Архивы

Средневековье. 872-900. Закат династии Каролингов

Иоанн VIII

Адриан II умер, и 14 декабря 872 года в папы был посвящен Иоанн VIII, человек еще более выдающийся. А 12 августа 875 года умер и Людовик II, последний из Каролингов, которому были присущи деятельный ум и способность строить планы, достойные империи. С этого момента империя утратила свою силу и стала игрушкой в руках пап и итальянской знати, а сама Италия наполнилась противоречиями, длящимися и по сей день.

Наследников мужского пола у Людовика не было. Претендентами на императорскую корону и обладание Италией оказались его дяди — Карл Лысый и Людовик Баварский. Имперский сейм, созванный вдовой императора, не дал результатов и вопрос предстояло решать оружием. За Людовика выступили его сыновья, Карл Толстый и Карломан, которые перешли через Альпы, но были убеждены своим дядей, Карлом Лысым, отказаться от своих планов (частично золотом, частично обманом). Оказывается, императорская корона уже была обещана ему папой.

Еще при жизни Людовика II, силы которого Рим боялся, церковь стала возлагать надежды на Францию, и Адриан II тайно обещал Карлу Лысому возложить на него корону по смерти императора. Теперь же и Иоанн VIII, не раздумывая, встал на сторону французской партии как более сильной и дававшей надежду на помощь в борьбе с римской знатью и сарацинами. Он пригласил Карла прибыть в Рим для коронования, чему тот незамедлительно последовал. Встреча в базилике Святого Петра состоялась 17 декабря 875 года, а уже в Рождество Карл Лысый был коронован. Папе и римлянам, отдавшим за него голос, Карл заплатил такие огромные деньги, что его германские враги стали сравнивать его с Югуртой, подкупившим в 117 и 111 годах до н.э. продажный римский сенат.

Карл Лысый

В противоположность своим предшественникам, не наследуя отцу и не будучи избран имперским сеймом, Карл получил императорскую корону исключительно по милости папы, имевшего смелость публично назвать нового римского императора своим созданием. Величие империи глубоко пало, а папская власть, напротив, поднялась высоко. Конституции Карла Великого и Лотаря утратили свое значение, а права императорской власти в Риме обратились в пустой звук.

Новый император оставался в Риме до 5 января 876 года, а затем в сопровождении папы поспешил в Павию, где в собрании епископов и итальянской знати был как утвержден в сане императора, так и избран королем Италии. После этого он, возложив управление итальянскими делами на герцога Бозона, брата своей жены, направился во Францию, где так же должен был быть провозглашен императором. Там, в Понтионе, в июле месяце на имперском сейме Карл, как вассал, получил от папских легатов золотой скипетр.

Подчинив себе императорскую власть, Иоанн VIII вернулся из Павии в Рим. Однако, победа над империей, призванной когда-то защищать Церковь, стала, своего рода, и поражением для папства. В городе существовала сильная германская партия с интересами которой совсем не совпадало избрание императором Карла. После выборов и возвращения папы в Рим эти люди были вынуждены покинуть город. Ночью они ограбили Латеран и ряд других церквей, после чего отворили ворота Святого Панкратия и устремились искать убежища в герцогстве Сполето.

Поскольку в это время на побережье разбойничали сарацины, у папы появилось основание обвинить беглецов в намерении впустить магометан в Рим. 19 апреля 876 года в Пантеоне был созван собор, на котором Иоанн VIII пригрозил отлучить от церкви бежавших римлян, если они не вернутся к назначенному им времени. В число преступников был включен и Формоз, епископ Порто, в чем-то заподозренный папой. Никто из бежавших не явился назад, и приговор был приведен в исполнение, а Формоз был, к тому же, лишен епископства и духовного сана.

В 876 году сарацины опустошили Сабину, Лациум и Тусцию и несколько раз появлялись у ворот Рима. Были разграблены монастыри и уведены в рабство местные жители, а Кампанья в очередной раз превратилась в пустыню, в которой царила лихорадка. Город с большим трудом укрывал и кормил стекавшиеся в него толпы крестьян, монахов и священнослужителей обращенных в развалины церквей. Несколько раз Иоанн VIII письменно обращался за помощью к Карлу Лысому, в котором он теперь хотел видеть могущественного императора, но Карл, давший клятву защищать город, предоставил Рим мечу сарацин.

Вся Италия почувствовала, как много она потеряла со смертью воинственного Людовика II. Даже при нем юг полуострова вступал в соглашения с сарацинами ради собственных торговых интересов, а теперь, когда исчез императорский флот, магометане принудили Неаполь, Гаэту, Амальфи и Салерно соединиться с ними для набегов на побережье церковного государства. Единственным энергичным противником сарацин остался папа Иоанн.

В начале 877 года он сам поспешил в Салерно, где просьбами и угрозами сумел добиться отказа салернского герцога от союза с сарацинами. Далее, располагая значительными средствами, папа вооружил римские суда, и мир впервые увидел хоть и небольшой, но собственный папский флот, расположившийся в Порто. Неаполь не отказался от союза с сарацинами и был целиком отлучен Иоанном от церкви. На город двинулись войска из Салерно, и папа без колебаний приказал отрубить головы 22 пленным неаполитанцам.

После этого Иоанн VIII вернулся в Рим и вышел с флотом в море. У мыса Цирцеи он настиг магометан, отбил у них 18 кораблей и освободил 600 захваченных в рабство христиан. Это был первый в истории случай, когда папа выступил как адмирал. В это же время в Неаполитанском заливе греческий флот нанес сарацинам еще большее поражение. Однако, ни Неаполь, ни Амальфи не перешли на сторону Рима. Иоанн отлучил от церкви и амальфийцев.

В этом же, 877 году, на проходившем в Риме соборе папой было вновь утверждено избрание Карла императором. Таким постановлением предполагалось устранить притязания сыновей умершего Людовика Баварского и предупредить возможность разделения империи. Карл Лысый прибыл с войском в Италию и был встречен папой в Павии. Здесь ими было получено известие о выступлении из Германии Карломана с сильным войском. Это так напугало Карла, что он немедленно покинул Павию. По пути во Францию 13 октября император умер.

Со смертью Карла Лысого политические условия мгновенно изменились — теперь торжествовала германская партия. Стоявший с войском в Верхней Италии Карломан склонил епископов и местную знать избрать его королем Италии и стал требовать у папы императорскую корону. Враги Иоанна VIII в Риме и собравшиеся в Сполето изгнанники ликовали. А в марте 878 года Ламберт, герцог Сполето, появился перед стенами Рима и заявил, что желает вступить с папой в переговоры от имени Карломана. Иоанн был вынужден принять герцога во дворце у базилики Святого Петра, и в это же время сполетцы заняли Ватиканский холм, преградив римлянам доступ в эту часть города. Папа оказался в плену.

30 дней Иоанн провел в заключении, но не поддался насилию и не согласился ни признать Карломана императором, ни вернуть отлученных в лоно церкви. Угрожая снова вернуться, Ламберт, наконец, покинул город. Папа же отправился в базилику Святого Петра, перенес оттуда все церковные сокровища в Латеран, закрыл главный алтарь покровом и запер базилику. В апреле он сел на корабль и отправился во Францию.

Там Иоанн отлучил от церкви Ламберта и короновал Людовика Косноязычного. Однако, полная бездарность последнего разрушила все надежды папы и толкнула его на опрометчивые шаги. Иоанн сделал ставку на Бозона, ломбардского герцога и мужа дочери Людовика II. Этот авантюрист показался папе тем человеком, которого можно было противопоставить Карломану. Иоанн открыл Бозону перспективу императорской короны и объявил его своим приемным сыном.

После почти годового пребывания во Франции Иоанн в сопровождении Бозона вернулся в Италию. В Павии он попытался восстановить ломбардов против Карломана, но местные епископы и графы не обнаружили симпатии к привезенному им герцогу. Ничего не добившись, оба покинули Павию. Бозон уехал в Прованс, а папа вернулся в Рим. Ситуация же разрешилась без его участия — три брата, Карломан, Карл Толстый и Людовик Косноязычный заключили между собой соглашение. Италия досталась Карлу.

Карл Толстый

В 879 году Карл Толстый вступил с войском в Ломбардию и в Павии принял корону Италии. Иоанну VIII ничего не оставалось, кроме как признать германского государя императором, а своего приемного сына Бозона — тираном. В 881 году Карл прибыл в Рим и получил из рук папы императорскую корону. Однако он и не подумал оказать городу помощь в борьбе с сарацинами и даже не оставил здесь своих легатов, фактически поступившись своими императорскими правами.

В этом же, 881 году, магометане подошли к Неаполю и расположились у Везувия. Построив здесь большую крепость, они в течение 40 лет совершали набеги на Кампанью, убивая и грабя население. Положение Южной Италии вообще ухудшалось с каждым годом. И, справедливости ради, стоит заметить, что этому способствовала та боязнь, которую внушали местным государям политические замыслы папы. Верховной власти Рима они предпочли грабеж со стороны греков и сарацин.

В это время в Риме Иоанн VIII возвел вокруг базилики Святого Павла такую же стену, какой Лев IV, огородил базилику Святого Петра. Огражденному пригороду он дал название Иоаннополис. Сейчас от этого сооружения не осталось и следа, а сведения о нем сохранились лишь в виде копии с надписи, начертанной на одних из его ворот:

«Эта стена служит к спасению и ворота ее неприступны. Они закрыты для нечестивых и открыты верующим. Войдите, знатные люди, и вы, старцы и юноши простого звания, войди весь христианский народ, ищущий святого храма. Его с благоговением соорудил служитель Господа Иоанн, который отличался возвышенным духом и великими достоинствами. Прозванный по имени папы Иоанна VIII, досточтимый город зовется Иоаннополисом. Да сохранят навсегда святой Ангел Господень и апостол Павел ворота от злого врага. Красуясь, возвышаются они среди далеко раскинувшейся стены, и радостно строил их папа апостольского престола Иоанн, дабы по смерти его самого Христос умилосердился над ним и отверз ему врата Небесного Царства».

В последние годы жизни Иоанн обращался к императору со все новыми жалобами как на сарацин, так и на своих врагов в Риме и Сполето. Он призывал Карла отправить своих послов в Рим и водворить мир в городе, но император оставался глух ко всем этим просьбам. Иоанн VIII умер 15 декабря 882 года. Если верить единственному свидетельству единственного летописца, то понтифику сначала дали яд, а когда оказалось, что тот действует слишком медленно, разбили голову молотом.

Следующим папой стал Марин I. Обстоятельства его избрания и правления практически неизвестны. Он снял с Формоза данную им клятву никогда не появляться в Риме и вернул ему епископство. Отношения с императором у Марина сложились настолько хорошими, что папе удалось одержать победу над самым злым врагом церкви, Гвидо Сполетским, пришедшим на смену умершему Ламберту. Гвидо был низложен и бежал на юг Италии. В начале 844 года Марин I умер и на папский престол вступил Адриан III, римлянин, сторонник национальной независимости Италии.

Адриан III

Состояние Рима в это время совершенно неизвестно. Обрывочные заметки летописцев позволяют лишь предполагать происходившие возмущения знати. Утверждается, будто бы Адриан III постановил, что при посвящении избранного папы больше нет необходимости в присутствии императорских послов и что после Карла Толстого, не имевшего наследников, императорскую корону должен получить итальянец.

В конце 884 года императором был помилован Гвидо. Ему также вернули его герцогство. В начале следующего года Карл Толстый вернулся в Германию для созыва имперского сейма с целью установления порядка престолонаследия. Туда же был приглашен и папа. Адриан III покинул Рим, но умер по дороге около Модены летом 855 года. Римляне немедленно избрали и посвятили нового папу, Стефана V, кардинала церкви Кватро Коронати. Император был разгневан таким нарушением своих прав, но прибывшие папские легаты сумели доказать ему, что выборы были произведены правильно. Император утвердил Стефана, но, фактически, римлянам удалось провести независимые выборы.

Стефан V

Дворцовую казну Стефан нашел опустошенной. Уже с давних пор существовал обычай, по которому по смерти папы слуги и народ врывались в его покои и производили грабеж, распространявшийся на весь дворец. Похищалось все — золото, серебро, дорогие ткани и драгоценные камни. Такое бесчинство порождалось анархией, водворявшейся в Риме после смерти каждого папы. Корабль Петра как бы терпел крушение, а его имущество оставалось без хозяина и могло быть беспрепятственно расхищаемо. То же самое происходило и во дворцах умиравших епископов.

Роскошь, которой окружали себя епископы, конечно противоречила основам христианства. Они жили в покоях, украшенных золотом, пурпуром и бархатом, ели из золотой посуды и пили из богатых кубков. В то время как базилики стояли покрытые копотью, сосуды для вина сверкали своей разрисовкой. Обедню епископы служили со шпорами на обуви и с кинжалами у пояса и охотно покидали алтарь, чтобы отправиться на соколиную охоту.

Проходя по опустошенным покоям своего предшественника, Стефан V был обрадован, когда нашел уцелевшей одну знаменитую древнюю вещь — золотой крест, когда-то принесенный в дар Святому Петру великим Велизарием в память своей победы над готами. По обычаю, немедленно после своего посвящения папа должен был наградить духовенство, монастыри и цеха деньгами, а бедным раздать хлеб и мясо. Вот так со смертью папы в Риме наступало двойное ликование — грабился дворец умершего папы и получались подарки от вновь избранного. Однако склады Латерана, как и казна, тоже оказались разграблены. Стефану ничего не оставалось, как только обратиться к своим личным средствам.

Тем временем сарацины продолжали совершать набеги вглубь Лациума и Этрурии. Стефан, продолжая молить о помощи императоров Запада и Востока, нашел ее только у Гвидо Сполетского, ближайшего к Риму государя и самого могущественного человека этого времени. Подав Гвидо надежду на императорскую корону, папа убедил его выступить против сарацин. Одержанная герцогом победа при Лирисе наконец дала Риму некоторое спокойствие.

Империя Карла Толстого в 887 году

В ноябре 887 года имперский сейм низложил Карла Толстого и избрал королем Арнульфа, сына Карломана. Когда же в январе 888 года Карл умер, Италия оказалась и без короля, и без императора. С прекращением наследственной передачи королевской власти в борьбу за корону Карла Великого вступили честолюбивые герцоги и епископы. В Италии друг другу противостояли Беренгар, фриульский маркграф, и Гвидо II, герцог Сполето. Беренгара выделяло его высокое происхождение, поскольку он был сыном дочери Людовика Благочестивого. Гвидо же владел двумя герцогствами и рядом земель в Южной Италии, а также имел вынужденную поддержку папы.

Однако Гвидо, франка по происхождению, провозгласили королем Франции, куда он незамедлительно и поспешил. Беренгар же в начале 888 года спокойно короновался в Павии королем ломбардов. Вернувшись с титулом короля Франции, Гвидо вступил в ожесточенную борьбу с Беренгаром и завоевал победу после двух кровопролитных сражений. В январе 889 года он получил в Павии корону Италии.

Короновался Гвидо в базилике Святого Петра только 21 февраля 891 года. Так он стал называться Августом, великим и дарующим мир императором. Через длинный ряд веков императорская власть снова вернулась в Италию и оказалась в руках знатного лица, хоть и не латинского происхождения, но все же принадлежавшего этой стране. Возложив же корону на голову незначительного герцога, владевшего только несколькими землями в Италии и получившего титул цезаря от папы, Стефан V мог сказать себе, что политика его предшественников была приведена им к благополучному завершению. Умер Стефан V в сентябре 891 года. Никаких относящихся к нему памятников в городе не сохранилось.

Гвидо Сполетский

Престол Святого Петра занял отлученный когда-то от церкви Иоанном VI Формоз, кардинал и епископ Порто. Его партия, однако, сплотилась вокруг Арнульфа Германского и его любимца Беренгара. Гвидо же поддерживали противники Формоза во главе с диаконом Сергием. Тем не менее, Формоз был вынужден признать императором Гвидо, который в 892 году еще и объявил соимператором своего юного сына Ламберта. Удача сопровождала Гвидо, и просьбы о помощи разбитого им Беренгара у германского короля Арнульфа оставались без внимания.

Гвидо не переставал нарушать и границы церковного государства, делая в союзе со сполетской партией в Риме невыносимым положение папы. Борьба враждующих партий грозила перейти в открытое столкновение, и в 893 году Формоз потребовал от Арнульфа перейти Альпы и вступить в Италию, что тот и сделал в следующем, 894 году. Убоявшиеся Милан и Павия открыли ворота, а тусцийские маркграфы признали себя вассалами германского короля. Однако Арнульф не пошел к Риму через земли Гвидо, а вернулся к Пасхе в Германию.

В конце 894 года Гвидо внезапно умер от кровотечения в Южной Италии. Ламберт, на котором были сосредоточены все надежды национальной итальянской партии, поспешил в Рим, чтобы быть утвержденным Формозом в своем императорском сане. Не видя помощи со стороны Германии, папа подчинился обстоятельствам и обещал юному императору отеческую поддержку, но в тоже самое время снова отправил послов к Арнульфу, настойчиво приглашая его в Рим. Такое поведение папы, конечно, вызвало к нему глубочайшую ненависть со стороны сполетской партии.

Осенью 895 года Арнульф выступил из Баварии с решением устранить не только Ламберта, но и Беренгара, чтобы полностью завладеть королевством Италии и объявить себя императором. Ламберт не пытался преградить Арнульфу путь на Рим, а думал только о защите Сполето. Однако, его мать, Агильдруда, отличавшаяся более решительным характером, надеялась, что ей удастся не впустить врага в Рим. В городе тоже произошло открытое возмущение. Сполетская партия под предводительством Сергия захватила папу Формоза, впустила в город сполетцев и тусцийцев и заперла ворота. Окруженная стеной Леонина, ватиканский квартал, так же была наполнена вооруженными людьми и заперта.

Арнульф

В феврале 896 года Арнульф стал лагерем у ворот Святого Панкратия и потребовал сдачи города, но получил в ответ оскорбительные насмешки. Тогда ворота были пробиты тараном и уже вечером германцы вступили в Леонину и освободили Формоза из замка Святого Ангела, в котором он был заключен. Однако для вступления в Рим Арнульф решил последовать обычаю императоров — совершить въезд с Неронова поля и быть торжественно принятым у базилики Святого Петра.

Король был встречен у моста Понте Молле и оттуда сопровожден в Леонину, где папа встретил его на ступенях базилики, провел внутрь и провозгласил императором. Ламберт был объявлен низвергнутым с престола. Сполетская партия не оказала победителю никакого серьезного сопротивления, а Агильдруда немедленно покинула город и со своими войсками удалилась в свои владения. О казнях ее сторонников ничего не известно.

Через 15 дней Арнульф направился в Сполето, но по дороге был разбит параличом. За блестящей победой последовало похожее на бегство отступление и первый поход на Рим германского короля не оставил после себя никаких реальных следов. 4 апреля 896 года умер и папа Формоз, избавив себя от опасностей, которыми грозило ему удаление германского короля. Город обязан ему полной реставрацией базилики Святого Петра, но никакие другие памятники больше не напоминают об этом папе.

В Риме начинался долгий период смут, а престол Святого Петра стал добычей для знати. Сразу после смерти Формоза в папы был избран Бонифаций VI, но умер уже через 15 дней. Тогда сполетская партия объявила папой Стефана VI. Из страха он признал императором Арнульфа, но как только последний покинул Италию, а в Павию вступил Ламберт, тут же изменил свое решение. После этого, подстегиваемый врагами Формоза и ослепленный ненавистью, принявшей характер безумия, Стефан совершил поступок, опозоривший историю папства.

Было решено подвергнуть Формоза торжественному суду, на который умерший должен был явиться лично. В феврале или марте 897 года труп Формоза вынули из могилы, облачили в папское одеяние и посадили на трон в зале собраний Латеранской базилики. Мертвецу было зачитано обвинение, после чего он был осужден, а собор подписал декрет о низложении Формоза и отлучил его от церкви. Затем присутствовавшие сорвали с трупа папское одеяние, отрубили у него три пальца, которыми совершалось благословение, вытащили труп из залы, поволокли его по улицам и под ликующие вопли сбежавшейся черни сбросили в Тибр. Этот, так называемый «трупный собор», стал для историков свидетельством нравственного состояния той эпохи.

Жан-Поль Лоренс. Папа Формозий и Стефан VI. 1870

Расплата, однако, настигла Стефана VI уже осенью того же 897 года. Поругание, совершенное над телом Формоза, возмутило не только его друзей, но и других благомыслящих римлян. Германская партия подняла народ, Стефан был схвачен, брошен в тюрьму и там удавлен. На место Стефана заступил Роман, человек неизвестного происхождения. Спустя четыре месяца он умер. Следующий папа Теодор II, римлянин, продержался на престоле еще меньше — 20 дней. Он, правда, успел совершить торжественное погребение тела Формоза, выловленное в Тибре рыбаками.

В январе 898 года папой стал Иоанн IX. При нем были преданы проклятию акты «трупного собора» и запрещены на будущее всякие суды на мертвыми. Было так же определено, что посвящение вновь избранного папы снова должно происходить в присутствии императорских легатов. К необходимости признания этого условия, даже при призрачности императорской власти, привели кровавые распри, сопровождавшие избрание последних пап. Помазание, совершенное Формозом над Арнульфом было объявлено недействительным, поскольку было вынужденным, и Иоанн признал императором Ламберта, в котором видел единственный залог безопасности.

Ламберт заключил с Римом мир и восстановил в нем императорскую власть. Папа, со своей стороны, всячески старался поддерживать императора в его сане. Эти двое прилагали искренние усилия для ликвидации хаоса, царившего в Италии, освобождения ее от иноземного вмешательства и создания в ее границах независимой империи. Однако, начавшийся было период покоя и надежд на лучшее будущее внезапно прервался несчастным случаем — во время охоты император упал с лошади и разбился.

Положение Италии снова изменилось. Беренгар направился из Вероны в Павию, где часть знати признала его ломбардским королем, а смерть Арнульфа в 899 году позволила ему больше не опасаться вооруженного вторжения германцев. Однако ему так и не удалось добиться императорской короны. В 899 году произошло первое вторжение венгров в Верхнюю Италию, и в этом же году претендентом на императорский престол выступил Людовик Прованский.

Ворвавшиеся в августе 899 года в Верхнюю Италию орды мадьяров воскресили в памяти людей времена Аттилы. В сентябре они разбили войска Беренгара, и римские партии возложили свои надежды на юного короля Прованса, сына Бозона и дочери Людовика II Ирменгарды. Внук знаменитого каролингского императора имел, по-видимому, законные права и мог рассчитывать на поддержку графов и епископов. Людовик вступил в Италию в 900 году.

Был ли Людовик призван Иоанном IX, неизвестно, но его преемники оказали королю дружественный прием. В любом случае, ничего этого Иоанн уже не застал — он умер в июне 900 года. Так закончился век Карла Великого.

Далее: Средневековье. 901- 954. Альберик, король Рима.
Назад: Средневековье. 844-872. Ослабление императорской власти

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Средневековье. 844-872. Ослабление императорской власти

Вскоре после смерти Григория IV Рим охватило волнение, вызванное несогласием при выборе папы. Духовенство и знать избрали Сергия, кардинала церкви святых Мартина и Сильвестра, народ же встал на сторону диакона Иоанна и с оружием в руках привел того в Латеран. Восстание было подавлено и Сергия II посвятили в папы. Это произошло без согласия императора (спешка могла быть вызвана народным восстанием) и разгневанный Лотарь приказал королю Италии идти на Рим с войском.

Людовик II

Насилия, совершаемые войском в церковной области на пути в Рим, дали почувствовать римлянам королевский гнев еще до прибытия Людовика. Папа выслал навстречу королю почетную свиту, а сам приветствовал его на ступенях базилики Святого Петра. К удивлению Людовика, двери базилики были закрыты. На его вопрос папа ответил: «Если ты пришел с добрыми чувствами и чистыми намерениями, ко благу республики, всего города и этой церкви, двери будут открыты тебе; если же нет, то никто из нас не откроет тебе их». Конечно Людовик ответил, что им руководят добрые намерения, и конечно двери открылись. После этого у гроба апостола, всегда игравшего роль громоотвода для гнева государей, было совершено моление.

На соборе было проверено и утверждено избрание папы. 15 июня Сергий, в свою очередь, помазал и короновал Людовика королем Италии. Немедленно за этим последний потребовал признания за собой такой же власти над городом, какая принадлежала императору, и присяге в верности от римской знати, но получил твердый отказ. Торжественная присяга была снова принесена лишь императору Лотарю. Вскоре Людовик, к великому удовольствию римлян, отбыл в Павию.

В августе 846 года в устье Тибра вошел сарацинский флот. Новая Остия, построенная для защиты этого направления, совершенно не произвела впечатление на пиратов, которые, фактически, просто проигнорировали ее. Их помыслы были направлены на Рим, где они мечтали водрузить знамя пророка на базилику Святого Петра и поживиться сокровищами, которыми были наполнены церкви города.

Неизвестно, проводилась ли осада города (стены вполне могли защитить римлян), но Ватикан с базиликой Святого Петра оказались предоставлены сами себе. Жившие у ватиканского Борго саксы, лангобарды и франки, оказали сопротивление, но уступили превосходящему силой врагу, после чего базилика была беспрепятственно разграблена. Самое почитаемое место Запада, пятивековая святыня христианства, которую не тронули ни готы, ни вандалы, ни греки, ни лангобарды, стала добычей африканских разбойников.

Начиная с Константина, императоры Запада и папы не переставали делать этой церкви редкие по своему богатству и великолепию приношения, так что базилика Святого Петра могла считаться величайшим музеем произведений искусства последних пяти веков. Древний золотой крест на гробе апостола, серебряный стол Карла Великого, серебряные плиты с дверей, золотые плиты с пола исповедальни, главный алтарь — все это и многое другое было увезено сарацинами. Была опустошена и гробница апостола — не имея возможности унести огромный бронзовый саркофаг, сарацины разбили его, уничтожив все содержимое. То же самое произошло и в базилике Святого Павла. Если бы Лев III окружил Ватикан стеной, как задумывал, то ничего подобного бы не произошло, но осуществлению проекта помешали междоусобные распри.

Показания летописцев о событиях этого времени довольно путаны, но, по-видимому, решающую роль в изгнании сарацин сыграл призванный папой сполетский маркграф Гвидо. Его лангобарды вместе с римлянами разбили захватчиков в жестокой битве в Борго и у моста Святого Петра. Отступавшие по Аппиевой дороге магометане производили на своем пути страшные опустошения и сам преследовавший их маркграф едва избежал гибели.

Несчастный Сергий II умер 27 января 847 года и был похоронен в разграбленной базилике. Новым папой был избран Лев, кардинал церкви Кватро Коронати, римлянин лангобардского происхождения. Посвящение Льва IV произошло до получения согласия императора, но это оправдывалось трудными обстоятельствами, в которых находился город после нашествия сарацин. Во избежание недоразумений римляне письменно удостоверили свою готовность повиноваться Лотарю.

В это же время произошло землетрясение, приведшее к пожару, превратившему саксонский квартал в груду пепла и разрушившему портик базилики Святого Петра. Верующие приписали спасение самой базилики от огня молитвам Льва и полагали, что он остановил пожар знамением креста. Воспоминания о пожаре в Борго еще долго сохранялись в городе, а Рафаэль увековечил его в одной из своих фресок в зале Ватикана.

базилика святого петра
Пожар в Борго. Рафаэль Санти,1514. На заднем плане видна старая базилика Святого Петра

Опасность, продолжавшая грозить со стороны сарацин, вынудила папу начать восстановление стен Рима. Были укреплены все городские ворота и заново отстроены 15 развалившихся башен. С двух сторон Тибра поставили две башни так, чтобы между ними было возможно натянуть цепь. Самым же замечательным сооружением Льва IV стало укрепление совершенно открытого до сих пор ватиканского квартала, в результате которого возникла новая часть города и крепость, получившая огромную важность в последующие века. Император Лотарь охотно оказал для этого денежную помощь.

В 849 году римляне узнали, что в Сардинии готовится к выступлению большой сарацинский флот. По счастью, в это же время образовалась лига южных приморских городов. По настоянию папы, Амальфи, Гаэта и Неаполь соединили свои флоты и заключили с ним союз. Суда расположились перед Порто, где и стали ожидать прибытия сарацин. Завязавшийся было бой был прекращен внезапно поднявшейся бурей, рассеявшей и частично потопившей неприятельские суда. Множество мавров было убито и множество взято в плен. Пленных отправили на постройку ватиканских укреплений. Эту победу Рафаэль так же изобразил на фреске в том же зале Ватикана.

Битва при Остии. Рафаэль Санти

К 852 году ватиканская область оказалась окружена стеной, бравшей начало от мавзолея Адриана, проходившей от него к ватиканскому холму и, окружив базилику Святого Петра, снова спускавшейся к реке. Стена, сложенная из туфа и кирпича, была высотой около 12 метров и имела 44 оборонительные башни. Одна из этих башен, угловая, до сих пор стоит на самом высоком месте Ватикана. Сама стена также сохранилась в некоторых местах.

лев IVВ новый город вели трое ворот. Одни, находившиеся у мавзолея Адриана, назывались Постерула Сан Ангели, позднее — Порта Кастелли. Вторые располагались рядом с церковью Святого Перегрина и носили название Порта Сан Перегрини, позднее — Сан Петри. Эти ворота были главными, через которые въезжали императоры. Третьи ворота, соединившие Ватикан с Трастевере, назывались Постерула Саксонум, по имени квартала, с которым они граничили. Сейчас на их месте находятся Порта ди Санто Спирито.

Закончив сооружение стены, Лев IV назвал новый город Цивитас Леонина. Освящение произошло 27 июня 852 года. Все римское духовенство с босыми ногами и посыпанной пеплом головой с пением обошло стены, а семь кардиналов-епископов кропили их на пути святой водой. У каждых ворот папа совершал моление о ниспослании благодати на новый город. По окончании обхода папа приказал раздать дворянству, народу и колонистам золото, серебро и шелковые платки. На воротах были помещены стихи, написанные варварской латынью. Из них в позднейших списках сохранились два.

Над главными воротами Святого Перегрина было написано: «Вступая в город и покидая его, взгляни, странник, на это великолепное сооружение, воздвигнутое благодетельной мыслью Льва IV. Красиво сверкают высеченные из мрамора и выступающие наверху зубцы; человеческим рукам удалось дать им привлекательный вид. Это памятник времени Лотаря, непобедимого цезаря, и памятник папы, воздвигшего это величие. Жестокие войны людей злого умысла, я верую, не повредят этому сооружению, и оно уже не даст возможности врагу торжествовать. Рим, глава мира, свет, надежда, золотой Рим, ты — святыня; в этом сооружении папа явил тебя. По имени основателя этому городу было дано название Леонина».

Стихи на Порта Кастелли были следующими: «Римлянин и франк, вы, лангобардские пилигримы, и все, кто взирает на это сооружение, воспойте его достойной песнью. Его торжественно принес в дар своему народу и городу на вечное благо великодушный папа Лев IV. В радостном единении с великим государем Лотарем воздвиг он это сооружение, и далеко несется слава его. Да приведет Всемогущий Бог в небесный град тех, кого связала любовью глубокая преданность. Его имя Цивитас Леонина».

лев IV
Лев IV

Как Григорий IV возобновил Остию, так и Лев IV восстановил Порто. Эта древняя римская гавань к тому времени уже почти не существовала. Имя ее сохранилось лишь благодаря тому, что она была еще и древним епископством. После нашествия сарацин и изгнания последних жителей гавань пришла в окончательный упадок. Тогда Лев IV и решил окружить Порто стенами и возвести в нем новые здания. К месту пришлись и корсиканцы, изгнанные арабами со своего острова. С ними был заключен договор, и Рим, таким образом, учредил колонию. По указу, утвержденному императорами Лотарем и Людовиком, корсиканцы получили Порто со всеми его угодьями и в 852 году заняли его как свободные собственники и слуги церкви. Однако жизнь не вернулась в город. Колония погибла от лихорадки и сарацинских мечей. Дальнейшая ее история неизвестна.

Лев IV возобновил еще ряд прибрежных городов, возведя вокруг них стены и башни. Сооружение укреплений было единственным средством удержать жителей на месте. Грабежи сарацинов по всему побережью Тусции и Лациума вынуждали население покидать незащищенные места, ища спасения в горах. Так было выстроено большое количество замков и башен, ставших позднее замками феодалов.

Папа заново построил саксонскую базилику Святой Марии, уничтоженную пожаром в Борго (сейчас на ее месте стоит церковь Санто Спирито). Возобновлена была и церковь Святого Михаила в память саксов, погибших от меча неверных, а так же портик и атриум базилики Святого Петра. Затраты, произведенные Львом для возмещения церквям драгоценностей, похищенных сарацинами, показали каким несметным богатством обладала церковная казна.

Главный алтарь Святого Петра снова был выложен золотыми панелями с эмалью весом по 100 кг. Серебряное распятие с позолотой и бриллиантами весило 32 кг, а серебряный киворий над алтарем — 456 кг. Крест из литого золота, осыпанный жемчугом, изумрудами и опалами, имел 454 кг веса. Были заново изготовлены вазы и кадильницы, подвешенные на серебряных цепях с золотыми шарами, а так же украшенные драгоценными камнями чаши и серебряные налои. Двери получили оклады из серебра с изображениями событий из священной истории. К этому можно прибавить и ковры, и занавесы у колонн, вышитые золотом и усыпанные драгоценными камнями. Часть камней, купленных папой у иудейских торговцев, была выломана из сосудов, похищенных ранее при грабеже базилики сарацинами.

Столь же ценные приношения были сделаны в базилику Святого Павла и многие другие церкви, даже провинциальные. Церковь в эту эпоху не имела сколько-нибудь значительных доходов из других стран, и средства, затраченные на постройку и укрепление городов, а так же на восстановление церквей, брались, главным образом, из собственных доходов римской республики. Папы этого времени еще не копили богатства лично для себя, и церковная касса оказывалась всегда полной и готовой к финансированию великих и благих целей.

В 850 году в базилике Святого Петра папа возложил императорскую корону на голову Людовика II, возведенного Лотарем в сан императора на имперском сейме. В 853 году в Риме появились два британских короля — Этервольф, пожелавший быть помазанным и коронованным Львом, и его сын Альфред. Их годовое пребывание в Риме послужило благоустройству англосаксонской колонии, пострадавшей от пожара. С этого же времени английский народ стал платить Риму подать.

Конец жизни Льва IV был омрачен испортившимися отношениями с императором. После разграбления сарацинами великих римских святынь римляне, не стесняясь, начали говорить горькие слова в адрес императора и высмеивать франкскую империю, призванную защищать Рим и церковь. Такое настроение Рима уже было известно Людовику, а сам папа теперь был обвинен в замыслах, нарушавших конституцию. Лев прислал письменное оправдание и объявил, что подчинится любому судебному приговору, если выяснится, что он нарушил имперские законы.

17 июля 855 года Лев IV скончался. Рим хранит о нем память как об основателе Леонины.

При выборе нового папы в городе возникли крупные волнения. Большинство римлян избрало кардинала церкви Святого Каликста, Бенедикта. В торжественной процессии он был отведен в Латеран, а духовенство и знать подписали избирательный декрет для утверждения его императором. Но по дороге к императору папские послы были перехвачены сторонниками низложенного Львом IV кардинала Анастасия и склонены на сторону последнего. Прибыв к императору, они стали ходатайствовать за Анастасия.

Послы императора, принявшего сторону Анастасия, по прибытии в Рим объявили духовенству, знати и народу, что все они должны на следующий день собраться у базилики Святого Левкия и выслушать повеление императора. 21 сентября 855 года, когда римляне стали собираться в указанном месте, императорские послы вместе с приверженцами Анастасия вступили в Леонину через ворота Святого Перегрина. Пока Бенедикт оставался в Латеране, ожидая, чем закончатся волнения, Анастасий проник в базилику Святого Петра, где дал волю своим мстительным чувствам и, как оказалось, иконоборческим влечениям, предав огню образа святых и порубив топором изображения Христа и Девы Марии.

После этого он поспешил в Латеран, приказал разломать запертые двери во дворце, ворвался в него и сел на папский престол, в то время как Бенедикт, окруженный преданным ему духовенством, сидел на троне в самой базилике. По приказанию Анастасия толпа вооруженных людей во главе с одним из епископов ворвалась в церковь, стащила Бенедикта с престола и отдала его под надзор нескольких кардиналов, низложенных ранее Львом IV.

сан джованни ин латерано
Латеранская базилика при Каролингах. Реконструкция

Однако на следующий день сторонники Бенедикта, ободренные настроением народа, собрались в базилике Эмилия (на Римском форуме) и, не смотря на угрозы императорских послов, твердо заявили о непризнании Анастасия. На новом собрании в Латеране народ единогласно высказался за Бенедикта, и послам пришлось уступить. Анастасия с позором изгнали из Латерана, а Бенедикта в торжественной процессии отвели в базилику Санта Мария Маджоре. 29 сентября в базилике Святого Петра в присутствии императорских послов Бенедикт III был, наконец, посвящен в папы.

Наступала одна из самых ужасных эпох в истории папства. Раздоры внутри города принимали угрожающие размеры, народ и знать разбивались на партии, честолюбие кардиналов непомерно росло, отношения церкви и государства становились все более натянутыми. Поведение императорских послов показало, что император не желал видеть на папском престоле сильную личность, подобную Льву IV, а мечтал иметь на этом месте подчиненного себе человека.

За день до посвящения Бенедикта III Людовик стал единовластным императором. Уставший и больной, измученный угрызениями совести (помня о своем отце), Лотарь поделил империю между сыновьями, а сам ушел в бенедиктинский монастырь, где и умер. История же Рима в короткое правление Бенедикта не содержит сколько-нибудь значимых событий. Папская хроника отмечает лишь происходившие несколько раз наводнения из-за разливов Тибра.

Бенедикт III умер 8 апреля 858 года, когда Людовик только покинул Рим (что было причиной его приезда, неизвестно). Узнав о смерти папы, император немедленно вернулся в город, чтобы своим присутствием предупредить возможные злоупотребления и беспорядки при выборах нового понтифика, а заодно и воспользоваться своими правами. Он убедил римлян отдать голоса за диакона Николая, и 24 апреля избранный папа принял посвящение в присутствии императора. После этого Людовик покинул Рим.

Николай I

Начало деятельности Николая I проходило в серьезных затруднениях — именно в это время национальные церкви восстали против становившегося папского самодержавия. Николай, однако, оказался сильным и решительным политиком. Он сумел устранить притязания королей и епископов. Константинополь был отлучен от церкви, варварские народы получили конституцию, а бароны и кардиналы Рима нашли его власть настолько непререкаемой, что даже не дерзали восстать против нее.

Ведя борьбу с греческой схизмой и будучи озабочен успехами магометан, Николай I в это же время оказался вовлечен в жестокую распрю с императорским домом. Брат императора Людовика II, Лотарь Лотарингский, ради своей любовницы Вальдрады прогнал свою жену Теутбергу. Изгнанная королева обратилась к заступничеству папы, который поручил вынести решение по этому делу собору в Меце и объявил Лотарю, что тот будет отлучен от церкви, если не явится на суд этого собора.

Осенью 863 года местные епископы, надеявшиеся стать более независимыми от папы и добивавшиеся для себя королевских льгот, поддержали Лотаря. Подкупленные золотом папские легаты даже не стали предъявлять собору писем Николая и признали, что Вальдрада является законной супругой Лотаря. Соблюдая формальности, в Рим, для подтверждения папой постановления собора, были отправлены епископы Кельна и Трира. Николай не принимал их в течение трех недель, после чего приказал явиться на собор в Латеране, где им было объявлено о лишении их сана и отлучении от церкви. Здесь же были отменены постановления местного собора в Меце.

Епископы поспешили к императору с жалобами на совершенное над ними насилие и оскорбление в их лице самого императора и его брата, а так же с заявлениями, что неограниченная власть папы представляет угрозу могуществу императорской и королевской власти. Пришедший в ярость Людовик собрал войско и двинулся на Рим с намерением силой принудить папу вернуть сан отлученным епископам. В феврале 864 года он вступил в город.

По этому случаю Николай I предписал общий пост, наложил на весь город траур и устроил молитвенные процессии. Не встреченный папой Людовик остановился во дворце при базилике Святого Петра, а Николай в это время молился в Латеране об избавлении от «государей, творящих зло». По городу не переставали двигаться процессии, и вот одна из них, приблизившаяся к базилике Святого Петра, подверглась нападению раздраженных солдат Людовика. Они стали наносить побои священникам, сорвали хоругви и сломали крест Святой Елены, в который, по верованиям того времени, был вделан кусок истинного креста. Такого не происходило в Риме с самого основания империи Каролингов.

Как рассказывала молва, сломавший крест франк был поражен смертью, а сам император заболел лихорадкой. Тогда посредничество между папой и Людовиком взяла на себя императрица. Получив обещание своей неприкосновенности, Николай явился к императору, и между ними состоялся долгий разговор, после которого папа вернулся в Латеран, так и не сняв отлучение с епископов. Людовик приказал им вернуться в Германию. Сам император не счел нужным провести Пасху в Риме и демонстративно отправился в Равенну.

Николай продолжал грозить отлучениями, и лотарингские епископы прислали ему покаянные письма. Папский легат Арсений прибыл в Лотарингию, где вел себя крайне высокомерно. Он вернул супругу перепуганному возможностью отлучения от церкви Лотарю и удалил от двора Вальдраду. Папство одержало блестящую победу над слабой королевской властью.

За время понтификата Николая I в Риме не возникало никаких внутренних смут. Урожаи были обильны, и папа приказал выдавать всем нуждающимся подписанные его именем марки, дававшие право на бесплатное получение продуктов. Он снова восстановил водопровод Аква Траяна (строительное искусство было в упадке, и сооружения быстро разрушались), называвшийся в ту пору водопроводом Святого Петра, и построил портик базилики Санта Мария ин Космедин.

В упадке находилось не только строительное искусство. Если бы греческие или арабские ученые и философы посетили Рим при Николае I, они бы пришли в ужас от невежества местных монахов и кардиналов. Варварская латынь, ставшая нормой не только для простого народа, но даже и для нотариусов и летописцев, вызывала насмешки и презрение Константинополя. У самих римлян не осталось таланта даже для того, чтобы сложить, пусть и варварскими стихами, какую-нибудь надпись на городских воротах или надгробных памятниках. Куда лучше знали латынь представители Галлии или Германии, которых невежественные римляне продолжали называть варварами.

Рим перестал давать миру даже новые теологические труды. Кроме того, не нашлось ни одного летописца, чтобы записать историю города со времен Пипина. В то время, когда большое число хроник было создано в Германии, Франции и даже Южной Италии, римские монахи оставались настолько безучастными к происходившему в Риме, что события той эпохи для потомков оказались окутаны полнейшим мраком.

И тем не менее, в это самое время Анастасием «Библиотекарем» была собрана и отредактирована Книга Пап или Liber Pontificalis. Жизнеописания пап в форме перечисления годов их правления и деяний велись уже со 2 века. Со времени Григория Великого к ним стали добавлять еще и письма и акты пап. Из этих, все более разраставшихся, материалов и возникли официальные жизнеописания пап, наиболее полные из которых принадлежали эпохе Каролингов. Эти описания не имеют характера летописей, а представляют собой смесь заметок о постройках, пожертвованиях и некоторых исторических событиях. Но, не смотря на их дурной стиль и намеренные искажения в интересах папства, эти заметки, в отсутствии других источников, имеют неоценимое значение. Без них для нас остались бы совершенно неизвестными целые века существования как папства, так и города Рима.

13 ноября 867 года великий папа Николай I умер. Выбор римлян остановился на Адриане, престарелом кардинале церкви Святого Марка. Император согласился с этим решением, и 14 декабря Адриан II был посвящен в папы. Свое вступление на престол он ознаменовал дарованием амнистии священникам, отлученным его предшественником. Кроме того, Адриан добился от императора освобождения ряда мирян, обвиненных в государственной измене и заточенных на галерах.

Все это привело к активизации врагов Адриана, приверженцев его предшественника. Они начали распространять слухи, будто Адриан II по трусости намеревается отменить декреты Николая, благодаря которым папская власть приобрела такое огромное значение. Адриан объявил, что никогда не сойдет с пути, по которому шел Николай I, совершил о нем публичное моление и торжественно признал все его декреты. Но, умиротворив таким образом друзей Николая, Адриан тут же настроил против себя его врагов.

История Церкви прославляет твердость, с которой Адриан II продолжил вести борьбу против епископов, не желавших подчиниться авторитету папы. А такое орудие, как отлучение от церкви, становилось все более действенным. Со своей стороны росту могущества пап способствовали и слабые государи. Своей страстью к Вальраде Лотарь II пробил глубокую брешь в престиже королевской власти, чем и воспользовался папа Николай I. Однако, эта история получила продолжение и при папе Адриане.

Восстановленная в правах королевы Теутберга вскоре снова была прогнана мужем и бежала к королю Карлу Лысому, дяде императора Людовика II. Папа Николай тогда отлучил Вальраду от церкви и грозил тем же самым Лотарю II. Король униженно просил принять его для оправданий в Риме, но получил от Николая отказ. По смерти папы он обратился с той же просьбой к Адриану и теперь получил согласие на поездку.

В июне 869 года Лотарь прибыл в Равенну, где попытался заручиться поддержкой императора, но не получил ее. Встреча же с папой состоялась в Монте Кассино. Лотарь осыпал Адриана подарками, но смог добиться лишь причастия после того как дал ложную клятву о том, что не притрагивался к Вальдраде после ее отлучения от церкви. Затем папа отправился в Рим, а утративший всякий стыд король следовал за ним по пятам. Вступление короля в город было не менее позорным — ему навстречу не вышел ни один священник, а разместиться пришлось во дворце, где не было ни одной подготовленной комнаты. Папа отказал Лотарю в служении для него обедни и посмеялся над богатыми подарками.

Так ничего и не добившись, король покинул Рим. По дороге и он, и его приближенные заболели лихорадкой, и 10 августа по приезде в Пьяченцу Лотарь умер. Народ усмотрел в этой смерти небесное возмездие, ниспосланное на короля за ложную клятву и распутство. Земли Лотаря были захвачены Карлом Лысым и Людовиком Баварским, что дало папе случай выступить против них как разбойников, тем более что император, поглощенный войной с сарацинами в Южной Италии, был обделен при этом захвате и сам просил папу о посредничестве.

В 871 году произошло событие, показавшее насколько ослабла императорская власть. Спасший от сарацин Южную Италию Людовик II направился со всей своей богатой добычей в Беневент. Прельстившийся этой добычей и очень неохотно признававший власть императора (как и все правители Южной Италии) герцог Беневента Адальгис решился напасть на Людовика. Три дня продолжалась кровавая борьба, закончившаяся пленением императора и всех франков. Больше месяца пленные пробыли в заточении, после чего напуганный высадкой сарацин у Салерно Адальгис освободил их, взяв у Людовика клятву в том, что он никогда не станет мстить за совершенное над ним насилие. Горя желанием расправиться с мятежным герцогом, но связанный данной клятвой, Людовик направился в Равенну.

На следующий, 872 год, император прибыл в Рим. Встреченный с почестями в Латеране, император заявил папе о своем желании быть освобожденным от клятвы, данной им под принуждением. Это желание было исполнено перед собранием духовенства и знати. Римский сенат, заседавший в Латеранской базилике, объявил Адальгиса врагом республики и приговорил его к изгнанию. Однако, в тайне, собравшиеся торжествовали, видя такое ослабление императорской власти и еще не подозревая как быстро с падением династии Каролингов утратят свое могущество и папы.

Далее: Средневековье. 872-900. Закат династии Каролингов
Назад: Средневековье. 801-844 гг. Раздел империи

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Средневековье. 801-844 гг. Раздел империи

После коронования Карл остался на зиму в Риме. Отдаленность Германии и нежелание императора делать Рим своей столицей стали причиной того, что Карл отказался от постройки здесь своего дворца и жил в одном из епископских зданий при базилике Святого Петра. В дальнейшем это же помещение занимали все приезжавшие в Рим Каролинги, и здесь же жил императорский посол.

Базилика Константина (Святого Петра). Реконструкция Джованни Чампини 1693 года, основанная на античных рисунках

Император привел в порядок дела Рима и Италии и заставил римлян принести ему присягу верности и повиновения. Правда, в то время его власть заключалась лишь в наблюдении за правосудием. Судей назначал папа, но высшей правовой инстанцией оставался император, представителем которого был посол или легат. Содержался легат за счет папской казны и, помимо надзора за соблюдением прав императора, охранял папу от посягательств на его власть римской аристократии. Он же присутствовал при посвящении папы, происходившем с согласия императора.

Карл признал за Львом III право чеканить собственную монету. Теперь на одной стороне римского динария находилось имя папы, а на другой — имя императора. О городском устройстве того времени, к сожалению, ничего не известно.

После Пасхи, 25 апреля 801 года, император покинул Рим, передав Италию своему сыну Пипину, и вернулся в Германию. В последний день апреля в Сполето произошло землетрясение, разрушившее некоторые итальянские города и даже повредившее крышу базилики Святого Петра в Риме.

В своих эдиктах Карл начал титуловать себя «волею Божией властителем империи римлян, пресветлейшим Августом», вызвав в Константинополе ненависть к франкам и римлянам. Однако слабость Константинополя заставляла его искать дружбы Карла, тем более что и сам Карл прилагал усилия к установлению границ Италии посредством договора. Приняв послов императрицы Ирины, он, в свою очередь, отправил в Константинополь свое посольство.

По прибытии в восточную империю послы Карла застали уже нового императора — бывший дворцовый казначей Никифор 31 октября 802 года сверг Ирину и сослал ее на остров Лесбос. Тем не менее узурпатор так же был заинтересован в дружбе франков и, выслушав послов, отправил к Карлу своих министров. После заключения договора министры вернулись в Константинополь, посетив по дороге Рим — папа не менее императоров был заинтересован в урегулировании отношений между Западом и Востоком, чтобы обезопасить себя от войны.

В 808 году был свергнут с престола и изгнан из страны Ардульф Нортумберлендский. Явившись сначала ко двору Карла он, с согласия императора, спешно отправился в Рим просить поддержки у папы. После этого, вернувшись на родину, он был восстановлен на троне двумя императорскими легатами. Ардульф стал первым королем, молившем в Латеране о возврате отнятой у него короны.

В 810 году в возрасте 32 лет умер Пипин, так и не завоевавший Венецию и Беневент для объединения Италии, а в 811 году Карл лишился и своего второго сына, Карла. Чувствуя приближение и своей смерти, в 813 году император провозгласил своим соправителем и наследником Людовика. По словам одних франкских летописцев, Карл сам возложил корону на голову младшего сына, по словам других — приказал Людовику взять ее и собственными руками возложить себе на голову.

Карл Великий коронует своего сына Людовика Благочестивого

Видно, что избрание Людовика значительно отличалось от избрания Карла, проходившего в Риме по воле папы и римского народа. Избрание нового цезаря состоялось в столице франков Ахене с согласия представителей монархии и без помазания папой или же представлявшим его епископом. Римляне нигде не упоминаются как участники этого торжества, а присутствовавшие на нем папские послы ничем не выделялись среди остальных участников. Если бы слабые наследники Карла могли осознать значение этого события, история папства могла бы стать совсем другой. Это же имперское собрание утвердило королем Италии Бернгарда, сына Пипина.

28 января 814 года Карл умер в Ахене на 71-м году своей жизни. Его эпоха, в которую на развалинах римской империи образовалась германо-римская культура, по своей значимости не уступает эпохам Августа и Константина, первая из которых создала всемирную монархию, а вторая сделала христианство господствующей религией. Был положен конец переселению народов и наступило примирение германцев с Римом. Древняя сокровищница знаний и искусства не была утрачена для человечества, а христианская церковь стала объединяющей силой новой империи. Позднее признательная церковь причислила Карла, как основателя церковного государства, к лику святых.

Едва римляне узнали, что их великий властитель мертв, они снова дали волю своей ненависти к гражданской власти папы. Против понтифика был составлен заговор, правда тут же раскрытый. Не раздумывая, Лев приказал казнить виновных. Так епископ оказался вынужденным, как и любой государь, обагрять руки кровью своих подданных. Весть об этих казнях вызвала, однако, негодование у наследника Карла. Людовик счел заслуживающим порицания такую поспешность со стороны папы и нарушение прав императора, поскольку в суде не принимали участия его послы. Для расследования в Рим был послан король Италии.

Раздражение в городе было столь велико, что в этом же 815 году снова началось восстание против Льва, который лежал тяжело больным, будучи потрясенным происходящими событиями. Были сожжены папские фермы, а римская знать вооружала колонистов и рабов, привлекала к восстанию провинциальные города и грозила вторгнуться в Рим, чтобы принудить папу вернуть отнятое у нее имущество. Для подавления возмущений Бернгард послал в Рим герцога Винигиса из Сполето. Винигис прибыл с войском в Рим, но 11 июня 816 года Лев III, занимавший престол более 20 лет, умер, удрученный глубоким горем.

Ненавидимый римлянами за присвоение светской власти над городом, вынужденный спасаться бегством, а по возвращении постоянно мучимый страхом из-за повторяющихся возмущений, Лев III, фактически, дал благословение новой эпохе. Короновав в церкви Святого Петра нового западного императора, этот папа, обладавший прозорливым и смелым умом, неразрывно связал свое имя с мировой историей.

Для города же своими постройками Лев III сделал еще больше своего предшественника, Адриана. При Каролингах церковный Рим совершенно обновился, хотя их эпоха и не оставила в Риме ни одного великого сооружения — церквей и монастырей было так много, что сколько-нибудь широкие планы оказывались невыполнимыми и архитектура города сосредоточилась на мелочах и украшениях. При этом нужно помнить, что, возводя множество новых построек, папы этого времени безжалостно разрушали древний город. Строители продолжали пользоваться колоннами и орнаментами античных зданий, и новое создавалось только из древнего.

лев III
Современное состояние триклиния Льва III

В Латеране был построен знаменитый триклиний, расширен и украшен папский дворец. В Святом Петре — восстановлен и расширен баптистерий, построена часовня Санта Кроче. В исповедальне установили золотые и серебряные статуи апостолов, а пол выстлали листовым золотом. По обе стороны гроба апостола укрепили серебряные щиты с латинским и греческим (!) символами веры. Рядом с обелиском для пилигримов был выстроен круглый купальный дом.

Современная небольшая церковь Сан Пеллегрино у ворот Порта Ангелика стоит на месте построенного Львом госпиталя, посвященного Святому Перегрину, римскому священнику, погибшему мученической смертью во 2 веке в Галлии. Были восстановлены примыкающий к базилике Святого Петра монастырь первомученика Стефана и находящийся неподалеку монастырь Святого Мартина. На более высоком месте заново отстроили разрушенную наводнением церковь святых Нерея и Ахиллея, одну из древнейших в Риме. Практически все существовавшие к тому времени в городе церкви были отреставрированы.

Главным изобразительным средством этого времени стала мозаика. Практиковалось также литье из бронзы, серебра и золота. В церквях употреблялись и фигуры святых, сделанные из дерева, раскрашенные и одетые в платье. К сожалению, до нашего времени не дошла ни одна из статуй того периода.

Через десять дней после смерти Льва III папой был избран дьякон Стефан IV, знатный римлянин. Он тут же поспешил засвидетельствовать свою преданность верховному властителю Рима, приведя римлян к присяге императору и отправив к последнему послов с извинениями по поводу поспешности своего посвящения. Однако предшествовавшие смуты, недовольство знати и необходимость для папы еще раз обеспечить себя договором с подтверждением своих прав заставили Стефана и самому отправиться к франкам. Возможно на Стефана оказало влияние и его желание воспользоваться своим правом совершить помазание над Людовиком, пусть уже и коронованным. Безусловно нового папу беспокоило то, что Людовик ничем не был обязан ему (в отличие от Карла, обязанного Льву III).

В сентябре 816 года Стефан вступил в Реймс, где был встречен с глубочайшим почетом. Успокоенный в своих опасениях, он помазал и короновал императора, после чего, богато одаренный, отправился в обратный путь. Владения, привилегии и иммунитет римской церкви были утверждены вновь. Недовольных же римлян папа надеялся примирить с собой тем, что по его просьбе были освобождены все сосланные в страну франков участники возмущения против Льва III.

24 января 817 года, всего через три месяца после возвращения в Рим, Стефан IV умер. Немедленно был избран папой Пасхалий, аббат монастыря Святого Стефана. Его посвящение состоялось уже 25 января. Такая поспешность ставит под сомнение существование декрета, воспрещавшего посвящение папы до получения согласия императора. Однако, как и его предшественник, Пасхалий счел необходимым оправдываться перед императором за эту поспешность. Его легат снова привез императорскую грамоту с подтверждением всех привилегий. Такое подтверждение стало правилом при каждом избрании нового папы и каждом вступлении на трон нового императора.

Людовик Благочестивый

В архиве Латерана уже хранились великие грамоты Пипина, Карла и Людовика, дарственные, подтверждения иммунитета и другие договоры между римской церковью и императорами. К сожалению, ничего из этих документов не сохранилось. Добавленная к ним в 817 году грамота Людовика Благочестивого, представлявшая собой лишь повторение выданной годом ранее, приобрела, однако, огромное значение в гораздо более позднее время. Добавленная подделками, она была поставлена на одну ступень с дарственным актом Пипина и стала рассматриваться как акт, утверждавший за папским престолом обширнейшие владения и наделявший его другими важными правами.

Этой грамотой Людовик будто бы признавал, что папской власти подчинены не только Рим и римское герцогство плюс дары Пипина и Карла, но также и патримонии Калабрии и Неаполя плюс острова Корсика, Сардиния и Сицилия, а римлянам принадлежит право выбора и посвящения папы без предварительного согласия императора. Этому вымыслу противоречит история. В ту эпоху Калабрия, Неаполь, Сардиния и Сицилия были под властью греков, находившихся в мире с западным императором. Сомнительно, что этот мир мог быть нарушен ради принесения в дар Святому Петру областей, не принадлежавших императору ни по праву, ни по факту. Указание на эту грамоту впервые встречается во времена Григория VII (1073-1085) с целью дать притязаниям пап достаточное основание.

По примеру отца Людовик Благочестивый решил возвести своего старшего сына, хоть еще и очень юного, в сан императора. Эта традиция была перенесена из древнеримской империи в новую для обеспечения единства империи и порядка престолонаследования. Однако, едва Лотарь был провозглашен императором, как в других принцах заговорила зависть. Первой потребовала независимости Верхняя Италия — знатные лангобарды уже не мечтали о восстановлении погибшей династии Дезидерия, но страстно желали освободиться от ига франков. Восстание было подавлено, а поддержавшие его епископы лишены сана и заключены в монастыри.

Лотарь

Королем Италии был объявлен Лотарь, впервые после Карла Великого совместивший этот титул с императорским. Корона Италии была возложена на него в 820 году, но сам он оказался в Павии только через два года. Видимо, постоянная королевская резиденция здесь не планировалась, поскольку, уладив дела, Лотарь собрался вернуться во Францию. Услышав об этом (незадолго до Пасхи 823 года), Пасхалий стал настойчиво приглашать короля в Рим, где папа мог бы лично короновать и помазать нового императора.

С согласия отца Лотарь принял это предложение и был коронован на Пасху в базилике Святого Петра, опять же, впервые со времени Карла Великого, приняв корону в Риме. Римский народ провозгласил Лотаря Августом. Этими действиями снова признавалось, что власть над римским народом принадлежит императору, чем тот и не замедлил воспользоваться.

Аббатство Фарфы, богатый бенедиктинский монастырь, издавно находилось под защитой лангобардских королей, а позднее получило привилегии и от Каролингов. В грамотах Карла Великого и Людовика объявлялось о том, что монастырь находится под покровительством императора и не подлежит обложению налогами. Тем не менее папы, время от времени, пытались ограничить досадные для них вольности аббатства. Как раз во время пребывания Лотаря в Риме папский адвокат утверждал на суде, что Фарфа подлежит юрисдикции римской церкви и подчинена ее власти. Однако иммунитет аббатства был подтвержден предоставленными документами, и императорский суд обязал папу вернуть монастырю отнятые у него незаконно земли.

Такой решительный образ действий вызвал у врагов светской власти папы сочувствие к юному императору, а город разделился на две партии, папскую и императорскую, просуществовавшие не одно столетие. Вскоре после отъезда Лотаря в Риме произошло возмущение. Два министра папского дворца, Теодор и Лев, будучи решительными приверженцами императора и занимая влиятельное положение, стремились свергнуть папскую власть. Они были схвачены в Латеране, ослеплены и обезглавлены.

Летом 823 года императорские послы прибыли в Рим. Однако папа не явился перед ними, а вместо этого прибег к уже испытанному приему — принес очистительную клятву. В то же время он сказал речь в защиту убийц и предал проклятию убитых как государственных изменников. Обескураженные императорские послы вернулись во Францию в сопровождении папских легатов. Император пришел в негодование, поскольку его положение как защитника римского народа требовало проведения строжайшего расследования. Однако из-за поведения папы ему ничего не оставалось, как только предоставить события их собственному течению. А в следующем году Пасхалий умер, как и Лев III, потрясенный описанными событиями и ненавидимый большей частью римлян, не позволивших даже похоронить его тело в базилике Святого Петра. Преемник Пасхалия положил его тело в базилике, построенной самим Пасхалием, базилике Святой Прасседы.

Изображение папы Пасхалия в базилике Санта Прасседе

В Риме до сих пор сохранились некоторые выдающиеся постройки времен Пасхалия. Существуют даже собственные портреты папы (исключительная редкость для того времени), представленные на мозаиках в трех базиликах: Санта Чечилия ин Трастевере, Санта Прасседе и Санта Мария ин Домника.

Базилика Санта Чечилия ин Трастевере — одна из самых древних в Риме. Уже в 5 веке она была кардинальским титулом. Пасхалий принял ее развалившейся и отстроил заново. Тело святой, когда-то погребенное в катакомбах, разыскать не удалось, и папа решил, что оно было унесено лангобардами. Однако вскоре ему «пришло на помощь» видение. Заснув перед исповедальней базилики Святого Петра, Пасхалий увидел перед собой образ девушки, назвавшейся Чечилией и сообщившей, что ее останки не были унесены лангобардами. После этого тело святой было найдено на кладбище Претекстата.

Другой новой постройкой Пасхалия стала базилика Санта Прасседе на Эсквилине. За два столетия своего существования эта базилика приблизилась к полному разрушению. Пасхалий приказал снести ее и построил совершенно новую. Эта церковь существует и поныне, подвергшаяся внутренним переделкам, но не столь значительным, как Санта Чечилия.

Обязана Пасхалию своей нынешней формой и древняя Санта Мария ин Домника, стоящая на Целии. Кроме того, Пасхалий построил множество часовен в других церквях, а также отстроил заново сгоревшие в пожаре саксонский квартал Ватикана и портик базилики Святого Петра.

На место Пасхалия заступил римлянин Евгений, пресвитер базилики Санта Сабина. О своем избрании он уведомил императора Людовика, и тот отправил в Рим Лотаря для согласования своих политических и гражданских отношений с новым папой и римским народом. Лотарь прибыл в город в сентябре 824 года и был встречен Евгением II с большим торжеством.

Юного императора, явившегося в Рим для восстановления права, удручала сложившаяся в городе ситуация. Преданные империи люди были казнены или подвергались преследованиям, папские судьи руководствовались корыстными интересами, а жалобы римлян раздавались все громче. Пасхалий сумел уклониться от императорского суда, но теперь Лотарь мог беспрепятственно наверстывать упущенное ранее. Римлянам присудили вернуть все конфискованные у них ранее имения, а пристрастные папские судьи были отправлены в ссылку во Францию.

В ноябре 824 года была принята конституция, основное положение которой заключалось в том, что светское управление в Риме и в церковном государстве осуществлялось и папской и императорской властью. За папой закреплялось право и инициатива местной власти, а за императором — верховная власть, права высшей судебной инстанции и надзор за светскими распоряжениями папы. Императору должен был предоставляться ежегодный отчет о правосудии папских герцогов и судей и о следовании ими конституции императора.

Помимо такого общего определения правовых отношений, был определен и порядок частного судопроизводства. Лотарь потребовал, чтобы и знать и простой народ объявили на основании какого права каждый (!) из них лично (!) желает быть судим — римского, лангобардского или франкского. Фактически императорским распоряжением был отменен принцип римского территориального права, за который, естественно, выступали папы. Теперь жены принимали законы, признаваемые их мужьями, а вдовы возвращались к праву своих родителей. Принимая же для себя римское право, можно было стать и римским гражданином.

Конституция Лотаря стала основой светского положения папы и его отношения к императору, получившему значение высшей судебной инстанции церковного государства. Когда римляне так же, как и папа, принесли конституции присягу, Лотарь спокойно покинул город и вернулся к отцу. С этого времени среди римлян достаточно долго не возникало возмущений.

Евгений II умер в августе 827 года, а его преемник, Валентин I, уже через 40 дней после своего избрания. Тогда был избран Григорий IV, сын знатного римлянина и кардинал церкви Святого Марка. Его посвящение состоялось лишь после утверждения избрания императором. Наступало неспокойное время. На севере молодая монархия Карла становилась непрочной из-за раздоров между членами его династии. На юге сарацины и мавры из Северной Африки и Испании надвигались на Средиземное море, приближаясь к Италии.

Корсика и Сардиния попали под власть сарацинов еще в 813 году. Сицилия была атакована в 827 году. Хорошо укрепленные Сиракузы устояли, но в 831 году был взят Палермо. Рим оказался открытым с моря. Развалившиеся стены Порто и Остии не могли быть преградой для врага, решившего бы подняться по Тибру. В крепостных развалинах еще размещались римские гарнизоны, но число жителей стремительно убывало. Предполагая изначально только укрепить Остию, Григорий, увидев ее полное разрушение, решил выстроить город заново. Новое поселение окружили крепкими стенами с установленными на них метательными машинами. Город назвали Григориополисом, но столь громоздкое имя долго не продержалось, превратившись в Новую Остию.

События, происходившие в это время в государстве Каролингов, возбуждали сомнения, сможет ли империя встать на защиту христианства. В 823 году вторая жена Людовика Благочестивого родила ему сына Карла, что вызвало неудовольствие принцев Лотаря, Пипина Аквитанского и Людовика Баварского. Раздел империи был пересмотрен с учетом появления нового наследника, и это привело к восстанию сыновей против отца. В 830 году Лотарь поднял мятеж в Италии, а Пипин — во Франции. Людовик оказался в плену, и оба сына потребовали от него отречения от престола и удаления в монастырь, однако народ вернул трон законному королю.

В 833 году братья снова начали войну. Лотарь призвал папу в качестве посредника для заключения мира, но для франков Григорий IV стал лицом, поддержавшим мятежных сыновей. Людовик принял папу без соответствующих почестей, и вмешательство последнего не дало результата. Григорий вернулся в Рим «без всякого почета». После этого он услышал, что Людовик, покинутый подкупленной свитой, был взят в плен и отлучен от церкви собором в Компьене. Призванный к исполнению великого дела водворения согласия, Григорий IV оказался неспособным посредником.

Братья поделили между собой империю и между ними снова возник раздор, в результате которого Людовик снова вернул себе престол. В 836 году Лотарь отправился в Италию. Папа, не решаясь публично одобрить его действия, обратился к Лотарю с увещеванием, но тот напал на церковные имения и даже стал убивать папских людей. В 840 году Людовик умер, передав Лотарю свою корону. Раздор возобновился, и дикая междоусобная война остановилась лишь с поражением Лотаря в битве при Оксерре в 841 году. В 843 году в Вердене состоялся раздел, ознаменовавший начало новой эпохи. Империя Карла Великого распалась на отдельные народности, обособившиеся в образовавшихся Германии, Италии и Франции. Лотарь получил все итальянские государства с Римом и провозгласил королем Италии своего сына, Людовика II.

Раздел империи Карла Великого по Верденскому договору 843 года

В эти времена христианский мир охватила новая страсть обладания мощами святых, охотно поддерживаемая корыстью священников. Сметливые римляне сумели обратить эти запросы в источник своего дохода и стали вести формальную торговлю мощами, реликвиями, древними рукописями и образами. Кладбищенские сторожа проводили в тревоге целые ночи, опасаясь воров. Обладание подобными останками казалось такой великой заслугой, что их воровство перестало считаться позорным. Но и сами воры оказывались обманутыми — священники подделывали мощи, снабжая их любыми надписями.

Прилагались и старания к тому, чтобы похищенные реликвии являли чудеса на пути в новое место. Так они как бы и оправдывали свое переселение, и приобретали еще большую цену. Не правда ли, это очень похоже на обычай древних римлян забирать из покоренных городов изображения местных богов и ставить их в своих храмах? Сами папы часто давали свое согласие на перенесение мощей римских святых в другие города и страны, поскольку те не переставали обращаться в Рим с мольбами о такой милости.

В тесной связи с этим культом мертвых находилось движение пилигримов. На Западе оно было вызвано, в первую очередь, Римом, привлекавшим паломников в свои стены. Убеждение в том, что совершивший паломничество в Рим получает пропуск в рай, создавалось и поддерживалось епископами почти два века. Благочестивый странник, прежде чем достигнуть своей цели и получить прощение у святых мощей или у ног папы, должен был как бы пройти через чистилище, подвергаясь всем тяготам и опасностям изнурительного пути.

Каждый день в ворота Рима входили новые пилигримы, и если одни из них производили впечатление истинно благочестивых людей, то другие были заклеймены самыми гнусными преступлениями. Если сейчас преступник в целях наказания и исправления удаляется из общества, то в средние века все было ровно наоборот. Епископ выдавал преступнику свидетельство, удостоверявшее его преступление и предписывающее отправиться в путь с указанием продолжительности путешествия. Такое свидетельство служило преступнику чем-то вроде паспорта и позволяло пользоваться гостеприимством аббатов и епископов тех мест, через которые он проходил. В то же самое время, когда государственному преступнику полагалось подвергнуться ослеплению, убийца отца или матери получал паспорт пилигрима и освобождался от всяких преследований. Можно вообразить, что представлял собой город, в который стекалась вся эта публика.

Григорий IV умер 15 января 844 года. Ему приписывается установление праздника Всех Святых, связанного с Пантеоном и назначенного на 1 ноября. К заслугам папы перед городом, несомненно, можно отнести восстановление акведука Аква Траяна, снова разрушившегося после реставрации при папе Адриане I.

Назад: Темные Века. Основные события
Далее: Средневековье. 844-872. Ослабление императорской власти

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email: