Архив рубрики: ИСТОРИЯ

Готы. Нарзес. 552-567 гг

Нарзес

После поражения от Нарзеса 6000 готов остались лежать на поле Тагины. Спасшиеся же бегством направились к реке По, где в Павии избрали нового короля — Тейаса, самого храброго из воинов. Нарзес тем временем пришел в Тоскану, взял штурмом Перуджию, Сполетто и Нарни, после чего подошел к Риму, где ему оказал отчаянное сопротивление остававшийся в городе небольшой готский гарнизон.

С самого начала готы решили ограничиться защитой лишь Мавзолея Адриана, куда они снесли все свои ценные вещи. Прилегающая к замку местность еще при Тотиле была обнесена небольшой стеной, соединенной Адриановым мостом с городской стеной. Но силы были слишком неравными. В конце концов готы сдались под условием сохранения им жизни и свободы. Так Рим за время царствования Юстиниана оказался завоеван в пятый (!) раз.

Движимые любовью к Риму, многие римляне поспешили вернуться в город, узнав, что он освобожден. Но готы, потеряв всякую надежду на дальнейшее обладание Италией, отдались ненависти и мести. Они стали убивать каждого попадавшегося им на дороге римлянина, а их примеру последовали и варвары, служившие у Нарзеса. Погибла большая часть сенаторов; уцелели лишь те из них, кто бежал в Константинополь или на Сицилию. Древнее учреждение окончательно прекратило свое существование, а славные некогда звания сенаторов и консулов превратились просто в титулы богатых людей.

Порто тоже был отнят у готов, как и остальные города Кампании. Часть войска под начальством Иоанна Нарзес отправил в Этрурию, чтобы преградить путь Тейасу. Однако Тейас, пройдя по побережью Адриатического моря, неожиданно объявился в Кампании, и Нарзес, получив об этом известие, собрал все свои войска и направился из Рима к Неаполю по Аппиевой или Латинской дороге.

Два месяца стояли друг против друга греки и готы у подножия Везувия. Только когда весь готский флот изменнически перешел на сторону греков, Тейас снял свой лагерь и поднялся на склон Лактарской (Молочной) горы. Но голод заставил их спуститься и принять решение погибнуть героями. Здесь, в виду Неаполитанского залива, и закончилась история этого мужественного народа. Даже после гибели Тейаса его воины продолжали сражаться тесными рядами. Готы проявили беспримерную храбрость, но шансов у них не было совершенно. Лишь на третью ночь противостояния ими было принято решение прекратить сопротивление и по согласию Нарзеса навсегда покинуть Италию. Их дальнейшая судьба совершенно неизвестна.

нарзес
Битва при Молочной горе. Александр Цик (1845-1907)

Вместе с готами на все последующее время исчезло и единство Италии. А в течение Средних веков и до Новейшего времени в Риме держалось бессмысленное поверье, что готы разрушили город. Глядя на развалины и не зная, что памятники древности разрушены не столько даже временем, сколько дикими баронами Средних веков и некоторыми папами, римляне помнили лишь то, что готы долго владели Римом, много раз ходили на него приступом, брали и грабили. Видя в стенах древних сооружений множество дыр и не находя им объяснений, римляне полагали, что эти отверстия оставили готы, когда выламывали камни или вытаскивали бронзовые скобы. Даже в конце 16 века существовала вера в то, что готы все еще где-то живут, тайно приходят в Рим и роются в земле, чтобы достать спрятанные их предками сокровища (на самом деле, так поступали некоторые кардиналы).

Победа Нарзеса не была окончательной. Внезапно на Италию устремились огромные толпы варваров, грозившие похоронить Рим в развалинах. 70 000 алеманнов и франков перешли через Альпы и опустошили верхние провинции, практически не встретив сопротивления со стороны малочисленных греческих отрядов. Они не решились идти на Рим только потому, что Нарзес переместился в него из Равенны и провел здесь зиму 553-554 годов. Вместо этого варвары разделились на два отряда и опустошали оба побережья.

К концу лета 554 года один из этих отрядов, нагруженный добычей, вернулся с юга к По, где погиб от чумы. Второй же отряд приблизился к Капуе и встретился с идущим из Рима Нарзесом. Толпы варваров не устояли перед греческими ветеранами и практически все были уничтожены. Нагруженное добычей убитых греческое войско направилось в Рим, и улицы пустынного города засверкали блеском последнего триумфа, увиденного римлянами. Италия была освобождена от германских народов, восстанавливалось единство империи и единство католической церкви. Благочестивый евнух Нарзес направился к базилике Святого Петра и не ее ступенях был встречен духовенством.

Ни в какое другое время Рим не доходил до такого упадка, как по окончании готской войны. Его население, массово гибнувшее от голода, войны и чумы, в это время не превышало 40 000 человек. Все те драгоценные предметы древности, которые ускользнули от внимания вандалов и готов, исчезли в результате лихоимства греков. Оставшиеся в живых римляне едва ли могли унаследовать от своих предков что-либо большее, чем опустошенные жилища с голыми стенами или права собственности на отдаленные имения, находившиеся не в лучшем состоянии, как и вся, лежавшая в руинах, Италия.

Для установления внутреннего порядка в Италии Юстиниан 13 августа 554 года издал специальный эдикт. Им подтверждались указы изданные Аталарихом, его матерью Амалазунтой и Теодатом, т.е. признавалась династия Теодориха, а указы Тотилы объявлялись недействительными. Все трудности в отношении имущественных прав должны были быть устранены, собственность беглецов сохранялась за хозяевами, договоры, заключенные во время осады города, подлежали обязательному соблюдению. Папе и сенату предоставлялось установить меру и вес для всех провинций Италии.

Из этого эдикта можно заключить, что сенат в Риме, несмотря ни на что, все еще существовал, а власть папы уже распространялась и на гражданские дела. Папа стал официально принимать участие в управлении Римом, как впрочем и остальные епископы в своих городах. Юстиниан облек их авторитетом законной власти, что со временем привело к абсолютному владычеству пап в Риме. По поводу же сената ничего более не известно.

12-я глава эдикта предписывает восстановить общественную раздачу еды народу, производившуюся Теодорихом, и впредь уплачивать жалование грамматикам и ораторам, врачам и юристам, «дабы обучение юношества свободным искусствам процветало в римском государстве». Однако эти намерения Юстиниана так и не были претворены в жизнь. При глубоком упадке общественной жизни школы, процветавшие при Теодорихе, погибли. Аристократия, занимавшаяся изучением наук была истреблена, меценаты бесследно исчезли, роскошные библиотеки погибли. Уцелело лишь то, что удалось собрать и спасти монастырям ордена бенедиктинцев. Латинская культура и наука умерли.

Зато серьезно упрочилось положение церкви. С падением готского государства ушла арианская ересь, а Итальянское королевство, как самостоятельная государственная единица, исчезло. Гибель древнеримского патрицианства тоже расширила возможности римского духовенства. Правда теперь, под военным игом Константинополя, римской церкви было уготовано противостоять неспокойному духу востока, где еще не исчезла греческая философия и не перестали оспариваться господствовавшие догмы. Другую проблему представлял и абсолютизм императорской власти.

Отправленному Юстинианом в ссылку папе Вигилию, наконец, было разрешено вернуться в Рим. Это произошло после признания им решений пятого собора в Константинополе. Однако по дороге Вигилий умер в Сиракузах в июне 555 года, и через несколько месяцев после этого на престол Святого Петра взошел дьякон Пелагий (556-561). Избран он был по приказанию Юстиниана, и значительная часть духовенства отказалась иметь с ним дело, подозревая Пелагия в соучастии в смерти Вигилия. Чтобы избавить себя от подозрений, Пелагий поднялся на кафедру базилики Святого Петра и, держа в руке Евангелие, положил себе на голову крест и перед всем собравшимся народом поклялся в своей невинности.

Папа Пелагий

При Пелагии началась постройка церкви апостолов Филиппа и Иакова на Via Lata (ее место теперь занимает церковь 12 апостолов, но 6 колонн первоначального здания уцелели). Весьма вероятно, что на строительство пошел материал из расположенных рядом терм Константина, поскольку снабжавший их водой акведук был разрушен, да и сами термы уже превращались в развалины.

В скором времени строительство церквей стало единственной формой общественной деятельности в городе. Частные дома и гражданские здания приходили в упадок, а число украшенных золотом храмов только росло. Правда строить их было можно только за счет хищения и разорения всего того, что составляло древнее величие Рима и осталось теперь без заботливого надзора. И Вечный Город стал все быстрее и быстрее приходить в разрушение. Если готы еще были озабочены сохранением величия Рима, то теперь народ, одолеваемый нескончаемыми бедствиями, утратил последние следы сознания своего славного прошлого и благоговения к древнему наследию. Не было этого благоговения и у Константинополя, тем более что римский епископ вскоре возбудил к себе зависть и ненависть восточной церкви. К неблагоприятным для города факторам можно добавить и господство в эти годы чумы, землетрясений и наводнений.

История Рима после окончания готской войны и за все время наместничества Нарзеса скрыта во мраке. Неизвестно ни одно здание, восстановлением которого город был бы обязан этому правителю. Существует только одна надпись на Саларском мосту через Аниен, сброшенном Тотилой и восстановленном в 565 году Нарзесом. Ее напыщенный и хвастливый тон наряду с незначительностью работы (перекинуть маленький мост через неширокую реку) является характерной чертой эпохи:

«В царствование государя нашего, благочестивейшего и всегда победоносного Юстиниана, отца отечества и августа, на 39-м году его правления, Нарзес, знаменитый муж, экс-препозит священного дворца, экс-консул и патриций, после победы над готами, когда короли их с изумительной быстротой, в открытом бою были одолены и низвергнуты, и свобода была вновь возвращена городу и всей Италии, очистил русло реки и возобновил разрушенный презренным тираном Тотилой мост саларской дороги, причем привел его в лучший, чем прежде, вид».

Свои последние годы Нарзес провел в Риме, во дворце цезарей. Сведения о его деятельности в это время очень отрывочны и ограничиваются отчетами о войнах с франками и остатками готов. Нарзесом, по-видимому овладела страсть к накоплению богатства. Это богатство возбуждало ненависть в римлянах, но не меньшую роль играли и его военный деспотизм, тяжесть налогов, алчность греков, вмешательство их в церковные дела и оскорбления, наносимые латинянам.

Не имея возможности поколебать положение Нарзеса при жизни Юстиниана, римляне попытались сделать это в 565 году, когда императором стал Юстин Младший. Их стремление вполне совпало с новыми настроениями в Константинополе, начавшем опасаться могущества, достигнутого Нарзесом, и желавшем завладеть богатством последнего. Римляне написали Юстину жалобу, и вот, после 16 лет наместничества в Италии, полководец был отозван из Рима.

Вернуться в Константинополь Нарзес не отважился, поскольку ему была известна угроза императрицы Софии, обещавшей одеть его в женское платье и заставить вместе с женщинами прясть шерсть. В результате он нарушил приказ и удалился в Неаполь. Это испугало римлян, которые стали опасаться его мести, и папа Иоанн III (561-574) поспешил вернуть изгнанника в Рим. Нарзес снова занял дворец цезарей, но очень скоро умер. Его тело положили в свинцовый гроб и вместе с принадлежавшими ему сокровищами отвезли в Константинополь. Произошло это в 567 году.

Назад: Готы. Тотила. 541-552 гг

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Готы. Тотила. 541-552 гг

В конце 539 года, после 22 месяцев упорной борьбы с готами, Велизарию, наконец, удалось вступить в Равенну. Согласившись на словах принять от побежденных корону Италии, великий полководец обманул готов и передал ее своему императору. Уезжая морем в Константинополь, Велизарий забрал с собой сокровища из дворца Теодориха и попавшего в плен готского короля Витигеса.

Византийский генерал Велизарий, отказывается от короны Италии, предложенной готами. Резьба по дереву. Нью Йорк. 1830

Однако государство готов не было уничтожено. Не успел Велизарий покинуть Апеннинский полуостров, как стоявшие в Павии готы предложили корону племяннику Витигеса, Урайе, а тот передал ее призванному из Вероны Ильдебаду. Новый король тут же отправил послов к Велизарию с предложением отказаться от своего титула, если Велизарий исполнит данное им обещание стать королем Италии. Но мудрый полководец, не желая восставать против императора, спокойно направился в Константинополь, чтобы принять на себя командование в персидской войне, а итальянские проблемы оставил своим генералам Вессасу и Иоанну.

Юстиниан I Великий

Прошло совсем немного времени, и вот император Юстиниан и Велизарий были приведены в ужас появлением нового готского героя, напомнившего им страшного Ганнибала. В конце 541 года Ильдебад был убит, и те же отряды готов из Павии предложили занять трон его юному племяннику Тотиле. С этого момента ситуация стала меняться как по волшебству. Одного года хватило Тотиле, чтобы занять множество городов и посеять повсюду ужас. Весной 542 года он перешел Тибр, но не стал задерживаться у Рима, а поспешил в Самний и Кампанию, чтобы упрочить свое положение покорением более важных городов.

С первого приступа был взят Беневент. Наступил черед Неаполя. Осаждая город, Тотила в это же время посылал отряды всадников в Луканию, Апулию и Калабрию. Эти провинции охотно сдавались готам и отдавали им подати, собиравшиеся по распоряжению императора, поскольку готы щадили земледельцев, тогда как греческие чиновники совершенно не сдерживали свою алчность. К этому времени итальянцы не один раз пожалели, что сменили весьма умеренное правление готов на деспотизм греков. Более того, наемных солдат империи так же обманывали и не платили им жалования, вследствие чего они массово начали переходить к готам, у которых получали и обильную пищу, и плату.

тотила
Портрет Тотилы. Франческо Сальвиати. 1549

Весной 543 года измученный голодом Неаполь открыл ворота. Готы и здесь поступили благородно. Имущество неаполитанцев и честь их женщин Тотила взял под свою личную охрану, а греческий гарнизон отправил в Рим под охраной своих солдат. Лишь стены Неаполя, как и других покоренных Тотилой городов, были разрушены до основания. Отсюда король отправил послание римскому сенату с упреками в их отношении к готам, от которых Рим видел только добро, но променял на алчных греков, и с предложением не доводить войну до крайности, но восстановить справедливость. Генерал Иоанн, однако, запретил сенату отвечать на это письмо, как и на последующие, так же носившие миролюбивый характер.

В конце зимы 543-544 годов Тотила пошел на Рим. Его не остановила весть о том, что Велизарий отозван с персидской войны и снова назначен главнокомандующим в Италии. Пока Велизарий набирал войско, готский король уже подходил к стенам Вечного Города. Здесь, благодаря измене, он овладел важным укрепленным городом Тибуром (совр. Тиволи). Оставив в Тибуре свой гарнизон, Тотила занял верховье Тибра и отрезал римлян от сообщения с Тусцией (древн. Этрурия), однако снова отсрочил осаду города. Вместо этого он решил захватить несколько городов Этрурии и Эмилии, на что ушел 544 год и часть следующего.

Только летом 545 года Тотила разбил лагерь перед Римом, который защищал Вессас с 3000 солдат и двумя присланными Велизарием командирами — персом Артасисом и фракийцем Барбатионом. Несмотря на строгий приказ не делать вылазок из Рима эти двое напали на готов, едва те показались перед стенами, и были разбиты, успев спастись в городе лишь с горсткой солдат. На этом вылазки прекратились.

Эта осада значительно отличалась от предпринятой Витигесом. На первое время Тотила удовольствовался перекрытием доставки продовольствия в Рим. Причем со стороны моря использовался флот, построенный королем в заливе Неаполя. Велизарий в это время находился в Равенне и ничего не предпринимал, требуя у императора присылки дополнительных войск, которые набирались, но очень медленно. Осаду Рима затягивало лишь то, что Порто, римская гавань, была еще во власти греков, правда доставку оттуда продовольствия перекрывал лагерь Тотилы, расположенный между гаванью и городом. Попытка греков напасть на этот лагерь закончилась их полным поражением и бегством.

В силу ряда связанных с церковными разногласиями обстоятельств папа Вигилий (537-555) во время осады находился не в Риме, а на Сицилии. Здесь римская церковь владела обширными имениями, в которых папа собрал хлеб и отправил его в гавань Тибра. Узнав об этом, готы устроили засаду в устье реки, и весь сицилийский флот попал к ним в руки. Это произошло весной 546 года, когда голод в Риме уже стал невыносимым. В отсутствие папы на его место заступил пользовавшийся большим уважением дьякон Пелагий. Помня о папе Льве, который когда-то молил о милосердии короля вандалов Гейзериха, Пелагий по той же дороге отправился послом в лагерь Тотилы.

Тотила разрушает Флоренцию. Библиотека Ватикана

Тотила принял Пелагия с уважением, но отказался от длинных объяснений, сразу сказав, что выслушает все, за исключением трех вещей — речей в защиту сицилийцев, речей в защиту стен Рима и разговоров о возврате бежавших из Рима рабов. Сицилия первая совершила измену, впустив к себе греков. Стены Рима заставляют готов тратить силы, а римлян — терпеть лишения осады. Обещание, данное готами бежавшим из города рабам не может быть нарушено. После этого Пелагий вернулся в Рим.

Тогда римляне выбрали депутатов для похода к правителям. Обращение депутатов к Вессасу было ужасным: «Римляне умоляют вас поступить с ними не как с друзьями, которые равны вам по своему происхождению, не как с согражданами, которые живут под теми же, как и вы , законами, а как с побежденным врагом и с пленными, обращенными в рабство. Дайте же вашим пленным кусок хлеба! Мы не просим вас, чтобы вы хорошо кормили нас; нет, мы просим только куска хлеба, чтобы мы могли поддержать нашу жизнь, работая на вас, как подобает рабам. Если вам наша просьба кажется чрезмерной, дайте нам возможность свободно уйти и избавьте себя от труда зарывать в землю ваших рабов; наконец, если и это наше желание вам покажется неумеренным, сжальтесь над нами и предайте нас всех смерти!» Вессас ответил, что пищи для них у него нет, отпустить их — опасно, а убить — безбожно, и вообще, Велизарий скоро освободит Рим.

В это же самое время ростовщики, пользуясь голодом, бесстыдно торговали хлебом за золото. Даже греческие солдаты меняли часть своей порции на драгоценный металл. Когда же золотые монеты закончились, люди понесли на рынок свою посуду и другие ценные вещи. Нищие просто наполняли свои желудки травой. Когда не стало и травы, многие кончали жизнь самоубийством. Рим начал пустеть.

С прибытием в гавань Тибра Велизария ситуация, казалось, неожиданно изменилась. Чтобы ввести в город войска и доставить продовольствие ему было необходимо разрушить перегородивший реку мост, построенный Тотилой ниже Рима из громадных древесных стволов. План Велизария состоял в том, чтобы направить на мост гигантскую плавучую зажигательную машину, наполненную горючими веществами. За ней должны были пройти двести хорошо защищенных судов с провизией.

Однако, из-за несогласованности действий с Вессасом в Риме и с оставшимся гарнизоном в Порто план Велизария провалился. Несмотря на то, что мост был сожжен, прорыв не удался, а сам Велизарий тяжело заболел. Наступило затишье, и беззащитный город выглядел могилой. По улицам шатались голодные тени, Вессас во дворце продолжал копить золото, а Тотила все не решался идти на приступ стен, погубивших в прошлом столько его соотечественников.

Наконец сторожевой пост у Азинарских ворот, состоявший из исаврян, изменил Риму. Несколько раз охрана спускалась ночью со стен по веревкам в лагерь готов и убеждала короля занять ворота. В конце концов его недоверие было побеждено. Четыре гота влезли ночью на башню, спустились в город и взломали ворота. 17 декабря 546 года готское войско спокойно вступило в Рим и расположилось на Латеранском поле.

В городе поднялся шум и Тотила приказал всю ночь трубить в трубы, чтобы дать возможность римлянам бежать из города или спрятаться в церквях. Греческий гарнизон вместе с Вессасом бежал при первом звуке труб. За ними последовала и часть сенаторов. Когда с наступлением утра готы двинулись по улицам, их встретила тишина опустевшего города, вид которого отбил у них желание мести. Подавленный тяжелым зрелищем, Тотила поспешил принести свою первую благодарственную молитву у гроба апостола Петра, где его встретил дьякон Пелагий. Король утешил Пелагия, поручившись ему, что готы не будут убивать римлян.

Разграбление города прошло без кровопролития — дома просто некому было защищать. Да и брать было уже особо нечего. Лишь в немногих дворцах еще сохранились какие-то произведения искусства и библиотеки, и только во дворце цезарей в руки короля готов попало все то золото, что скопил там Вессас. Найденные же во дворцах патриции представляли собой такое жалкое зрелище, что ни у кого не поднялась на них рука.

На следующий день Тотила собрал своих людей и обратился к ним с речью о том, что несмотря на огромные потери в прошлом и почти утраченную надежду на возрождение, им удалось вернуть себе утраченное государство. Он говорил, что есть таинственная сила, карающая вероломство королей и народов, и убеждал готов быть справедливым к побежденным, чтобы избежать возмездия этой силы. Затем Тотила произнес гневную речь собранию сенаторов, которое, по всей видимости, было последним. Король обвинил их в неблагодарности к Теодориху и Амалазунте, в клятвопреступлении, измене и глупости. Сенаторы выслушали обвинения молча, и лишь дьякон Пелагий молил Тотилу за «несчастных грешников», пока тот не согласился сменить справедливость на милосердие.

В результате вся ярость Тотилы обрушилась на стены Рима, у которых сложило головы великое множество готов. Третья часть стен была уничтожена, а сам Рим король обещал превратить в пастбище для скота. Узнав об этом, находившийся в Порто больной Велизарий отправил Тотиле письмо, в котором убеждал короля готов пощадить город, созданный заботой многих императоров и усилиями огромного количества выдающихся людей. История не сохранила ответ Тотилы, но Рим был пощажен, а жертвой огня стали лишь несколько домов.

Несмотря на это, историки Средневековья и даже новейших времен утверждают, что виновником превращения Рима в развалины был именно Тотила. Тотила, уверяют они, срыл стены, поджег Капитолий, Форум, Субурру, Квиринал и Авентин. Фантазия писателей нарисовала и обезображивание готами Колизея, и обрушение ими обелисков. Между тем сбылось предсказание Святого Бенедикта, о котором только 47 лет спустя сообщил папа Григорий (590-604): «Рим не будет уничтожен варварами; он истлеет сам после того, как на него обрушатся бури и молнии, вихри и землетрясения».

тотила
Святой Бенедикт принимает Тотилу. Гаспар де Крайер (1584-1669).

Разрушив треть римских стен, Тотила покинул город и направился в Апулию. Почему-то он не обрушился на Порто, чтобы враз покончить с войной. В качестве заложников король забрал с собой всех сенаторов и затем, в порыве оставшегося гнева, приказал всему населению покинуть Рим и уйти в Кампанию. После этого в течение более 40 дней в Риме можно было встретить только бродячих животных и не увидеть ни одной человеческой души.

Узнав о уходе Тотилы, Велизарий сделал попытку проникнуть в оставленный город с 1000 воинов, но по дороге был встречен готскими всадниками и принужден ими повернуть назад. Выждав более благоприятного времени он сделал еще одну попытку, увенчавшуюся успехом, перехитрил готов и вошел в Рим через Остийские ворота. Это произошло весной 547 года.

Первой заботой Велизария стало укрепление разрушенных стен. Ни материала, ни рабочих рук, ни времени не хватало, и стены были восстановлены в виде груд наваленных друг на друга камней. В дело пошел и мрамор, и травертин из стоявших поблизости зданий. Проведенный еще раньше ров был вычищен и углублен. Работа заняла 25 дней, после чего в город стали возвращаться бежавшие в Кампанию римляне.

Едва вести о появлении в Риме Велизария достигли Тотилы, король немедленно поспешил из Апулии назад. Подойдя к городу, он увидел, что греки еще заняты восстановлением ворот, которые по его приказу были разрушены и теперь проходы охранялись только солдатами. Ночь готы простояли в лагере, а наутро бросились на штурм, но после длившегося весь день сражения были отброшены. Приступ следующего дня так же завершился ничем. Готы снова несли потери у ненавистных им стен Рима. Третий, и последний, приступ был предпринят Тотилой лишь через несколько дней, но и он закончился неудачей.

К своему стыду готы вынуждены были признать, что не смогли взять и наполовину открытый город. На голову короля посыпались упреки в том, что он не сровнял с землей стены Рима, как поступал до этого с другими взятыми городами, и не вытеснил Велизария из Порто, когда тот находился там больным. Так отчасти померкла военная слава Тотилы. Весной 548 года он со всем своим войском ушел в Тибур, а Велизарий получил возможность не спеша навесить окованные медью ворота и второй раз отправить в Константинополь ключи от Рима.

Полагают, что Велизарий восстановил необходимый для работы мельниц водопровод Траяна (на остальные акведуки уже не было средств). Книга пап (Либер Понтификалис) отмечает, что Велизарий учредил в Риме дом для бедных и принес в дар апостолу Петру два больших канделябра и украшенный драгоценными камнями золотой крест весом в 100 фунтов с надписями об одержанных им победах.

Тотила же направился на Юг Италии, где рассеял греков по лесам и горам, после чего подошел к Брундизию и уничтожил только что высадившиеся греческие войска. Велизарий снова был вынужден покинуть Рим. Император передал ему верховное командование в Нижней Италии, но с этого времени успех покинул великого полководца. Отправившись с флотом к Таренту, он был отброшен бурей к Кротону, городу не защищенному стенами. Его конница направилась к Русции (совр. Россано), где была уничтожена Тотилой, что вынудило Велизария снова уйти в море и остановиться в Мессине. После года беспрерывных поражений греков, он, наконец, был отозван на Восток, где умер в немилости и забвении.

велизарий
Велизарий, просящий милостыню. Франсуа Андре Винсент, 1776

Удаление великого полководца облегчило задачу Тотилы. Неутомимый воин, покорив множество городов Калабрии, в начале 549 года в третий раз пошел к Риму, где правителем теперь был храбрый и опытный Диоген, имевший в своем распоряжении 3000 солдат. Амбары Рима были заполнены хлебом, а обширные пустые пространства превращены в засеянные поля (наверное римлянам было нелегко смотреть, как на развалинах их былого величия растет пшеница).

И снова приступы готов не давали результата. И снова только измена исаврян открыла им ворота. Раздраженная задержкой жалования охрана ворот Святого Павла, соблазняемая к тому же примером своих соотечественников, впустивших некогда в Рим короля готов, предложила Тотиле свои услуги. Ночью, отправленные Тотилой выше по течению Тибра несколько человек, начали громко трубить. Встревоженное неожиданным военным призывом римское войско устремилось к тому месту, откуда, как им казалось, грозит опасность. Ворота Святого Павла отворились и готы беспрепятственно вошли в город. Греки бежали по Аврелиевой дороге, но попали в устроенную заранее засаду. Спаслись немногие и в их числе раненый Диоген.

Во второй раз Рим оказался под властью Тотилы. Однако в Мавзолее Адриана, ища спасения, заперся военачальник Павел с 400 всадников. Атака готов была отбита с большим уроном для нападавших, и тогда Тотила решил взять осажденных голодом. Те же, не став дожидаться мучительной смерти, взялись за оружие, чтобы продать свою жизнь дорогой ценой. Узнав об этом решении, Тотила, из уважения к такой отчаянной решимости, объявил им, что они могут свободно уйти. Однако, всадники предпочли встать под знамя великодушного победителя, а не возвращаться в Константинополь, где их ждали нищета и насмешки. Все они, за исключением командира, перешли на сторону готов.

Больше Тотила не думал ни покидать Рим, ни разрушать его. Найдя город в диком запустении он призвал сюда и готов, и римлян, и даже сенаторов из Кампании, позаботился о доставке продовольствия и приказал восстановить все, что было разрушено во время первой осады, после чего устроил давно не видимые римлянами игры в Большом Цирке.

Нарзес

Однако, успехи Тотилы не произвели должного впечатления на императора Юстиниана, и посол готского короля даже не был допущен в Константинополь. Еще в 549 году Тотиле пришлось выйти из Рима, чтобы продолжить военные действия в Италии. Имея в своем распоряжении 400 судов, он вдруг оказался властителем на море и покорил Сицилию, Корсику и Сардинию, доходя даже до греческих берегов. Но вот, в конце 551 года, на сцене появился Нарзес. Борьба героя с евнухом — редкое зрелище, но герой пал, а евнух оказался победителем.

Новый греческий полководец, получивший от императора самые широкие полномочия, собрал в Далмации огромное войско из гуннов, лангобардов, герулов, греков, гепидов и даже персов. Все они различались своим видом и нравами, но одинаково горели желанием завладеть сокровищами готов и Италии. Сделав этому войску смотр в Салоне, Нарзес повел его к Равенне берегом Адриатического моря.

Летом 552 года Тотила выступил из Рима, прошел Тоскану и разбил лагерь у Апеннин в Тагинах. Прибыл сюда и Нарзес. На второй день битвы король готов был мертв — его, раненного, пронзил копьем в спину какой-то гепид. Войско готов было разбито и обращено в бегство. Описывая участь, постигшую славного врага, греческий историк Муратори предается скорби и причисляет Тотилу к героям древности, говоря, что он заслуживает бессмертия еще более, чем Теодорих. Еще будучи юношей, Тотила своей энергией и гением не только восстановил разрушенное государство, но и отстаивал его в течение 11 лет, ведя борьбу с войсками Юстиниана. Немного найдется героев, равных этому готу великодушием и справедливостью.

византийско-готские войны 535-554 годов

Далее: Готы. Нарзес. 552-567 гг
Назад: Готы. Велизарий и Витигес. Осада Рима. 537-538 гг

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Готы. Велизарий и Витигес. Осада Рима. 537-538 гг

Для удостоверения своей победы Велизарий отправил в Константинополь ключи от Рима и пленного Левдериса, после чего начал готовиться к предстоящей обороне города. Он немедленно приступил к укреплению частично разрушенной стены Аврелиана, дополнив ее рвом. Общественные амбары были наполнены зерном из Сицилии и Кампании.

Велизарий

В это же время, в течение зимы 536-537 годов, Витигес собирал в Равенне готские войска, снабжая их оружием и лошадьми. Нетерпение начать войну подстегивалось в нем римлянами, уверявшими, что их стало тяготить пребывание греков в городе. И вот, в марте 537 года, Витигес подошел к Риму со стороны Виа Салариа с таким многочисленным войском, что «их трудно было окинуть одним взглядом».

Перейдя Аниен по мосту, охрана которого малодушно бежала, готы встретились с 1000 всадников во главе с Велизарием. Первая жестокая стычка не дала преимущества ни одной из сторон, и Витигес отступил в лагерь у реки, решив приступить к основательной осаде города. Однако, готы привыкли вести сражения в открытом поле, не имея необходимого опыта осады, а обширная окружность городских стен Рима не давала возможности окружить его плотным кольцом. В результате Витигес ограничился тем, что расположил свои войска у наименее защищенной части города — от ворот Порта Фламиниа до ворот Порта Пренестина (это были ворота Фламиниа, Пинчиана, Салара, Номентана, Тибуртина, Клауза и Пренестина).

велизарий
Осада Рима Витигесом. Красным отмечены лагеря готов

Велизарий, помня о том как он сам проник в Неаполь, приказал заделать камнями отверстия всех четырнадцати входящих в Рим водопроводов. Впервые за многие века город перестал получать из них воду. С этого времени прекратили работу последние римские термы, а акведуки начали превращаться в источник строительного материала.

Осаждавшие продолжали опустошать Кампанию и препятствовать подвозу в город продовольствия. Видя, что наступает время нужды, народ в Риме начал жаловаться на неравенство боевых сил и обвинять Велизария, собиравшегося оборонять город с 5000 человек, в безумии. Роптал и сенат. Получив сообщения о настроениях в городе, Витигес отправил в Рим посла, напомнившего горожанам о их благополучии во времена Теодориха и пообещавшему грекам свободный проход, а римлянам — прощение. Велизарий отправил посла обратно, объявив, что будет защищать Рим до последнего человека.

Утро девятнадцатого дня осады началось штурмом. Надежды готов на разрушение стен таранами оказались тщетны — опытный Велизарий точными выстрелами просто не позволил им добраться до места — и на штурм бросилась воспламененная гневом пехота. Наиболее ожесточенная схватка произошла у Пренестинских ворот и у Мавзолея Адриана. У Порта Пренестина Велизарий лично возглавил сопротивление, и вскоре нападавшие были отброшены и обращены в беспорядочное бегство.

Защита Мавзолея Адриана, к тому времени уже включенного в оборонительную систему города, была поручена Константину, одному из лучших военачальников Велизария. Готы подошли к мавзолею по узким улицам на месте разрушенного цирка Адриана и оказались так близко от его стен, что метательные снаряды греков оказались бесполезны. Отчаяние, овладевшее греками, натолкнуло их на мысль воспользоваться для защиты статуями, украшавшими памятник. Тяжелые обломки произведений искусства — статуй императоров, богов и героев — полетели вниз, обращая в бегство готских воинов. Штурм был отбит, а Мавзолей Адриана навсегда лишился своих украшений, созданных 400 лет назад.

Были отбиты приступы и у остальных ворот. Витигес лишился цвета своего войска — не менее 30 000 человек были убиты и еще большее количество ранены. С наступлением ночи в Риме раздались победные гимны и восхваления Велизария, готы же оплакивали павших героев. Неудача парализовала волю готов, которые теперь опасались выходить из лагерей, чтобы приблизиться к стенам Рима или совершить очередной набег на равнинную Кампанию, где их тревожили нумидийские всадники.

Поскольку готы не могли взять в кольцо весь город, его сообщение с «внешним миром» оставалось свободным со стороны моря. Велизарий отправил императору Юстиниану сообщение о удачно отбитом приступе и просьбой присылки свежих войск, так как положение его оставалось опасным. Все войско Велизария в Риме сводилось к 5000 человек, часть из которых погибла за время осады. В сообщении совершенно не упоминается городская милиция — видимо Рим уже не имел граждан, способных владеть оружием. Известно лишь о том, что Велизарий привлек к сторожевой службе ремесленников, не имевших в то время работы.

велизарий
Император Юстиниан и Велизарий (слева). Мозаика базилики Сан Витале, Равенна

В это время в результате интриг императрицы Феодоры из Рима был изгнан папа Сильверий. Восточная императрица надеялась, что новый папа отменит постановления халкедонского собора и вернет сан осужденному константинопольскому патриарху, на что Сильверий упорно не давал согласия. Пользуясь бедственным положение Рима, Феодора потребовала от Велизария удаления Сильверия под любым приличным предлогом и возведения на престол Петра дьякона Вигилия.

Велизарию не хватило мужества противиться требованию Феодоры. Вигилий нашел лжесвидетелей, поклявшихся в том, что Сильверий писал Витигесу о своем желании отдать город в руки последнего, для чего назначал готскому королю встречу у Азинарских ворот. В марте 537 года папу доставили во дворец к Велизарию, сняли с него епископское облачение и надели на него монашескую одежду, а стоявшему перед дворцом духовенству объявили, что Сильверий лишен своего сана и стал монахом. Перепуганное духовенство разбежалось. После этого, повинуясь велению Велизария, духовенство и сенат избрали папой Вигилия (537-555).

Когда в Риме начал ощущаться голод, Велизарий выслал всех, кого нельзя было использовать для защиты стен. Готы не тронули этих людей. Вообще, отсутствие в них жестокости за время осады вызывало уважение даже у противника. Помимо того, готы не нанесли повреждений ни базилике Святого Петра, ни базилике Святого Павла, находившихся у них в руках. Единственным актом мести, который позволил себе Витигес, было приказание умертвить сенаторов, находившихся в Равенне в качестве заложников.

Наконец, чтобы совершенно прекратить доставку в Рим продовольствия, Витигес занял Порто, портовый город, принявший на себя функции давно заброшенной по причине обмеления гавани Остии. Не встретив никакого сопротивления, готский король разместил в Порто 1000 воинов. В 50 стадиях от города, между Латинской и Аппиевой дорогами, перекрещивались два акведука, и там готы устроили крепость, использовав древние сооружения в качестве стен. Арки заложили камнями, и в получившемся лагере разместилось 7000 человек, задерживающих все, что могло быть доставлено в Рим со стороны Неаполя.

витигес
Четверть Силиквы. Витигес

Нужда в Риме достигла крайней степени, и народ стал требовать от Велизария, чтобы он дал последнее отчаянное сражение. Однако полководец успокоил крикунов уверениями в том, что суда с провиантом уже идут к городу. А в Нижней Италии наконец высадились и отправленные на помощь войска. Для обеспечения доставки хлеба Велизарий занял Альбаум и Тибурскую крепость, на которые осаждавшие почему-то не обратили никакого внимания, а союзники греков, гуннские всадники, тревожили готов в их укреплениях на Аппиевой дороге.

Летом распространенная на равнинах Кампании малярия приобретала смертельную форму, и готы начали гибнуть от лихорадки. Не добавило им бодрости и приближение войск восточной империи. Неаполь уже заняли 3000 исаврийцев, в Гидрунтуме высадились 1800 фракийских всадников, еще один отряд всадников приближался по Латинской дороге. Шла молва и о прибытии флота с провиантом. Готы стали думать о снятии осады, и Витигес отправил послов к Велизарию с просьбой о заключении мира.

Готы доказывали Велизарию свое исторически сложившееся право на владение Италией, поскольку не захватывали ее силой, а были посланы правившим тогда императором Зеноном для освобождения ее от узурпатора Одоакра. После этого они, готы, соблюдали все римские законы не меньше, чем прежние правители, и никогда не вмешивались в дела веры итальянцев. Велизарий ответил на это, что Теодориху было поручено лишь освободить Италию от Одоакра, а не вступать во владение ею. Готы предложили уступить императору Сицилию, на что Велизарий с насмешкой ответил, что может сделать им еще больший подарок, уступив Британию. В конце концов было достигнуто соглашение о перемирии на три месяца, время, требующееся для переговоров послов с самим императором.

К этому моменту в Рим вступили подошедшие войска и был доставлен провиант, чему готы уже не могли помешать, не сорвав переговоры о мире. Соглашение было скреплено взаимной выдачей заложников, и готские послы отправились в Константинополь в сопровождении греческой свиты.

Велизарий, со своей стороны, совершенно не смущаясь, начал нарушать условия перемирия фактически сразу после его начала, занимая войсками оставляемые готами позиции. Более того, он приказал своим военачальникам брать в плен женщин и детей готов, грабя, заодно, их имущество. Доведенный до отчаяния Витигес решил перейти к открытым враждебным действиям и однажды утром пошел штурмом на ворота Порта Пинчиана, но был отбит защитниками города.

Наступала весна 538 года, срок перемирия подходил к концу, а о послах ничего не было слышно. Матазунта, не простившая Витигесу своего вынужденного с ним брака, давала надежду грекам на передачу Равенны в их руки. Король готов был вынужден уступить своему начавшему роптать войску, фактически самому оказавшемуся в окружении и страдавшему от голода и болезней, и однажды утром в начале марта римляне увидели объятые пламенем готские лагеря. Остатки войска Витигеса удалялись по Фламиниевой дороге. Так закончилась осада Рима, длившаяся год и девять дней. Но не закончилась война в Италии.

Далее: Тотила. 541-552 гг
Назад: Готы. Амалазунта (526-535) и Теодат (535-536)

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Готы. Амалазунта (526-535) и Теодат (535-536)

амалазунтаПосле смерти Теодориха в 526 году фактическая власть над западной империей перешла к его дочери Амалазунте, ставшей опекуншей своего юного сына Аталариха. И если римляне смеялись над не умевшим писать Теодорихом, то таланты Амалазунты приводили их в изумление. Владея и греческим и латинским языками, она была способна вести оживленные беседы о философах и поэтах древности. В ее регентство было приложено немало усилий для процветания наук в Риме. Сами римляне были полностью освобождены от воинской службы, которая целиком перешла к готам.

Первым государственным актом Амалазунты стало примирение с римским народом и сенатом, оскорбленными Теодорихом. В правительстве произошли перемены и юный король Аталарих дал клятву сенату и народу блюсти законы Рима. Стремясь изгладить воспоминания о действиях отца, Амалазунта за все время своего правления не лишила ни одного римлянина ни жизни, ни имущества. Сенаторы снова осыпались почестями, правда их число росло теперь за счет возведения в это звание готских героев, что, впрочем, по-видимому, не оскорбляло потомков Ромула.

Однако, почести, воздаваемые сенату, фактически носили лишь внешний характер. Реальные же права, признаваемые готским правительством, постепенно переходили к римскому папе, чье могущество все более возрастало. Будучи главой католической церкви и находясь между арианскими королями Италии и ортодоксальным императором Востока, папа приобрел очень важное значение. Опасаясь войны с восточным императором, готы старались не вызывать недовольство папы и относились к нему с почтением, как к своему верховному главе.

амалазунта
Амалазунта. Псевдоимперский чекан 534-535 гг

Получил папа и значительное влияние на внутренние дела города. Одним из эдиктов Аталариха он объявлялся третейским судьей в спорах между духовенством и мирянами. Не подчинившийся приговору папы подвергался штрафу в 10 фунтов золота. Такое преимущество духовного суда над светским, возникшее при папе Феликсе IV (526-530), в дальнейшем послужило основанием политического могущества духовенства. Видимо королевская власть в Италии после смерти Теодориха чувствовала себя не слишком прочной и такими привилегиями стремилась привлечь римскую церковь на свою сторону.

Во время недолгого правления папы Феликса была построена первая церковь у границ римского Форума на Виа Сакра — церковь святых Косьмы и Дамиана (Санти Космо э Дамиано), братьев-близнецов, аравийских врачей, погибших мученической смертью при императоре Диоклетиане. Притвором этой церкви послужил Храм Божественного Ромула. Сама церковь состоит из трех древних зданий, одно из которых называлось Templum Urbis Romae, поскольку на его стене располагалась мраморная доска с планом города, относившаяся ко времени Септимия Севера.

Базилика святых Косьмы и Дамиана. Вид со стороны Виа Фори Империали

Значимость этой церкви состоит в том, что она была создана для прославления арабов, а такой почести до тех пор удостаивались исключительно римские мученики. По всей вероятности, это было началом претензий римской церкви на универсальность. Возможно также, что римляне в это время жили под страхом приближавшейся чумы, а молитва братьев, спасших некогда императора Карина, считалась действеннее лекарств. Само место так же было выбрано не случайно — еще в древности здесь имели обыкновение собираться врачи. Предполагают, что здесь же жил и знаменитый Галлен.

Папа Феликс освящает базилику святых Косьмы и Дамиана.

Желая еще при жизни выбрать себе преемника, папа Феликс IV, заручился согласием части духовенства и назначил таковым Бонифация, архидиакона германского происхождения. Римский сенат возмутился подобным поступком и издал декрет, по которому каждый, попытавшийся назначить преемника папы еще при жизни последнего, наказывался изгнанием. После смерти Феликса в сентябре 530 года в церкви возник раскол — сторонники умершего посвятили в папы Бонифация, а его противники избрали папой грека Диоскора. К счастью для римской церкви Диоскор умер через чуть более полумесяца, и раскол не получил развития.

Бонифаций II (530-532) стал первым папой германского происхождения и принадлежал к древнему роду, служившему Риму во времена упадка. Желая устранить всякое влияние арианских королей на выбор папы Бонифаций повторил то, что сделал его предшественник, — сам назначил своего преемника. Ни Амалазунта, ни сенат не могли согласиться на такое самовластие, и Бонифаций был принужден торжественно отменить свое решение.

В римской церкви издавна установился обычай получать сан папы симонией, т.е. банальным подкупом лиц, от которых зависело назначение. Причем для покрытия расходов претенденты не стеснялись продавать даже церковное имущество. Для прекращения такой практики сенат еще при Феликсе IV издал декрет, запрещавший давать деньги за получение сана. Это сенатское постановление стало последним из известных нам и было подтверждено королем Аталарихом после избрания Иоанна II (533-535). Декрет был высечен на мраморной доске, которую повесили перед притвором базилики Святого Петра. Это говорит о том, что сенат все еще был в силе и даже мог издавать законы, которым церковь была обязана следовать. Однако дальнейшие события привели Рим к тяжелым катастрофам и долгой окутанной мраком истории.

Аталарих. Псевдоимперский чекан.

Дом великого короля Теодориха пал в результате столкновения готской доблести и римской цивилизации. Воспитывая юного Аталариха, Амалазунта знакомила его с римскими и греческими искусствами, которые, по мнению готских воинов, исключали мужественность и были враждебны господству их племени. Готы желали иметь своим королем не человека, знающего грамматику, а героя, достойного памяти своих предков. Амалазунта была вынуждена уступить.

Готская аристократия испытывала презрение к правлению женщины, чуждому их нравам и установлениям, и стремилась к ее свержению. В то же время среди римского населения набирала силу партия, относящаяся враждебно к абсолютизму правления Теодориха и стремлению его семьи привить готам римскую культуру. Сама же Амалазунта начинала понимать неизбежность гибели владычества готов над Италией, в которой они, будучи некатолическим народом, не могли пустить корни.

Аталарих стал немощен под влиянием предоставленных ему излишеств и 534 году умер в Равенне на 18 году жизни. Трон Теодориха остался без наследника. Положение Амалазунты стало весьма шатким и для его укрепления она взяла в соправители своего двоюродного брата Теодата, рассчитывая на то, что теперь он превратится из ее непримиримого врага в союзника. Амалазунта ошиблась.

Получив корону, Теодат, поддерживаемый врагами Амалазунты, отправил свою сестру на остров на озере Больсена и потребовал от нее сообщить восточному императору Юстиниану, что она совершенно довольна своим положением. Помимо того он отправил в Константинополь двух сенаторов, которые также должны были успокоить императора. Однако еще до их возвращения, в 535 году, дочь Теодориха была задушена проникшими к ней родственниками казненных по ее приказу готов. Вероятно, это было сделано не без ведома Теодата.

амалазунта
Остров, на котором была убита Амалазунта

Узнав об убийстве Амалазунты, Юстиниан притворился негодующим, но на самом деле был рад открывавшемуся для него пути в Италию. Пока его посол Петр вел переговоры с Теодатом, Юстиниан уже приказал своему войску в Далмации во главе с генералом Мандом напасть на готов, а консулу Велизарию — идти с флотом на захват Сицилии.

Отметим, что институт консульства подходил к концу. Со времени Константина консулы назначались ежегодно уже по одному для Рима и для Константинополя. Последний консул Рима, Деций Феодор Павлин младший, был назначен в 534 году, а в 541 году Юстиниан совсем упразднил эту должность. Правда в 566 году она была восстановлена, но принималась уже императором одновременно с вступлением на престол.

амалазунта
Амалазунта

Узнав о падении Сицилии, Теодат согласился на все поставленные ему Петром позорные условия. Он уступал Сицилию, обязался платить ежегодную дань в 300 фунтов золота и выставлять войско готов в 3000 человек по первому требованию восточного императора. Теперь король Италии не мог назначать сенаторов без разрешения императора, а так же лишался права казнить или отнимать имущество у сенаторов и священников. На играх в цирке первое приветствие народа предназначалось Юстиниану и только последующее — Теодату. При установке статуи королю справа от нее должна была ставиться статуя императора.

Испуг Теодата достиг таких размеров, что он, на всякий случай, если император не примет мира, заключил с Петром второй, еще более позорный договор, по которому обязывался уступить Юстиниану всю Италию за ежегодную пенсию в 1200 фунтов золота. Теодат взял с Петра клятву, что тот сообщит императору о втором договоре лишь в случае отвержения им первого. Послание с просьбой о мире отправил Юстиниану и сенат. Один из историков того времени сообщает, что король грозил сенаторам лишением жизни, если они своим влиянием не заставят императора отказаться от завоевания Италии. Рим был охвачен предчувствием катастрофы.

Теодат приказал занять город отрядом войск, чтобы не потерять власть в случае возмущений и быть готовым к внезапному вторжению греков с моря. Однако уже со времени Теодориха Рим, по закону, не мог быть занят чужестранными, в том числе и готскими войсками. Узнав о сопротивлении римлян, король начал писать им успокаивающие письма. В своем послании в сенат он говорил, что у готов нет никаких иных целей, кроме защиты Рима, города, которому нет равного в мире, и войско будет содержать себя само, никак не обременяя горожан. В конце концов Теодот пошел на уступки, объявив, что войска расположатся лагерем вне города, в Кампанье.

Теодат. Псевдоимперский чекан.

Посредником для заключения мира в Константинополь был отправлен папа Агапит I (535-536). Пошел он на это с большой неохотой и положительного результата не добился. От участи Иоанна I папу спасла только смерть, постигшая его в 536 году. Юстиниан принял второй договор, отвергнув первый и лишив этим недостойного гота короны Италии. Однако, когда послы императора прибыли в Равенну, они были заключены в тюрьму — бесхарактерный король, получив известия о небольших успехах готов в Далмации, решился на войну.

Летом 536 года Велизарий высадился на Апеннинском полуострове и обнаружил, что народы и города Нижней Италии встречают его с радостью и спешат облегчить его задачу. Первое сопротивление грекам было оказано лишь в Неаполе. Дело в том, что в этом небольшом, но хорошо укрепленном городе, проживало большое количество евреев, питавших вражду к преследовавшему их единоверцев Юстиниану и настроенных дружественно к веротерпимым готам. Лишь на двадцатый день осады Велизарий проник в город через водопровод, после чего Неаполь был разграблен, а жители подверглись беспощадной резне. Путь на Рим был свободен.

Готские войска стояли, вероятно, в гавани Тибра, у двух мостов реки Аниен и на Аппиевой дороге. Число их было невелико, поскольку большая их часть воевала с франками в Венетии и Галлии. Убедившись в неспособности своего короля дать отпор захватчикам и подозревая его в готовности заключить с Велизарием позорный мир, готы взбунтовались и удалились из лагеря по Аппиевой дороге. Остановились они в Регете, на понтийских болотах между Форумом Аппия и Террачиной, и здесь объявили Теодата низложенным. Воины подняли на щите своего предводителя Витигеса и по древнему обычаю громкими криками провозгласили его королем готов и римлян. Теодат же, спасаясь бегством, отправился по Фламиниевой дороге в Равенну, но был настигнут и задушен своим личным врагом по имени Оптарис.

Новый король со своим войском направился обратно в Рим, где обратился к готскому народу с воззванием, в котором говорил, что своему избранию обязан звукам военных труб. С этого времени последние короли готов снова стали свободно избираться войском и утратили всякую связь с римской культурой, которой так поклонялся дом Теодориха.

Витигес собрал своих воинов и объявил, что ситуация требует оставить Рим и идти в Равенну, чтобы сначала закончить войну с франками. Римляне же с помощью отряда готов смогут сами оказать сопротивление Велизарию, а если они сдадутся, то из скрытых врагов станут явными. Собрав сенат и духовенство, король напомнил им о всех благодеяниях, оказанных Риму Теодорихом, и принял от них присягу верности. После этого он, оставив 4000 своих воинов и взяв в заложники часть сенаторов, отправился в Равенну.

Велизарий

В Равенне король принудил выйти за него замуж жившую здесь дочь Амалазунты — Матазунту. С помощью этого брака он надеялся на признание себя королем всеми готами, а так же рассчитывал склонить к мирным предложениям Юстиниана. Франкам же он уступил провинции в Южной Галлии в обмен на мир и помощь, получив возможность призвать освободившиеся готские войска.

В это время Велизарий приближался к Риму по Латинской дороге. Римляне выслали ему навстречу послов с просьбой о мире и с ключами от города. Это решение поддерживал и папа Сильверий (536-537), надеявшийся с помощью греков установить ортодоксальную веру. Оставленный во главе готского отряда Левдерис не видел возможности защищать большой враждебно настроенный город с помощью 4000 человек и отправил своих солдат в Равенну, не причинив римлянам никакого вреда, а сам остался из чувства долга.

Велизарий вступил в Рим 9 декабря 536 года под всеобщее ликование римлян, мечтавших о искоренении арианской ереси и о восстановлении римской империи. Никто из них не подозревал, что на смену весьма умеренному 60-летнему готскому правлению со многими свободами приходит унизительное рабство под господством Константинополя.

Далее: Готы. Велизарий и Витигес. Осада Рима. 537-538 гг
Назад: Готы. Одоакр (476-493) и Теодорих (493-526)

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Готы. Одоакр (476-493) и Теодорих (493-526)

Итак, в 476 году германский полководец Флавий Одоакр вошел в Равенну, где в это время находился императорский престол, и заставил отречься Ромула Августула, последнего римского императора. Это произошло 4 сентября. С этого дня заканчивается история Римской Империи и начинается история Средневековья или Темных Веков. Правда сама бывшая империя не сразу это заметила.

одоакр
Одоакр свергает Ромула Августула

Одоакр стал первым в истории германским правителем Италии. Он остался жить в Равенне и никакого нового политического строя не создавал. Даже форма правления осталась традиционной римской. И в отсутствие императора условия существования римлян не изменились. Самим Римом по-прежнему управлял префект, а с 480 года Одоакр возобновил традицию назначения двух консулов, которые, вступая в должность, как и раньше одаряли народ деньгами и устраивали игры в цирке. По-прежнему пользовались уважением и составляли городской совет сенаторы, наследники древних фамилий.

одоакр
Солид Одоакра

За 17 лет правления Одоакра существование Рима прошло совершенно незаметно для истории. Этот период известен лишь постройкой церквей и возрастанием почитания святых. Крещеные потомки язычников не утратили своей привычки ко множеству разнообразных храмов и богов и нуждались взамен такого же количества церквей и святых. Пригороды активно развивались вокруг захоронений мучеников. Здесь появилось множество постоялых дворов, лавок и таверн, обслуживающих паломников, стекавшихся в Рим со всех уголков христианского мира.

Папа Симплиций (468-483) посвятил первомученику Стефану базилику на Целии (Сан Стефано Ротондо), бывшую до этого, предположительно, храмом Фавна. Если такое предположение верно, то это первая церковь, созданная на базе языческого храма. На самом деле круглая форма Сан Стефано имеется лишь у нескольких церквей, и все они — языческого происхождения.

Еще одну базилику на Эсквилине, рядом с Санта Мария Маджоре, папа Симплиций посвятил Святому Андрею. Ее здание было построено в 317 году консулом Юнием Бассом для совершенно других целей. Оно представляло собой четырехугольную залу, украшенную разноцветной мраморной мозаикой с мифологическими сценами. Присоединив к готовому сооружению апсиду, папа превратил его в христианскую базилику, даже не тронув языческие украшения, что было характерной чертой 5 века. Эти украшения еще долго сохранялись в апостольской базилике. Но в 17 веке вся она была разрушена.

В 483 году папа Симплиций умер. До этого момента епископы Рима (папы) назначались по результатам выборов всей церковной общины города. Избирательный протокол предоставлялся императору, который, после проверки протокола имперскими чиновниками, и утверждал епископа. Этим правом императора решил воспользоваться и Одоакр. Будучи патрицием и королем, он, однако, не принадлежал к католической церкви, поскольку все германцы в то время исповедовали арианство, ересь в понимании католиков.

Одоакр послал в Рим Василия, своего чиновника, префекта претория, который должен был защищать права короля перед народом и сенатом и наблюдать за ходом нового избрания. Василий собрал духовенство в мавзолее императора Гонория, находившегося у церкви Святого Петра, и предъявил ему указ, будто бы признанный Симплицием, по которому избрание папы впредь должно было проводиться с участием королевских послов. Духовенство подчинилось воле короля. Папой был избран Феликс III, римлянин из знатного рода Анициев.

И все же Одоакр оставался в Равенне чужестранцем, которого боялись и ненавидели. Между варварством его соплеменников и римской цивилизацией лежала непреодолимая пропасть. Восточный император Зенон считал его узурпатором и только ждал случая покончить с Одоакром. Случай представился в лице Теодориха, вождя другого воинственного германского племени — остготов. Константинополь страшился повторяющихся набегов остготов на восточную империю, грозивших ей тем же, чем и Одоакр Италии. Зенон вступил в союз с Теодорихом, дав ему звание консула и титул патриция, и отправил остготов на запад, предложив Теодориху освободить Италию от Одоакра.

теодорихВ 488 году Теодорих со своим народом перешел Альпы. Борьба двух германцев за обладание Италией была долгой и жестокой. Разбитый у Вероны Одоакр отступил в Равенну. Римский сенат, находившийся в переписке с Константинополем, вел тайные переговоры с Теодорихом, а когда Одоакр оказался осажденным в Равенне, открыто встал на сторону первого, и уже в 490 году Теодорих послал к Зенону главу сената, патриция Феста, с просьбой о присылке ему королевского одеяния.

Три года Одоакр защищал Равенну, но 5 марта 493 года был вынужден открыть Теодориху ворота. Несколько дней спустя договор между ними был нарушен — по приказанию Теодориха Одоакр и его сторонники были убиты. Возведя себя в сан короля Италии, победитель уже не заботился о утверждении этого звания новым восточным императором Анастасием, занявшим трон после смерти Зенона в 491 году. Утверждение было получено в 498 году. Император вернул Теодориху все отосланные Одоакром в Константинополь регалии римского трона. Это давало ему право управления Италией так, как ей управляли западные императоры.

Новый завоеватель уважал законный авторитет империи, питая чувство благоговения к императору и признавая себя его подданным. Он поселился в Равенне, решив управлять отсюда по римскому образцу. Тем не менее, он отдал треть страны в собственность своим воинам, и местное население подверглось полному разгрому. К тому же Теодорих и его народ принадлежали к арианскому вероисповеданию, что так же грозило будущими неприятностями.

Уцелевшие латиняне стекались в разоренные города, где еще действовали римские законы, муниципальные учреждения и древняя цивилизация, а епископы охраняли национальное единство с помощью церковной организации. Рим тоже страдал от голода и нищеты, но в этот раз избег разрушений войны. Не имея возможности влиять на судьбу Италии, римский народ сосредоточился на делах церкви, найдя в них замену политической жизни.

К этому времени в Риме все еще сохранялся последний языческий праздник — луперкалии, который терпелся официально. Святыней луперкалий была темная пещера у подножия Палатинского холма, в которой мифологическая волчица вскормила Ромула и Рема, основателей Рима. Праздник проходил 15 февраля, главным образом у этой пещеры. Луперки, юноши, участвовавшие в праздновании, появлялись перед народом раздетыми (прикрытыми только фартуками из шкур жертвенных животных) и далее расходились по городу, нанося женщинам удары кожаными ремнями в правую руку, передавая им таким образом благодать плодородия.

Празднование Луперкалий. Андреа Камассеи. 1635

Древний обычай так вошел в жизнь римлян, что они не могли отказаться от него даже после перехода в христианскую веру. Это ежегодное действо приводило в ужас римского епископа, хотя участие в нем к тому времени принимали уже только рабы и простой народ. Воспламененный гневом папа Геласий (492-496) объяснял римлянам, что нельзя одновременно насыщаться и за трапезой Бога, и за столом демонов. Видимо папе удалось убедить сенат отменить праздник, а церковь, следуя своей обычной политике, превратила его в праздник Сретения Господня. Этот новый праздник был установлен на 2 февраля и отмечается в этот день и поныне.

Папа Симмах

Несколькими годами спустя в церкви случилось серьезное столкновение. 22 ноября 489 года при избрании нового папы большинство духовенства проголосовало за сардинца Симмаха. В это время из Константинополя вернулся ведший с императором переговоры о признании Теодориха королем сенатор Фест. Он же участвовал и в переговорах о принятии Генотикона, эдикта, которым еще император Зенон в 482 году пытался положить конец спорам о природе Христа. Восток принял эдикт, но римские епископы отказывались сделать это. Фест был согласен с императором и, подкупив привезенным из Константинополя золотом часть римского духовенства, добился избрания в епископы дьякона Лаврентия, который, в благодарность, обещал утвердить эдикт своей подписью.

В один и тот же день два человека были посвящены в папы: Симмах — в базилике Святого Петра, и Лаврентий — в базилике Святой Марии. Тотчас после этого священники, сенат и народ разделились на два враждебных лагеря. Раскол оказался подобен самой яростной гражданской войне с борьбой в церквях и на улицах. В конце концов Теодорих призвал руководителей враждующих сторон к себе в Равенну. Здесь арианский король своей властью и с полной справедливостью решил, что папой должен быть признан тот, кто выбран большинством. Апостольский престол занял Симмах (498-514).

Спокойствие было восстановлено, и 1 марта 499 года папа Симмах созвал свой первый римский собор в базилике Святого Петра. Этот собор занимался выработкой такого порядка избрания пап, при котором устранялось бы влияние интриг отдельных партий. Для нас соборные акты интересны тем, что по ним можно определить существовавшие к тому времени в Риме титулусы, первые базилики, построенные на основе действовавших во времена гонений домовых церквей. Всего их насчитывается 28:

  • Titulus Praxidae (нынешняя базилика Санта Прасседе)

  • Titulus Vestinae (нынешняя базилика Сан Витале)
  • Titulus S.Caeciliae (нынешняя базилика Санта Чечилия ин Трастевере)

  • Titulus Pammachii (нынешняя базилика Санти Джованни э Паоло; сенатор Паммахий раздал свое имущество бедным, стал монахом и устроил эту церковь)

  • Titulus S.Clementis (нынешняя базилика Сан Клементе)

  • Tituus Juli (нынешняя базилика Санта Мария ин Трастевере)

  • Titulus Chrysogoni (нынешняя базилика Сан Крисогоно)

  • Titulus Pudentis (нынешняя базилика Санта Пуденциана)

  • Titulus S.Sabinae (нынешняя базилика Санта Сабина аль Авентино)

  • Titulus Equitii (нынешняя базилика Сан Мартино аи Монти)

  • Titulus Damasi (нынешняя базилика Сан Лоренцо ин Дамасо)

  • Titulus Matthaei (находилась между Санта Мария Маджоре и Латераном; сейчас не существует)

  • Titulus Aemilianae (где находилась, неизвестно; сейчас не существует)

  • Titulus Eusebii (нынешняя базилика Сант Эусебио аль Эсквилино)

  • Titulus Tigridae (нынешняя базилика Сан Систо Веккьо)

  • Titulus Crescentianae (возможно, нынешняя базилика Салита ди Марфорио, но это не подтверждено)

  • Titulus Nicomedis (находилась где-то на Виа Номентана; сейчас не существует)

  • Titulus Cyriaci (находилась в районе терм Диоклетиана; сейчас не существует)

  • Titulus S.Susannae (нынешняя базилика Санта Сусанна алле Терме)

  • Titulus Romani (сейчас не существует; где находилась, неизвестно)

  • Titulus Vitantii (сейчас не существует; где находилась, неизвестно)

  • Titulus Anastasiae (нынешняя базилика Санта Анастасиа аль Палатино)

  • Titulus Sanctorum Apostolorum (местоположение неизвестно)

  • Titulus Fasciole (нынешняя базилика Санти Нерео э Ахиллео)

  • Titulus S.Priscae (нынешняя базилика Санта Приска)

  • Titulus S.Marcelli (нынешняя базилика Сан Марчелло аль Корсо)

  • Titulus Lucinae (нынешняя базилика Сан Лоренцо ин Лючина)

  • Titulus Marci (нынешняя базилика Сан Марко Евангелиста аль Кампидолио)

Любопытно, что практически все эти древние приходские церкви Рима были посвящены святым — римлянам или служащим римской церкви, принявшими мученическую смерть именно за эту церковь. Среди них нет ни одного греческого святого, и исключение сделано лишь для апостолов — им всем была посвящена одна церковь, и еще по одной посвятили евангелистам Матфею и Марку.

Только эти 28 церквей-титулосов имели право совершать таинства. Каждая такая церковь имела одного пресвитера, но позднее их число возросло до двух и трех, и тогда первый священник стал называться Cardinalis или пресвитер-кардинал. Их число, 28, было установлено при папе Юлии I в 336 году и долгое время не превышалось. Оно соответствовало четырем патриархальным базиликам, в каждой их которых было по 7 кардиналов-пресвитеров, каждый из которых служил обедню один день в неделю.

Но вернемся к Теодориху. Ему, такому же чужеземцу и варвару, как и Одоакр, удалось, в отличие от последнего, внушить к себе уважение римлян. Его справедливость и мужество, а так же внимание к устройству римской государственности, расположили к нему народ. Да и господство германцев в Италии стало уже обыденностью.

теодорих
Теодорих, король остготов. Феликс Кастелло. 1635

Готский король не тронул ни одного из установлений римской республики, ничего не изменив ни в политической, ни в гражданской жизни Рима. Даже себе он взял патрицианское имя Флавиев. Его 17 посланий к сенаторам написаны официальным стилем римских императоров и содержат в себе уважение к достоинству сената и намерение сохранить и возвысить его значение. Теодорих сохранил все должности, бывшие при императорах, постаравшись вернуть им их значение. Не изменилось и римское законодательство. Можно сказать, что для обеспечения своего положения в Италии, ему было просто необходимо встроиться в существовавшую веками систему. Тем не менее, система эта уже стала безжизненной, и ее искусственная поддержка делала невозможной гражданскую реорганизацию Италии в соответствии с требованиями нового времени и служила лишь на пользу церкви, которая с распадом государства только усиливала свое влияние.

Теодорих вступил в Рим в 500 году как император, и римские льстецы приветствовали его как нового Траяна. Руководимый разумной предусмотрительностью, король-арианин сначала проследовал в базилику Святого Петра, где вознес свою молитву над могилой апостола «с великим благословением и как католик», а уже затем торжественно направился в Рим через Адрианов мост. Эта процедура в дальнейшем повторялась всеми его преемниками, носившими титул императора.

Теодорих разместился в давно пустовавшем императорском дворце на Палатине, чем привел римлян в восторг, дав им насладиться давно невиданным зрелищем вступления их властителя в курию. Здесь, с помоста сената, Теодорих обратился к народу с приветствием. Речь короля, не имевшего литературного образования и произнесенная на северном диалекте латыни, была краткой. Он объявил римлянам, что будет охранять все прежние установления императоров и велит выгравировать свое обещание на медной доске.

Эдикты Теодориха, записанные сенатором Кассиодором, дают нам возможность представить тогдашнее состояние Рима. Вместе с тем они свидетельствуют и о заботах короля, направленных на сохранение города и, видимо, более достойного владеть Римом, чем многие императоры до него.

Кассиодор говорит о многочисленных статуях и чрезмерном множестве конных статуй. Ни отвращение христиан к изображениям языческих богов, ни хищения Константина, ни разграбления Рима германскими племенами не смогли опустошить неистощимые сокровища римского искусства. Пусть число статуй уже не равнялось числу горожан, но их оставалось так много, что едва ли представлялось возможным сосчитать. Теперь особый начальник, имевший титул comitiva romana и подчиненный непосредственно префекту города, должен был наблюдать за сохранностью статуй. Разумный Теодорих признавал, что лучшей охраной произведений искусства во времена общего упадка служит не любовь к прекрасному, а уличная стража. Эта же охрана была распространена и на провинции.

Но сами римляне уже настолько впали в варварство, что никакие указы Теодориха не могли обуздать население, и ему оставалось лишь сокрушаться о том оскорблении, которое они наносили памяти своих предков, обезображивая прекрасные творения. Обнищавшие и деморализованные горожане, не имея возможности утащить целые статуи, отбивали у них отдельные части и вытаскивали из мраморных плит металлические скрепы. В конце Средневековья потомки этих римлян с изумлением смотрели на образовавшиеся в стенах провалы и приписывали разрушения тем самым готам, которые пытались уберечь город.

Теодорих считал своим долгом как охрану наследия древних римлян, так и пополнение города достойными его сооружениями, хотя никогда не собирался делать Рим своей резиденцией. Он назначил городского архитектора, подчиненного префекту, и возложил на него заботу о сохранении памятников и возведения новых сооружений в точном соответствии древнему стилю. По примеру прежних императоров Теодорих стал ежегодно отчислять часть доходов на реставрацию зданий, а на поддержание в порядке городских стен отпускать по 25 000 кирпичей. Не меньшая забота была уделена клоакам и акведукам.

теодорих
Солид Теодориха

Многие здания ослабели и начали расползаться под своим огромным весом. На восстановление дворца цезарей, в котором Теодорих останавливался по приеду в Рим, им была назначена ежегодная сумма в 200 фунтов золотом из налогов на вино. Восстановление театра Помпея было поручено сенатору Симмаху. Хорошо сохранились к этому времени форум Траяна, Колизей, Большой Цирк и, возможно, Капитолий.

Колизей (амфитиатр Флавиев) и Большой Цирк все еще служили местом игр, так любимых римлянами. Король, сокрушаясь о грубости развлечений римлян, нашел, что с ней приходится мириться, поскольку видел, что даже церковь не смогла искоренить подобные зрелища. Поэтому при каждом торжественном случае по-прежнему устраивались увеселения. Историки той эпохи отмечают, что Теодорих, пребывая в Риме, устраивал для народа зрелища в амфитеатре и цирке. Другие заведения, такие как цирки Фламиния и Максенция, при этом совершенно не упоминаются.

Колизей ремонтировался уже несколько раз. В 422 году он пострадал от сильного землетрясения и был восстановлен при Валентиниане III. Какие-то исправления проводились между 467 и 472 годами. В начале 6 века он пережил еще одно землетрясение и восстановление уже при Теодорихе. Гладиаторские бои исчезли с его арены еще при Гонории, но римляне, привыкшие наслаждаться видом крови по-прежнему имели возможность наблюдать за травлей диких зверей, промежутки в которой заполнялись борцами.

Большой Цирк впервые был построен еще при царях и в том или ином виде пережил все периоды существования города. После большого пожара при Нероне он был восстановлен Траяном, а последнее украшение — огромный египетский обелиск — в пару установленному Августом поставил Констанций. Оба обелиска существуют до сих пор — один стоит перед Латераном, а второй — на Пьяцца дель Пополо.

Сократившееся население Рима уже не заполняло собой 150 000 мест вокруг арены. К 500 году часть мраморных сидений была разрушена, портик поврежден, а наружные лавки покинуты торговцами. Статуи, установленные здесь Септимием Севером, были похищены или изуродованы. Тем не менее сооружение продолжало функционировать, давая повод к кровавым столкновениям. Происходило это, правда, вследствие страстной борьбы существовавших в народе цирковых партий.

большой цирк
Большой Цирк. Реконструкция

Эти партии — prasina (зеленые) и veneta (серо-голубые) яростно враждовали между собой. Так народ заменял утраченное им участие в государственной жизни. И хотя в римском цирке не проходило таких кровавых столкновений, как в константинопольском, где в 501 году во время драки голубых и зеленых погибло более 3000 человек, здесь тоже не было недостатка в побоищах среди зрителей.

В 509 году двое сенаторов, приверженцев голубых, напали на зеленых и убили одного человека. Если в Константинополе зеленые после такого события могли поджечь город, то не столь горячие римляне обратились к помощи властей. Теодорих приказал предать обоих сенаторов суду, после чего издал закон, каравший любое насилие сенатора над свободным человеком. Тем же сенаторам, которые в своем высокомерии не были способны спокойно относиться к оскорбительным и презрительным возгласам народа, король напоминал в каком месте они находятся — «В цирке не приходится искать Катонов». По словам самого Теодориха, он сохранял цирковые игры только потому, что не находил в себе сил бороться с детскими наклонностями народа и думал, что мудрость велит иногда делать уступку глупости.

Проявлял Теодорих и заботу о благополучии самих римлян, конечно, настолько, насколько позволяли средства. Некоторые историки восхваляют этот период как золотой век, но золотым он был лишь по сравнению с недавним прошлым. Была восстановлена раздача мяса и масла. Ежегодно народу выделялось 120 000 модиев (1 038 480 литров) зерна. Бедные в госпиталях Святого Петра дополнительно получали 3000 медимнов (157 500 литров) зерна ежегодно. Цены были снижены настолько, что за 1 солид можно было купить 60 модиев (около 525 литров) пшеницы или 30 амфор вина. Сенаторы смогли вернуться в свои разоренные виллы, не опасаясь новых варварских разграблений. После трагических событий последних лет Рим, казалось бы, возвращался в состояние мирного благополучия.

Беда пришла откуда не ждали. И ее причиной стал церковный фанатизм. Будто публика в Большом Цирке, римская церковь распадалась на партии.

Вернемся к первому расколу, сопровождавшему избрание папы Симмаха. После его утверждения Теодорихом враждовавшие партии в течение шести месяцев сохраняли внешнее спокойствие (возможно, из-за пребывания в городе короля). Однако далее спор вспыхнул в еще более ожесточенной форме. Симмах удалил Лаврентия из Рима, но руководившие противной партией священники и сенаторы вернули его и предъявили королю обвинения против папы. Для расследования дела Теодорих послал в Рим епископа Петра из Альтинума и приказал созвать собор для восстановления мира.

Этот собор, Synodus Palmaris, на котором присутствовало 115 епископов, состоялся в январе 499 года в портике базилики Святого Петра, а затем — в базилике Юлия (Санта Мария ин Трастевере). Однако здесь возникли шумные беспорядки, и собор было решено перенести в Сан Кроче ин Джерусалемме. По дороге на собравшихся напала вооруженная партия Лаврентия, и многие приверженцы папы были убиты. Собор снова собрался у Святого Петра и признал правоту Симмаха, осудив Лаврентия. Симмах был восстановлен на престоле Святого Петра. 6 ноября 502 года Симмах снова созвал собор в базилике Святого Петра. На этот раз епископы отменили декрет Одоакра, по которому избрание папы должно было происходить при участии королевских представителей. Теперь папа должен был избираться без влияния светской власти.

Все это так и не принесло спокойствия в город. Еще несколько лет враждующие партии дрались на улицах, зачастую доводя дело до убийств. Многие священники были забиты палками прямо у церквей. Даже монахини в монастырях подвергались насилию. Конечно, не обошлось и без грабежей. Успокоился Рим только к 514 году.

Фонтан базилики Святого Петра. Рисунок неизвестного автора. 1525 год

В промежутках между этими сражениями Симмах находил время для того, чтобы украсить существующие церкви и учредить ряд новых. Особое внимание было уделено базилике Святого Петра. Атриум выстлали мраморными плитами, а кантарус (род фонтана) и стены квадрипортика покрыли мозаикой. Для народа перед базиликой устроили дополнительный источник воды, ставший предшественником двух современных фонтанов. Лестницу расширили, а по двум ее сторонам выстроили жилые помещения для епископа (епископии). Неподалеку была построена базилика Святого Андрея. При базиликах Святого Петра, Сан Паоло фуори ле Мура и Сан Лоренцо фуори ле Мура были устроены госпитали. На Яникуле была построена базилика Святого Панкратия, стоящая в измененном виде и поныне.

Симмах умер в 514 году, и на его место был избран Гормизд (514-523), девять лет правления которого прошли довольно спокойно. Но при его преемнике, Иоанне I (523-526), добрые отношения между Теодорихом и католической церковью были нарушены. В 523 году восточный император Юстин издал эдикт, предписывавший преследовать ариан во всем государстве. По всей вероятности, он преследовал цель поколебать авторитет арианина Теодориха в Италии и вернуть запад под власть греков.

Подстрекаемый римским католическим духовенством, латинский народ начал испытывать вражду к чужеземцам-арианам, которые, став господами в Италии, не отказались от своей ереси. Конечно Теодорих заподозрил в неблагодарности и измене город, которому он оказал столько благодеяний, тем более, что сам он проявлял полную терпимость к католическому вероисповеданию. Полный гнева, он объявил, что за преследование ариан на востоке он запретит католическое богослужение в Италии. После этого король приказал сравнять с землей один молитвенный дом в Вероне (возможно, тому была причина) и запретил итальянцам носить оружие. После почти 33-летнего правления, давшего мир близкой к гибели Италии, король понял, что так и остался чужаком, и ради самосохранения был вынужден прибегнуть к деспотическим мерам.

По подозрению в государственной измене были казнены два сенатора, Боэтий и Симмах. Вызванный из Рима в Равенну папа Иоанн по приказанию Теодориха отправился в Константинополь, чтобы добиваться возвращения прав гонимым на востоке арианам. Однако Юстин принял его не как посла готского короля, а как главу католического христианства, со всем подобающим почетом и демонстративным торжеством. Важнейшие задачи посольства остались нерешенными, и по возвращении в Равенну папа был заключен в тюрьму, где и скончался 18 мая 526 года.

После этого Теодорих отказался от снисхождения, оказываемого им ранее католической церкви, и решил подчинить своей воле процедуру замещения престола Святого Петра. Как на очередного кандидата он указал на Фимбрия из Беневента, и трепетавшие от страха римляне избрали того папой под именем Феликса IV (526-530). Этот акт, обходимый молчанием книгой пап (Liber Pontificalis), имел важные последствия. С этого момента преемники Теодориха считали своим правом утверждать каждого папу.

30 августа 526 года Теодорих умер в Равенне после непродолжительной болезни. Книга пап утверждает, что эта смерть была ниспослана Богом в наказание за те мучения, которым был подвергнут папа Иоанн. Гот Иордан говорил, что когда король достиг преклонного возраста, он призвал к себе готских графов и объявил королем своего едва достигшего десятилетия внука Аталариха. Он так же завещал им охранять своего короля, любить сенат и римский народ и относиться к греческому императору с миролюбием и добрым расположением.

Правление Теодориха было первой попыткой германцев основать на развалинах империи новый мировой порядок, сочетавший в себе римскую культуру с северным варварством. Он стал предтечей Карла Великого, первым остановившим все еще идущие волны переселений и планировавшим объединить под одной властью все германские народности.

Память о Теодорихе, благородном чужеземце, правившем Римом и Италией до сих пор живет во многих, отстроенных им городах. В Равенне находится его огромный круглый надгробный памятник с монолитом в виде купола, над которы некогда возвышалась порфировая урна. В Вероне показывают замки Теодориха, и даже в Южной Террачине развалины одного из замков носят его имя. Это имя восхваляется в древней надписи, говорящей, что он восстановил Аппиеву дорогу и осушил Понтийские болота. Конечно, множество статуй короля было воздвигнуто и в самом Риме, но ни одна из них не сохранилась. Лишь Мавзолей Адриана, по образцу которого Теодорих, вероятно, приказал выстроить собственный в Равенне, в течение нескольких веков назывался «домом или темницей Теодориха», поскольку король пользовался им как государственной тюрьмой.

теодорих
Мавзолей Теодориха в Равенне

Римлянам никогда не стоит забывать о том, с какой заботой Теодорих охранял их памятники и культуру, чего нельзя сказать о их собственных предках. Впрочем, итальянские историки беспристрастно воздали хвалу доблестям великого готского короля.

Далее: Готы. Амалазунта (526-535) и Теодат (535-536)
Назад: Империя. Доминат. Основные события.

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Христианство в Империи. Часть 3. Государственная религия.

В 312 году Константин в третий раз вторгся в Италию. Разбив своего противника Максенция в долине реки По, он двинулся на Рим, где Максенций ожидал его у Мильвийского моста через Тибр.

По утверждениям историков христианства перед битвой Константин увидел в облаках сияющий крест и произнес историческую фразу: «In hoc signo vinces» (Этим победим). Считается, что знамение воодушевило императора, приказавшего начертить знак креста на щитах своих солдат перед началом боя. Максенций был разбит, а Константин стал единоличным императором запада. С этого момента в истории христианства наступил коренной перелом.

христианство
Станцы Рафаэля — апартаменты Папы Юлия II (1503-1513). Зал Константина, Рафаэль с учениками, 1517-1524 — Битва Константина с Максенцием у Мульвиева моста

В реальности, конечно, не знамение побудило Константина переменить свое отношение к христианству. Он был хитрым политиком и оказался первым императором, пришедшим к выводу, что христианской религии принадлежит большое будущее. Нет смысла в преследовании людей, которые в будущем будут иметь большую власть. Уже сейчас имело смысл опереться на хорошо организованную и сплоченную структуру и воспользоваться ее поддержкой в весьма нестабильном мире.

Тем не менее Константин не стал христианином сразу после окончания битвы на Мильвийском мосту. Сделал он это лишь спустя много лет, на смертном одре, что только подтверждает его реальное отношение к новой религии. Зато он начал предпринимать шаги для христианизации империи. Лициний, разбив своего соперника Максимина Дайу, стал императором востока и в 313 году встретился с Константином в Милане. Здесь императоры, по настоянию Константина, подписали Миланский эдикт, впервые гарантировавший всем жителям империи свободу вероисповедания. Христианство получило признание государства.

В 324 году, разбив Лициния, Константин стал единовластным правителем империи. Эти годы отмечены рядом законодательных реформ, на большинство из которых повлияли основы христианского учения. Стали с большей строгостью наказываться преступления против морали. Воскресенье, или день Господень, стало выходным днем. Сам император начал проявлять живой интерес к церковным делам (скорее всего, не без умысла).

Если до этого споры между епископами разрешались на соборах, но победившая сторона все же не могла принудить проигравших принять свою точку зрения, то теперь за разрешением проблемы можно было обратиться к высшей власти. Проигравших в таком случае ожидала встреча со всей мощью государственной машины.

Впервые Константин оказался вовлеченным в теологический диспут в связи со спорами вокруг донатистской ереси. Это произошло еще в ранний период его правления. Епископ Карфагена Донат утверждал, что вероотступник не может исполнять обязанности священника. Дело в том, что во время преследований, устроенных Диоклетианом и Галерием, многие священники отдавали хранимые ими священные книги и отрекались от христианства, чтобы избежать мученической смерти. После того как давление уменьшилось, они вернулись к церкви. Но могли ли они продолжать служить? Наиболее снисходительные отцы церкви считали, что священники тоже люди и могут отступить перед лицом мученической смерти, и что у них есть множество возможностей искупить этот грех. Они утверждали, что церковь сама по себе свята и имеет духовную силу, даже если посредником между богом и людьми является несовершенный человек.

В карфагене победили не столь снисходительные донатисты, но их противники обратились за помощью к императору. В 314 году по этому вопросу был собран специальный собор, вынесший решение в пользу более мягкой точки зрения. Константин выслушал аргументы обеих сторон и подтвердил принятое решение. Это мало что изменило — донатисты укрепились в Африке несмотря на все выходящие против них указы. Просуществовали они еще 300 лет, вплоть до вторжения арабов, уничтоживших вообще всех христиан в Северной Африке. Хотя вмешательство Константина ничего не изменило, важный прецедент был создан. Император действовал фактически как глава всей церкви, которая предоставила ему соответствующие полномочия.

Став в 324 году единовластным правителем империи, Константин смог более открыто проявлять свои симпатии к христианству. В 325 году он решил созвать епископов на собор для того, чтобы справиться с ересью, более серьезной, чем донатизм, — арианством. Все епископы получили официальное приглашение императора и гарантированную защиту государства. Собор стал первым Вселенским. Епископы собрались в византийском городе Никее, находившемся неподалеку о Никомедии, которую Константин сделал своей резиденцией вслед за Диоклетианом. Из-за большого расстояния епископы с запада прибыли в меньшем количестве, чем с востока.

константин
Никейский Собор. Румынская фреска. 18 век

Несколько последних десятилетий александрийский священник Арий проповедовал строгий монотеизм. Он утверждал, что существует только один Бог, принципиально отличный от своих созданий, в число которых входил и Иисус. Иисус не был вечным, как Бог, поскольку было время, когда Бог уже существовал, а Иисус еще нет. Он походил на Бога, но не был идентичен ему. Противоположное мнение искусно защищал другой александрийский священник — Афанасий. По его мнению Троица — это различные аспекты одного и того же божества, никем не созданные, вечные и абсолютно идентичные.

Споры, зародившиеся в Александрии, распространились на другие части империи и стали переходить в серьезные ссоры между епископами. Константин наблюдал за развитием ситуации с растущим недовольством. Собираясь использовать церковь в качестве института сплочения империи, он не мог допустить раскола в ее рядах. Это и стало причиной созыва им Никейского Собора. Собор продлился с 20 мая по 25 июня и вынес решение в пользу доктрины Афанасия. Так она стала официальным учением христианской церкви.

Однако, уехав с собора, ариане продолжили защищать свое учение. Более того, со временем и Константин начал разделять их мнение. Афанасий стал первым из множества изгнанников, отправленных в ссылку. Противоборство в восточной части империи продолжалось еще около 50 лет, причем большинство императоров придерживались точки зрения Ария. Так еще больше укрепилось разделение востока и запада, приверженного ортодоксальному христианству.

Претендуя на универсальность, христианство не ограничивало свое распространение пределами империи. Одним из его миссионеров был Григорий (Просветитель), отправившийся на северо-восток, в Армению. В 303 году он обратил в свою веру их царя Тиридата и убедил его сделать христианство государственной религией. В итоге, армяне стали первой нацией, состоявшей исключительно из христиан. Когда Константин сделал империю христианской, Армения, столетия балансировавшая между Римом и Персией, оказалась гораздо ближе к империи, существенно изменив расклад сил в регионе.

Проблемы начались при императоре Юлиане, не принявшем учение и названным, впоследствии, Отступником. Его семья была истреблена христианским императором Констанцием II, а сам он долгое время провел в страхе за свою жизнь, получив полное основание полагать, что религия, допускающая жестокость и тиранию, никак не может отличаться от других в лучшую сторону. Однако преследовать христиан император не пытался. Вместо этого он провозгласил полную свободу вероисповедания и терпимость ко всем — к иудеям, христианам и язычникам. Помимо того, он официально разрешил все «ереси» и вернул из ссылки всех изгнанных епископов. Юлиан полагал, что внутренние распри между христианскими сектами сами ослабят и лишат власти церковь, но его недолгая жизнь во главе государства не позволила осуществиться этим планам. Уже следующий император восстановил все христианские привилегии и снова запретил язычество.

В 382 году из здания сената была вынесена статуя Виктории. В 392-м вышел императорский декрет, запретивший все формы языческих жертвоприношений и домовые алтари древним божествам. В 404-м, после того как разъяренные зрители на арене Колизея забили камнями христианского монаха Телемаха, пытавшегося остановить сражавшихся гладиаторов, были запрещены гладиаторские бои. В 408 году вышел указ, запрещавший использовать храмы для любых иных нужд, кроме религиозных. Противоборству религий был положен конец.

христианство
Последняя битва гладиаторов. Йозеф Сталлаэрт. 1878

По всему Риму множились христианские постройки. Теперь возводимые храмы не прятали внутрь свое великолепие и поражали своей монументальной величественностью. Классический стиль церковной архитектуры утвердился в Риме не в последнюю очередь благодаря стараниям избранного в 366 году епископом знатного и богатого священнослужителя Дамасия. Он и его ближайшие преемники были римлянами, происходившими из высших сословий и бережно хранивших античное наследие. Они считали Царство Божие освященным правопреемником империи. Церкви теперь строились с колоннами и другими античными элементами.

христианство

К этому времени набралось достаточно много церковной литературы, написанной на латыни. Но самыми важными в этом ряду стали труды Иеронима. Он родился в Иллирике в 340 году и, несмотря на воспитание в христианской семье, питал пристрастие к языческой литературе. Возможной причиной этого являлась неуклюжесть и бедность языка, на котором были написаны священные книги христиан. Иероним решил подготовить свой перевод Библии на латынь, зачем и отправился на Восток, где выучил греческий и еврейский языки. Результатом его усилий стала Вульгата, т.е книга, написанная на «вульгарном» языке простых людей запада, латыни (языком книжников считался греческий). Именно его Вульгата до сих пор является официальной Библией католиков.

Умер Иероним в 420 году в Вифлееме. Всю свою жизнь он был строгим приверженцем монашества (греч. один) — понятия, закрепившегося в сознании христиан 4 века. Еще до появления христианства существовали группы иудеев, жившие отдельными коммунами, чтобы сосредоточиться на поклонении Всевышнему. Уходили от мира и некоторые греческие философы. Ранние христиане сами по себе были аскетами, поскольку удовольствия считались аморальными с точки зрения их религии, однако с распространением христианства и ростом числа его приверженцев многим аскетам и этого стало казаться мало.

Первым монахом стал египтянин Антоний, проживший, как говорят 100 лет, с 250-го по 350-й годы. В двадцатилетнем возрасте он удалился в пустыню, чтобы вести простую и одинокую жизнь. Его пример стал популярен, и в египетских пустынях появилось множество монахов. Для набожного человека пустыня становилась местом, где он легко избегал греха, прокладывая себе путь на Небеса. Однако такой тип монашества таил в себе и опасности, поскольку одинокое подвижничество могло принимать самые эксцентричные формы.

Так сирийский монах Симеон (390-459 гг) практиковал слабо представимую форму самоистязания — он построил столбы и жил на них в течение 30 лет, лишь изредка спускаясь вниз. За это он был прозван Симеоном Столпником. Многие христиане сомневались, что подобные подвиги угодны Господу. Помимо этого, удаляясь от мира, одинокий монах избегал своих обязанностей и труда. Правильно ли таким образом спасать свою душу?

Альтернативную форму монашества изобрел Василий, епископ Кесарии, родившийся в 330 году. Согласно его теории монахи селились не одиночками, а отдельной коммуной, которая должна была не только молиться, но и работать. Целью работы предполагалось не подвижничество, а совершение добрых дел для человечества. Поэтому община располагалась не в пустыне, а поблизости от крупных населенных пунктов, куда могло бы проникать ее влияние. Распространившись сначала по Востоку, в 5 веке идеи Василия проникли и в Италию.

В 440 году в сан епископа Рима был возведен Лев, за свои дела получивший от историков титул Великий. Обращение «папа» в смысле «отец» на многих языках использовалось для всех священников. В период поздней Римской империи оно перешло к епископам, в особенности к наиболее влиятельным. Когда Лев стал епископом Рима, на Западе к нему так же стали обращаться папа, но уже вкладывая в это слово особый смысл. Именно Лев Великий и считается основоположником института папства.

Лев первым из римских епископов стал принимать активное участие во всех религиозных диспутах, не стесняясь вести себя так, будто он был главой всей церкви. Эта уверенность передалась и остальным. Впервые он показал свою силу, начав суровые репрессии против пришедшего из Карфагена и попытавшегося составить конкуренцию христианству манихейства.

Еще выше папа поднял свой престиж действиями в отношении вождя гуннов, Аттилы. Вместе со своей свитой Лев отправился на север для встречи с подступающим к городу неприятелем. Встреча состоялась в 250 милях от Рима, на реке По. Лев появился во всех регалиях своего сана и торжественно объявил Аттиле, что тот должен забыть даже о мысли напасть на священный город. Наверняка папа подкрепил свои слова чем-то более существенным (за неимением силы лучшим аргументом становилось золото), но в легенде остались лишь его твердость, величественная внешность и ореол папства, вызвавшие у Аттилы благоговение и заставившие его повернуть назад.

христианство
Папа Лев I останавливает Аттилу. Рафаэль. 1514

После этого, в 455 году, Рим снова оказался под угрозой уничтожения. На этот раз пришли вандалы, возглавляемые Гейзерихом. Они ворвались в город и подвергли его жесточайшему разграблению. Риму был нанесен огромный урон, но он мог бы оказаться еще больше, если бы снова не вмешался папа Лев. Он попытался убедить Гейзериха воздержаться «от огня, убийств и мучений». Вождь вандалов не сдержал всех своих обещаний, но древние базилики пощадил.

Нашествие Гейзериха на Рим. Карл Брюллов

Жизнь в городе постепенно вернулась в нормальное русло, а моральное влияние церкви еще возросло. Она стала богаче, а за папством была признана решающая роль в европейских делах. По словам Льва Великого Рим снова стал «главой мира благодаря святейшему престолу Святого Петра».

Назад: Христианство в Империи. Часть 2. Распространение

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Христианство в Империи. Часть 2. Распространение

Отказ принять участие в освободительной борьбе сделал христиан крайне непопулярными среди выжившей части иудейского народа, и новая религия не получила среди них дальнейшего распространения. Зато она нашла путь к сердцам представителей других народов. И в большей степени это является заслугой иудея по имени Савл, ставшим впоследствии известным под именем Павел.

христианство
Святой Павел. Эль Греко. 1610-1614

Он родился на южном побережье Малой Азии в городе Тарс в довольно зажиточной и влиятельной семье. Будучи римским гражданином, Павел по вере являлся ортодоксальным иудеем и, впервые познакомившись с учением христиан, проклинал их как отступников. Он даже возглавил движение за уничтожение этой религии. Отправившись в Дамаск, чтобы и там преследовать христиан, он, согласно Библии, встретил в дороге Иисуса, после чего превратился в его ревностного последователя.

Павел начал проповедовать новую религию наиболее свободомыслящим из иудеев и за это время пришел к выводу, что иудаизм далек от истинности, поскольку затеняет суть вещей ненужными ритуалами, мешающими увидеть Господа. Для того чтобы стать христианином, не нужно было проходить процедуру обрезания, запоминать сложную последовательность обрядов и думать о Храме Иерусалима. Снималось большинство препятствий, мешавших распространению иудаизма среди населения империи.

Христианство начало быстро распространяться по Греции и Малой Азии и, наконец, проникло в Италию. Распятие и воскрешение Христа с соответствующими ритуалами напоминали религиозные мистерии и были приняты массами. Строгая мораль, предписываемая новой религией, так же соответствовала традиционному римскому мировоззрению и была понятна гражданам империи. Получилось так, что новая религия удовлетворяла запросам большинства. И хотя высшие классы общества, вполне довольные настоящим, а значит мало думавшие о загробной жизни, практически не восприняли ее, зато большинство населения империи, не видевшее в повседневности большой радости, как раз нуждалось именно в такой религии, предлагавшей им большие возможности в обмен на минимум жертв.

По мере своего распространения христианство, более гибкое, чем иудаизм, впитывало в себя и воззрения греческих философов, и языческие обряды. Можно привести один показательный пример. Основные соперники христиан, поклонники бога Митры, считали своим главным праздником 25 декабря, день зимнего солнцестояния, воспринимавшегося как рождение светила и обещание окончания зимы и начала новой жизни. В традиционной римской религии этот день был посвящен богу плодородия Сатурну, и на время празднования сатурналий даже рабы становились равными свободным гражданам. Христиане считали подобное проявление эмоций по поводу простой смены времен года недопустимым, но, вместо того чтобы бороться с праздником, просто приспособили его для своих нужд. В Библии нет точной даты рождения Иисуса, и было решено, что 25 декабря подходит для празднования этого события ничуть не хуже любого другого дня в году. Так появилось Рождество, до сих пор отмечаемое в этот день и сохранившее некоторые черты римских сатурналий.

В первую половину столетия после смерти Иисуса христиане для римлян продолжали оставаться просто одной из иудейских сект. Они считались опасными радикалами и потенциальными предателями, поскольку не принимали участия в отправлении имперского культа. В 64 году в Риме случился страшный пожар, продолжавшийся в течение шести дней и уничтоживший практически весь город. Этому, конечно, способствовала беспорядочная и тесная застройка города. Как только весть о случившемся дошла до императора Нерона, отсутствовавшего в это время в городе, он поспешил вернуться и сделал все возможное для спасения жителей, а после предпринял ряд шагов для недопущения повторения подобного. Были снесены самые ужасные трущобы, ограничена высота вновь строящихся зданий и осуществлена попытка отстройки города по новому, более разумному плану.

Нерон на руинах горящего Рима. Карл Теодор фон Пилоти (1826-1886)

Римляне подозревали, что город загорелся не случайно. Нерон полагал, что его недруги постараются распустить слухи, что это император поджег город в припадке безумия или с целью расчистить место для своего нового дворца. По этой причине он переложил вину за случившееся на христиан, и именно с этого момента их начали преследовать по-настоящему.

По преданию, в это время в городе находились Павел и Петр, ученик Иисуса и руководитель христианской общины Рима. Их обвинили в поджоге и предали мученической смерти. Гонения на христиан достигли таких масштабов, что сами римляне начали их жалеть. Однако эти преследования сделали для распространения христианства в империи больше, чем любые проповеди. Люди, мужественно умиравшие за свои убеждения, не могли не вызывать уважения у римских граждан, поскольку такая стойкость полностью соответствовала их философии.

христианство
Распятие Святого Петра. Томмазо Мазаччо (1401-1428)

Гонения вынудили христиан устраивать свои кладбища под землей, там где можно было спокойно совершать погребальные обряды, не опасаясь преследований язычников. Крупнейшие захоронения формировались во владениях богатых новообращенных, позволявших использовать свои виллы для собраний и отправлений культовых обрядов и отдававших свои сады для погребения усопших. Так вдоль Аппиевой и других крупных дорог, ведущих в город, образовались лабиринты подземных тоннелей — катакомбы. Их стены покрывали росписи с христианскими символами и библейскими сюжетами, а в нишах покоились тела умерших.

христианствоС уходом из жизни апостолов, непосредственных учеников Иисуса, в учении начались дискуссии о религиозных догматах. Внутри христианских общин появились соперничающие группировки. Побеждающее направление становилось ортодоксальным (греч. правильное учение), а остальные — еретическими (греч. тот, кто выбирает сам). Теологам приходилось вести борьбу на два фронта — против последователей других религий и против своих сторонников, несогласных с доктриной в одном или нескольких пунктах. Древний мир не знал религиозных войн. Они возникли от нетерпимости иудеев и развились с приходом христианства.

Постепенно все большее количество людей отдавало свою энергию на споры о загробном мире вместо обустройства окружающего, который стал считаться лишь временным пристанищем. Начало упадка Римской Империи совпало с распространением религии, заставлявшей задумываться не о повседневных делах, а о том, что ждет после смерти.

В течение 2 — 3 веков христианство постепенно набирало силу. Появилось множество связанных с ним ученых трудов. Тех, кто наиболее рьяно защищал христианство в империи, впоследствии стали называть Отцами Церкви, подразделяя их на греческих и латинских, в зависимости от языка, на котором они писали. Растущая мощь христианства становилась настолько заметной, что терпимый к религиям и старавшийся умиротворить все народы империи Александр Север даже добавил бюст Иисуса Христа к изображениям других божеств и пророков в своем кабинете.

Беспорядки и разрушения периода анархии перед приходом к власти Диоклетиана вызвали еще один всплеск популярности христианского учения. К этому времени христианами считали себя уже 10% населения государства. Причем эти 10% отличались организованностью и стойкой верой в свои убеждения.

Существовало несколько причин роста количества христиан. Разлад в империи проецировался на весь мир и заставлял думать о приближающемся конце света и предсказанном втором пришествии Христа. Усиливающиеся трудности и тяготы жизни делали для них земное существование все менее привлекательным, а обещание посмертного — более желанным. По мере того как империя теряла свой престиж, церковь, напротив, набирала силу и начинала казаться якорем спасения.

Однако с приобретением новых последователей у церкви появились и новые трудности. Теперь, помимо мечтателей, готовых на мученичество, в ее рядах оказались обычные люди, жаждавшие не подвигов, а спокойной жизни. В итоге они сделали христианство более уравновешенным и респектабельным. Они хотели больше обрядов и почитаемых святынь, которые могли бы восполнить недостаток драматизма в холодном монотеизме. Так расцвело поклонение матери Иисуса, Марии, а затем добавились святые и мученики, также ставшие объектами поклонения. Ритуалы усложнялись, разница между христианством и языческими культами постепенно сглаживалась. Людям становилось проще перейти от одного к другому.

христианство
Мария с младенцем, Святой Екатериной и Святой Магдалиной. Джованни Беллини. 1500

С ростом числа сторонников и усложнением ритуалов возникали и развивались разнообразные противоречия. Причем разница становилась заметной уже не только от церкви к церкви, но даже в одном храме могли встретиться сторонники разных точек зрения, что неизбежно создавало почву для столкновений. Для истинно верующих каждая крупица ритуала являлась ниточкой, связывающей их с Небом, и любое отклонение грозило эту ниточку порвать. На карту было поставлено вечное блаженство или вечные муки, а не просто жизнь или смерть.

По этой причине вариации внутри обрядов могли привести к своего рода гражданской войне внутри церкви и в конце концов уничтожить ее. Этого не произошло благодаря созданию отцами церкви жесткой внутренней иерархии, при которой вопросы веры и обрядов позволялось решать только духовенству высшего ранга. Все церкви и священнослужители одного региона стали подчиняться своему епископу (греч. надзиратель), получившему власть решать все религиозные вопросы.

Конечно и епископы не всегда соглашались друг с другом. И к концу 3 века возник обычай собирать так называемые соборы, на которых епископы и решали все спорные вопросы. Все, принятое на таких соборах, становилось обязательным для христианских священников, чтобы все верующие могли принять единый образ мысли и следовать одинаковым правилам. Согласно этой точке зрения, могла существовать только одна церковь — вселенская (греч. католическая). Решение, принятое на соборе, становилось позицией всей церкви, а все, ему не соответствующее, — ересью.

христианствоТеоретически все епископы были равны, однако на практике дела обстояли иначе. В крупных городах проживало большее количество христиан и там же, соответственно, находились самые влиятельные церкви. Конечно епископами таких городов становились наиболее талантливые люди, искушенные в науке и литературе, сами писавшие многотомные сочинения и возглавлявшие наиболее могущественные фракции на соборах.

На западе империи, где христиан изначально было меньше, чем на востоке, существовал только один влиятельный епископ — епископ Рима. Сами жители запада были менее образованы и не имели склонности вступать в религиозные споры. Ни один из тогдашних епископов Рима не был известным писателем или рьяным участником диспутов. Это были довольно мягкие и спокойные люди, принимавшие взгляды большинства и, как следствие, никогда не обвинявшиеся в ереси.

Помимо того, вокруг Вечного Города все еще витал ореол власти. По общему убеждению именно он был центром мира, независимо от того находилось там правительство или нет. По этой причине римские епископы для большинства являлись церковным эквивалентом императора, тем более что, по легенде, первым епископом Рима был Петр, ученик Иисуса. Таким образом, несмотря на то что в первые столетия римские епископы совершенно ничем не выделялись, будущее принадлежало именно им.

Наступил 4 век. Император Диоклетиан обратил внимание, что его власть подрывается растущим влиянием церкви. Еще больше это беспокоило его наследника, Галерия. В 303 году по настоянию Галерия император начал активную кампанию против церковных организаций. Церкви сравнивали с землей, кресты уничтожали, священные книги силой отбирали у епископов и сжигали. Бывало, что толпы язычников выходили из под контроля и уничтожали и самих христиан. Приверженцы церкви потеряли все свои государственные должности и были изгнаны из армии, лишившись возможности нормально существовать. Эта волна гонений, не распространившаяся, правда, на всю империю, стала одной из самых жестоких, но зато последней.

 

христианство
Святой Себастьян, осуждающий Диоклетиана. Паоло Веронезе. 1558

Далее: Христианство в Империи. Часть 3. Государственная религия.
Назад: Христианство в Империи. Часть 1. Рождение

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Христианство в Империи. Часть 1. Рождение

Поскольку после падения Западной Римской Империи власть над городом на долгие столетия перешла в руки Пап, имеет смысл вкратце вспомнить историю возникновения христианства, проникновения его в Римскую Империю и получения им статуса официальной религии Империи.

Как оказалось, самым выдающимся событием за все время правления императора Августа стала не очередная война, не реформы, не создание произведения искусства и даже не наступивший долгожданный мир, Pax Romana, а рождение личности в не самой значимой части империи, прошедшее в то время совершенно незамеченным.

К югу от Сирии лежало Израильско-Иудейское государство, в котором со времен Авраама исповедовали строгий монотеизм. С 1000 по 600 годы до н.э. государство евреев было сильно и независимо, но постепенно теряло свое влияние. В 586 году до н.э. его уничтожили вавилоняне. Чуть меньше 100 лет спустя вавилонян завоевали персы, и евреи получили разрешение восстановить свой древний Храм в своей прежней столице Иерусалиме.

иудеяПосле этого евреи жили, не имея ни собственного царя, ни какой-либо власти, сохранив лишь свою религию и память о былой независимости. Персию захватил Александр Македонский, а затем власть перешла к его преемникам, потомкам его военачальника Селевка. В 168 году до н.э. Антиох IV, царь из династии Селевкидов, запретил евреям исповедание иудейской веры, сделав попытку превратить их в сторонников греческой цивилизации. В противном случае он грозил уничтожить весь еврейский народ.

Евреи восстали под предводительством Иуды Маккавея и отвоевали свою свободу. Около 100 лет ими правили потомки Маккавея, не смотря на то, что не принадлежали к «колену Давидову». Однако между ними развернулась ожесточенная война за право наследования, и в 63 году до н.э., когда на Восток двинулись римляне, наиболее слабые претенденты обратились к завоевателям за помощью. Римляне же решили, что им выгоднее просто захватить все государство и посадить на трон своего человека, что и было сделано. Правителем новой римской провинции Иудея стал ставленник Рима Антипатр.

Преданность Антипатра объяснялась тем, что он был родом из Идумеи, страны, лежавшей к югу от Иудеи. Когда ее захватил Маккавей, ее жители были насильно обращены в иудаизм, что только подкрепило традиционную неприязнь, тысячелетие существовавшую между соседними государствами. Иудеи считали Антипатра чужим, и ему оставалось только полагаться на помощь Рима и, соответственно, верно служить ему, что он и делал.

ирод
Ирод I Великий

В 37 году до н.э. царем Иудеи стал Ирод, второй сын Антипатра. Он всячески поддерживал иудейскую веру и содействовал украшению иерусалимского Храма, пока тот не стал величественнее первого, выстроенного Соломоном и разрушенного в войне. Правда это не мешало ему быть жестоким и подозрительным человеком, казнившим жен (он женился не менее 10 раз) и даже детей в случае малейших сомнений в их преданности. Говорят, когда Август услышал об одной из этих казней, он сказал: «Я предпочел бы быть свиньей Ирода, только бы не быть его сыном».

Иудеи ненавидели Ирода. Сотни лет ими правили чужаки, и все они были тиранами. Со временем у них вызрела мечта о том, что однажды вернется наследник Давида, станет царем Иудеи и даст своему народу независимость.

У иудеев было принято возводить царей на престол, производя помазание их священным маслом, откуда произошло слово «помазанник». На иврите это слово звучит как «машиах», мессия. И все они ждали прихода такого мессии. Иуда Маккавей избавил их от власти Селевкидов, что казалось совершенно невозможным, и теперь они верили, что другой, не менее могущественный человек, поможет своему народу свергнуть власть римлян.

Однако Римская империя была куда сильнее Селевкидов, и проблема точно не решалась военными методами. Мечты иудеев переключились на сверхъестественного мессию, который мог бы не просто освободить Иудею, но и положить начало царству справедливости, объединить весь мир под знаменем веры в единого, истинного Бога. Благодаря сохранению в неприкосновенности своей религии, иудеи легко прониклись такими мечтами.

В те годы здесь постоянно появлялись люди, объявлявшие себя мессиями и находившие последователей. Иногда под их предводительством вспыхивали восстания, но все они были подавлены. Ирод и римляне стали пристально следить за ситуацией, справедливо считая таких мессий виновниками государственных проблем и зачинщиками смут. Подстрекательство к мятежу всегда считалось государственным преступлением, а в случае Иудеи религиозные верования легко связывались с политическими целями.

Согласно Новому Завету, многочисленные пророчества о мессии исполнились с рождением мальчика по имени Иисус. Он появился на свет во время правления царя Ирода (на самом деле Ирод умер в 4 году до н.э., т.е до Рождества Христова — исторический факт) в маленьком городке Вифлееме. По свидетельству апостола Матфея, царь, услышав о рождении этого ребенка, приказал убить всех детей в возрасте до двух лет, родившихся в Вифлееме, но родители младенца Иисуса, спасли его, успев уехать в Египет. Это событие упоминается только в Новом Завете и потому может рассматриваться как еще одна легенда, сопровождавшая рождение мессии.

христианство
Избиение Младенцев. Петер Пауль Рубенс. 1638

Примерно через 500 лет после смерти Ирода сирийский монах Дионисий Малый провел тщательное исследование Библии и исторических документов римской эпохи. Он определил, что Иисус родился в 753 году по римскому летосчислению. Вычисленный год стали считать первым в христианской эпохе, а основание Рима, таким образом, сдвинулось на 753 год до Рождества Христова или до н.э. Как уже упоминалось, Дионисий ошибся, поскольку Ирод умер на 4 года раньше, но теперь это уже не имеет значения.

После смерти Ирода трое его выживших сыновей получили в наследство каждый свою часть государства: Ирод Архелай — Иудею и Самарию, Ирод Антипа — Галилею и Перею, Ирод Филипп — Итурию. Через некоторое время население Иудеи стало осыпать Рим жалобами на дурное управление, и в 6 году до н.э. Архелай был низложен Августом и изгнан. После этого Галилеей и Самарией стали править назначаемые лично императором прокураторы.

христианствоХотя Иисус родился в Вифлееме, который должен был являться местом рождения мессии (тысячу лет назад именно там родился царь Давид), его родители постоянно жили в галилейском городе Назарете. Мальчик вырос именно там, во владениях Антипы. Достигнув зрелого возраста, он собрал группу преданных учеников. Его учение приобретало все большую популярность, а сама его личность, по свидетельству последователей, обладала исключительной притягательностью или, как сказали бы сейчас, харизмой. Часть учеников со временем стала считать Иисуса Мессией. Отметим, что по-гречески слово «помазанник» звучит как «Христос».

Мессианство Иисуса грозило всяческими проблемами, вплоть до очередного восстания. Иудейские религиозные деятели предпочитали проявлять осторожность в таких вещах, поскольку знали, что ответная реакция со стороны римлян может полностью уничтожить нацию (что и случилось несколько позднее).

христианство
Итак, идите (Идите, и научите все народы). Гарри Андерсон. 2015

Когда популярность Иисуса достигла своего максимума, он отправился в Иерусалим праздник Пасхи. Въехав в город на осле, он без слов объявил себя мессией, поскольку тот, согласно пророчеству из Ветхого Завета, должен был появиться в городе именно таким образом. Толпа прекрасно поняла значение этого символа. Для властей этого оказалось достаточно. Как только появилась возможность арестовать Иисуса без лишнего шума, чему поспособствовал один из его учеников, Иуда Искариот, новоявленного мессию немедленно взяли под стражу.

Для иудейских лидеров Иисус был повинен в богохульстве и ложном объявлении себя мессией. Для римлян же его преступление было исключительно политическим. Мессия был тем, кого иудеи считали своим царем. Таким образом Иисус, объявляя себя царем Иудеи, восставал против власти императора, который считал себя единственным, кто мог возводить на трон правителей.

В 29 году Иисус предстал перед судом. Его обвинителем был шестой прокуратор Иудеи Понтий Пилат, назначенный на этот пост тремя годами ранее. Библия свидетельствует, что он не хотел осуждать Иисуса и сделал это только под давлением со стороны иудейских религиозных деятелей, понимавших, что освобождение арестованного будет равносильно началу восстания с предсказуемыми последствиями.

христианство
Се человек (Ecce Homo). Антонио Чизери. 1880

В результате Иисусу было предъявлено обвинение в преступлении против власти Рима, после чего он немедленно перешел под юрисдикцию прокуратора. Его обвинили в измене метрополии и назначили обычное для такого случая наказание — распятие. Это был один из самых распространенных способов казни в Риме и на Востоке, никогда, правда, не применявшийся в Иудее.

Иисус был распят как еще один восставший, заслуживший это банальное с точки зрения римских властей наказание. Ни один человек в то время не мог себе и вообразить, началом каких событий послужит эта заурядная казнь.

Следует отметить, что часть иудеев покидала свою родину, расселяясь по всему античному миру. Со временем их число даже превысило число жителей Иудеи. Для таких людей, практически забывших еврейский язык, в 270 году до н.э. Библия была переведена на греческий, что сделало ее доступной и для других народов.

В последние годы Республики и в первые годы Империи в иудаизм обратилось некоторое количество римлян. Среди них были и люди, занимавшие высокое общественное положение. Будь иудейские первосвященники готовы хоть иногда идти на компромиссы, их религия могла бы широко распространиться по миру. Однако они жестко запрещали своим последователям участие даже в самых безобидных обрядах, не связанных с культом единого бога. Это означало, что принявшие иудаизм римляне должны были полностью отвергнуть государственную религию, т.е. отстраниться от общественной жизни с риском быть обвиненными в государственной измене. Ни одна религия, кроме иудаизма, не была столь нетерпима к чужим взглядам.

Второй Храм в Иерусалиме. Реконструкция

Такой подход, с учетом запутанности обрядов для человека, не привыкшего к ним с детства, обязательности болезненной процедуры обрезания и необходимости паломничества в Иерусалимский Храм, практически не давало иудеям возможности привлекать новых последователей из числа не-евреев. Таким образом, на практике у иудаизма не было шансов на широкое распространение по Древнему Миру, по природе своей совершенно не склонному к религиозному фанатизму.

Последний удар по иудаизму нанесло восстание иудеев против империи. Все они стали считаться врагами Рима и полностью утратили популярность. Престиж и власть метрополии в то время были настолько сильны, что любой государственный преступник автоматически превращался в изгоя.

Однако иудаизм, несмотря на всю свою ортодоксальность, все же не являлся абсолютно монолитной религией. Внутри него существовали секты, часть из которых могла найти пути сближения с религиями греко-римского мира. Одна из таких сект и была основана учениками Иисуса.

После распятия их учителя ее дальнейшее существование казалось невозможным, поскольку сам факт его смерти был насмешкой над его претензиями на мессианство. Однако распространился слух, что через три дня после распятия его снова видели и что он воскрес из мертвых, что Иисус был не просто Мессией, но Сыном Господа, чье Царство находится на Небесах. Обещалось, что Он скоро вернется, чтобы судить людей за грехи и восстановить Град Божий.

христианство
Воскресение Иисуса Христа. Тициан Вечеллио да Кадоре. 1542 — 1544

По-началу христиане, как стали называть учеников Христа и их последователей, оставались иудеями и по форме, и по содержанию. Именно в иудейской среде и вербовались первые неофиты. Однако многим иудеям был ни к чему мессия, давший себя убить и оставивший свой народ в рабстве. Они подняли кровавое восстание в Иерусалиме, закончившееся уничтожением иудейского государства. Христиане не приняли участие в восстании. У них была уверенность, что Рим не продержится долго, и разрушит его сам Господь. Кроме того, принять участие в восстании им не позволял проповедуемый ими принцип непротивления злу.

Далее: Христианство в Империи. Часть 2. Распространение

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Раннехристианская архитектура

В последний период существования римской империи широкое распространение получило христианство. Возникшее как одна из сект иудаизма оно достаточно быстро порвало с последним и стало стремительно распространяться по римскому миру. Не имевшее поначалу ни единой идеологии, ни единой организации оно, тем не менее, консолидировалось, не в последнюю очередь благодаря гонениям, которым время от времени подвергалось. И вот, на протяжении 3 века, сформировалась сильная организация христианских церквей, возглавляемых епископами, практически не подконтрольными рядовым верующим.

Проделав к началу 4 века значительную эволюцию, новое учение превратилось в лучший инструмент удержания народных масс и рабов в повиновении обещанием посмертного воздаяния за тяготы земной жизни. Видимо, это хорошо понял император Константин I, предоставивший ему статус государственной религии. А вскоре христианство и вовсе стало религией господствующей, единственно допустимой в пределах империи.

Раннехристианская архитектура может быть разделена на два периода своего развития: от своего возникновения до Константина и от Константина до падения западной римской империи.

В первый период своего существования христиане были вынуждены скрывать места своих собраний. Это обстоятельство, а так же объединение в общинах, в первую очередь, низов общества и первоначальная простота культа и составили особенности раннехристианских сооружений.

Христианские проповедники того времени выступали в частных домах членов общин. Позднее ряд таких частных домов переоборудуется в самостоятельные церкви, так называемые титулусы. В их интерьере появляется новая символика, мозаики с изображением римских богов заменяются мозаиками на христианские темы. Внешне такие дома ничем не отличались от обычных жилых домов города, что было весьма важно в условиях полулегального существования культа.

Примером такого дома-церкви может служить дом в Дура-Европосе, превращенный в церковь около 231 года. Центром всего комплекса здесь был дворик с выходящими в него помещениями (атриум). На южной стороне располагалась главная комната размерами 5 на 13 метров с возвышением для совершения обрядов. Комнату в северо-западном углу занимал баптистерий, в котором находилась прямоугольная купель с устроенной над ней арочной сенью. Свод над купелью изображал небеса со звездами. На стенах комнаты воспроизводились различные сцены из христианской мифологии.

раннехристианская архитектура
Дура-Европос. Дом-церковь. Арочная сень в баптистерии

В Риме от этого периода сохранились развалины сдававшихся внаем жилых домов и небольших терм, превращенных в церкви. Их остатки найдены под рядом более поздних церквей.

Еще одним местом для отправлений культа стали катакомбы, в которых христиане стали хоронить умерших членов своих общин.

раннехристианская архитектураУзкие подземные коридоры катакомб с двумя и более ярусами ниш для захоронений выдалбливались в мягкой каменной породе. От коридоров отходили крестообразные камеры, по трем сторонам которых устанавливались саркофаги. Здесь совершались церковные службы на гробах мучеников. Древнейшими в Риме являются катакомбы Святого Каллиста (начало 1 века).

Наземные захоронения мучеников или места, связанные с их мученичеством за христианскую веру, так называемые мартириумы, отмечались часовней и становились местами культа. Одним из них был мартириум Святого Петра на Ватиканском холме. Он представлял собой нишу в стене с маленьким подобием храма (эдикулой) и навесом на двух колоннах над ней на предполагаемом месте распятия апостола.

раннехристианская архитектура
Мартириум Святого Петра

Резкие изменения произошли в начале 4 века, когда христианство превратилось в господствующую религию, приобретя статус государственной. Оно повело ожесточенную борьбу против традиционных старых культов. Языческие храмы разрушались, а из их обломков строились новые христианские церкви. Только в исключительных случаях античные храмы сохранялись за счет их приспособления к потребностям христиан. Самым ярким примеров этого является Пантеон, ставший приходской церковью Святой Марии и Мучеников (Santa Maria ad Martires).

Приведем противоположный пример — постройку христианской церкви в сирийской Газе в конце 4 века. Повествование об этом событии содержится в «Житии Святого Порфирия, епископа Газского». По его (епископа) просьбе восточный император Феодосий I «приказал разорить в Газе языческие капища. Для этого было послано войско, которое все их и разорило». После этого «многие язычники (около 300 душ) перешли в христианство, иные по страху». На месте главного храма богини Марны выстроили христианскую церковь, крестовидную в плане. Для ее украшения императрица Евдокия прислала множество прекрасных колонн, «по-видимому, выломанных из какого-то языческого храма. После того было восстание язычников, но оно было прекращено полководцем Кларом».

Со времен Константина по всей империи началось широкое строительство христианских церквей. И наиболее общим типом таких сооружений стал базиликальный.

раннехристианская архитектура
Пример христианской базилики

Вопрос о происхождении базиликального типа храма остается неясным из-за практического отсутствия документов по раннехристианской архитектуре до правления Константина. Есть лишь предположения о том, что его прототипами в равной степени могли послужить атриумные дома, римские базилики, подземные святилища и иудейские синагоги Галилеи. В любом случае такая планировка соответствовала христианскому обряду, ее интерьер вмещал в себя всех членов общины, и она не была связана с планировкой храмов враждебных христианству религий.

Подобно римской светской базилике, христианская также имела вытянутый прямоугольный план с апсидой напротив входа и рядами колонн, деливших помещение на нефы, из которых средний (основной) был шире и выше боковых (называвшихся так же боковыми проходами) и освещался окнами в верхней части своих стен. Отличие состояло в том, что перекрывался центральный неф не бетонными сводами, а двускатной деревянной крышей с открытыми стропилами внутри или (позже) с подвесным деревянным кессонированным (для облегчения конструкции) потолком. Боковые нефы обычно имели односкатные деревянные крыши.

Усложнение обряда потребовало добавления к этой схеме новых элементов. Появились большой перистильный двор (атрий), предшествовавший входу, с фонтаном для омовений в центре, широкий, но неглубокий притвор (нартекс) при входе, куда допускались лица, еще не прошедшие крещения, и трансепт (поперечный неф перед апсидой) для расширения алтарной части. Переход от центрального нефа к трансепту оформлялся триумфальной аркой, за которой располагался алтарь под балдахином на четырех колоннах. В апсиде, там где в римской базилике было место судьи, находилось кресло епископа и место для духовенства.

В таком устройстве храма отразился переход христианского культа от первоначального демократизма к могущественной церковной организации. Если в середине 3 века духовенство внешне ничем не выделялось и места всех членов общины были равны, то в 4 веке оно уже противопоставлялось общей массе верующих, которая теперь лишь наблюдала за священнодействием, совершаемым у алтаря епископами и дьяконами.

В отличие от античного храма христианская церковь служила не домом божества, а местом религиозных церемоний и собраний верующих, домом, ограждающим их от внешнего мира. В античных храмах верующие находились снаружи здания. В христианских же — наоборот, и основное внимание здесь стало уделяться интерьеру, который создавал чувство торжественного покоя и устремленности к божеству. Этой цели служили ряды мраморных колонн, ведущие к алтарю, узорные мозаичные полы, а так же фрески и мозаики с изображениями святых и сцен из священного писания на стенах, на триумфальной арке и в апсиде. Этому же способствовал и свет, падавший сверху из апсиды и окон нефа.

В 4 веке строительство базилик особенно интенсивно шло в восточной империи, чему способствовало ее более спокойное положение и близость к Палестине — месту паломничества христиан. В западной империи основным типом церквей стала трех- или пятинефная базилика. Наибольшее их количество было возведено в Италии.

Древнейшей церковью Рима является пятинефная базилика Сан Джованни ин Латерано, возведенная в 319 году среди комплекса императорского дворца, предоставленного епископу в качестве его резиденции. Несколько позже аналогичные пятинефные базилики были построены над могилами апостолов — Сан Пьетро ин Ватикано и Сан Паоло фуори ле Мура. Первая имела площадь 84 на 58 метров, делившуюся четырьмя рядами колонн (по 22 колонны в каждом), несущих на себе архитрав. Вторая имела большие размеры и по 80 (!) колонн в каждом ряду. Колонны выламывались из античных зданий. К этому же периоду относится и ряд трехнефных базилик, таких как Сан Лоренцо фуори ле Мура, Сант Аньезе фуори ле Мура и др.

раннехристианская архитектура
Базилика Св. Петра, 324—349 гг. План, реконструкция общего вида

В 5 веке широкое строительство базилик начинается по всей империи. В Италии в это время предпринимается попытка возродить открытость древнеримских базилик. В Риме это Санта Мария Маджоре и Санти Джованни э Паоло. Однако их внешние колоннады вскоре были застроены стенами.

санта мария маджоре
Санта Мария Маджоре. Вариант первоначальной базилики

Важное место в раннехристианской архитектуре занимал и другой, цилиндрический тип сооружений — мавзолеи, церкви, баптистерии.

Двухъярусный мавзолей Святой Елены (матери императора Константина) на Лабиканской дороге, построенный около 330 года, напоминал гробницу Присциллы начала империи. Но его верхний ярус был оборудован окнами, что превратило его в световой барабан, несущий купол.

раннехристианская архитектура
Лабиканская дорога. Мавзолей Святой Елены

Такой световой барабан был уже вполне развит в 3 веке (например в нимфее Минерва Медика), но здесь он означал преображение прежнего полутемного мавзолея в залитый светом храм-усыпальницу. Интересно, что вес купола мавзолея Святой Елены был снижен за счет использования в его кладке пустотелых керамических амфор.

раннехристианская архитектура
Номентанская дорога. Мавзолей Констанции. Середина 4 века

Другим примером, но уже более сложного цилиндрического сооружения с существенно измененными пропорциями отдельных частей, является мавзолей Констанции на Номентанской дороге (см. статью о базилике Сант Аньезе фуори ле Мура). Цилиндрическое основание купола, воспринимавшееся как единое целое с массивом здания в мавзолее Святой Елены, здесь отделено от него, занимая лишь среднюю часть широкой ротонды. Этот прорезанный окнами барабан опирается уже не на стены, а на внутреннее двойное кольцо колоннад.

Трехступенчатая структура интерьера усиливалась различной освещенность его частей. Яркий свет из больших окон подкупольного барабана переходил в рассеянное освещение круглой галереи со щелевидными отверстиями вверху и меркнул, доходя до нижних затененных ниш. Оттуда особенно яркими виделись мозаики купола.

В конце 4-го — начале 5-го веков мавзолей превратили в христианскую церковь и загородили пристроенной к его вестибюлю огромной базиликой. Идея храма над могилой обожествленной личности, доминировавшая в императорских мавзолеях, оказалась чрезвычайно близка христианской идее торжества духа над смертью и обычаю воздвигать памятные храмы над могилами мучеников и сделала естественным превращение римских мавзолеев в христианские церкви.

Дальнейшим усложнением типа ротонд с внутренней колоннадой, поддерживающей барабан, стала церковь Сан Стефано Ротондо, возможно, начинавшая сооружаться как античный мавзолей. Эта крупнейшая круглая церковь Рима диаметром 63 метра с четырьмя крестообразно расположенными апсидами была построена в середине 5 века.

раннехристианская архитектура
Сан Стефано Ротондо

В 5 веке на востоке империи возник совершенно новый тип сооружений — монастырь. Помимо церкви в него входили жилища монахов, а так же хозяйственные и подсобные постройки. Своей планировкой интересен монастырь Калат Семан, находившийся неподалеку от сирийской Антиохии и построенный в 480-490 годах. Он возник вокруг столпа, на котором провел последние 27 лет своей жизни Симеон Столпник, умерший в 459 году.

Калат Семан

Столп являлся центром восьмиугольного помещения, перекрытого (скорее всего) легким деревянным куполом. К восьмиугольнику с четырех сторон примыкали трехнефные базилики, одна из которых (восточная) заканчивалась апсидами и служила, собственно, церковью. В трех других базиликах собирались и отдыхали многочисленные паломники, стекавшиеся к знаменитому месту культа. Жилые и хозяйственные постройки занимали южную территорию комплекса.

Калат Семан сегодня. Фото с сайта frontinfo.media

В целом раннехристианская архитектура, зародившаяся в эпоху поздней античности, явилась завершением развития античного зодчества. Вместе с тем она создала ряд типов культовых христианских сооружений, послуживших основой для создания многочисленных вариантов христианских церквей в странах Европы и Востока. Значение раннехристианской архитектуры определяется тем фактом, что она оказалась стоящей на грани двух эпох — уходящей античности и надвигающегося феодализма, став связующим звеном между ними.

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Армия Домината

Армия начала Домината, т.е. периода Тетрархии, по своей структуре еще мало отличалась от армии времен Септимия Севера. Диоклетиан лишь увеличил число легионов, продолжавших составлять основу римской армии, размещенной на дальних границах империи. Возросло и количество приданных к ним нерегулярных кавалерийских формирований, причем всадники (equites) сравнялись по своему достоинству с легионерами и превратились в элиту армии.

Художник Дмитрий Алексинский

В основе системы обороны империи лежало ее разделение на провинции. Каждая из пограничных провинций, как правило, защищалась двумя легионами, однако, в случае необходимости, это количество могло меняться. Здесь же началось разделение полномочий гражданской и военной властей. Под властью наместника провинции были оставлены вспомогательные формирования, а легионы и кавалерия перешли в подчинение к дуксу, независимому от наместника офицеру.

Все это было совершенно оправдано для наступательной стратегии. Однако череда гражданских войн и наступление варваров одновременно с разных сторон империи выявили серьезную проблему — переброска легионов с одного участка на другой оголяла границу. Резервом же могли служить только преторианцы и 2-й Парфянский легион, размещенный в Италии.

Кардинальную реформу структуры армии провел император Константин Великий. Именно он создал полевую армию, постоянно находившуюся в глубине территории империи и в его непосредственном подчинении. Произошедшее после этого лишение префекта претория военных полномочий и передача высшего военного командования двум офицерам, magistri militum, только подчеркнули ту абсолютную власть, которую император получил над военными силами империи.

Итак, результатом реформ Константина в начале 4 века стало разделение армии на пограничную и мобильную (полевую). Границу (лимес) охраняли limitanei, служившие в городах и фортах, и riparienses, размещавшиеся на побережьях и реках. Мобильная же армия, comitatenses, могла вести боевые действия без риска оголения границ. Существует гипотеза, что основой этой мобильной армии послужила галльская армия, с которой Константин выступил против Максенция и победил его в битве у Мульвиева моста.

армия домината
Лимес — рубеж обороны и таможня Империи

Зосим, противник христианства и враждебно настроенный к Константину критик, обвиняет императора в ослаблении границ, говоря что тот отвел с границ большую часть войск, разместив их в городах, не нуждавшихся в гарнизонах, что стало для этих городов дополнительным бременем и привело к разложению самих войск. Но это, скорее, непонимание или нежелание понять стратегию Константина, которой впоследствии придерживались и почти все его преемники.

Легко- и тяжеловооруженные воины из Auxilia Palatina. Художник G.Embleton

Дело в том, что держать войска вдоль всех границ (особенно учитывая их протяженность) в ожидании нападения было просто невозможно. За противником всегда оставалось преимущество внезапности и возможности сосредоточения крупных сил на узком участке. Вместо этого вдоль границ были оставлены гарнизоны, которые могли справляться с мелкими вторжениями и какое-то время сдерживать крупные армии. Оборона укрепленных городов, баз с продовольствием и путей сообщения обеспечивала защиту мирного населения и лишала нападающих легкого доступа к источникам провианта, а так же позволяла выиграть время для подхода мобильных войск.

Помимо этого, лично контролируя лучшие войска империи, император страховался от появления в провинциях узурпаторов, что еще не так давно было обыденным явлением. Недостатком такой стратегии была, пожалуй, лишь медленность сообщения — ни одна армия не могла двигаться быстрее своей пехоты, т.е. 15 — 20 миль в день. Эта проблема решалась увеличением числа мобильных формирований на протяжении всего 4 века.

Вообще, источники о структуре и численности армии поздней империи, т.е. периода Домината, дают весьма противоречивую информацию. В целом, о 4 веке можно сказать примерно следующее. Приграничные области делились на военные округа — дукаты, которыми командовали дуксы (откуда позднее, после распада империи, возник титул дюк, т.е. герцог). Границу защищали алы, когорты и легионы лимитан, солдат низшего статуса.

армия домината
Германцы на службе в римской армии. Художник G.Embleton

Для походов за пределы границы, а так же против прорвавшихся через границу врагов или узурпаторов использовалась мобильная или полевая армия — комитатенсы, статус которой был выше, чем у лимитан. В случае больших потерь мобильная армия могла пополняться из пограничных войск. Такие подразделения назывались псевдокомитатенсами.

В случае личного участия императора в войне его сопровождали дворцовые войска палатин, в состав которых входили отборные легионы и ауксилии. Причем различия между легионами и ауксилиями сейчас не поддаются точному определению. Вообще, присутствует изрядная путаница в названиях позднеимперских военных формирований. Разные источники могут называть их совершенно по разному. Столь же туманна и их численность. Есть предположения, что легион теперь состоял из 1200 человек против 5000 — 6000 человек легиона Принципата.

В обычную практику вошел набор в армию представителей варварских племен. К концу 4 века все большее число римских граждан предпочитало просто откупаться от военной службы деньгами, на которые в армию нанимались федераты — жители варварских государств, формально входивших в состав империи, но имевших собственное управление. По таким федеративным договорам на службу империи могли приниматься целые племена.

Даже среди полководцев на римской службе со временем начинают преобладать варвары-германцы. Защита римской империи от варваров постепенно перешла к самим варварам! Само слово «варвар» уже стало обозначать солдата. И далеко не все из этих солдат ощущали себя частью римского мира. Как результат, империя прекратила свое существование. Правда к этому времени ее действительно уже сложно было назвать римской.

Назад: Доминат. Основные события.

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email: