лишь крещение и причащение умирающих. Тела умерших закапывались в землю без совершения обряда погребения, а вступавшие в брак получали благословения на кладбищах. Такие меры в те времена быстро приводили к повиновению даже могущественных государей. Римляне, отнесшиеся поначалу к интердикту с пренебрежением, вскоре отказались от дальнейшего сопротивления. Начавшиеся в народе волнения заставили сенаторов броситься к ногам папы и умолять его о прощении.

Адриан согласился снять с Рима отлучение только при условии немедленного изгнания Арнольда. После девяти лет служения делу гражданской независимости несчастному реформатору пришлось бежать из города в надежде добраться до республик средней Италии, где его не смогла бы достать рука папы. 23 марта интердикт был отменен, и папа в торжественной процессии впервые проследовал в Латеран.

Вильгельм I в это время вел с церковью настоящую войну. Он осадил Беневент и сжег ряд замков в Лациуме. Однако весть о приближении германского короля и спокойствии в Риме заставила его отступить в Аквино. Фридрих уже находился в Тусции и настаивал на сборе Пизой флота для борьбы с норманнами в союзе с папой и константинопольским императором Эммануилом.

Быстрое продвижение Фридриха беспокоило и самого Адриана IV, не знавшего, как поведет себя король. Для выяснения намерений германца к нему были отправлены послы с требованием выдачи еретика Арнольда. Твердо решив устранить любую преграду к своему коронованию, Фридрих Барбаросса проявил полную готовность оказать папе эту услугу. Послав в замок Кампаньяно, где скрывался Арнольд, вооруженный отряд, он захватил одного из графов и вынудил того выдать Арнольда. После этого реформатор был передан папским легатам.

Встреча папы и короля произошла 9 июня в Кампо Грассо близ Сутри и была омрачена своеобразной «пикировкой». Гордый монарх не вышел навстречу папе, не желая исполнить унизительную для себя обязанность поддерживать ему стремя. Адриан спешился, и лишь тогда показался юный король. Но когда он распростерся у ног папы, оскорбленный Адриан отказал Фридриху в приветственном поцелуе. Лишь на следующий день имперские князья убедили короля сделать уступку в глупом споре, и Фридрих Барбаросса, превратившись в конюха наместника Христа, исполнил традиционную обязанность.

Невыясненными оставались отношения между королем и римлянами. Еще не один император не был коронован с момента учреждения сената, который, как мы помним, считал, что источником власти является не папа, а римский народ. Фридриху приходилось считаться с тем, что республика не откроет ему ворота и будет защищать город, но папа посоветовал ему тайно занять Леонину отборным войском, обещая, что оно будет впущено папскими сторонниками. Так и произошло. Утром 18 июня 1000 рыцарей без сопротивления вступили в Леонину.

В тот же день, не встреченный римлянами, в Леонину вступил Фридрих. Здесь его уже ожидал папа. Коронование было проведено немедленно в занятой войсками базилике Святого Петра, но Рим не признал Фридриха императором. Город оставался закрытым, а народ собрался на Капитолии у недавно выстроенного для сената дворца. Чужестранец Адриан IV был ненавистен римлянам в качестве местного государя, но почитаем ими как папа. Фридрих же казался им совершенно невыносимым, поскольку не присягнул законам города, как это делали все императоры, не выслушал голоса римлян при своем избрании и не одарил горожан подарками. Требование римлян признать их конституцию было вполне справедливым, а отказ в этом признании — неблагоразумным.

фридрих барбаросса
Коронация Фридриха I Барбароссы папой Адрианом IV. Гравюра на дереве. 19 век

Однажды папы перестали быть избранниками римского народа. Теперь этот народ лишался участия и в избрании своего императора. В эпоху, когда в основе гражданской и политической жизни лежали древние традиции, римляне не могли примириться с мыслью, что их город — Вечный город — более не представляет из себя ничего, кроме места, где происходит возведение в сан пап и императоров. Единственную гордость Рима, не имевшего ни богатства, ни могущества, составляло именно то, что он был Римом. Однако притязания римлян на некую «избранность» имели своими союзниками лишь стены Аврелиана, Тибр, малярию и разрушенные памятники великих предков. Печальное зрелище…

По окончании коронации император отправился в свой лагерь на Нероновом поле, а папа остался в базилике. Оставленные без внимания римляне пришли в ярость и после полудня бросились через тибрские мосты в Леонину. Перебив немногочисленных врагов и ограбив духовенство, они направились в лагерь Фридриха, возможно, надеясь освободить Арнольда. Германский отряд, проникнув в Леонину через разрушенные еще Генрихом IV стены, ударил римлянам в тыл, но ему стоило большого труда одолеть римских граждан. Проявленная ими смелость показала, что республика была не одной лишь фантазией.

В результате этого столкновения было убито более тысячи римлян, а двести человек попали в плен. На следующее утро в императорский лагерь явился папа и попросил освободить пленных, что и было исполнено. Тем не менее, одержанная императором победа казалась настолько неполной, что Фридрих, уже считавший себя властителем мира, был вынужден покинуть Рим, так и не вступив в его пределы. Оказавшиеся на высоте римляне отказались продавать императору продовольствие и заявили о продолжении борьбы. Уже 19 июня Фридрих Барбаросса снял свой лагерь и отпавился к Соракте, прихватив с собой папу и кардиналов. По пути он приказывал разрушать замки, воздвигнутые римскими нобилями в своих поместьях. В это же время был казнен Арнольд.

Далее: Средневековье. 1156 — 1181. Папа Александр III
Назад: Средневековье. 12 век. 1118 — 1143. Окончание григорианского периода

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Средневековье. 12 век. 1118 — 1143. Окончание григорианского периода

24 января 1118 года престарелый Иоанн, кардинал церкви Санта Мария ин Космедин, был единогласно провозглашен папой под именем Геласия II на конклаве, происходившем в церкви Санта Мария ин Паллара на Палатине. Но не успел еще конклав закончить свою работу, как в церковь ворвалась толпа римлян с оружием в руках. Владелец соседствовавшего с церковью замка Франджипане, Ченчий, схватил старика за горло, бросил на землю и стал топтать ногами. После этого папу потащили из церкви, а кардиналов стали вязать веревками.

Геласий II

Геласия, закованного в цепи, заключили в одной из башен Франджипане. Но после этого в народе произошло возмущение. Городская милиция объединилась с жителями Транстеверина (совр. Трастевере) и взялась за оружие. Нобили, державшие сторону папы, собрались в Капитолии и потребовали освобождения понтифика. Ченчий снял с Геласия оковы, бросился к его ногам и получил прощение. Трагедия сменилась ликованием, Рим украсился цветами, а освобожденный папа на белом муле доставлен в Латеран.

Наступившее было спокойствие окончилось через месяц. Семейство Франджипане обратилось к Генриху V с просьбой прибыть в Рим, поскольку избрание папы произошло без его, императора, согласия. Генриху безусловно требовалось утверждение своих прав и признание привилегии, вырванной им у Пасхалия II, поэтому он незамедлительно покинул свой лагерь у реки По и с небольшим отрядом поспешил в Рим. В ночь на 2 марта Геласий был разбужен ужасной вестью о том, что император уже вступил в Ватиканский портик.

Панический страх овладел всей курией. Папу посадили на лошадь и увезли из Латерана. Вместе с ним бежали кардиналы и епископы. Все они разместились на двух стоявших на Тибре судах, отправившихся в бурю в открытое море. Беглецам удалось высадиться незамеченными на побережье около Ардеи, где они укрылись в замке Святого Павла. Наутро германцы настигли суда, но, обнаружив их пустыми, вернулись в Рим. Ночью беглецы продолжили свой путь и добрались до Гаэты, где папа мог, наконец, вздохнуть свободно. 10 марта состоялось его посвящение, после чего к нему явились засвидетельствовать свою верность епископы и нобили Южной Италии.

Эти события расстроили планы Генриха на соглашение и вынудили его назначить своего папу. На основании принадлежавшего ему права император объявил избрание Геласия незаконным и предписал произвести новые выборы. Римляне были собраны в базилике Святого Петра, где их ознакомили с порядком избрания пап, после чего провозгласили папой и торжественно отвели в Латеран Мауриция Бурдина, архиепископа португальского города Брага. На следующий день он был посвящен под именем Григория VIII.

Бурдин, хоть и был честолюбив, но обладал умом и безупречной репутацией. Опираясь на право императора, он вскоре добился своего признания многими провинциями Италии, Германии и Англии, что было совсем не утешительным для Геласия. И хотя семь лет назад Геласий поставил свою подпись под привилегией, данной Пасхалием II Генриху V, теперь он решил отлучить императора от церкви и предал его анафеме. На короткое время Геласию удалось вернуться в Рим и найти приют у дружественных ему нобилей, однако скоро ему снова пришлось бежать — сначала в базилику Святого Павла, а затем и вовсе из Италии.

Посетив Пизу и Геную, Геласий прибыл в Южную Францию, где был принят с почетом епископами и князьями. Местное население стремилось папе навстречу, желая воочию видеть наместника Христа. Со всех сторон к нему, лишенному всяких средств, стали стекаться добровольные приношения. В отличие от римлян, жители «провинций» все еще относились к папам, тем более преследуемым, с огромным уважением и почитанием. Пережитые волнения, однако, сократили дни Геласия, бывшего уже и так в преклонном возрасте. Он скончался 29 января 1119 года в Клюнийском монастыре в окружении монахов, кардиналов и епископов.

Выборы нового папы стали совершенно необычными. Шесть кардиналов, сопровождавших Геласия во Францию вместе с несколькими другими римлянами, выбирали понтифика в чужой стране, и выбор их пал на иноземца, Гвидо, архиепископа виенского. Гвидо происходил из Бургундского дома, состоял в родстве с французским королем Людовиком VI и с самим императором и был наиболее блестящим из французских епископов, человеком большого ума и твердого характера.

Каликст II

Избрание произошло 2 февраля в Клюнийском монастыре, но Гвидо отказался признать себя папой до утверждения выборов кардиналами в Риме. Собравшиеся в церкви Святого Иоанна на Тибрском острове кардиналы, нобили католической партии, префект, духовенство и народ признали избрание Гвидо, после чего, 9 февраля 1119 года, в Виенне он был посвящен в сан под именем Каликста II.

Новый папа, главной задачей которого стало положить конец бесконечной борьбе из-за инвеституры, немедленно развил бурную деятельность. В его лице Генрих V встретил равного себе по силе соперника, тем более, что Каликста признал папой и состоявшийся в Трибуре сейм имперских князей. Для решения спора, прекращения которого так ждал весь христианский мир, Генрих выразил готовность пойти на возможное соглашение, но соглашение это, по какой-то причине, так и не состоялось. Тогда 29 октября Каликст II на соборе в Реймсе подтвердил запрещавшие инвеституру декреты, а Генриха и назначенного им папу снова отлучил от церкви. Причем все 424 присутствовавших на соборе епископа выразили свое согласие с этим решением.

Весной 1120 года Каликст направился в Рим. На всем пути после перехода через Альпы он встречался с одинаковым ликованием, а в самом Риме католическая партия устроила ему полный триумф. Единственным защитником антипапы Григория VIII оказался оставленный императором в Риме архиепископ Бруно Трирский с отрядом германцев. После нескольких штурмов, устроенных норманнами Роберта Капуанского, имперская партия отступила в Транстеверин, остававшийся единственной частью города в руках Григория VIII. С приближением же Каликста антипапа и вовсе был вынужден бежать в укрепленный город Сутри.

9 июня 1120 года Каликст II торжественно вступил в Рим. За городом его встречали дети с цветами, а у ворот — знать, духовенство и народ. Сидя на белом коне, с тиарой на голове папа проследовал в Латеран по улицам, украшенным шелками, венками и драгоценностями, будто король. Спустя некоторое время он, по давнему обычаю, отправился на юг, где снова привел к присяге норманнов Беневента и Апулии и вернулся в Рим в сопровождении войска только в декабре.

На следующий год была организована осада Сутри, и горожане выдали Григория после первых же штурмов, 22 августа. Нужно сказать, что обошелся с пленником папа не самым достойным образом. Одетый в козлиную шкуру, Григорий VIII был посажен лицом к хвосту верблюда, на котором обычно возили папскую кухню. В таком виде архиепископа провезли по улицам Рима, нанося ему удары плетью и бросая в него камни. Осужденный на вечное изгнание, антипапа содержался в различных замках Кампаньи, пока в одном из них и не умер.

Победа, так быстро достигнутая над императорским ставленником, произвела сильное впечатление в Германии. Генрих, помня судьбу своего отца, решил наконец уступить. Каликст, со своей стороны, тоже был склонен к примирению. Были составлены два договора: король отказывался от права на инвеституру и признавал за Церковью свободу выборов и посвящения епископов с восстановлением всех владений римской церкви, папа же соглашался с присутствием императорских послов при избрании епископа Германской империи и признавал за императором право на инвеституру в пределах Германии.

Оба эти документа были зачитаны 23 сентября 1122 года в Вормсе при огромном стечении народа, после чего кардинал Ламберт торжественно присоединил Генриха V к церкви. Чувство огромной радости охватило всех присутствующих — после пятидесяти лет разорявшего землю и погубившего цвет поколения противостояния воцарялся мир. Заключенное соглашение было утверждено на проходившем в Латеране в марте 1123 года Вселенском соборе, таком многолюдном, какого не было в Риме уже несколько столетий. Собор удостоверил победу церкви и завершил проведение григорианской реформы.

Веками папы не пользовались таким спокойствием, как Каликст. Вражда партий прекратилась, и при жизни Каликста разоренные улицы Рима не оглашались криками сражающихся противников. Появилась, наконец, возможность позаботиться и о благосостоянии города. После долгого периода бездействия началось восстановление водопроводов и городских стен, постройка новых и украшение существующих церквей. Состояние Рима к этому времени было ужасающим — половина города лежала в развалинах, превращенные в замки храмы подверглись разрушению при осадах.

Каликст II объявил о строгом воспрещении превращения церквей в укрепления и похищения с алтарей приношений, а так же об отлучении от церкви виновных в причинении обид паломникам. В базилике Святого Петра было проведено торжественное богослужение для очищения ее от осквернения, после чего папа сделал пожертвования на ее украшение, покрытие пола плиткой и восстановление главного алтаря. Находившийся в плачевном состоянии Латеран также был обновлен и получил новую часовню, посвященную Святому Николаю Мирликийскому.

Умер Каликст II в Латеране 13 декабря 1124 года от римской лихорадки. А через пять месяцев скончался и Генрих V.

Гонорий II

Несмотря на произошедшие ранее события, семья Франджипане совсем не утратила своего влияния и на выборах нового папы «продавила» своего кандидата, приверженца имперской партии, Ламберта Остийского, и водворила его в Латеране. 21 декабря 1124 года Ламберт был посвящен в сан под именем Гонория II. За время его пятилетнего понтификата в Риме совершенно не было восстаний, чем папа, конечно, был обязан своему тесному союзу с Франджипане.

Положение папства упрочилось еще и тем обстоятельством, что император Генрих V умер бездетным. Гогенштауфены лишились трона и «на всякий случай» были отлучены Гонорием II от церкви. Королем Германии был избран саксонец Лотарь, которого папа поспешил признать и королем Рима, а римляне призвали в город для коронования.

Важные события в это время произошли в Южной Италии. Летом 1127 года в Салерно умер апулийский герцог Вильгельм, бездетный, как и Генрих. Его родственник, граф Рожер Сицилийский, утверждая, что является наследником Вильгельма, решил воспользоваться случаем и объединить под своей властью всю Южную Италию. Такое объединение совсем не входило в планы папы и Гонорий объявил, что суверенитет над Апулией принадлежит папской власти и земли Вильгельма должны быть возвращены Святому Престолу. В ответ Рожер, отлученный от церкви, подверг территорию Беневента опустошению. Гонорий отправился на юг, но разбитый Рожером, был вынужден укрыться в Беневенте и предложить мир, а в августе 1128 года передать графу в ленное владение Апулию и Калабрию, что сделало последнего герцогом.

Рожер II Сицилийский

Умер Гонорий II в ночь с 13 на 14 февраля 1130 года. Сторонники семьи Пьерлеоне рассчитывали видеть в папской тиаре Петра, кардинала и члена этой семьи. Однако пятеро из восьми кардиналов, принадлежавших к имперской партии, тайно собрались в церкви Святого Григория и под защитой семьи Франджипане провозгласили папой Григория, кардинала церкви Святого Ангела, принявшего имя Иннокентия II. Такие действия были совершенно незаконными и противная партия поспешила в церковь Святого Марка, где уже под защитой семьи Пьерлеоне в лице большинства кардиналов и нобилей и с соблюдением всех канонических правил провозгласила папой Петра под именем Анаклета II.

Григорий первым получил благословение, но Петру присягнул почти весь Рим, и вскоре начались вооруженные столкновения. Иннокентий II бежал в замок Франджипане на Палатине, а Анаклет II со своими сторонниками вломился в базилику Святого Петра и приказал совершить над ним посвящение, после чего взял приступом Латеран и занял папское кресло. Затем он проследовал в базилику Санта Мария Маджоре и завладел ее сокровищами. Захватить замок, в котором укрылся Иннокентий, Анаклету, правда, не удалось. Тогда в ход пошло золото, и Иннокентий, не рассчитывая на дальнейшую защиту в апреле или мае бежал в замок своей семьи в Трастеверине.

иннокентий ii
Иннокентий II

Анаклет отпраздновал Пасху в базилике Святого Петра, отлучил от церкви своего соперника и низложил враждебных себе кардиналов, а на их место назначил новых. Золото Пьерлеоне наконец «убедило» Франджипане в их неправоте, и Иннокентий был вынужден бежать дальше, подобно Геласию, во Францию. Будучи избран, хоть и с нарушением правил, но все-таки первым, он приобрел еще и статус изгнанника, тогда как в Анаклете стали видеть узурпатора. По этой причине Германия, Англия, Франция и большая часть Италии, а так же все монашеские ордена признали папой Иннокентия.

Анаклет II дважды писал королю Лотарю, но так и не получил ответа. Видя себя отвергнутым со стороны империи, он обратился к прежней политике пап и вступил в союз с норманнами, а именно — с апулийским герцогом Рожером. Рожеру недоставало официального королевского титула, и Анаклет предложил санкционировать его королевскую власть, если тот, в свою очередь, признает Анаклета папой. Герцог принял предложение и на Рождество 1130 года был помазан Анаклетом как король Сицилийский. Так при содействии папы-раскольника было создано Сицилийское королевство, просуществовавшее 750 лет.

Сицилийское королевство при Рожере II

Все это время Иннокентий II находился во Франции. Расположить в его пользу французского короля Людовика удалось Бернарду, одному из выдающихся церковных деятелей своего времени, чудотворцу и проповеднику самой строгой монашеской жизни, учредившему 160 (!) монастырей по всей Европе. Германский король, которого Иннокентий посетил в марте 1131 года, так же склонился на его сторону. Более того, Лотарь обещал Иннокентию идти с ним в Рим, на что последний обещал королю титул императора. На октябрьском соборе в Реймсе Иннокентия так же признали папой Англия и Испания. Здесь же от церкви был отлучен Анаклет.

Весной 1132 года Иннокентий уехал в Ломбардию, где на соборе в Пьяченце тоже был признан папой (отказал в его признании только Милан). Здесь он дождался Лотаря, и в ноябре они оба в сопровождении небольшого войска направились к Болонье. Из Болоньи папа проследовал в Пизу и Геную и убедил республики дать ему флот для покорения Рима. Наступление состоялось следующей весной, причем Рожер, занятый восстанием в Апулии, ничем не мог помочь Анаклету.

Гибель Анаклета казалась неизбежной, но его спасли два обстоятельства — укрепления Рима, находившиеся в его руках, и малочисленность королевского войска (2000 рыцарей). В конце апреля Лотарь расположился у церкви Святой Агнессы за Номентанскими воротами, куда к нему явились несколько римских нобилей, приверженцев Иннокентия (в том числе и Франджипани). 30 числа король беспрепятственно вошел в город и водворил Иннокентия в Латеране. Его войско разбило лагерь у базилики Святого Павла, а пизанский флот в это время поднимался по Тибру.

Лотарь II

Анаклет, видя себя отстраненным без всякого разбирательства, отказался сдать замки, в том числе и укрепленную Леонину, за стенами которой находилась базилика Святого Петра. Находясь в замке Святого Ангела, он мог лишь посмеяться над тем, что германский король против обычая вынужден будет принять императорскую корону в Латеранской базилике. Иннокентий короновал Лотаря и его жену 4 июня 1133 года, после чего теперь уже императорская чета из-за недостатка сил вернулась на север.

Как только Рожер начал одерживать победы а Апулии, Анаклет II получил перевес, и Иннокентий II бежал в Пизу. Рим, в большинстве своем, был на стороне Анаклета, но собор, состоявшийся в Пизе в мае 1135 года, утвердил папой Иннокентия, на сторону которого перешел даже Милан. Большую роль в этом приобретении сыграл упоминавшийся ранее Бернард. Таким образом, вся Италия, за исключением Рима, Кампаньи и юга, присягнула Иннокентию II. Тем не менее, надеяться на победу над антипапой можно было лишь сломив могущество Рожера, полностью подавившего к тому времени восстание в Апулии, провозглашенного Анаклетом защитником церкви и патрицием римлян и уже ведущего осаду Неаполя.

Сам Иннокентий II видел свое спасение лишь во втором приходе императора в Рим. Папу поддержал Бернард. Он убедил Лотаря в том, что его долг — освободить Южную Италию от узурпатора и вернуть ее империи. Было решено начать войну с целью уничтожения сицилийского королевства, и в сентябре 1136 года Лотарь перешел Альпы с большим войском, не встретив особого сопротивления ломбардских городов. Весной следующего года Лотарь прошел вдоль моря в Апулию, а его зять Генрих Гордый, возведенный в сан герцога тосканского, провел папу в Лациум, опустошая по дороге области, поддерживавшие Анаклета.

Армии Генриха миновали Рим, не став рисковать трудностями его осады, и 23 мая достигли Беневента, который взяли после недолгого сопротивления. После этого империи покорилась и Капуя, а встреча Лотаря, Генриха и Иннокентия II состоялась в Бари. Предложенный Рожером мир был отвергнут, и города Апулии начали отпадать от сицилийского короля. Рожер бежал, и Южная Италия впервые была подчинена имперской власти. Германское войско, однако, требовало возвращения на родину, и уже в сентябре Лотарь, не заходя в Рим, проследовал в Фарфу и далее, на север.

В Апулии и Калабрии снова объявился Рожер, теперь уже с поддержкой сарацинских воинов. Охваченные паникой ему сдались Капуя, Беневент, Салерно и Неаполь. Все победы Лотаря оказались бесплодны, а сам он умер 3 декабря 1137 года в альпийской хижине. Тем не менее, Бернарду удалось расположить римлян в пользу Иннокентия, и хотя Анаклет еще удерживал в своих руках базилику Святого Петра и замок Святого Ангела, партия его распалась. Теперь один Рожер не соглашался признать Иннокентия II и ради своей выгоды продолжал поддерживать раскол, объявив себя судьей между папами (то, что должен был сделать император), но не торопясь с вынесением решения.

Затруднения разрешились со смертью Анаклета 25 января 1138 года. С семьей Пьерлеоне был заключен мир, и они даже сохранили свою власть при папском дворе. О прекращении раскола было торжественно возвещено на Латеранском соборе в Великий пост 1139 года. Декреты Анаклета II были отменены, а Рожер отлучен от церкви. Никто не внушал Иннокентию столько опасений, как этот хитрый и упорный король Сицилии, не перестававший грозить Риму, добиваясь признания своих королевских прав.

Желая покончить с опасным противником, папа собрал войско и направился к Сан Джермано, где вступил с Рожером в переговоры. Однако, пока папские войска осаждали Галуццо, сын Рожера устроил засаду и захватил Иннокентия со множеством римских нобилей и кардиналов. В притворном смирении король и его сыновья пали к ногам своего пленника и, посмеиваясь в душе, стали умолять его о милосердии и мире. После недолгих колебаний чувство опасности перевесило у Иннокентия чувство стыда, и с Рожера было снято отлучение от церкви. А 25 июля 1139 года папа признал короля с его наследниками государем королевства Сицилии и всех завоеванных им земель за исключением Беневента.

29 сентября Иннокентий II прибыл в Рим, где был встречен одновременно и с почестями, и с порицанием. Находчивый папа, однако, утешился мыслью, что такова была воля Господня, чтобы он добыл для церкви мир ценой собственного унижения. Был в этой ситуации и некоторый выигрыш — Сицилия теперь считалась леном, принадлежащим папе, а не императору. Кроме того, имея «поддержку» со стороны Рожера, Иннокентий, наконец, мог уделить внимание городским делам. Он упорядочил в Риме имущественные права и обеспечил правильное судопроизводство, став на некоторое время благим правителем для города. Завершилось это спокойствие, как всегда, достаточно скоро.

Маленький Тиволи давно раздражал римлян своей независимостью. Во время борьбы за инвеституру он регулярно принимал сторону антипап и в 1139 году снова восстал и начал войну с Римом. На следующий год римляне осадили Тиволи, который, совершенно отрезанный от сообщений, наконец сдался, но не римлянам, а … папе. Между понтификом и тиволийцами был заключен мирный договор, сохранившийся до настоящего времени. Узнавшие об этом договоре римляне пришли в негодование — город был завоеван ими, а папа присвоил себе графскую власть.

Тиволи

Желая отомстить за свои обманутые надежды, они потребовали от Иннокентия разрушить мятежный город, но получили отказ. К сожалению события этого времени, приведшие к утрате папами светской власти, практически не освещены летописцами. Известно лишь, что разгневанные римляне направились на Капитолий, восстановили сенат и снова начали войну против Тиволи. Папа, приведенный в ужас возможностью навсегда лишиться светской власти, пытался прекратить возмущение мольбами и золотом, но был застигнут смертью. Подавленный горем, он скончался 24 сентября 1143 года, и с его смертью закончился «григорианский» период в истории Рима.

Далее: Средневековье. 1143 — 1155. Гражданская община. Коронация Фридриха I Барбароссы
Назад: Средневековье. 12 век. 1099 — 1118. Пасхалий II и Генрих V

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Средневековье. 12 век. 1099 — 1118. Пасхалий II и Генрих V

14 августа 1099 года в папы под именем Пасхалия II был возведен клюнийский монах Райнер. Все еще был жив Климент III (Виберт), переживший троих своих соперников и готовый вести ту же борьбу с четвертым папой. Пасхалию удалось прогнать его с помощью норманнских войск, и осенью 1100 года Виберт, наконец, упокоился. Однако императорская партия по-прежнему назначала антипап, провозглашая их в самом Риме, поскольку в ее руках оставалась базилика Святого Петра. Все они были скоро свергнуты с престола благодаря норманнам и золоту, но эта постоянная борьба, конечно, мешала Пасхалию сосредоточиться на более насущных делах.

пасхалий ii
Пасхалий II

В 1101 году впервые на историческую сцену выступает один из самых знаменитых в Средние века дворянских родов — Колонна. Это имя происходит от небольшого замка над via Labicana на Латинской горе, издавна принадлежавшего графам Тускуланским, ветвью рода которых и были Колонна. Петр Колонна был, вероятно, сыном Григория Тускуланского, брата Бенедикта IX, и прославился тем, что располагался лагерем у дорог и грабил пап и епископов. В этом он практически ничем не отличался от родоначальников остальных средневековых патрицианских родов, живших убийствами и грабежами. Пасхалию пришлось потратить годы на усмирение этой знати.

В Риме противниками папы были представители рода Корсо, владевшие превращенными в крепость и дополненными башнями развалинами на Капитолии. Когда по приказанию Пасхалия эти башни были разрушены, Стефан Корсо захватил укрепления у базилики Святого Павла и начал совершать из них грабительские набеги на Рим. Изгнанный, наконец, и отсюда, он сумел захватить несколько папских городов. Весь Рим в это время представлял собой мрачные лабиринты развалин, в которых знать не переставала устраивать заговоры.

Сторонники умершего Климента III привлекли на свою сторону маркграфа Вернера, владевшего Сполето и Анконой. По призыву заговорщиков, провозгласивших в Пантеоне папой Сильвестра IV, Вернер в ноябре 1105 года прибыл в Рим в сопровождении германского войска. Пасхалий бежал на Тибрский остров, а Сильвестр, будучи не более чем марионеткой, был силой водворен в Латеран. Битвы между сторонниками Пасхалия и имперцами происходили у Латерана, на Целии, у Септизониума и даже в Большом Цирке. Не обладая деньгами, Сильвестр вскоре оказался покинут и бежал в Тиволи, где расположился Вернер, который тоже потерпел неудачу и вместе с антипапой отправился в обратный путь.

Несмотря на противодействие в лице антипап, в конце ноября 1105 года Пасхалий II смог вернуться в Латеран. Часть знати перешла на его сторону, но положение папы оставалось чрезвычайно тяжелым и он, снова покинув город, направился к графине Матильде, чтобы под ее защитой созвать собор. 7 августа 1106 года скончался Генрих IV. Еще раньше, 6 января этого же года, на германский престол взошел его второй сын, Генрих V. Собравшийся в Майнце сейм отправил Пасхалию приглашение прибыть в Германию для прекращения раскола в Церкви, однако на состоявшемся в октябре соборе папа по поведению германских послов понял, что новый король не поступится правом на инвеституру в отношении духовенства.

Укрепившись на троне, Генрих V тут же предъявил свои права. И хотя постановлениями собора был подтвержден запрет на инвеституру, Генрих по-прежнему не желал отказываться от нее. На соборе была сделана уступка епископам, избранным при Клименте III против канонических правил. Им было обещано сохранение сана при условии искреннего примирения с церковью. Последовательные сторонники реформ Григория VII не смогли простить Пасхалию этой уступки.

Недовольный результатами своих поездок папа вернулся в Италию в сентябре 1107 года. Здесь ему сразу пришлось вступить в борьбу со Стефаном Корсо, укрепившимся в Монтальто. Все помыслы римской знати были устремлены исключительно на расширение своей власти за счет церкви, и каждому папе по возвращении в Рим приходилось созывать наемников и вассалов для борьбы с похитителями церковного имущества.

В 1108 году Пасхалий удалился в Беневент, и знать снова восстала. Отпали Сабина и Лациум, вспыхнул мятеж в Тускуле, поддержанный Петром Колонной. Тогда Пасхалий направился к Риму с отрядом норманнов, овладел замками бунтовщиков и осадил Тиволи, который так же сдался. Поднявшись на Капитолий, папа созвал знать и потребовал от нее осуждение Стефана Корсо на изгнание. После этого римской милиции удалось разрушить Монтальто и принудить семью Корсо покориться.

Завоеванный Пасхалием мир продлился лишь до приезда германского короля, которому предшествовало появление кометы, ставшее для людей предвестием войны и мора. Униженная имперская власть возрождалась в лице Генриха V, готового подчинить себе папство и в 1109 году добившегося согласия Пасхалия II возложить на него императорскую корону. При этом за церковью признавалась лишь ее духовная власть.

Не имея возможности воспрепятствовать Генриху посетить Рим, Пасхалий II 7 марта 1110 года созвал в Латеране собор, возобновивший запрет на инвеституру. После этого папа поспешил в Монте Касино, где заручился клятвенным обещанием норманнских правителей оказать ему помощь против Генриха, если таковая понадобится. Вернувшись в Рим, он созвал городскую знать и так же обязал ее торжественной клятвой не покидать его в случае опасности.

Генрих V

Генрих V перешел через Альпы осенью 1110 года. В его войске насчитывалось до 30 000 рыцарей из германцев, славян и романцев во главе с епископами и королями. Города Верхней Италии, успевшие за смутные времена ввести у себя республиканский строй, с ненавистью встречали толпы чужестранцев, которых должны были снабжать провиантом и отводить им помещения для постоя. Новара и ряд других замков оказали сопротивление и были превращены в груду пепла. Даже графиня Матильда преклонилась перед могуществом Генриха. Правда она дала королю присягу на верность только в отношении врагов империи за исключением папы, и Генрих не дерзнул потребовать от нее участия в походе на Рим.

Генрих шел в Рим, чтобы мечом добыть себе право на инвеституру. Норманны, поддавшись страху, оставались в нерешительности, старая графиня Матильда сохраняла нейтралитет, кипевшие еще недавно религиозные страсти успели остыть, а христианский мир требовал прекращения раздоров. В результате условия, в которых приходилось действовать Пасхалию II, оказались более сложными, чем те, в которых когда-то находился Григорий VII.

Переговоры между уполномоченными папы и послами Генриха V о коронации последнего велись в самом Риме, в церкви Санта Мария ин Турн около базилики Святого Петра. Однако перед коронацией должен был быть заключен договор, выработка которого представлялась труднейшей задачей. Генрих собирался отстаивать свое право на инвеституру, которым обладали его предшественники, папа же, со своей стороны, не мог не ссылаться на декреты своих предшественников, запрещавшие инвеституру светским лицам. Противоречие заключалось в том, что епископы получали от императора в ленное владение княжества, но само назначение епископов предоставлялось исключительно папе. Превращение епископов и аббатов в вассалов исключительно римской церкви отдавало этой церкви беспредельную власть с возможностью поглощения ей самого государства (чего и добивался в свое время Григорий VII). Королевская же инвеститура являлась губительной для церкви, делая уже ее вассалом короны.

Пасхалий II признавал, что государство не могло существовать без права на инвеституру, после предоставления им в распоряжение церквей неисчислимых доходов. Чтобы спасти независимость церкви, папа решил уступить королю церковные имения. По предложению Пасхалия епископы должны были отказаться от своих пожалованных короной владений в пользу государства и далее существовать на церковную десятину; король же, со своей стороны, должен был отказаться от права на инвеституру, чем признать церковь независимой от государства.

Если бы Пасхалий II остался верен этой простой и согласованной с апостольским учением идее, он превзошел бы своим величием Григория VII. Но идея эта вытекала не из величия духа папы, а из его безвыходного положения. Высшим духовным лицам, имевшим власть и занимавшим блестящее положение, такая идея показалась обрекающей их на крайние лишения. Им предстояло отказаться от владения необозримыми имениями и городами, права взимать пошлины, торговать и чеканить монету, вершить суд и быть князьями. Ни один епископ не согласился бы променять свое положение имперского сановника на положение хоть и независимого и добродетельного, но незаметного служителя Господа.

Стремясь к примирению с церковью, Генрих V заключил договор, хотя не верил в возможность его выполнения. 11 февраля 1111 года его войско расположилось у Леонины перед замком Святого Ангела, а на следующий день должна была состояться коронация. 12 февраля толпы народа с цветами и пальмовыми ветвями встретили короля у Монте Марио, откуда он верхом на коне в сопровождении блестящей свиты направился в Леонину. Принеся у ворот присягу Риму, Генрих, полный недоверия к римлянам, двинулся в базилику Святого Петра, в которую вступил лишь после того, как в ней разместились его войска.

Здесь, в базилике, на порфировом круге (rota) заключенный ранее договор должен был быть скреплен клятвой. Однако после прочтения папского декрета в собрании поднялась буря негодования. Пасхалий повелевал епископам под страхом отлучения от церкви вернуть императору Генриху V все коронные лены, поступившие во владение церквей со времени Карла Великого. Провозглашаемое декретом евангельское начало возмутило светское честолюбие духовенства, превратившегося во властных баронов.

Генрих, со своей стороны, видел ловушку в этой уступке со стороны церкви, поскольку она (уступка) была слишком велика. На собрании король объявил, что проект отъема у церквей их земель исходит не от него, а договор может быть подписан только с согласия всех имперских князей. Когда же папа стал настаивать на отказе Генриха от инвеституры, тот удалился для совещания с епископами. Наступил вечер. Пасхалий требовал прекращения затянувшегося совещания, епископы требовали отказа от принятия договора, король же настаивал на коронации, которую папа отказывался совершать.

Часть епископов постаралась раздуть разгоравшийся в юном Генрихе гнев и уговорила его, в нарушение договора, арестовать папу. Как только Пасхалий II окончил служить обедню, его принудили занять место в апсиде в окружении обнаживших мечи рыцарей. Осмелившиеся возражать епископы так же были взяты под стражу. В базилике стемнело, и раздался звон оружия. Священники стали искать спасения бегством. С наступлением ночи Пасхалия и его придворных увели в здание, примыкавшее к базилике, а сама базилика подверглась очередному разграблению.

Двое кардиналов-епископов, Иоанн Тускуланский и Лев Остийский, успели выбраться в город через мост Святого Ангела и созвать народ. Раздался набат, и Рим охватило сильнейшее волнение. Находившиеся в городе и еще не подозревавшие об опасности германцы были перебиты. Повторялась заключительная сцена коронации императора. Римляне, объединившиеся в чувстве ненависти к чужеземной власти, с наступлением дня ворвались в Леонину, чтобы освободить папу.

Высокомерное отношение Генриха к римлянам сделало его беспечным и едва не стоило ему жизни. Еще неодетый он вскочил на коня и ринулся в самую середину схватки, где был ранен и спасся лишь благодаря пожертвовавшему собой миланскому виконту Оттону. Нападение переросло в настоящую битву, и войска Генриха были на краю гибели, но тут римлянами овладела страсть к грабительству, что позволило германцам собрать силы. Римлян частично оттеснили назад через мост, а частично опрокинули в реку.

Потери императорских войск оказались так велики, что ночью Генрих покинул Леонину и два дня провел в лагере. Кардинал Тускуланский призывал римлян еще раз взяться за оружие и освободить папу и других пленников германцев, но в ночь с 15 на 16 февраля Генрих V приказал снять лагерь и отступил в Сабинскую область. С собой он увел папу и 16 кардиналов. Пленников вели на веревках, подгоняя древками копий. Такие действия должны были навлечь на короля самую страшную анафему, но Пасхалий хранил молчание.

Два месяца папа и кардиналы содержались в заточении в крепостях и в лагере Генриха. В это же время король не переставал угрожать Риму голодом и опустошением полей, надеясь подчинить его своей воле. Однако в этот раз римляне устояли даже против золота, соглашаясь открыть ворота только в обмен на освобождение пленных. Генрих был готов на эти условия, но только после коронования и признания папой права на инвеституру, на что Пасхалий II отвечал отказом.

Терпение Генриха закончилось, и он объявил, что все пленные будут казнены. После этого кардиналы и пришедшие из города римляне стали умолять папу уступить королю. 16 кардиналов от имени папы поклялись, что они предают забвению все произошедшее и никогда не будут отлучать короля от церкви, совершат над ним обряд коронования, признают в нем императора и патриция и не будут оспаривать его право на инвеституру. В ответ 14 представителей Генриха поклялись в том, что папа и все пленники будут освобождены в определенный срок, сторонники папы не будут преследоваться, Рим останется неприкосновенным, а церкви будут возвращены все ее земли.

пасхалий ii
Пасхалий II коронует Генриха V

На следующий день германское войско расположилось лагерем у Фламиниевой дороги. Здесь был составлен окончательный договор, после чего его подписал злополучный Пасхалий II. С этого момента все запрещающие инвеституру декреты Григория VII и его преемников потеряли силу. Пасхалий был освобожден, а 13 апреля Генрих V вторично въехал в Леонину. Коронование было совершено поспешно и без каких-либо изъявлений радости. Народ, не допущенный в Леонину, совсем не принимал участия в торжестве — глядя из-за городских стен, он лишь осыпал церемонию проклятиями. Новоиспеченный император спешно покинул город, а вернувшийся папа был встречен ликующим народом, видевшем в Пасхалии своего национального мученика.

Иначе отреагировала григорианская партия, объявившая, что папа своей слабостью погубил великое дело Григория VII. Избежавшие плена кардиналы прямо обвиняли Пасхалия в том, что он не предпочел погибнуть мученической смертью, чем подчиниться требованиям короля. Иоанн Тускуланский и Лев Остийский созвали в Риме собор, на котором были восстановлены декреты Григория VII, а Пасхалию предъявлено требование отлучить императора от церкви. Чужеземные епископы так же выразили свой протест. Общее негодование было так велико, что поднялся даже вопрос о низложении папы. Не знающий на что решиться, Пасхалий заявлял, что глубоко сожалеет о произошедшем и ищет способы исправить ситуацию.

В марте 1112 года папа созвал в Латеране собор, на котором объяснил почему он был вынужден согласиться на договор. После этого Пасхалий заявил, что считает привилегию, полученную Генрихом, несправедливой и предоставляет собору найти способ уладить дело, поскольку сам он никогда не отлучит Генриха от церкви и не будет препятствовать ему в пользовании инвеститурой. На последнем заседании Пасхалий признал декреты своих предшественников, но так и не проголосовал (единственный из присутствовавших) за отмену данной императору привилегии. Постановления собора вместе с требованием отказаться от права инвеституры были отправлены Генриху, который, конечно, требование отклонил.

То, что отказался сделать папа, исполнили его легаты. Эти папские представители достигли невероятного могущества со времени Григория VII. Напоминая собой проконсулов античного Рима, они внушали страх и государям и епископам, выжимали деньги из провинций и удерживали в подчинении папе королевские дворы и поместные соборы. Конон Пренестский, узнав о событиях в Риме, не колеблясь отлучил императора. Вьеннский архиепископ Гвидо созвал собор, на котором объявил признание за светским лицом права на инвеституру ересью, предал императора анафеме как второго Иуду и потребовал от Пасхалия утверждения постановлений собора.

Не принимавший участия в этих событиях Пасхалий II провел в Риме несколько спокойных лет. 24 июля 1115 года скончалась 70-летняя графиня Матильда, оставившая папу наследником своих земель. Со времени дара Пипина ни одно другое приношение не имело подобного значения и не было окружено такой тайной. Действительные географические и юридические границы наследства Матильды никогда не были точно установлены. Большой странностью является отсутствие в завещании графини указаний на определенные местности, тогда как в других дарственных того времени земли перечисляются с дотошной мелочностью.

Неопределенность давала церкви возможность раздвинуть пределы полученного наследства. Если бы папы, уже обратившие в лен Святого Петра Южную Италию, получили в свое владение все земли Матильды, почти вся Италия оказалась бы в их вассальной зависимости, а мифологический «дар Константина» обрел бы свое реальное воплощение. Прошли, однако, многие годы, прежде чем папы смогли завладеть самой малой частью этого наследства, поскольку кроме них существовали еще три претендента — свободные республиканские города, муж Матильды Вельф V Баварский и император Генрих V. В реальности же наследие знаменитой графини надолго стало яблоком раздора между императорами и преемниками Пасхалия.

Мир был нарушен в 1116 году, когда Генрих направился в Ломбардию. Побуждаемый сплотившимися епископами, в марте Пасхалий II собрал в Латеране собор и торжественно предал анафеме привилегию на инвеституру как акт, принужденный силой. Папа отказался подвергнуть императора отлучению от церкви, но и не протестовал против отлучения, объявленного Генриху легатами. В это же время послы Генриха заключили тайное соглашение с императорской партией Рима. Протест римлян против империи был временным, тогда как ненависть к папской власти полностью не угасала никогда.

Поводом к очередному мятежу стала произошедшая в марте смерть городского префекта Петра. Пасхалий назначил его преемником человека из богатого еврейского рода Пьерлеоне, но императорская партия, ненавидевшая этого магната, выставила свою кандидатуру — сына умершего Петра, племянника Птолемея Тускуланского. Его же поддержал и народ. В Страстной четверг толпа ворвалась в базилику и стала требовать от папы утверждения своего кандидата. Дело закончилось уличной резней и грабежом церквей, а примыкавший к театру Марцелла замок Пьерлеоне был подвергнут осаде.

Пасхалий бежал в Альбано и, ища помощи у баронов, раздавал им церковные земли. Папская милиция проникла было в город и взяла в плен юного префекта, но его освободил Птолемей, а восставшие нобили обратились к Генриху с просьбой прийти в Рим. С помощью войск из Беневента Пасхалию все же удалось занять часть города, однако вскоре сюда прибыл император, и папа снова бежал. Встреча, приготовленная Генриху его сторонниками, стала триумфальным шествием императора, приветствуемым ликующим народом. Никто из кардиналов и епископов, правда, не вышел ему навстречу.

С помощью золота Генрих привлек на свою сторону почти весь Рим. Здесь он отпраздновал Пасху и утвердил в должности юного префекта, после чего отбыл в Тоскану. Пасхалий выступил с войском из Беневента только осенью, и к этому времени его партия в Риме усилилась. Дружественные папе бароны помогли ему войти в город, но базилика Святого Петра оказалась занята префектом с верными ему людьми. Будучи уже в преклонных летах и чувствуя себя больным Пасхалий II умер 21 января 1118 года, через восемь дней после своего возвращения. Поскольку базилика Святого Петра находилась в руках его противников, тело папы было погребено в Латеране.

Далее: Средневековье. 12 век. 1118 — 1143. Окончание григорианского периода
Назад: Средневековье. 11 век. 1086 — 1099. Первый крестовый поход

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Средневековье. 11 век. 1086 — 1099. Первый крестовый поход

Умирая, Григорий VII наметил четырех кандидатов в свои преемники. Епископы остановили свой выбор на Дезидерии, аббате Монте Касино и кардинале церкви Санта Чечилия ин Трастевере, человеке талантливом, но не отличавшимся сильным характером. Смерть Гюискара лишила папство могущественной поддержки и, по общему мнению, только Дезидерий мог предотвратить опасность в случае, если бы наследники великого герцога оказались бы вероломными по отношению к папству.

По смерти Григория сложилась весьма необычная ситуация. Целых два года ушли на борьбу из-за папской тиары, но участники этой борьбы прилагали усилия не к тому, чтобы овладеть ей, а к тому, чтобы устранить ее от себя. В этом же упорствовал и Дезидерий. В Риме он появился лишь на Пасху 1086 года. Дезидерий надеялся, что своим отказом достигнет успокоения все еще разделенного на два лагеря разоренного города, но собравшиеся в церкви Святого Лаврентия кардиналы и аристократы стали на коленях умолять его принять сан. Дезидерий тянул время и даже предлагал средства на содержание папы, кто бы он ни был, но народ криками требовал избрания именно его, и потерявшие терпение епископы 24 мая 1086 года провозгласили Дезидерия папой под именем Виктора III.

Виктор III

С этим избранием, однако, не было достигнуто общее успокоение и вооруженные отряды даже пытались сорвать посвящение папы в Ватикане. Уже через 4 дня только что избранный Виктор III был вынужден покинуть Рим. Пробираясь вдоль побережья, поскольку графы Кампаньи были сторонниками императора, он прибыл в Террачину, сложил с себя знаки папского сана и вернулся в свой любимый монастырь. Здесь он оставался целый год, не внимая мольбам епископов и государей взять в свои руки управление церковью в эти тяжелые времена.

В Великий пост 1087 года епископы и римские нобили собрались в Капуе для выбора нового папы. Кандидатом стал Гугон Лионский, и это обстоятельство стало причиной того, что Дезидерий снова согласился принять сан. Его самолюбие было задето тем, что тиарой станет обладать один из его противников. На Пасху Виктор III в сопровождении вооруженного отряда двинулся к Риму. Они стали лагерем перед Леониной и обнаружили, что базилика Святого Петра находится в руках врагов — когда Виктор III бежал из Рима, префект императора овладел городом и призвал Климента III.

В городе продолжалась смута, а Генриха поблизости не было. Отряд Дезидерия взял базилику штурмом, и Климент III, вынужденный покинуть Ватикан, бежал в Рим и заперся в защищенном от нападения Пантеоне. После этого 9 мая в освобожденной базилике Святого Петра Виктор III был вторично посвящен в сан папы. Но уже через 8 дней он снова покинул Рим и направился в свой монастырь.

В это время для поддержки папы в Рим прибыла тосканская графиня Матильда. Ее войска заняли часть Рима, и Виктор III был вынужден вернуться и разместиться на Тибрском острове. Во власти папы, помимо острова, оказались Трастеверин, замок Святого Ангела, базилика Святого Петра, Остия и Порто. Остальная часть Рима осталась на стороне Климента. Ожесточенные битвы сменяли одна другую, и базилика Святого Петра переходила из рук в руки.

В июле, будучи больным, Виктор в третий раз покинул город. В августе в Беневенте был созван собор, на котором папа подтвердил декреты Григория VII и снова отлучил от церкви Климента III. Чувствуя приближение смерти, он приказал отвезти себя в Монте Кассино, где указал на остийского епископа Оттона, как на своего преемника на Святом престоле. 16 сентября Виктор III скончался.

Избрание Оттона затянулось, поскольку Рим был во власти антипапы, а епископы не могли придти к согласию между собой. Наконец, 8 марта 1088 года в Террачине состоялся собор, в котором приняли участие 40 епископов, кардиналов и аббатов, а так же присутствовали послы графини Матильды и послы из Германии. 12 марта Оттон был избран и посвящен в папы под именем Урбана II. Это был первый случай посвящения папы вне Рима, в одном из провинциальных городов.

урбан ii
Урбан II

Француз Урбан II принадлежал к знатному роду и был ревностным сторонником реформы Григория VII, о чем, незамедлительно, и возвестил христианскому миру. Положение его было трудным. Рим находился во власти Климента III и в городе царило беззаконие. Со стороны императора тоже грозила опасность того, что он снова пойдет в Италию и разобьет войска Матильды. В итоге Урбан II был вынужден провести почти весь 1088 год в Южной Италии. Лишь в ноябре ему предоставилась возможность войти в Рим с помощью все тех же норманнов. Город снова стал ареной борьбы двух пап — отвоевывая друг у друга отдельные улицы, они по очереди изгоняли и предавали анафеме друг друга.

Весной 1090 года Генрих IV снова перешел Альпы и столкнулся с войсками Матильды, продолжавшей с фанатичным упорством бороться за пап, поддерживающих линию Григория VII. Непостоянные римляне изгнали Климента, но Урбан так и не смог подчинить себе город и большую часть времени проводил в Южной Италии, стараясь заручиться дружбой норманнов. Пока он присутствовал на соборах, созванных в Мельфе и Беневенте, римляне снова отпали от него. Успехи Генриха IV повлияли на них так сильно, что теперь они начали искать сближения с императором. В 1091 году горожане взяли приступом замок Святого Ангела, прогнали папский гарнизон и призвали Климента III.

Римская область разрывалась на части епископами обеих партий. Графы Кампаньи, номинально признавая Климента III, пользовались расколом в церкви для ее грабежа. Каждый из пап имел своих министров, судей и префекта, но реальную власть имели лишь чиновники принадлежавшие Клименту, поскольку Урбан даже не имел возможности появиться в городе. Ему ничего не оставалось, как отлучить своего противника от церкви, что он и сделал на соборе в Беневенте в марте 1091 года.

Конрад

Терпя одно поражение за другим, Урбан и Матильда решились на коварный замысел, совершенно не красящий их обоих. Наместником Генриха IV в Италии уже несколько лет был его старший сын Конрад. Несходный с отцом по природе и склонный к мирным искусствам, он давно тяготился длившейся без конца борьбой. Поддавшись увещеваниям служителей церкви, Конрад решил восстать против отца. Генрих угадал замысел сына и заключил его в тюрьму. Конрад сумел бежать и был восторженно принят графиней Матильдой, направившей его к папе, который тут же дал юноше отпущение греха, совершенного против собственного отца.

Примеру восставшего Конрада последовал ряд городов. Милан, Лоди, Пьяченца и Кремона объявили себя сторонниками Конрада и заключили с графиней Матильдой союз на 20 лет, а в 1093 году в Милане Конрад был провозглашен королем Италии. Получив известия о бегстве, измене и коронования своего сына, император, уже готовый на самоубийство, в отчаянии удалился в свой провинциальный ломбардский замок.

Изменившийся ход событий позволил Урбану II в конце ноября 1093 года прибыть в Рим. Климент отсутствовал в городе, но укрепленные места, такие как Латеран и замок Святого Ангела, находились в руках его сторонников. Урбан нашел приют в укреплении возле церкви Санта Мария Нова на развалинах храма Венеры и Ромы, принадлежавших семье Франджипане, которая всегда поддерживала законных пап. После этого был подкуплен начальник гарнизона, оставленного в Латеране Климентом III, и на Пасху 1094 года Урбан II вступил, наконец, в папский дворец и впервые занял Латеранский престол.

Нескончаемая война между императорской короной и папской тиарой привела империю к не поддающемуся описанию бедственному положению. Общество прониклось ненавистью и жило одними раздорами и преступлениями, символом которых стала измена Конрада. Этот разлад грозил нарушить целостность христианского мира, и если бы Христос вернулся на землю, он нашел бы, что его религия любви настолько отдалилась от своего первоисточника, что стала совершенно неузнаваемой.

Выход нашелся в Крестовых походах. Апостол Петр, наследниками которого считали себя папы, являлся символом римской иерархии и единства Вселенской церкви, но не был символом того Спасения, которое искал каждый христианин. Вместо того чтобы обращаться к апостолу, стоявшему у врат в Царствие Небесное, не лучше ли было обратиться к самому Сыну Божиему? Люди, привыкшие верить, что самый верный путь в рай шел через ворота Рима, теперь находили эти ворота штурмуемыми проклинавшими друг друга папами, обрекавшими мир на бедствия.

Паломники в это время практически перестали посещать Рим и превращенную в крепость базилику Святого Петра. Где же людям было искать истинного Спасителя? Наивное в своей невежественности человечество 11 века конечно было убеждено, что искать Христа нужно у самого Его гроба в Иерусалиме. Число паломников в далекий иудейский город неуклонно росло, а вместе с ним иссякал приток денег в Рим. И, не имея возможности противостоять этой тенденции, римская церковь решила возглавить ее. Присоединив церковь к великому чувству, воспламенившему Европу, папы и сами получили новое всемирно-историческое значение.

Проповедником первого крестового похода стал сам Урбан II. Прибыв в начале марта 1095 года в Тоскану по приглашению Матильды, он созвал в Пьяченце собор. Число участников оказалось так велико, что заседания пришлось проводить на открытом воздухе. Явилось даже посольство из Константинополя с просьбой о помощи, которая была ему сразу обещана. Для защиты восточной церкви было решено созвать второй собор в Клермоне, где папа, сам француз, призвал бы для этой цели франков. Перед поездкой Урбан принял присягу от Конрада, пообещав ему императорскую корону с условием отказа от прав на вмешательства в дела церкви.

Клермонский собор состоялся в ноябре 1095 года. Папу встретили 13 архиепископов, 205 епископов, множество французских нобилей и многотысячная толпа разнообразного народа, расположившаяся вокруг города. Урбан II знал, что большая часть его слушателей состояла из грабителей и убийц, но это ничуть не убавило его энтузиазма. Папа произнес не речь, а проповедь. Самым сильным желанием слушавших его людей было искупить свою вину, и крестовый поход становился актом покаяния, через который достигалось отпущение грехов.

урбан ii
Урбан II благословляет крестовый поход на Клермонском соборе

Урбан изобразил порабощенное положение священного города, в котором Искупитель жил, страдал и умер. Взывая к единодушию христиан, он приглашал их опоясаться мечом и идти на освобождение Христа. Тесно сплотившиеся слушатели, среди которых было мало людей с чистой совестью, неоднократно прерывали папу восторженными возгласами. Князья, рыцари, епископы и кнехты спешили пришить к своему платью красный крест. Этот символ давал возможность прикрыть свое честолюбие, поиск приключений и любые преступления. Осужденные на изгнание стекались под знамя крестового похода, уверенные, что при жизни получат отпущение грехов и золотые горы. Успех проповеди превзошел все ожидания Урбана. Правда настойчивая просьба некоторых епископов о том, чтобы он лично возглавил поход, была им отклонена. Своим заместителем в походе папа назначил Адемара, епископа Пюи.

Римлян в войске, выступившем под знаменем Христа, не было. Им были совершенно чужды увлечение великими идеями и рыцарский романтизм. Сложная система вассальных отношений, лежавшая в основе рыцарства, могла развиться только при светском дворе. В Риме же этому препятствовала церковь, которой была подчинена вся жизнь города. Римская аристократия того времени была груба, невежественна, бедна и корыстна. Графы, населявшие Кампанью, представляли из себя обыкновенных разбойников, кто крупнее, кто мельче. В их замках не появлялись странствующие трубадуры, не устраивались турниры и романтическая поэзия не находила своих слушателей.

Погрузиться на корабли войско крестоносцев должно было в Бари, для чего им пришлось пройти через Тоскану, Рим и Апулию. Каково же было изумление рыцарей, когда своих первых противников они встретили не в мусульманских землях, а в Риме! «Когда мы вошли в базилику [Святого Петра], — писал очевидец, — мы нашли в ней приверженцев безумного папы Виберта с обнаженными мечами в руках; возложенные нами на алтарь приношения эти люди захватили себе; когда мы, стоя на коленях, молились, они, взобравшись на балки, бросали в нас камни и готовы были убить каждого, кто только казался им сторонником Урбана».

Для Урбана появление крестоносцев в Риме конечно принесло пользу, заставив Виберта удалиться из города. Вступивший в Рим вслед за войсками, он оказался обладателем почти всего города и смог провести Рождество в мире и тишине. В руках сторонников Виберта оставался лишь замок Святого Ангела, поскольку крестоносцы не пожелали тратить время на его осаду. Замок был взят, благодаря измене, лишь 24 августа 1098 года, и только тогда папа смог наконец назвать себя властителем Рима.

Урбан II умер 29 июля 1099 года. Мы не знаем, успел ли он получить известие о взятии Иерусалима, произошедшем 15 июля. Вскоре умер и Климент III (Виберт). Забытый и покинутый всеми юный Конрад последовал за ним уже в 1101 году. Генрих IV скончался 7 августа 1106 года, по-прежнему отлученный от церкви. Так закончилась жизнь главных участников драматического противостояния Церкви и Империи конца 11 века.

Далее: Средневековье. 12 век. 1099 — 1118. Пасхалий II и Генрих V
Назад: Средневековье. 11 век. 1065 — 1085. Правление Гильдебранда (Григория VII)

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Средневековье. 11 век. 1065 — 1085. Правление Гильдебранда (Григория VII)

Александр II

С признанием папой Александра II цель Гильдебранда была достигнута — германские короли, не удержавшие за собой патрициат, оказались отодвинуты от права на избрание папы. Запрет же духовенству на брачное сожительство явился для христианского мира социальным переворотом. Духовенство отрывалось от общечеловеческой почвы и становилось монашеским воинством на службе папству. Епископам и священникам, оказывавшим сопротивление, объявлялась анафема, и мало-помалу они сдавались. В Латеране кипела жизнь. В папский дворец являлись послы со всего христианского мира, чтобы принять участие в многочисленных соборах. Энергией Гильдебранда Рим снова поднимался на уровень всемирного города. Усмиренная римская знать больше не дерзала добиваться власти. Готфрид охранял Рим с севера, а норманны с юга.

Однако в 1066 году Ричард Капуанский неожиданно нарушил данную им вассальную присягу и из защитника церкви превратился в ее открытого врага. Возможно, вознаграждение, полученное им от папы, не соответствовало обещанному. Переправившись через реку Лирис, он прошел через Лациум, опустошил его и, встав лагерем у Рима, потребовал себе сан патриция. К Риму, призванный Гильдебрандом, поспешно направился Готфрид Тосканский. Узнав о его приближении, норманны отступили в Капую, а сын Ричарда, Иордан, разбил лагерь у Аквино, чтобы преградить дорогу тосканцам.

Их встреча произошла в мае 1067 года, и Иордан в течение 18 дней сдерживал противника. Выйти из трудного положения норманнам помогло золото. Корыстный Готфрид вступил с ними в переговоры, после которых двинулся с войском в обратный путь. Норманны снова заключили вассальный договор, но прецедент был создан, и церковь не могла чувствовать себя в безопасности.

В 1067 году честолюбие Гильдебранда было удовлетворено появлением в Риме императрицы Агнессы в виде кающейся паломницы. Беседы с клюнийскими монахами нарушили душевный покой матери Генриха, посчитавшей себя виновницей раскола в христианском мире. Одетая в холщовое платье, с молитвенником в руках императрица вошла в Рим и пала ниц у гроба апостола, обливаясь слезами. Ее пребывание в Риме было не только торжеством для благочестивых людей; для Гильдебранда бывшая регентша могла послужить неплохим орудием воздействия на Генриха, а с ним — и на Германию.

Со времен иконоборчества папство не переживало столь бурной эпохи. Александр II, по-прежнему опасаясь надолго оставаться в Риме, находился в постоянных разъездах. Светская власть папы была крайне ограничена в городе и совершенно отсутствовала в его окрестностях. Уже после Каролингов церковное государство фактически распалось. Графы, бывшие некогда чиновниками церкви, стали считать города своей наследственной собственностью. То же можно сказать и о епископах и аббатах. Даже городская милиция не всегда подчинялась папам.

В 1069 году умер Готфрид Тосканский, а в 1072-м — Петр Дамиани. Александр II последовал за ними 21 апреля 1073 года, и папой, наконец, стал Гильдебранд. Его провозглашение под именем Григория VII состоялось 22 апреля в церкви Святого Петра ин Винколи под громкие крики ликующего народа. Противники Гильдебранда уверяли, что он был избран только благодаря обману и подкупу, что вряд ли соответствовало действительности. Осторожный и умный Гильдебранд не возложил бы на себя тиару, имей его многочисленные враги реальные доказательства неканоничности процедуры.

григорий vii
Григорий VII

Избирательный декрет еще оставлял за Генрихом IV право утверждения выборов, и Григорий VII известил короля о своем избрании, но хлопотать о согласии последнего не счел нужным. Он лишь благоразумно отсрочил свое посвящение. Епископы Галлии и Германии, напуганные строгостью нового папы, советовали Генриху не утверждать выборов, но юный и слабохарактерный король не решился ослабить свое и без того шаткое положение приобретением еще одного врага. В Рим для удостоверения правильности выборов был послан граф Эбергард, и 29 июня Григорий VII принял сан папы в присутствии имперского канцлера и императрицы Агнессы.

Первым делом Григория стало возобновление обязательств норманнов по отношению к папскому престолу. Не имея возможности изгнать их за пределы Италии, папа направил усилия на то, чтобы помешать этим опасным соседям стать вассалами империи. В августе 1073 года вассальную присягу Григорию дал Ландульф VII Беневентский, а в сентябре — Ричард Капуанский. Гюискар же не последовал их примеру, не захотев обращать завоеванные им земли в лен, полученный от папы, и Григорий искусно возбудил вражду между ним и Ричардом.

Сейчас это может показаться нелепым, но в то время папы совершенно серьезно утверждали, что им принадлежит верховная политическая власть над половиной мира, а короли трепетали перед ними от страха. Согласно замыслам Григория Запад должен был быть превращен в ленные владения римской церкви, а его государи стать вассалами Святого Петра. Так в своих письмах он, нисколько не смущаясь, объявлял иностранным государям, что их земли принадлежат Святому престолу. Такое высокомерие следовало из мысли, что Христос является владыкой мира и эта прерогатива переходит на папу, как на его наместника.

Способствовали таким представлениям и мистические представления о сущности папства. Завоеватели присягали наместнику Христа как вассалы и получали отпущение своего греха вместе с законностью обладания захваченным. Претенденты на корону объявляли свои государства ленным владением папы и получали все шансы завладеть этой короной. Ежегодная лепта, выделявшаяся королями Латерану как благочестивый дар, превратилась в обязательную дань. Григорий VII даже считал себя государем Руси, поскольку однажды беглый новгородский князь посетил гробницу Святого Петра и объявил свою страну ленным владением апостола!

Начать образование такого воображаемого государства Григорий решил с Южной Италии и серьезно обдумывал план войны с норманнами. Папу пугало возрастающее могущество Роберта Гюискара, приближавшегося к тому, чтобы создать из Южной Италии единое королевство. Решив созвать европейское войско, Григорий намеревался сначала изгнать с Апеннинского полуострова норманнов, греков и сарацин, затем подчинить римской церкви Константинополь и, наконец, водрузить крест в Иерусалиме. Фактически, это был план первого крестового похода.

Собрав войско в 50 000 человек и отлучив Роберта от церкви на соборе 1074 года, Григорий прибыл в Монте-Чимино, около Витербо. Однако Роберту Гюискару удалось расстроить образовавшийся союз, и поход против норманнов не состоялся. Мечта о всемирном господстве рассеялась как дым. И только в Тоскане папа нашел беспредельную преданность и сосредоточил на ней все свое внимание.

В самом Риме Григорий VII встретил ожесточенное сопротивление. Множество духовных лиц продолжало, не смотря на постановления, сожительство, и никому не казалось странным, что их дети богатели за счет церкви. Один из летописцев сообщает, что в базилике Святого Петра имелось 60 «охранителей храма», светских, женатых людей, одетых кардиналами. Днем они служили обедню, принимая приношения от жертвователей, а ночью устраивали в базилике оргии, оскверняя ее алтари. Нет сомнения, что подобное происходило и в менее значительных базиликах, и справиться с таким положением вещей Григорию стоило немалого труда.

В Германии симония была распространена не менее, чем в других странах, а большинство священников так же имело жен. Мысль заставить прелатов, живших как князья, подчиниться постановлениям собора была действительно дерзкой. Общественное мнение, конечно, должно было осудить покупку церковных должностей, и епископы ничем не могли оправдать эту практику, но воспрещение брачной жизни не соответствовало христианскому учению. Тем не менее, победил суровый монашеский аскетизм.

Папские послы потребовали от Генриха IV удаления советников, отлученных от церкви еще Александром II и являвшихся главными виновниками продажи церковных должностей, а затем подчинения Германии постановлениям собора. Однако германские архиепископы отказались признать этот собор, после чего Гемания и Франция, так же как и Италия ранее, распались на враждующие партии.

На втором соборе, прошедшем в конце февраля 1075 года, Григорий VII объявил светскую власть лишенной права назначения духовенства, а епископам и аббатам запретил принимать символы власти от императоров, королей, герцогов и графов. Таким образом духовенству предстояло быть исключенным из феодальной системы. Этот декрет положил начало 50-летней борьбе.

Обладание землями короны было, конечно, злом для церкви. Нередко король, передавая кому-либо посох, сам решал кому быть епископом или аббатом. Такие избранники становились вассалами короля и были обязаны служить ему. Одеяние священников почти не отличалось от герцогского или графского, их права и обязанности, а так же потребности и пороки были одними и теми же, совершенно несопоставимыми с апостольским званием.

Однако Григорий VII, решив, с одной стороны, сделать церковь совершенно независимой от государства, хотел, с другой стороны, сохранить за ней все ее обширные владения. В его планы совершенно не входило сделать духовенство неимущим и оставить ему лишь нравственное значение, т.е. вернуть его в положение, которое занимали апостолы. Напротив, замысел Григория состоял в обеспечении церкви светской власти над обширными территориями во всех странах, освобождении ее от вассальной зависимости по отношению к короне и создании из половины Европы римского церковного государства с подчинением папе.

Генрих IV

В июне 1075 года Генрих IV одержал победу над саксами и, наконец-то, почувствовал себя королем. Имперские партии Рима, Милана и Равенны, а так же норманны оказались его естественными союзниками, причем в Милане даже была восстановлена королевская власть. Здесь Генрих назначил своего архиепископа, и Григорий не смог этому помешать. В самом Риме глава всех недовольных папой, Ченчий, предложил Генриху овладеть городом и обещал выдать Григория плененным. Заговор не поддержали ни ломбарды, ни норманны, ни даже сам Генрих, превратив его в обыкновенный разбой.

В сочельник 1075 года Ченчий, в сопровождении участников заговора, ворвался в базилику Санта Мария Маджоре, где папа служил обедню, избил Григория и, схватив его за волосы, вытащил на улицу, взвалил на лошадь и увез в свой дворец-башню. В городе поднялась тревога. Народ схватился за оружие, а милиция заняла городские ворота. К утру народ собрался у Капитолия, и в это время пришла весть, что папа заключен в башню Ченчия.

Разбойник потребовал в свое ленное владение лучшие имения церкви, но его партия, прикрывавшаяся призывами к свободе, не нашла в Риме никакой поддержки. Мятеж был подавлен, а рассвирепевший народ бросился на приступ башни и освободил Григория. Папа пощадил врага и обещал ему полное отпущение грехов, если он совершит паломничество в Иерусалим и вернется оттуда покаявшимся. После этого народ торжественно проводил папу обратно в базилику, где тот закончил прерванную обедню. Дома Ченчия и его сторонников были разрушены горожанами, а сам он бежал вместе с родней. Не думая ни о каком паломничестве, Ченчий расположился в одном из своих замков в Кампаньи и принялся опустошать церковные владения.

Преисполненный самодовольства, юный Генрих IV продолжал продавать церковные должности и приблизил к себе отлученных от церкви советников. Григорий, со своей стороны, потребовал от короля полного покаяния в грехах, причем удостоверенное подписью какого-либо епископа, иначе Генриха ждало отлучение от церкви. Потеряв самообладание, Генрих в бешенстве напал на своего противника. Прогнав папских легатов, он собрал собор в Вормсе, где 24 января германские епископы объявили папу низложенным.

Это низложение, будучи проведенным одними германскими епископами и, следовательно, незаконным, взволновало весь Запад. Королевские послы переправились через Альпы и были восторженно встречены ломбардскими магнатами и епископами. Собравшись в Пиаченце, они присоединились к постановлениям Вормсского собора и со своей стороны так же низложили Григория VII. Сам Генрих обратился к римлянам с воззванием, в котором, как их патриций, предлагал им удалить Григория и избрать нового папу.

22 февраля в Латеранской базилике происходил собор, на который явился королевский посол и объявил о низложении, назвав папу «хищным волком». В ответ раздались крики негодования, а префект Рима даже бросился на посла с мечом. Григорий быстро овладел ситуацией и не дал совершиться убийству. После восстановления спокойствия собрание отлучило от церкви епископов, подписавших декреты в Вормсе и Пиаченце, причем некоторые из них незамедлительно явились к папе, просить его прощения.

Затем собор приговорил короля к высшей мере наказания — отлучению от церкви. Присутствовавшая при этом императрица Агнесса, вдова могущественного Генриха III, отвернулась от своего сына и встала на сторону римского духовенства. Человечество верило, что власть проклинать и благословлять принадлежала главе церкви, но отлучение короля было актом неслыханной смелости, поскольку эта власть папы еще не казалась столь безграничной. Церковное отлучение, на которое Григорий VII осудил христианского монарха, стало для всего мира ударом грома и причиной раздоров, охвативших Запад.

григорий vii
Григорий IV читает мессу

Римская империя была потрясена до основания. Генрих IV и Григорий VII стали смертельными врагами. Оба объявили друг друга низложенными, присвоив себе полномочия, которыми не обладали. Но в те времена король был бессилен перед папой, в распоряжении которого было отлучение от церкви, и если Генрих кинулся в борьбу слепо, то Григорий повел ее с искусным расчетом. Поддерживание Генрихом злоупотреблений, существовавших в церкви, ослабляет сочувствие к постигшей его участи, но программа, провозглашенная Григорием, просто устрашает своей безапелляционностью. Вот лишь некоторые из ее чудовищных тезисов:

«Римская церковь установлена самим Богом. Одному папе принадлежит право издавать новые законы, учреждать новые общины и низлагать епископов. Он один имеет право распоряжаться знаками императорского достоинства. У него одного государи лобызают ногу. Только его имя провозглашается во всех церквях. Это имя едино во всем мире. Он обладает правом низлагать императоров. Он может освобождать подданных от присяги, данной ими верховной власти, если власть эта нарушает справедливость. Помимо его одобрения ни одна глава, ни одна книга не считаются каноническими. Его решение непререкаемо. Он не подлежит ничьему суду. Римская церковь всегда была непогрешима и останется непогрешимой во веки веков, как свидетельствует Святое писание. Когда совершается посвящение римского папы, согласное с каноническими правилами, он приобретает святость через заслуги Святого Петра. Только тот истинный католик, кто во всем согласуется с римской церковью».

Спокойствие в Германии было совершенно нарушено. Две трети ее аристократии были против короля и держали сторону Рима. Сейм в Трибуре объявил, что папа имел право на такой приговор, и признал за понтификом верховную судебную власть над империей. После этого сейм объявил Генриха IV низложенным, если до 2 февраля 1077 года (дата проведения Аугсбургского собора под председательством папы) с него не будет снято отлучение. Король покорился этому позорному решению и, отменив свои направленные против папы декреты, удалился в Шпейер.

Узнав о том, что папа направился в Аугсбург, Генрих двинулся ему навстречу, но не для того, чтобы преградить путь, а как кающийся паломник. По прибытии в Италию он был встречен с шумным ликованием ломбардцами, полагавшими, что король решился свергнуть Григория, «врага человечества». Узнав об этом, Григорий заперся в укрепленном замке в Каноссе. Ломбардские графы и епископы уговаривали Генриха пойти на Рим, но тот, поначалу колеблясь, так и не решился на этот шаг. Вместо этого он направился в Каноссу, где после переговоров, одетый во власяницу кающегося, преклонил колени перед Григорием.

григорий vii
Генрих IV с женой и сыном у ворот Каноссы

Сняв 28 января с униженного короля церковное отлучение, Григорий VII в то же время лишил его королевской власти, забрав себе корону до того времени, пока над Генрихом не состоится суд на соборе. А далее произошло следующее. Принимая святые дары, Григорий сказал: «Если я повинен в том, в чем меня обвиняют, пусть немедленно постигнет меня смерть, как только я приму эту облатку». Приняв одну половину облатки под восторженные крики толпы, папа передал другую половину королю, призывая его на равный суд Божий. И вот тут Генрих малодушно отступил перед казавшимся ему ужасным испытанием.

Принеся в жертву достоинство империи, Генрих покинул замок и направился в Ломбардию, где был встречен гробовым молчанием. Еще не распустившие свои войска ломбардцы отнеслись к королю с презрением. Графы и епископы избегали встреч с ним, а ряд городов отказывал королю в приюте. В душу Генриха IV начали закрадываться новые сомнения. Некоторое время он еще сторонился ломбардцев, но вскоре стал искать примирения с ними.

Едва ли в намерения Григория входило устранение с трона смирившегося короля. Скорее всего, он желал лишь подчинить Генриха как вассала и заставить признать того все папские декреты. Однако 13 марта 1077 года на суде, состоявшемся в Форгхейме, в присутствии папских легатов Генрих был низложен, а германским королем избран Рудольф Швабский. Это избрание, к которому папа не имел никакого отношения, нарушило договор, заключенный в Каноссе, и превратило германских противников Генриха в бунтовщиков, восставших против короля, уже прощенного папой.

Генрих поспешил в Германию, чтобы начать борьбу за корону. В апреле он перешел через Альпы, превратившись из малодушного труса в настоящего короля. Григорию же, остававшемуся в замке, стали в открытую угрожать ломбардцы. Все они и Романья примкнули к Генриху, взяли в плен папских легатов и решили созвать в мае в Ронкалье сейм, чтобы подтвердить постановления пиачентского собрания и снова объявить папу низложенным.

Через несколько месяцев Григорий VII вернулся в Рим и нашел свое положение почти безвыходным — борьба с германским королевством, которую он считал практически выигранной, только начиналась. К тому же, хотя сам Рим и был спокоен, опасения внушали успехи норманнов. Роберт Гюискар искусно избегал принять чью-либо сторону и постепенно прибирал к рукам Кампанью. Он заключил союз с Ричардом Капуанским и в мае 1077 года захватил Салерно, последний оплот лангобардов в Южной Италии.

В конце 1077 года он осадил Беневент, а Ричард — Неаполь. Беневент, однако, оказал серьезное сопротивление, а 1078 году умер Ричард. Сын Ричарда, Иордан, снял осаду с Неаполя, присягнул как вассал папе, вступил в союз с беневентцами и разбил войско Роберта, принудив того к соглашению с Григорием. 29 июня 1080 года Роберт Гюискар в очередной раз принес вассальную присягу при личном свидании с Григорием VII.

В марте 1080 года в Риме был созвал собор, на котором папа объявил о лишении Генриха IV германской и итальянской корон и о признании королем Рудольфа. Однако на этот раз Генрих был готов к бою и сделал ответный ход. 31 мая в Майнце был созван собор, на котором державшие сторону Генриха епископы объявили низложенным Григория, а 25 июня собор в Бриксене избрал папой Виберта Равеннского. Таким образом, как папа выставил против Генриха другого короля, так и Генрих, в ответ, выставил против Григория антипапу.

Честолюбивый, одаренный, образованный Виберт давно мечтал о папской тиаре, но посвящение было возможным лишь в базилике Святого Петра. Покинув Бриксен, он направился в Ломбардию, а Генрих пошел против саксов. В октябре он потерпел от них поражение, но избавился от своего главного соперника, поскольку в этой кровавой битве был убит Рудольф. А весной 1081 года Генрих перешел через Альпы и направился к Риму.

Генрих IV и Климент III

В Равенне низложенный король надеялся усилить свое войско с помощью Гюискара, однако хитрый герцог, не встав и на сторону Григория VII, отплыл в Дураццо. Тогда Генрих возложил на себя итальянскую корону и созвал в Павии собор, на котором Виберт был провозглашен папой под именем Климента III. Затем, не встречая никаких преград, он направился к Риму и 22 мая расположился лагерем на Нероновом поле. Со времен Тотилы Рим не подвергался столь длительной осаде, которую собирался предпринять Генрих IV. Тем не менее силы его были недостаточны даже с присоединившимися к осаде некоторыми ландграфами (в том числе Тускуланскими), а Рим оставался верен Григорию. Спустя 40 дней Генрих снял свой лагерь и удалился в Тоскану.

Города Пиза, Лукка и Сиена получили императорские декреты, а с ними и большую независимость. Лишь Флоренция оказала Генриху сопротивление и выдержала осаду. В Равенне к королю явился посол константинопольского императора Алексея и предложил большую денежную сумму за помощь против Гюискара. Получение греческих денег было для Генриха весьма своевременным, поскольку победить Рим золотом всегда было легче, чем мечом. Тем не менее весна 1082 года не принесла королю победы. Сторонники папы по-прежнему мужественно защищали Леонину, а подожженная изменниками базилика Святого Петра была вскоре потушена. Генриху снова пришлось отступить, на этот раз в Кампанью.

Затем Генрих занял Тиволи и сделал его резиденцией Климента III, который должен был продолжать осаду Рима и поддерживать возмущение на соседней норманнской территории, где в отсутствие Гюискара его врагам, лангобардам, удалось поднять восстание. Свои надежды лангобарды возложили на Генриха, но он, хоть и взяв греческие деньги, не пошел дальше Тиволи и не оказал никакого содействия императору. Пройдясь с войсками по Ломбардии и не добившись особых успехов, в конце 1082 года Генрих IV в третий раз подступил к Риму.

Не смотря на старания Климента III дела здесь оставались в прежнем положении. Следующие семь месяцев противостояния так же не дали преимуществ ни одной стороне, пока, наконец, миланцам и саксонцам не удалось 2 июня 1083 года взобраться по стене Леонины, убить изнуренную стражу и овладеть одной из башен. После этого войска Генриха проникли в Леонину, и базилика Святого Петра превратилась в арену кровавого побоища. Григорий VII успел укрыться в замке Святого Ангела.

Овладев Леониной, Генрих получил ключ к Риму. Все его ворота были заперты. Начинавшийся в городе голод и страх перед королем вызвали в народе панику. Генрих объявил, что хочет получить корону из рук Григория, но папа ответил решительным отказом, несмотря на мольбы преданного ему духовенства. Не признавая Генриха ни императором, ни даже королем и не уступая просьбам населения города, он объявил, что Генрих, как это было условлено в Каноссе, должен покориться его повелениям. Таким образом образовалось три отдельных лагеря, ведущих между собой переговоры, — римляне в городе, Генрих IV в Леонине и Григорий VII в замке Святого Ангела.

Переговоры между послами этих лагерей, происходившие в церкви Санта Мария ин Паллара на Палатине, закончились соглашением, по которому дело короля передавалось на решение собора. Собор папа обязался созвать в ноябре, а Генрих поклялся, что не будет препятствовать епископам явиться на него. Была, правда, в соглашении и тайная статья, предусматривавшая в случае смерти или бегства Григория предоставление Генриху императорской короны. Папа, который был бы избран римлянами в этих обстоятельствах, должен был короновать Генриха, а сами римляне должны были присягнуть ему в верности. После этого, взяв из римлян заложников и разрушив часть стен Леонины, вполне довольный собой Генрих IV направился в Тоскану опустошать владения остававшейся верной Григорию маркграфини Матильды.

Созывая вселенский собор, Григорий VII приглашал на него всех не отлученных от церкви епископов. Но король не мог отдать себя на их суд, означавший полную неудачу его дела. Осознав свою ошибку и поняв намерения папы, Генрих нарушил соглашение и принял меры к тому, чтобы самые ревностные сторонники Григория были взяты под стражу и не смогли явиться на собор. Негодование папы было так велико, что он едва удержался от очередного отлучения Генриха и предал анафеме лишь непосредственных виновников задержки епископов.

На Рождество 1083 года Генрих вернулся в Рим и обнаружил, что оставленный им гарнизон из 400 всадников погиб от лихорадки, а его укрепление срыто римлянами. От соглашения не осталось и следа. Опустошив Кампанью, Генрих весной 1084 года решил идти в Апулию, но был остановлен римскими послами, заявившими, что город отказывается от Григория, убедительно просит короля короноваться и готов признать папой Климента III. Римляне долго и мужественно боролись за папу, но наступило время, когда у них не осталось сил жертвовать собой ради замыслов Григория.

Ускоренным маршем Генрих вернулся в Рим 21 марта 1084 года. Он вступил в город через ворота Святого Иоанна и вместе с Климентом расположился в Латеране. Григорий с горсткой решительных людей оставался в замке Святого Ангела, и для него еще не все было потеряно, поскольку на его стороне оставалась часть знати и наиболее неприступные места Рима, такие как Целий, Палатин, Капитолий и Тибрский остров.

Генрих пошел на хитрость и созвал собрание из своих римских сторонников и епископов. Приглашенный Григорий не явился и был объявлен низложенным, после чего, с соблюдением всех необходимых формальностей, папой был провозглашен Виберт (Климент). В Латеране ломбардские епископы посвятили его в сан, а 31 марта в базилике Святого Петра Климент III возложил на голову Генриха императорскую корону. В это же время римляне предоставили новому императору и власть патриция.

После этого Генрих повел осаду римских укреплений. Отчаянное сопротивление в превращенном в почти неприступный замок Септизонии на Палатине оказал племянник Григория, Рустик. С помощью осадных машин ряды колонн, поставленных друг на друга, были опрокинуты и один из самых прекрасных памятников Рима оказался наполовину разрушен. Приступом был взят и Капитолий. Оставалось взять лишь замок Святого Ангела, со стен которого Григорий мог видеть разорение, которому подверглись Леонина и Рим.

Роберт Гюискар

Римляне сами обложили замок, рассчитывая, что голод заставит осажденных сдаться. Тем временем папские послы отыскали в Кампаньи Роберта Гюискара и сообщили ему о бедственном положении Григория. Гюискар, не раздумывая, поспешил ему на помощь, поскольку с падением Григория Генрих мог бы обратить оружие против него самого. В начале мая Гюискар выступил на Рим с 6000 всадников и 30 000 пехотинцев, среди которых были и сарацины из Сицилии.

Вступить в бой с одними из самых грозных воинов того времени Генрих не решился, так как войско его было невелико. Запереться в Риме он тоже не мог — непостоянные римляне не внушали ему доверия. Вынужденный оставить город, Генрих приказал разрушить укрепления Капитолия и стены Леонины, а римлянам посоветовал не сдаваться и пообещал скоро вернуться. 21 мая он, вместе с Климентом III, направился в Ломбардию.

Гюискар достиг Рима через три дня после ухода Генриха, но римляне не пустили его в город. Их бедственное положение в то время заслуживало искреннего сочувствия. Император, которому они отдали город, покинул их, и жестокая трехлетняя осада закончилась тем, что Рим был оставлен на разграбление норманнам и сарацинам, призванным папой. 29 мая, когда стемнело, рыцари Гюискара взобрались на ворота Святого Лаврентия (как всегда, с помощью измены), проникли в город, добрались до Фламиниевых ворот и, открыв их, впустили ожидавшее здесь войско. С боем герцог пробился к мосту через Тибр, освободил из замка папу и проводил его в Латеран.

Отметим, что Гюискару удалось увенчать себя славой, составлявшей удел лишь немногих героев. В Альбано он разбил войска восточного императора. Западный император был обращен им в бегство. Он же восстановил на Святом престоле величайшего из пап.

григорий vii
Папская Область при Григории VII

В злополучном Риме, отданном герцогом на разграбление своим войскам творились сцены жесточайшего насилия. На третий день римляне не выдержали и восстали, яростно напав на своих победителей, которых они считали варварами. Восстание было подавлено среди потоков крови и пламени пожаров — ради своего спасения Гюискар приказал поджечь город. Когда все было окончено, глазам Григория предстала картина Рима, превращенного в дымящееся пепелище. Сожженные церкви, разрушенные улицы и тела убитых стали безмолвным обвинением папы, перед глазами которого проходили сарацины, гнавшие в свой лагерь толпы связанных римлян, предназначенных для продажи в рабство.

Нынешняя добыча мусульман, служивших в войске Гюискара, не могла, конечно, сравниться с той, которую 230 лет назад их предки взяли в базилике Святого Петра. Нищета Рима 11 века была страшной. Даже церкви не имели украшений. Лишь изображения святых в базиликах еще имели подвешенное к ним жертвователями золото. Победители целыми днями предавались насилию, грабежу и убийствам. Наконец герцог почувствовал сострадание к горожанам, но уже ничем не мог возместить их потерь. И ни один из современников Григория не упоминает о том, что папа предпринял хоть какую-то попытку спасти город.

Уже несколько веков Рим не переживал столь страшного опустошения. Длившиеся 20 лет войны между партиями, смуты и, наконец, пожар окончательно превратили город в развалины. При осаде базилики Святого Павла был разрушен ее древний портик, а при взятии Борго превратился в развалины и ватиканский портик. Была уничтожена пожаром Леонина. В самом городе были опустошены Палатин и Капитолий, а участь Септизония, видимо, постигла и другие укрепленные здания города.

Дважды город поджигал Гюискар — когда проник во Фламиниевы ворота и когда римляне подняли восстание. Пожар опустошил Марсово поле до моста Адриана с его остатками портиков и других памятников. Здесь уцелели лишь мавзолей Августа и колонна Марка Аврелия. Был полностью уничтожен огнем квартал от Латерана до Колизея. Древняя базилика Сан Кваттро Коронати превратилась в груду золы. Вероятно, значительно пострадали Колизей, триумфальные арки и остатки Большого Цирка.

С превращением Рима в развалины закончилась и политическая жизнь Григория VII, поскольку он не мог не понимать, что с уходом норманнов станет жертвой мести римлян. В июне он вместе с Гюискаром, взявшим заложников и оставившим гарнизон в замке Святого Ангела, направился в Кампанью. Великий папа, некогда замышлявший крестовый поход против сарацин, уходил из опустошенного Рима, охраняемый норманнами и теми же самыми сарацинами. Занятый проектом возвращения в Рим во главе войска, он умер 25 мая 1085 года в Салерно. А 17 июля скончался и Гюискар.

григорий vii
Гробница Григория VII в Кафедральном Соборе Салерно

Нельзя не поражаться энергии, с которой Григорий VII утверждал независимость церкви и устанавливал иерархическую власть. Государство священников, единственным оружием которых были крест, Евангелия, благословение и анафема, заслуживает куда большего удивления, чем все государства, созданные мечами завоевателей. Героем именно этого государства был Григорий VII. Понимая человечество как единую церковь, он представлял себе последнюю только в образе папского самодержавия. Идея о том, что смертный может обладать непогрешимостью, уподобляющей его Богу, и ему должен подчиняться весь мир, была порождена веками рабства, невежества и нищеты.

Предоставление абсолютной нравственной власти одному человеку может быть объяснено тем, что в Средние века только церковь была выразительницей и всеобщих нужд, и самых сильных страстей, и самых возвышенных идей человечества. Суть христианской республики была, однако, искажена Григорием, поставившим на место самой церкви ее иерархию и внесшим в церковь дух цезаризма. Тем не менее, великое движение, охватившее и церковь и государство, берет свое начало именно от деятельности этого папы.

Далее: Средневековье. 11 век. 1086 — 1099. Первый крестовый поход
Назад: Средневековье. 11 век. 1047 — 1064. Реформа церкви. Гражданские войны

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Средневековье. 11 век. 1047 — 1064. Реформа церкви. Гражданские войны

Как только на Святой престол вступил германский епископ, церковь охватил дух реформы. И первым делом предстояло искоренить постыдную практику купли-продажи духовных должностей. Поддерживаемый императором, Климент II уже в январе 1047 года созвал первый собор, направленный против симонии, а в конце месяца отправился сопровождать Генриха III в Южную Италию.

Генрих III, ок.1040 г

Тем временем низложенный Бенедикт IX, оставаясь в Тускуле, следил за событиями в Риме, где у него были свои агенты. 9 октября 1047 года Климент внезапно умер в монастыре Святого Фомы около Пезаро, после чего Бенедикт проник в Рим и без тени смущения в ноябре снова занял папский престол. А содействовал этому возвращению Бонифаций Тосканский, самый могущественный из итальянских государей того времени и враг германских интересов.

Желая подорвать германское влияние, Бонифаций содействовал перевороту в Риме, но германская партия уже отправила к императору послов с просьбой назначить нового папу. Генрих приказал избрать папой Поппона, епископа Бриксенсого. Под императорскими угрозами Бонифацию пришлось смириться и изгнать Бенедикта, а новый папа вступил на престол 17 июля 1048 года под именем Дамаса II. Бенедикт же вернулся в свой замок в Тускуле и его дальнейшая судьба неизвестна.

Едва успев показаться римлянам, Дамас сбежал из города и поселился в Палестрине. Этот город принадлежал Кресцентиям, врагам тускуланских графов, и здесь Дамас мог чувствовать себя в безопасности. Тем не менее 9 августа 1048 года, всего лишь через 23 дня после посвящения в папы, его постигла неожиданная смерть. Была ли ее причиной малярия или же отравление, неизвестно, но когда римские послы явились в Саксонию с просьбой о назначении следующего папы, германцы встретили их с ужасом. Только после долгих переговоров Генриху III удалось разрешить затруднение с помощью Бруно, епископа Тульского. Этот выдающийся человек согласился принять предложенный ему сан, но только при условии избрания его римским духовенством и народом.

В феврале 1049 года новый папа вступил в город босым, смиренно читая молитвы в сопровождении небольшой свиты. Такое необычное зрелище привело римлян в полное изумление. Казалось, в погрязший в варварстве Рим пришел апостол. Бруно как простой паломник стучал в ворота города и спрашивал римлян, хотят ли они во имя Христа принять его как папу. На собрании в базилике Святого Петра он был избран единогласно. Это могло быть, конечно, пустой формальностью, но своим поступком Бруно привлек к себе народ и обеспечил свое спокойное существование в Риме.

лев ix
Лев IX

Новый папа вступил на престол Святого Петра 12 февраля, приняв имя Льва IX. Он тут же развел лихорадочную деятельность по возвращению церкви ее чистоты, созывая соборы для борьбы с симонией и внебрачным сожительством духовенства. Однако первый же собор в апреле 1049 года показал папе, что римские церкви останутся совершенно без пастырей, если он будет действовать со всей строгостью. Такое положение вещей заставило Льва быть более снисходительным, но многие епископы и клирики все же были низложены.

Вступив на престол, Лев IX обнаружил кассу совершенно пустой. Финансовая нужда была настолько велика, что папа решил даже продать свои облачения, и только неожиданное приношение из Беневента удержало его свиту от бегства в Германию. Положение Рима было ужасно — народ не имел никакого заработка и привык получать подаяние от церкви и выпрашивать милостыню у богатых паломников-чужестранцев, которых город принимал с распростертыми руками.

Полное согласие между папой и императором заставляло римлян быть осторожными, а благочестие Льва внушало им уважение. Тем не менее Лев IX охотно покидал не внушавший ему доверия город, оставаясь в Риме только на короткое время. Он разъезжал по Италии, Галлии и Германии, повсюду созывая соборы с целью упрочения могущества римского престола. Но даже будучи глубоко религиозным человеком, Лев не мог пренебречь светскими интересами папства, и наступление того времени, когда ему пришлось встать во главе войска, было неизбежным.

Римская курия стремилась к обладанию Апулией и Кампаньей еще со времени Карла Великого. Правда теперь свои притязания на домены, утраченные в эпоху иконоборчества, папа уже переносил на провинции целиком, основываясь на правах, будто бы предоставленных ему даром Константина. В 1050 году Лев IX посетил Беневент, собственными глазами увидев опустошения, принесенные этой области норманнами, поселенными здесь Генрихом III. Как верховный властитель, папа, чья резиденция была на значительном удалении, казался беневентцам наименее опасным, и 5 июля 1051 года они провозгласили Льва своим государем.

В следующем году император утвердил папу регентом Беневента, а взамен получил епископство Бамбергское, подаренное римской церкви Генрихом II. Защиту Беневента от норманнов Лев возложил на салернского государя Ваймара, но тот вскоре погиб от руки убийцы, а норманны по-прежнему осаждали город и разоряли его окрестности. Тогда, летом 1052 года, папа отправился за помощью к императору.

В феврале 1053 года ему удалось привести с собой из-за Альп германских наемников. Собрав еще и военные отряды в ряде итальянских провинций, Лев IX в апреле достиг Рима, а затем выступил в Кампанью, где несколько лангобардских государей и апулийских графов передали в его распоряжение своих вассалов. Такая серьезная подготовка встревожила норманнов, тем более, что во главе войска стоял папа, способный отлучить их от церкви. Норманнские послы заявили папе, что их права на землю, уступленную им императором, должны быть признаны за ними, и обещали за это присягнуть церкви и платить ей дань. Однако папа положился на численность своих войск, и отвергнутые послы были вынуждены удалиться.

лев ix
Битва при Чивитате. Красные — норманны, синие — войска Льва IX

Битва при Чивитате состоялась 18 июня 1053 года. Силы норманнов составляли 3000 конницы и небольшое количество пехоты, и папа, давая благословение своему войску, нисколько не сомневался в своей победе. Однако для союзников все закончилось тяжелым поражением. Итальянцы обратились в бегство при первом же натиске противника, а проявившие храбрость германцы пали до последнего человека. После этого норманны пошли на приступ Чивитате, где укрылись папа и кардиналы, а горожане грабили их поклажу и грозились выгнать из города.

Оказавшись в таком затруднительном положении, Лев IX вступил с норманнами в переговоры, а те, охваченные религиозным рвением, преклонили колени перед своим пленником и целовали его ноги. Два дня папа провел в молитвах о павших, после чего велел предать их тела торжественному погребению. Весть о сражении моментально облетела все страны империи, и поскольку победа оказалась не на стороне папы, на него посыпались суровые порицания. Святой и чтимый папа, говорили люди, поднял меч не против сарацин, а против христиан и был взят в плен. Раздавались и голоса, что папу постигла кара Господня.

Своей победой и отношением к папе норманны приобрели законное право на то, что ими было завоевано ранее, и Лев снял с них отлучение ( впоследствии это поражение Льва IX странным образом привело к тому, что папы стали феодальными властителями неаполитанского королевства). Победители сопроводили своих пленных в Беневент, где последние провели всю зиму. Отсюда папа, уже думавший о новом союзе против норманнов, отправил двоих кардиналов в Константинополь с письмом, в котором убеждал греческого императора Константина Мономаха заключить соглашение с Генрихом III и вместе с ним вступить в борьбу с норманнами. В этом же письме он просил императора вернуть римской церкви ее древние владения в Южной Италии или хотя бы признать права церкви на то, что якобы было когда-то принесено ей в дар Константином.

12 марта 1054 года папа был отпущен в Капую, а оттуда вернулся в Рим, но не с триумфом, как некогда Иоанн X, выигравший битву при Гарильяно, а как человек, для которого не осталось никакой радости на свете. 13 апреля Лев, почуствовав приближение смерти, приказал перенести себя из Латерана в базилику Святого Петра. Как только римляне услышали об этом, они тотчас же бросились грабить Латеран. 19 апреля Лев IX умер, не дожив и до 50 лет.

Виктор II

По просьбе монаха Гильдебранда, советника Льва IX, а также делегации римской знати, державшей сторону Германии, Генрих III назначил новым папой эйхштедского епископа Гебгарда из графского рода Кальвских. Причем Гебгард согласился на свое назначение лишь с условием, что император примет на себя обязательство восстановить Святой престол во всех его владениях. 13 апреля 1055 года он принял сан, остававшийся вакантным в течение года, под именем Виктора II.

Продолжая работать над реформой церкви, начатой Львом IX, Виктор II оставался в Риме целый год, но, как и его предшественники, чувствовал себя здесь неуютно и стремился назад в Германию. В 1056 году он, наконец, отправился туда по делам церкви и в скором времени оказался у смертного одра своего друга Генриха III, умершего 5 октября в расцвете сил. Неожиданная смерть императора нарушила весь ход дел в Европе. После себя он оставил только жену и короля-ребенка, обрекая на смуту и Германию, и Италию. Для церкви же эта смерть снова означала освобождение от императорской диктатуры.

На место своего сына, шестилетнего Генриха IV, в качестве правительницы заступила императрица Агнесса. Ее ближайшим советником предстояло быть папе, которому император, умирая, оставил на попечение империю и своего наследника. Устроив германские дела, Виктор II вернулся в Рим как имперский наместник Италии. Здесь именем императора (!) он правил всеми землями короны и, как герцог, управлял Сполето и Камерино. Однако в 1057 году Виктор неожиданно умер, и имперская власть в Италии лишилась своей единственной опоры.

Императрица Агнесса

Со смертью последнего папы из числа императорских ставленников можно было отважиться на попытку избрания «своего» человека, тем более, что во главе империи оказалась слабая женщина. На эту попытку решился лотарингский кардинал Фридрих, достаточно могущественный, чтобы противостоять германской короне. Римляне немедленно пожелали иметь его своим папой, и 2 августа, поспешив на Палатин, сделали этот выбор в церкви Сан Пьетро ад Винкула. А 3 августа, в базилике Святого Петра, Фридрих был посвящен в сан под именем Стефана IX.

Известие о смерти Виктора II повергло германский двор в печаль, а избрание Фридриха вызвало у него негодование. Однако двор был слишком слаб, чтобы потребовать восстановления нарушенного права принципата, предоставленного преемникам Генриха III. Спустя некоторое время Стефан IX отправил уже упоминавшегося Гильдебранда, реального автора церковных реформ и человека, стоявшего за сопровождавшими реформы событиями, послом в Германию. Здесь, возведенный в сан архидиакона, первый по рангу при папском дворе, Гильдебранд должен был представить двору извинения и дать успокоительные обещания.

Вместе с тем, предвидя будущие раздоры между германским двором и Святым престолом, Стефан IX начал собирать вокруг себя отважных борцов церкви, сторонников ее реформирования. К ним относились Петр Дамиани, проповедник отшельничества, назначенный Стефаном кардиналом-епископом Остии, сам Гильдебранд и ряд других кардиналов, епископов и аббатов. Все эти люди отличались сильным умом и, что более важно, практического склада. Можно сказать, что, если светский Рим оставался таким же, как и раньше, то церковный изменился в это время до неузнаваемости.

Были у Стефана и смелые светские планы, к которым относилось упразднение в Италии германской королевской власти и учреждение независимого итальянского государства под управлением своего брата, могущественного властителя севера полуострова, Готфрида Лотарингского. Однако большое напряжение сил пресекло жизнь этого папы, и 29 марта 1058 года Стефан IX умер.

Смерть Стефана дала возможность городской знати снова вспомнить про свои интересы. Тускуланская партия немедленно решила воспользоваться сложившимся положением и захватить в свои руки патрициат, а с ним и реальное влияние на избрание папы. К тускуланцам присоединились даже Кресцентии, а вслед за ними и все недовольные реформами чужеземных пап, т.е. женатое и повинное в симонии духовенство. Мятежники ворвались в Рим ночью 5 апреля и под именем Бенедикта X провозгласили папой Иоанна Минция, кардинала-епископа Веллетри.

Утратив всякое влияние и предав мятежников анафеме, кардиналы во главе с Петром Дамиани бежали из города. Народ, для подкупа которого не пожалели даже сокровищ базилики Святого Петра, признал Бенедикта X. Готфрид Лотарингский никак не выразил своего протеста, но императрица Агнесса отправила к нему Гильдебранда, и 18 декабря на соборе в Сиене был избран папой флорентийский епископ Гергард. Партия духовенства временно встала на сторону германского регентства, и даже враждебная тускуланцам римская знать заявила о своей верности присяге, данной ими некогда Генриху III.

Николай II

После этого Готфрид с войском направился в Рим, а Гильдебранд сумел привлечь на свою сторону часть римлян. Трастеверинцы отворили ворота и Готфрид занял Леонину и Тибрский остров. Латеран был взят приступом, а Бенедикт X бежал в замок Пассарано. 24 января 1059 года Гергард был беспрепятственно возведен на престол под именем Николая II. Неожиданное поражение, нанесенное знатью партии реформ, удвоило энергию этой партии, а сам ее руководитель Гильдебранд получил значение всемогущего римского министра.

Предстояло сделать, наконец, избрание папы независимым от влияния римской знати и, по возможности, от германской короны. С этой целью в апреле 1059 года Николай II созвал собор из итальянских епископов, который низложил Бенедикта X, снова осудил браки духовенства и симонию и издал новый закон о порядке избрания папы, автором которого стал неутомимый Гильдебранд. Этим законом коллегия римских кардиналов становилась чем-то вроде «церковного сената», из среды которого только и могли быть избираемы папы. Причем папа избирался собственно римскими кардиналами, а остальное духовенство и народ лишь формально присоединялись к этому избранию.

Принятый закон навсегда изъял из ведения римского народа самый важный акт в истории города. Скоро это же произошло и по отношению к императорской власти. Как когда-то, ища защиты от лангобардов и константинопольских экзархов, церковь признала узурпатора Пипина, так и теперь, осознавая опасность, исходящую от германских королей, папы обратили взор на укоренившихся в Италии норманнов.

Со времени своей победы над Львом IX, этот энергичный народ успел сделать много новых приобретений. Теперь под его властью находились почти вся Апулия и Калабрия, а управляли этими областями в звании графов Роберт Гюискар и Ричард Аверсский, победители при Чивитате. Однако, по верованиям того времени, государство, как таковое, должно было быть признано папой — только тогда оно приобретало значение законного и священного установления. Таким образом вышло так, что обе стороны нуждались друг в друге.

Николай II дарует Роберту Гюискару титул герцога

В 1059 году в Мельфи был созван собор, на котором Ричард Аверсский и Роберт Гюискар предстали перед папой. Все их завоевания, за исключением Беневента, были признаны состоящими в их владении как лены Святого престола. Ричард был признан государем Капуи, а Роберт — графом и герцогом Апулии и Калабрии. Роберту же была обещана и Сицилия, если он отнимет ее у греков и арабов. Норманны принесли папе присягу в качестве его вассалов с обязательством ежегодной уплаты дани и защиты владений церкви, а также поддержки правления пап, избранных по новому каноническому установлению. Таким образом избирательный декрет Николая II получил вооруженную защиту.

Расколу был положен конец, а сопротивление аристократии сломлено. Как только это положение вещей было осознано римской знатью, она, не колеблясь перешла на сторону германского двора, раздраженного отнятым у него избирательным правом и самовольной передачей земель в ленное владение норманнам. Интересы обоих сторон соединились, а Рим на века разделился на две новые партии — императорскую и папскую, причем первая оказалась многочисленней.

27 июля 1061 года Николай II умер, и катастрофа стала неизбежной. Графы Кампаньи, городские магнаты и несколько епископов собрались в Риме и постановили предоставить юному королю Генриху IV патрициат и обычные права избрания папы. Они отправили королю знаки патрициата (зеленую хламиду, перстень и диадему) и, ссылаясь на лазейку в избирательном законе Николая, приглашали его дать Риму папу. К римлянам присоединилось множество ломбардских епископов из процветающего торгового Милана, чудовищно богатых, продававших церковные места знати и, в большинстве своем, имевших жен.

Римские приверженцы реформы послали к германскому двору кардинала Стефана, но тот даже не был принят, и тогда Гильдебранд решил порвать со двором все связи и 1 октября 1061 года созвал кардиналов, которыми по новому закону был избран в папы Ансельм, епископ Луккский. Он был возведен на папский престол под именем Александра II при помощи войска Ричарда Капуанского (Аверсского). Проникнуть в Латеран Ансельму, правда, удалось только ночью после серьезной битвы со сторонниками императора.

Генрих IV

Вскоре в городе было получено известие об избрании папы в Германии. На соборе в Базеле римские послы от императорской партии объявили Генриха IV патрицием, после чего избрание Александра II было объявлено незаконным, а 28 октября собор избрал папой пармского епископа Кадала. Слабохарактерный Александр II во всем положился на Гильдебранда и возвел его в ранг канцлера. Гильдебранд в поисках приверженцев вступил в переговоры с Готфридом Тосканским, ломбардскими магнатами и норманнами, а Петр Дамиани боролся за дело Рима посланиями к Кадалу, заклиная последнего отказаться от достигнутого узурпацией сана папы.

Кадал же не находил обвинения Дамиани справедливыми, но наоборот находил основания считать узурпатором своего противника. Личные достоинства Кадала не внушали опасений Гильдебранду, чего нельзя было сказать о богатстве пармского епископа, надеявшегося золотом отворить ворота Рима и проложить себе дорогу к папскому престолу. Весной 1062 года Кадал с войском вступил в Италию, где его с почетом встретила императорская партия и сопровождала от города к городу.

Послом к римлянам от Кадала отправился Бенцо, епископ Альбы. Его совещение с городскими магнатами происходило, по всей видимости, на еще сохранившихся скамьях Большого Цирка. На том месте, где когда-то из-за возниц происходили жестокие распри между партиями синих и зеленых, теперь собралась вооруженная толпа их невежественных потомков, готовая с не меньшим фанатизмом вступить в борьбу из-за своих пап. Папа Александр был вынужден явиться на это собрание. Толпа встретила его шумным негодованием, а Бенцо назвал вероломным изменником германскому двору и самозванцем, ворвавшимся в Рим с помощью норманнского оружия.

На следующий день Бенцо созвал имперскую партию, и к Кадалу было отправлено посольство с предложением немедленно занять папский престол. После этого Кадал, получивший имя Гонория II, выступил из Пармы и 25 марта прибыл в Сутри, откуда, встреченный Бенцо и римскими магнатами, направился к Риму. Здесь его переговоры с уполномоченным Александра закончились ничем, и приверженцы Гильдебранда напали на своих противников. В жестокой битве Кадал одержал победу и 14 апреля проник в Леонину. Однако, задерживаться внутри стен он не стал и, не видя возможности войти в Рим, вернулся в свой лагерь на Нероновом поле.

Готфрид Тосканский

Через 5 дней пришло известие о том, что Годфрид Тосканский выступил в поход. Встревоженный этим Кадал покинул Нероново поле и стал лагерем у Тускула, где соединился с графами Тускуланскими, продолжавшими величать себя консулами и сенаторами Рима. Сюда же прибыли послы греческого императора, признавшего Гонория II папой и намеревавшегося с помощью раскола восстановить свои владения в Апулии.

Все положение дел изменилось при появлении Годфрида. Если бы он был умнее и решительней, то, воспользовавшись сложившимися обстоятельствами, овладел бы патрициатом и положил начало итальянскому королевству. Однако Годфрид ограничился ролью посредника. Подойдя к Мульвийскому мосту, он потребовал от противников заключения перемирия и продиктовал договор, по которому оба папы должны были вернуться в свои епископства и дожидаться решения германского двора. В результате, Кадал отправился в Парму, Александр — в Лукку, а сам Готфрид — к германскому королю.

Тем временем в Германии, не без участия Гильдебранда, произошли неожиданные события, сделавшие положение Александра II более благоприятным. Войдя в соглашение с Готфридом, кельнский архиепископ Ганно заставил императрицу отказаться от регентства, захватил юного Генриха и провозгласил регентом себя. Ничуть не заботясь о правах короля, он тут же признал избирательный декрет Николая II, после чего аугсбургским собором 28 октября 1062 года было отвергнуто избрание Кадала, а Александр II признан законным папой.

Партия Гильдебранда одержала полную победу. Герцог Готфрид получил сан имперского посла в Риме и поручение сопроводить Александра из Лукки обратно в Рим, куда последний прибыл в январе 1063 года. Войска Готфрида и норманны заняли Рим, Сабину и Кампанью, но не имели достаточно сил, чтобы изгнать из Леонины и Иоаннополиса сторонников имперской власти. Папе пришлось удовольствоваться обладанием Римом без его пригородов.

Несмотря на то, что германцы отказались от Кадала, римляне по-прежнему просили императрицу вернуть им папу Гонория. Его поддерживали и многие ломбардские епископы. Наконец впавший в немилость Ганно был отстранен от юного короля, а его место занял бременский епископ Альберт, и правление снова перешло к партии императрицы. После этого Альберт посоветовал Бенцо опять вести Кадала в Рим. Раскол повторился.

Ричард Капуанский и Роберт Гюискар, занятые делами в Южной Италии, не имели возможности послать в Рим значительное войско, да, в общем, и не горели желанием сделать это, видя в смуте выгоду для себя. Такую же позицию занял и Готфрид Тосканский. Кадал, в свою очередь, не мог рассчитывать на поддержку охваченной раздорами Германии и ему приходилось полагаться только на своих вассалов и наемников. В 1063 году он подошел к Риму, и гражданская война разгорелась с новой силой.

Александр II

Овладев ночью базиликой Святого Петра, Кадал разместился в замке Святого Ангела, после чего его войска начали пролагать себе дорогу в Латеран. После жаркой уличной битвы Александр II с норманнами был оттеснен к Целию, и Кадал почти праздновал победу. Однако утомленные войска потребовали отдыха, который затянулся почти на месяц. Антипапа щедро одаривал мятежных графов и городскую милицию, вызывая ликование римлян. Тем не менее, следующее нападение не имело успеха.

Более года продолжалось это кровавое противостояние. Оба папы, один в Латеране, а другой в замке Святого Ангела, служили обедни, издавали декреты и предавали друг друга анафеме. Кадал, опасаясь непостоянства римлян, продолжал раздавать деньги. На помощь Александру подошли новые отряды норманнов и тосканцев, а Бенцо от имени римлян писал Генриху и Альберту жалостливые письма с напоминаниями о прежних славных германских походах, но получал в ответ лишь пустые обещания. Положение Гонория II становилось безнадежным.

В Германии же случился обратный переворот — Ганно удалось устранить Альберта от власти. Римляне тоже начали отворачиваться от наскучившего им Кадала, и тот, более года проведя в мавзолее Адриана, наконец позорно бежал. Ганно, заявив о необходимости прекращения раскола, вызвал Александра II и Гонория II на собор в Мантую. Гонорий на собор не явился, а Александр II 31 мая 1064 года снова был объявлен законным папой. Сопровождаемый Готфридом, он вернулся в Рим, и противная партия подчинилась правлению Гильдебранда.

Далее: Средневековье. 11 век. 1065 — 1085. Правление Гильдебранда (Григория VII)
Назад: Средневековье. 11 век. 1002 — 1046. Новая империя и власть тускуланских графов

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля