Архивы

Средневековье. 11 век. 1047 — 1064. Реформа церкви. Гражданские войны

Как только на Святой престол вступил германский епископ, церковь охватил дух реформы. И первым делом предстояло искоренить постыдную практику купли-продажи духовных должностей. Поддерживаемый императором, Климент II уже в январе 1047 года созвал первый собор, направленный против симонии, а в конце месяца отправился сопровождать Генриха III в Южную Италию.

Генрих III, ок.1040 г

Тем временем низложенный Бенедикт IX, оставаясь в Тускуле, следил за событиями в Риме, где у него были свои агенты. 9 октября 1047 года Климент внезапно умер в монастыре Святого Фомы около Пезаро, после чего Бенедикт проник в Рим и без тени смущения в ноябре снова занял папский престол. А содействовал этому возвращению Бонифаций Тосканский, самый могущественный из итальянских государей того времени и враг германских интересов.

Желая подорвать германское влияние, Бонифаций содействовал перевороту в Риме, но германская партия уже отправила к императору послов с просьбой назначить нового папу. Генрих приказал избрать папой Поппона, епископа Бриксенсого. Под императорскими угрозами Бонифацию пришлось смириться и изгнать Бенедикта, а новый папа вступил на престол 17 июля 1048 года под именем Дамаса II. Бенедикт же вернулся в свой замок в Тускуле и его дальнейшая судьба неизвестна.

Едва успев показаться римлянам, Дамас сбежал из города и поселился в Палестрине. Этот город принадлежал Кресцентиям, врагам тускуланских графов, и здесь Дамас мог чувствовать себя в безопасности. Тем не менее 9 августа 1048 года, всего лишь через 23 дня после посвящения в папы, его постигла неожиданная смерть. Была ли ее причиной малярия или же отравление, неизвестно, но когда римские послы явились в Саксонию с просьбой о назначении следующего папы, германцы встретили их с ужасом. Только после долгих переговоров Генриху III удалось разрешить затруднение с помощью Бруно, епископа Тульского. Этот выдающийся человек согласился принять предложенный ему сан, но только при условии избрания его римским духовенством и народом.

В феврале 1049 года новый папа вступил в город босым, смиренно читая молитвы в сопровождении небольшой свиты. Такое необычное зрелище привело римлян в полное изумление. Казалось, в погрязший в варварстве Рим пришел апостол. Бруно как простой паломник стучал в ворота города и спрашивал римлян, хотят ли они во имя Христа принять его как папу. На собрании в базилике Святого Петра он был избран единогласно. Это могло быть, конечно, пустой формальностью, но своим поступком Бруно привлек к себе народ и обеспечил свое спокойное существование в Риме.

лев ix
Лев IX

Новый папа вступил на престол Святого Петра 12 февраля, приняв имя Льва IX. Он тут же развел лихорадочную деятельность по возвращению церкви ее чистоты, созывая соборы для борьбы с симонией и внебрачным сожительством духовенства. Однако первый же собор в апреле 1049 года показал папе, что римские церкви останутся совершенно без пастырей, если он будет действовать со всей строгостью. Такое положение вещей заставило Льва быть более снисходительным, но многие епископы и клирики все же были низложены.

Вступив на престол, Лев IX обнаружил кассу совершенно пустой. Финансовая нужда была настолько велика, что папа решил даже продать свои облачения, и только неожиданное приношение из Беневента удержало его свиту от бегства в Германию. Положение Рима было ужасно — народ не имел никакого заработка и привык получать подаяние от церкви и выпрашивать милостыню у богатых паломников-чужестранцев, которых город принимал с распростертыми руками.

Полное согласие между папой и императором заставляло римлян быть осторожными, а благочестие Льва внушало им уважение. Тем не менее Лев IX охотно покидал не внушавший ему доверия город, оставаясь в Риме только на короткое время. Он разъезжал по Италии, Галлии и Германии, повсюду созывая соборы с целью упрочения могущества римского престола. Но даже будучи глубоко религиозным человеком, Лев не мог пренебречь светскими интересами папства, и наступление того времени, когда ему пришлось встать во главе войска, было неизбежным.

Римская курия стремилась к обладанию Апулией и Кампаньей еще со времени Карла Великого. Правда теперь свои притязания на домены, утраченные в эпоху иконоборчества, папа уже переносил на провинции целиком, основываясь на правах, будто бы предоставленных ему даром Константина. В 1050 году Лев IX посетил Беневент, собственными глазами увидев опустошения, принесенные этой области норманнами, поселенными здесь Генрихом III. Как верховный властитель, папа, чья резиденция была на значительном удалении, казался беневентцам наименее опасным, и 5 июля 1051 года они провозгласили Льва своим государем.

В следующем году император утвердил папу регентом Беневента, а взамен получил епископство Бамбергское, подаренное римской церкви Генрихом II. Защиту Беневента от норманнов Лев возложил на салернского государя Ваймара, но тот вскоре погиб от руки убийцы, а норманны по-прежнему осаждали город и разоряли его окрестности. Тогда, летом 1052 года, папа отправился за помощью к императору.

В феврале 1053 года ему удалось привести с собой из-за Альп германских наемников. Собрав еще и военные отряды в ряде итальянских провинций, Лев IX в апреле достиг Рима, а затем выступил в Кампанью, где несколько лангобардских государей и апулийских графов передали в его распоряжение своих вассалов. Такая серьезная подготовка встревожила норманнов, тем более, что во главе войска стоял папа, способный отлучить их от церкви. Норманнские послы заявили папе, что их права на землю, уступленную им императором, должны быть признаны за ними, и обещали за это присягнуть церкви и платить ей дань. Однако папа положился на численность своих войск, и отвергнутые послы были вынуждены удалиться.

лев ix
Битва при Чивитате. Красные — норманны, синие — войска Льва IX

Битва при Чивитате состоялась 18 июня 1053 года. Силы норманнов составляли 3000 конницы и небольшое количество пехоты, и папа, давая благословение своему войску, нисколько не сомневался в своей победе. Однако для союзников все закончилось тяжелым поражением. Итальянцы обратились в бегство при первом же натиске противника, а проявившие храбрость германцы пали до последнего человека. После этого норманны пошли на приступ Чивитате, где укрылись папа и кардиналы, а горожане грабили их поклажу и грозились выгнать из города.

Оказавшись в таком затруднительном положении, Лев IX вступил с норманнами в переговоры, а те, охваченные религиозным рвением, преклонили колени перед своим пленником и целовали его ноги. Два дня папа провел в молитвах о павших, после чего велел предать их тела торжественному погребению. Весть о сражении моментально облетела все страны империи, и поскольку победа оказалась не на стороне папы, на него посыпались суровые порицания. Святой и чтимый папа, говорили люди, поднял меч не против сарацин, а против христиан и был взят в плен. Раздавались и голоса, что папу постигла кара Господня.

Своей победой и отношением к папе норманны приобрели законное право на то, что ими было завоевано ранее, и Лев снял с них отлучение ( впоследствии это поражение Льва IX странным образом привело к тому, что папы стали феодальными властителями неаполитанского королевства). Победители сопроводили своих пленных в Беневент, где последние провели всю зиму. Отсюда папа, уже думавший о новом союзе против норманнов, отправил двоих кардиналов в Константинополь с письмом, в котором убеждал греческого императора Константина Мономаха заключить соглашение с Генрихом III и вместе с ним вступить в борьбу с норманнами. В этом же письме он просил императора вернуть римской церкви ее древние владения в Южной Италии или хотя бы признать права церкви на то, что якобы было когда-то принесено ей в дар Константином.

12 марта 1054 года папа был отпущен в Капую, а оттуда вернулся в Рим, но не с триумфом, как некогда Иоанн X, выигравший битву при Гарильяно, а как человек, для которого не осталось никакой радости на свете. 13 апреля Лев, почуствовав приближение смерти, приказал перенести себя из Латерана в базилику Святого Петра. Как только римляне услышали об этом, они тотчас же бросились грабить Латеран. 19 апреля Лев IX умер, не дожив и до 50 лет.

Виктор II

По просьбе монаха Гильдебранда, советника Льва IX, а также делегации римской знати, державшей сторону Германии, Генрих III назначил новым папой эйхштедского епископа Гебгарда из графского рода Кальвских. Причем Гебгард согласился на свое назначение лишь с условием, что император примет на себя обязательство восстановить Святой престол во всех его владениях. 13 апреля 1055 года он принял сан, остававшийся вакантным в течение года, под именем Виктора II.

Продолжая работать над реформой церкви, начатой Львом IX, Виктор II оставался в Риме целый год, но, как и его предшественники, чувствовал себя здесь неуютно и стремился назад в Германию. В 1056 году он, наконец, отправился туда по делам церкви и в скором времени оказался у смертного одра своего друга Генриха III, умершего 5 октября в расцвете сил. Неожиданная смерть императора нарушила весь ход дел в Европе. После себя он оставил только жену и короля-ребенка, обрекая на смуту и Германию, и Италию. Для церкви же эта смерть снова означала освобождение от императорской диктатуры.

На место своего сына, шестилетнего Генриха IV, в качестве правительницы заступила императрица Агнесса. Ее ближайшим советником предстояло быть папе, которому император, умирая, оставил на попечение империю и своего наследника. Устроив германские дела, Виктор II вернулся в Рим как имперский наместник Италии. Здесь именем императора (!) он правил всеми землями короны и, как герцог, управлял Сполето и Камерино. Однако в 1057 году Виктор неожиданно умер, и имперская власть в Италии лишилась своей единственной опоры.

Императрица Агнесса

Со смертью последнего папы из числа императорских ставленников можно было отважиться на попытку избрания «своего» человека, тем более, что во главе империи оказалась слабая женщина. На эту попытку решился лотарингский кардинал Фридрих, достаточно могущественный, чтобы противостоять германской короне. Римляне немедленно пожелали иметь его своим папой, и 2 августа, поспешив на Палатин, сделали этот выбор в церкви Сан Пьетро ад Винкула. А 3 августа, в базилике Святого Петра, Фридрих был посвящен в сан под именем Стефана IX.

Известие о смерти Виктора II повергло германский двор в печаль, а избрание Фридриха вызвало у него негодование. Однако двор был слишком слаб, чтобы потребовать восстановления нарушенного права принципата, предоставленного преемникам Генриха III. Спустя некоторое время Стефан IX отправил уже упоминавшегося Гильдебранда, реального автора церковных реформ и человека, стоявшего за сопровождавшими реформы событиями, послом в Германию. Здесь, возведенный в сан архидиакона, первый по рангу при папском дворе, Гильдебранд должен был представить двору извинения и дать успокоительные обещания.

Вместе с тем, предвидя будущие раздоры между германским двором и Святым престолом, Стефан IX начал собирать вокруг себя отважных борцов церкви, сторонников ее реформирования. К ним относились Петр Дамиани, проповедник отшельничества, назначенный Стефаном кардиналом-епископом Остии, сам Гильдебранд и ряд других кардиналов, епископов и аббатов. Все эти люди отличались сильным умом и, что более важно, практического склада. Можно сказать, что, если светский Рим оставался таким же, как и раньше, то церковный изменился в это время до неузнаваемости.

Были у Стефана и смелые светские планы, к которым относилось упразднение в Италии германской королевской власти и учреждение независимого итальянского государства под управлением своего брата, могущественного властителя севера полуострова, Готфрида Лотарингского. Однако большое напряжение сил пресекло жизнь этого папы, и 29 марта 1058 года Стефан IX умер.

Смерть Стефана дала возможность городской знати снова вспомнить про свои интересы. Тускуланская партия немедленно решила воспользоваться сложившимся положением и захватить в свои руки патрициат, а с ним и реальное влияние на избрание папы. К тускуланцам присоединились даже Кресцентии, а вслед за ними и все недовольные реформами чужеземных пап, т.е. женатое и повинное в симонии духовенство. Мятежники ворвались в Рим ночью 5 апреля и под именем Бенедикта X провозгласили папой Иоанна Минция, кардинала-епископа Веллетри.

Утратив всякое влияние и предав мятежников анафеме, кардиналы во главе с Петром Дамиани бежали из города. Народ, для подкупа которого не пожалели даже сокровищ базилики Святого Петра, признал Бенедикта X. Готфрид Лотарингский никак не выразил своего протеста, но императрица Агнесса отправила к нему Гильдебранда, и 18 декабря на соборе в Сиене был избран папой флорентийский епископ Гергард. Партия духовенства временно встала на сторону германского регентства, и даже враждебная тускуланцам римская знать заявила о своей верности присяге, данной ими некогда Генриху III.

Николай II

После этого Готфрид с войском направился в Рим, а Гильдебранд сумел привлечь на свою сторону часть римлян. Трастеверинцы отворили ворота и Готфрид занял Леонину и Тибрский остров. Латеран был взят приступом, а Бенедикт X бежал в замок Пассарано. 24 января 1059 года Гергард был беспрепятственно возведен на престол под именем Николая II. Неожиданное поражение, нанесенное знатью партии реформ, удвоило энергию этой партии, а сам ее руководитель Гильдебранд получил значение всемогущего римского министра.

Предстояло сделать, наконец, избрание папы независимым от влияния римской знати и, по возможности, от германской короны. С этой целью в апреле 1059 года Николай II созвал собор из итальянских епископов, который низложил Бенедикта X, снова осудил браки духовенства и симонию и издал новый закон о порядке избрания папы, автором которого стал неутомимый Гильдебранд. Этим законом коллегия римских кардиналов становилась чем-то вроде «церковного сената», из среды которого только и могли быть избираемы папы. Причем папа избирался собственно римскими кардиналами, а остальное духовенство и народ лишь формально присоединялись к этому избранию.

Принятый закон навсегда изъял из ведения римского народа самый важный акт в истории города. Скоро это же произошло и по отношению к императорской власти. Как когда-то, ища защиты от лангобардов и константинопольских экзархов, церковь признала узурпатора Пипина, так и теперь, осознавая опасность, исходящую от германских королей, папы обратили взор на укоренившихся в Италии норманнов.

Со времени своей победы над Львом IX, этот энергичный народ успел сделать много новых приобретений. Теперь под его властью находились почти вся Апулия и Калабрия, а управляли этими областями в звании графов Роберт Гюискар и Ричард Аверсский, победители при Чивитате. Однако, по верованиям того времени, государство, как таковое, должно было быть признано папой — только тогда оно приобретало значение законного и священного установления. Таким образом вышло так, что обе стороны нуждались друг в друге.

Николай II дарует Роберту Гюискару титул герцога

В 1059 году в Мельфи был созван собор, на котором Ричард Аверсский и Роберт Гюискар предстали перед папой. Все их завоевания, за исключением Беневента, были признаны состоящими в их владении как лены Святого престола. Ричард был признан государем Капуи, а Роберт — графом и герцогом Апулии и Калабрии. Роберту же была обещана и Сицилия, если он отнимет ее у греков и арабов. Норманны принесли папе присягу в качестве его вассалов с обязательством ежегодной уплаты дани и защиты владений церкви, а также поддержки правления пап, избранных по новому каноническому установлению. Таким образом избирательный декрет Николая II получил вооруженную защиту.

Расколу был положен конец, а сопротивление аристократии сломлено. Как только это положение вещей было осознано римской знатью, она, не колеблясь перешла на сторону германского двора, раздраженного отнятым у него избирательным правом и самовольной передачей земель в ленное владение норманнам. Интересы обоих сторон соединились, а Рим на века разделился на две новые партии — императорскую и папскую, причем первая оказалась многочисленней.

27 июля 1061 года Николай II умер, и катастрофа стала неизбежной. Графы Кампаньи, городские магнаты и несколько епископов собрались в Риме и постановили предоставить юному королю Генриху IV патрициат и обычные права избрания папы. Они отправили королю знаки патрициата (зеленую хламиду, перстень и диадему) и, ссылаясь на лазейку в избирательном законе Николая, приглашали его дать Риму папу. К римлянам присоединилось множество ломбардских епископов из процветающего торгового Милана, чудовищно богатых, продававших церковные места знати и, в большинстве своем, имевших жен.

Римские приверженцы реформы послали к германскому двору кардинала Стефана, но тот даже не был принят, и тогда Гильдебранд решил порвать со двором все связи и 1 октября 1061 года созвал кардиналов, которыми по новому закону был избран в папы Ансельм, епископ Луккский. Он был возведен на папский престол под именем Александра II при помощи войска Ричарда Капуанского (Аверсского). Проникнуть в Латеран Ансельму, правда, удалось только ночью после серьезной битвы со сторонниками императора.

Генрих IV

Вскоре в городе было получено известие об избрании папы в Германии. На соборе в Базеле римские послы от императорской партии объявили Генриха IV патрицием, после чего избрание Александра II было объявлено незаконным, а 28 октября собор избрал папой пармского епископа Кадала. Слабохарактерный Александр II во всем положился на Гильдебранда и возвел его в ранг канцлера. Гильдебранд в поисках приверженцев вступил в переговоры с Готфридом Тосканским, ломбардскими магнатами и норманнами, а Петр Дамиани боролся за дело Рима посланиями к Кадалу, заклиная последнего отказаться от достигнутого узурпацией сана папы.

Кадал же не находил обвинения Дамиани справедливыми, но наоборот находил основания считать узурпатором своего противника. Личные достоинства Кадала не внушали опасений Гильдебранду, чего нельзя было сказать о богатстве пармского епископа, надеявшегося золотом отворить ворота Рима и проложить себе дорогу к папскому престолу. Весной 1062 года Кадал с войском вступил в Италию, где его с почетом встретила императорская партия и сопровождала от города к городу.

Послом к римлянам от Кадала отправился Бенцо, епископ Альбы. Его совещение с городскими магнатами происходило, по всей видимости, на еще сохранившихся скамьях Большого Цирка. На том месте, где когда-то из-за возниц происходили жестокие распри между партиями синих и зеленых, теперь собралась вооруженная толпа их невежественных потомков, готовая с не меньшим фанатизмом вступить в борьбу из-за своих пап. Папа Александр был вынужден явиться на это собрание. Толпа встретила его шумным негодованием, а Бенцо назвал вероломным изменником германскому двору и самозванцем, ворвавшимся в Рим с помощью норманнского оружия.

На следующий день Бенцо созвал имперскую партию, и к Кадалу было отправлено посольство с предложением немедленно занять папский престол. После этого Кадал, получивший имя Гонория II, выступил из Пармы и 25 марта прибыл в Сутри, откуда, встреченный Бенцо и римскими магнатами, направился к Риму. Здесь его переговоры с уполномоченным Александра закончились ничем, и приверженцы Гильдебранда напали на своих противников. В жестокой битве Кадал одержал победу и 14 апреля проник в Леонину. Однако, задерживаться внутри стен он не стал и, не видя возможности войти в Рим, вернулся в свой лагерь на Нероновом поле.

Готфрид Тосканский

Через 5 дней пришло известие о том, что Годфрид Тосканский выступил в поход. Встревоженный этим Кадал покинул Нероново поле и стал лагерем у Тускула, где соединился с графами Тускуланскими, продолжавшими величать себя консулами и сенаторами Рима. Сюда же прибыли послы греческого императора, признавшего Гонория II папой и намеревавшегося с помощью раскола восстановить свои владения в Апулии.

Все положение дел изменилось при появлении Годфрида. Если бы он был умнее и решительней, то, воспользовавшись сложившимися обстоятельствами, овладел бы патрициатом и положил начало итальянскому королевству. Однако Годфрид ограничился ролью посредника. Подойдя к Мульвийскому мосту, он потребовал от противников заключения перемирия и продиктовал договор, по которому оба папы должны были вернуться в свои епископства и дожидаться решения германского двора. В результате, Кадал отправился в Парму, Александр — в Лукку, а сам Готфрид — к германскому королю.

Тем временем в Германии, не без участия Гильдебранда, произошли неожиданные события, сделавшие положение Александра II более благоприятным. Войдя в соглашение с Готфридом, кельнский архиепископ Ганно заставил императрицу отказаться от регентства, захватил юного Генриха и провозгласил регентом себя. Ничуть не заботясь о правах короля, он тут же признал избирательный декрет Николая II, после чего аугсбургским собором 28 октября 1062 года было отвергнуто избрание Кадала, а Александр II признан законным папой.

Партия Гильдебранда одержала полную победу. Герцог Готфрид получил сан имперского посла в Риме и поручение сопроводить Александра из Лукки обратно в Рим, куда последний прибыл в январе 1063 года. Войска Готфрида и норманны заняли Рим, Сабину и Кампанью, но не имели достаточно сил, чтобы изгнать из Леонины и Иоаннополиса сторонников имперской власти. Папе пришлось удовольствоваться обладанием Римом без его пригородов.

Несмотря на то, что германцы отказались от Кадала, римляне по-прежнему просили императрицу вернуть им папу Гонория. Его поддерживали и многие ломбардские епископы. Наконец впавший в немилость Ганно был отстранен от юного короля, а его место занял бременский епископ Альберт, и правление снова перешло к партии императрицы. После этого Альберт посоветовал Бенцо опять вести Кадала в Рим. Раскол повторился.

Ричард Капуанский и Роберт Гюискар, занятые делами в Южной Италии, не имели возможности послать в Рим значительное войско, да, в общем, и не горели желанием сделать это, видя в смуте выгоду для себя. Такую же позицию занял и Готфрид Тосканский. Кадал, в свою очередь, не мог рассчитывать на поддержку охваченной раздорами Германии и ему приходилось полагаться только на своих вассалов и наемников. В 1063 году он подошел к Риму, и гражданская война разгорелась с новой силой.

Александр II

Овладев ночью базиликой Святого Петра, Кадал разместился в замке Святого Ангела, после чего его войска начали пролагать себе дорогу в Латеран. После жаркой уличной битвы Александр II с норманнами был оттеснен к Целию, и Кадал почти праздновал победу. Однако утомленные войска потребовали отдыха, который затянулся почти на месяц. Антипапа щедро одаривал мятежных графов и городскую милицию, вызывая ликование римлян. Тем не менее, следующее нападение не имело успеха.

Более года продолжалось это кровавое противостояние. Оба папы, один в Латеране, а другой в замке Святого Ангела, служили обедни, издавали декреты и предавали друг друга анафеме. Кадал, опасаясь непостоянства римлян, продолжал раздавать деньги. На помощь Александру подошли новые отряды норманнов и тосканцев, а Бенцо от имени римлян писал Генриху и Альберту жалостливые письма с напоминаниями о прежних славных германских походах, но получал в ответ лишь пустые обещания. Положение Гонория II становилось безнадежным.

В Германии же случился обратный переворот — Ганно удалось устранить Альберта от власти. Римляне тоже начали отворачиваться от наскучившего им Кадала, и тот, более года проведя в мавзолее Адриана, наконец позорно бежал. Ганно, заявив о необходимости прекращения раскола, вызвал Александра II и Гонория II на собор в Мантую. Гонорий на собор не явился, а Александр II 31 мая 1064 года снова был объявлен законным папой. Сопровождаемый Готфридом, он вернулся в Рим, и противная партия подчинилась правлению Гильдебранда.

Далее: Средневековье. 11 век. 1065 — 1085. Правление Гильдебранда (Григория VII)
Назад: Средневековье. 11 век. 1002 — 1046. Новая империя и власть тускуланских графов

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Средневековье. 11 век. 1002 — 1046. Новая империя и власть тускуланских графов

С прекращением саксонской династии Оттонов Рим снова оказался в условиях, сходных с теми, в которых он был после исчезновения династии Каролингов. Папская власть утрачивала свое нравственное и политическое значение, а город прилагал усилия, чтобы избавиться от этой власти навсегда. Город проиграл, поскольку в нем не было того элемента, который мог бы стать основой светского правопорядка.

Всю первую половину 11 века над Римом в качестве патрициев господствовали представители соперничающих знатных фамилий, назначавшие пап из своей среды и сделавшие Святой престол родовым достоянием. Папство пало так низко, что, казалось, навсегда дискредитировало себя, но затем последовала беспрецедентная реакция, и римская церковь в короткие сроки достигла всемирного могущества.

Со смертью Оттона III Италия освободилась от германского короля, а Рим — от императора. Настал благоприятный момент для национальных партий. 15 февраля 1002 года Северная Италия возложила ломбардскую корону на голову иврейского маркграфа Ардуина, который тут же торжественно объехал страну. Римляне же удостоили диадемой патриция Иоанна Кресцентия, который начал править городом как государь.

Престарелый папа Сильвестр II умер через год, 12 мая 1003, вероятно, не по естественным причинам. Правление двух следующих пап остается совершенно неизвестным. Иоанн XVII умер спустя семь месяцев, а Иоанн XVIII пробыл на престоле 5 лет. Оба они были родственниками Кресцентия.

генрих ii
Генрих II

Баварский герцог, занявший престол Германии под именем Генриха II, желал восстановить империю, но на его пути стоял Ардуин. Генрих одержал, хотя и не окончательную, но победу и 14 мая 1004 года в Павии возложил на себя корону Италии, после чего вернулся в Германию. В Риме снова начала крепнуть германская партия, предводителями которой были тускуланские графы, питавшие ненависть к Кресцентиям.

Город Тускул находится в 15 милях от Рима. О его происхождении говорится еще в мифах об Одиссее. Правитель Тускула, Мамилий Октавий, дал у себя приют последнему римскому царю Тарквинию. Отсюда вышло множество знатных родов античной империи. В те времена здесь располагались виллы римской аристократии и позднейших императоров, а к 10 веку Тускул превратился в почти неприступную крепость.

Современный описываемым событиям род тускуланских графов произошел от Марозии и Феодоры (см. Средневековье. 901-954). Прозвание же de Tusculana впервые встречается при Оттоне III. Оно принадлежало любимцу Оттона, сыну или внуку Альберика, сенатору римлян Григорию. Его дети, Альберик, Роман и Феофилакт, с вожделением смотрели на Рим, которым 50 лет назад правил их предок, а теперь распоряжался Иоанн Кресцентий. Когда в июне 1009 года Иоанн XVIII умер, им удалось повлиять на избрание следующего папы в более благоприятном для себя варианте.

Преемником Иоанна XVIII стал Сергий IV, альбанский епископ, возможно, сам родом из Тускула, и положение Кресцентиев пошатнулось. Тем не менее Иоанн Кресцентий оставался правителем, о чем свидетельствуют акты того времени. Господствуя в Риме и присваивая себе церковные имения, он, в то же время, старался задобрить Генриха, называя его своим государем и посылая подарки. Вместе с тем Иоанн всячески пытался помешать коронованию Генриха, поскольку его власть была возможна лишь в отсутствии императора.

В 1012 году Иоанн Кресцентий умер, что вернуло, до некоторой степени, папству его независимость и облегчило германскому королю путь в Рим. Род Кресцентиев еще долго существовал в Сабине, но в Риме уже не имел сколько-нибудь заметного значения. На арену вышли Тускуланские графы, надолго подчинившие Рим своей тирании, а престол Святого Петра превратившие в свое наследственное достояние.

Бенедикт VIII

Партия Кресцентиев избрала папой римлянина Григория, но проникший в город со своими братьями Феофилакт силой выгнал того из Латерана и, даже не будучи духовным лицом, в мае принял сан папы под именем Бенедикта VIII. Изгнанный Григорий, однако, поспешил за помощью к германскому королю. Генрих II принял на себя защиту прав изгнанника и обещал решить вопрос согласно каноническим постановлениям по приезде в Рим. В это же время к Генриху прибыли послы от Бенедикта VIII, и в обмен на императорскую корону король позволил Тускуланскому графу остаться папой.

Кресцентии были изгнаны из города, а все самые влиятельные посты перешли в руки тускуланской партии. Правда никто не решился присвоить себе сан патриция, поскольку это право было признано за германским королем. Брат папы, «светлейший консул и герцог» Альберик поселился во дворце своего предка возле базилики Святых Апостолов и получил пост верховного судьи.

Генрих II перешел через Альпы, отпраздновал Рождество 1013 года в Павии и заставил все еще считавшегося королем Италии Ардуина отступить в принадлежавшую ему Иврею. В Равенне Генрих II был встречен папой и отсюда они вдвоем проследовали в Рим. Попытка остатков национальной партии вызвать в народе сопротивление восстановлению императорской власти провалилась при виде закованных в латы многочисленных войск Генриха, и германский король был встречен пением гимнов.

Коронация состоялась 14 февраля в базилике Святого Петра. Свою королевскую корону новый император принес в дар апостолу Петру, а символ императорской власти, поднесенный ему папой, — золотую державу, увенчанную крестом, — Клюнийскому монастырю. Шар обозначал собой весь мир, четыре драгоценных камня на нем — четыре главных добродетели, а крест — долг служения императора Христу и его наместнику, папе. Торжественная церемония закончилась пиршеством в Латеране.

генрих ii
Коронация Генриха II

Условия внутреннего существования Рима в этот период совершенно неизвестны. Можно лишь с уверенностью говорить, что титулованная знать составляла совершенно обособленное сословие сенаторов и держала в своих руках судебную и административную власть над городом. Она предъявляла свои права на избрание не только папы, но и императора, и, скорее всего, коронование Генриха II было с ней согласовано. Сенатором всех римлян Бенедикт VIII назначил своего брата Романа. Сан патриция сохранился за императором. Сенатор всех римлян был главой знати, созывал ее собрания и руководил выборами папы. Возможно он же был начальником городской милиции.

На восьмой день коронования Генриха в Риме снова вспыхнуло восстание. Нападавшие, войдя в соглашение с Ардуином и маркграфом Эстэ, надеялись, что своей внезапной атакой они одолеют германцев. На мосту Адриана произошла страшная резня, закончившаяся поражением мятежников. Подобные восстания стали «доброй» традицией начиная с коронования Оттона I и могли уже считаться заключительным актом этой торжественной церемонии. Генрих приказал заковать зачинщиков в цепи и увел их с собой за Альпы. Ардуин, увидев, что император не придает ему никакого значения, сложил оружие и, приняв монашество, окончил свою жизнь в бенедиктинском монастыре.

Разделив власть над городом с членами своей семьи, Бенедикт VIII сумел подчинить себе римских магнатов и вассалов городской территории. Кресцентии, владевшие Сабиной, тоже были вынуждены покориться папе, лично выступившему против них во главе милиции. В своих действиях Бенедикт проявил рассудительность и твердость, и папство при нем снова поднялось на уровень политической силы Италии.

К этому времени снова активизировались сарацины. В Южной Италии они теснили Салерно, а в Тоскане сожгли Пизу. В 1016 году Бенедикт VIII снарядил союзный флот и сам повел войско против мусульман. Была одержана победа и взята богатая добыча, а папа еще и заключил союз с приморскими Пизой и Генуей. Сарацинов изгнали из Сардинии, а сам остров стал пизанской колонией.

Италия в 1000 году

На юге Италии еще в 1010 году поднялось восстание против греческого владычества. В 1017 году предводителю восставших, Мелу, человеку из города Бари, удалось привлечь на свою сторону норманнских наемников. Когда эти люди явились в Рим, папа встретил их с почетом и одобрил их намерение поступить на службу к Мелу. Однако восстание окончилось неудачей. Разбитый наголову у древних Канн константинопольским наместником Катапаном, Мел покинул Италию и апреле 1020 года умер.

Успехи греков встревожили папу. Возросло и влияние Кресцентиев в Риме. На Пасху 1020 года Бенедикт VIII отправился в Бамберг убеждать Генриха удалить греков от границ Рима и восстановить императорскую власть в Южной Лангобардии. После пышных празднеств Генрих II расстался с папой, пообещав ему в скором времени прибыть в Рим и одарив грамотой, подтверждавшей все церковные владения.

Тем временем Катапан уже грозил вступить в Римскую область и наказать Бенедикта, поддержавшего восстание Мела. В июне 1021 года он неожиданно напал на замок у Гарильяно, в котором размещались остатки норманнского отряда и взял в плен их предводителя, который был отвезен в Бари и брошен в море. Теперь греки могли достигнуть Рима одним переходом, но Катапан промедлил с пребыванием в Гарильяно, а в декабре Генрих II был уже в Вероне.

Быстрый поход Генриха на юг в начале 1022 года увенчался победой — греческие и лангобардские крепости сдались. Уцелевшие норманны были награждены имениями в Кампаньи, а племянник Мела возведен в графское достоинство и причислен к имперским вассалам. В июле Генрих вступил в Рим и через несколько дней отправился в Верхнюю Италию и далее, в Германию.

Бенедикт VIII оказался очень энергичным папой. Для упрочения за собой обладания Римом и приобретения утраченного влияния на провинциальные церкви он восстановил тесную связь с императорской властью. Он же издал соборные декреты, запрещавшие браки духовных лиц и покупку церковных должностей. Однако с его смертью в июне 1024 года папство снова опустилось в варварское состояние.

Брат Бенедикта, Роман, бывший до этого сенатором всех римлян, завладел освободившимся престолом, добившись своего избрания и подкупом, и силой. Он был посвящен под именем Иоанна XIX и ухитрился сохранить за собой сан сенатора. По-видимому, новый папа склонялся на сторону Константинополя, поскольку был готов признать за греческим патриархом титул вселенского. Против этого всей силой восстали итальянские епископы, и только их протест дал понять Роману значение такого титула. Сенатор всех римлян едва ли разбирался в церковных противоречиях и имел представление о истории церкви.

13 июля 1024 года умер Генрих II, и в Италии снова вспыхнула надежда на независимость. Но магнаты не смогли договориться между собой и выбрать из своей среды национального короля. Королевский трон Германии занял Конрад II, и вскоре ему принесли присягу верности ломбардские епископы. Иоанн XIX так же отправил к Конраду послов с заверением того, что императорская корона ему обеспечена.

Весной 1026 года Конрад прибыл в Италию, но Павия отказалась открыть ему ворота. За этот поступок была опустошена и разорена принадлежавшая городу область. Железную корону Конрад принял и возложил на себя в Милане, после чего направился в Равенну. Равеннцы восстали, но были подавлены кровавой резней. Сопротивление враждебных городов, в том числе и Павии, было сломлено, и король беспрепятственно вступил в Рим.

Конрад II

Торжественная коронация Конрада и его жены Гизелы состоялась 26 марта 1027 года в базилике Святого Петра в присутствии короля Бургундии Рудольфа III и короля Англии и Дании Канута. Спокойный ход церемонии был нарушен схваткой между свитами миланского и равеннского архиепископов, за которой последовала ставшая обычной заключительная сцена коронационных торжеств. После резни, в которой погибло «бесчисленное множество» римлян, перед императорским троном в ватиканском дворце стояли охваченные страхом знатные граждане с босыми ногами и обнаженными мечами на шеях. Эта сцена привела в ужас глубоко верующего Канута, разрушая его прекрасную мечту о святом городе.

За время своего недолгого пребывания в городе Конрад издал императорский указ о следовании кодексу Юстиниана как в самом Риме, так и в пределах всей его территории, т.е. придал римскому праву значение исключительно действующего закона. Таким образом была отменена конституция Лотаря 827 года и лангобардское право, а римская национальность одержала победу над внесенными в Италию насильственно германскими началами.

В начале апреля Конрад походом в Южную Италию восстановил престиж империи и сумел внушить Италии страх и почтение к себе. С этого времени правление в Риме Иоанна XIX не сопровождалось никакими возмущениями. Город оставался во власти его родни, и по смерти Иоанна в январе 1033 года на престол под именем Бенедикта IX был возведен его 12-летний (!) племянник Феофилакт. Во главе же городского управления встал старший брат Феофилакта, Григорий.

Как только юный папа почувствовал наступление физической зрелости, он начал вести совершенно распутную жизнь. Сообщалось, что Бенедикт IX совершал в Риме грабежи и убийства, превосходя своей преступностью Калигулу и Гелиогабала. Возник заговор, но в назначенный день произошло солнечное затмение, внушившее заговорщикам страх, и Бенедикт получил время для спасения бегством. Заговор провалился.

Зимой 1036 года Конрад II предпринял поход в Италию, вынужденный к этому событиями в Ломбардии. Здесь мелкие вассалы восстали против тирании своих феодалов — герцогов, графов, епископов и аббатов, требуя установления прочного порядка землевладения. Повод к восстанию дал Гериберт, миланский архиепископ и один из самых могущественных правителей Северной Италии, человек надменный и властный. Свободные люди и вассальные рыцари заключили между собой ломбардский союз, направленный против архиепископа, который, в свою очередь, призвал себе на помощь императора.

Конрад давно искал случая ограничить власть могущественного архиепископа, который мог оказаться для империи опаснее Ардуина. Гериберт отказался подчиниться суду императора и был заключен в тюрьму. Этот арест вызвал среди итальянцев волнение и теперь уже возбудил в них негодование против Конрада как тирана и деспота. Гериберт бежал из заключения в Милан и здесь, поддерживаемый так же и другими городами, немедленно превратился в защитника национальной независимости.

Бенедикт IX

Во время этих событий к императору в Кремону явился бежавший из Рима Бенедикт IX. Встретить с почетом преступного юношу было унизительно для Конрада, однако ему пришлось пойти на это унижение, поскольку преступник был папой и без него император никак не мог обойтись. Бенедикт настаивал на походе Конрада в Рим и восстановлении его, Бенедикта, на Святом престоле. В свою очередь, исполняя требование императора, он отлучил от церкви Гериберта, чего тот вряд ли испугался.

Зимой 1037 года Конрад отправился в Южную Италию. Превратив примкнувшую к восстанию Парму в груду дымящегося пепла, он пошел на Перуджу, а Пасху 1038 года отпраздновал вместе с папой в Спелло. Неизвестно когда именно, но Конрад вернул папу в Рим. Для императора было важным сохранить в силе тускуланскую партию, поддерживающую германцев и заставить этого недалекого папу служить интересам империи. Далее Конрад занял Павию, а город Аверсу отдал во владение Райнульфу, предводителю норманнского отряда, ставшему основателем норманнского государства в Южной Италии. В это время в войске императора вспыхнула чума, вынудив его летом двинуться обратно. Конрад вернулся в Геманию, где умер 4 июня 1039 года. Преемником Конрада II стал его сын Генрих III.

Вернувшись на папский престол в 1038 году, Бенедикт IX жил в латеранском дворце как турецкий султан. Городом по-прежнему управлял его брат Григорий, и всякий правовой порядок в Риме был упразднен. Наконец на исходе 1044 года в народе вспыхнуло восстание, и папа снова бежал. Римляне единогласно отреклись от Бенедикта и провозгласили папой сабинского епископа Иоанна, получившего имя Сильвестра III.

Своим саном новый папа был обязан золоту, которым он подкупил восставших. Однако гордая родня Бенедикта почувствовала себя оскорбленной. Их партия удерживала за собой замок Святого Ангела, а все то же золото позволило Бенедикту приобрести новых сторонников. Всего через 49 дней Сильвестр III был прогнан, и в марте 1045 года Бенедикт IX снова занял апостольский престол. Не смотря на это, Сильвестр III также продолжал именоваться папой.

Видя в римлянах не угасающую ненависть к себе и постоянно ожидая нового восстания, Бенедикт, наконец, решил отказаться от папского престола. Отказ этот, правда, вылился в банальную продажу, что для менее значимых духовных должностей снова стало обычным делом. 1 мая 1045 года папский сан был уступлен Иоанну Грациану, богатому протопресвитеру церкви Святого Иоанна у Латинских Ворот. Это стоило Грациану церковных доходов, поступавших из Англии. Иоанн Грациан занял престол под именем Григория VI вопреки каноническим правилам, вполне вероятно, чтобы вырвать его из рук преступника, поскольку слыл человеком благочестивым и обладавшим благородным умом.

Григорий VI пробыл папой чуть меньше двух лет, но успел сделать важные вещи. Церковная область, возникшая в результате дара Каролингов, стала наследственным владением тускуланских графов и подверглась полному уничтожению. Сотни синьоров всегда были готовы напасть на Рим. Разбойники, занявшие дороги, грабили пилигримов. Церкви Рима разрушались, а духовенство погрязло в вакханалиях. На городских улицах каждый день происходили убийства, и бывало, что даже знатные римляне врывались в базилику Святого Петра и отнимали приношения у тех, кто еще решался их делать.

Всему этому Григорий положил конец. Он собрал милицию, добился какого-то подобия порядка в городе и даже овладел рядом провинциальных замков. Вскоре энергичный папа стал ненавистен знати и даже кардиналам, занимавшимся грабежом не меньше разбойников. Усилия Григория начали утрачивать успех, поскольку все доступные ему средства были исчерпаны, и мало-помалу его враги начали брать верх. Пришлось снова обращаться к германскому королю.

Генрих III

В сентябре 1046 года Генрих III с большим войском последовал в Италию, не встречая на своем пути никаких препятствий. Григорий VI поспешил навстречу королю, надеясь склонить того на свою сторону, но услышал, что участь его, как и двух антипап, будет решена на соборе по каноническим законам.

Собор состоялся незадолго до Рождества 1046 года в Сутри. Из приглашенных пап на него явились только двое — Григорий VI и Сильвестр III. Сильвестр был низложен и заключен в монастырь, Григорий же, объяснив, что им руководили добрые намерения, прямо рассказал о своей покупке папского сана, признал себя виновным и сам сложил с себя знаки этого сана. После этого Генрих с епископами направился в Рим. Братья Бенедикта не решились оказать ему сопротивление, и городские ворота остались открыты.

Измученные тиранией тускуланских графов римляне приветствовали германского короля ликованием как своего освободителя. И действительно, римским походом Генриха III было положено начало новой эпохи в истории Рима и церкви. Созванный 23 декабря в базилике Святого Петра собор еще раз объявил о низложении всех трех пап. После этого римляне, не видя достойного кандидата в своей среде, попросили Генриха дать им папу по его, короля, выбору. Король предложил собранию кандидатуру епископа Бамбергского и, несмотря на сопротивление последнего, возвел его на апостольский престол.

Новый папа, принявший сан под именем Климента II, немедленно короновал Генриха и его жену. На этот раз, в нарушении «традиции», за торжествами не последовал мятеж с массовой резней. Напротив, по окончании церемонии римляне провозгласили Генриха патрицием с правом передачи этой власти на городом и его наследникам. Сан патриция был тесно связан с правом назначения пап, и можно себе представить до чего довело римлян правление тускуланских графов, если они решились отказаться от своего фактически единственного права в пользу германского короля.

Далее: Средневековье. 11 век. 1047 — 1064. Реформа церкви. Гражданские войны
Назад: Рим в 10 веке

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Коронация императоров в базилике Святого Петра

Со времени Карла Великого коронация императора и его супруги в базилике Святого Петра, эта повторявшаяся время от времени церемония, представляла в Риме самое блестящее зрелище.

Подходя к Риму в сопровождении своей жены и свиты, будущий император останавливался у небольшого моста на Нероновом поле и здесь давал римлянам клятву в том, что права и обычаи города будут всегда им соблюдаться. В день коронования избранник вступал в Рим через Порта Кастелли замка Святого Ангела и снова произносил свою клятву.

Духовенство совместно с римскими корпорациями (цехами) встречало будущего императора у церкви Санта Мария Траспонтина в месте, называвшемся Теребинтуф Неронис. Далее торжественная процессия двигалась в направлении паперти, ведущей в собор. Сенаторы шли по сторонам короля, префект города впереди нес обнаженный меч, а камерарии короля раздавали народу деньги. У паперти король сходил с коня и в сопровождении свиты поднимался на площадку, где его ожидал папа, окруженный высшим духовенством.

Король целовал ногу папы и давал клятву быть верным защитником церкви, после чего уже папа целовал короля и объявлял его сыном церкви. Затем оба под торжественное пение входили в церковь Санта Мария ин Турри возле базилики Святого Петра, где король формально провозглашался соборным главой базилики. После этого король, предшествуемый латеранским пфальцграфом и примицерием судей, шел к серебряным дверям базилики и молился перед ними, а епископ Альбанский читал первую молитву.

коронация
Лев III возлагает императорскую корону на голову Карла Великого

В самой базилике Святого Петра будущий император должен был участвовать в бесчисленном множестве мистических обрядов. Неподалеку от входа располагался вделанный в пол порфировый круг, около которого король и папа становились на колени. Король произносил Символ веры, после чего кардинал-епископ Порто вставал на середину камня и читал вторую молитву. Далее короля одевали в новые одежды. В ризнице папа провозглашал его клериком; короля облачали в тунику, далматику, ризу священника, митру и сандалии, после чего вели к алтарю Святого Маврикия. Сюда же после подобных церемоний направлялась и королева. У алтаря епископ Остийский совершал помазание правой руки и затылка короля и читал третью молитву.

Торжественность и мистический характер церемоний, их тяжеловесная пышность и величественная монотонность молитв в стенах древней базилики, полной священных воспоминаний, должны были производить потрясающее до глубины души впечатление на коронуемого и заставлять его проникнуться величием своего призвания. Перед взором этого человека сверкала на алтаре апостола корона Карла Великого, венец всех самых честолюбивых человеческих помыслов.

Корона Карла Великого

Но сначала папа надевал помазаннику на палец золотое кольцо в знак того, что правление императора должно быть проникнуто верой, твердостью и могуществом. Еще одним символом служил меч, которым папа при соответствующих словах опоясывал короля. И только после всего этого папа возлагал на голову избранника корону, произнося: «Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, прими этот знак славы, диадему королевства, корону империи. Отрекись от дьявола и всех его грехов. Будь справедлив, милосерден и богобоязнен, и со временем на лоне праведных ты получишь вечный венец от Господа нашего Иисуса Христа».

Церковь оглашалась звуками гимна Глория, криками: «Да здравствует император, победа ему и римскому и германскому войску!» и нескончаемым ликованием воинов, приветствовавших в своем короле властителя германских и романских племен. После этого император снимал с себя имперские знаки и как иподиакон служил вместе с папой обедню, по окончании которой пфальцграф снимал с ног императора сандалии и надевал ему красные императорские сапоги со шпорами Святого Маврикия.

Затем процессия вместе с папой выходила из базилики и при звоне колоколов направлялась по так называемой триумфальной дороге, между разукрашенных по этому случаю городских зданий, к Латерану. В ряде мест процессию встречали распевавшее гимны духовенство и представители корпораций. Впереди и позади процессии камерарии раздавали народу деньги.

Торжество завершалось пышной трапезой в папском дворце. На второй день император шел в процессии к обедне в Латеран, на третий — в базилику Святого Павла, а на четвертый — в базилику Санта Кроче ин Джерусалеммо.

коронация
Григорий V коронует Оттона III

Пышная торжественность этой церемонии, установленной со времени Карла Великого, оставалась практически неизменной, лишь время от времени подвергаясь незначительным дополнениям. С этим зрелищем не может сравниться ни одна церемония нашего времени. Множество герцогов и графов, епископов и аббатов, рыцарей и сеньоров со свитой, их богатые наряды, лица и наречия иностранцев, ряды воинов, папа со своим двором и все монашеские ордена в живописных облачениях, светские власти Рима, судьи, консулы и сенаторы, отряды милиции со своими знаменами, — все это на фоне величественного и сурового Рима с его бесчисленными развалинами представляло собой поразительную картину, которая могла бы привести в изумление и античных римлян, привыкших к торжественным зрелищам.

В это время Рим снова приобретал значение всемирного города, и римляне могли думать, что избранные ими императоры сохраняли власть над всей землей. Стекавшиеся в город чужеземцы оставляли здесь огромное количество золота, позволявшее голодному народу кормиться в течение нескольких недель. А затем происходило чудовищное событие…

Патриоты созданной Альбериком национальной партии вдруг «вспоминали», что так торжественно вступавшие в Рим императоры были германцами, не знали романского языка, давали римлянам пап по своему выбору и своими походами обращали итальянские города в груды пепла. Эти «патриоты» тут же загорались гневом и хватались за мечи. Обезумевшая от ярости толпа неслась в Ватикан, чтобы убить только что коронованного императора, и одна из прекраснейших исторических картин мирового значения превращалась в дикую сцену уличной резни с потоками крови. Прекратилась такая «традиция», завершающая торжества, лишь при коронации Генриха III.

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Средневековье. 872-900. Закат династии Каролингов

Иоанн VIII

Адриан II умер, и 14 декабря 872 года в папы был посвящен Иоанн VIII, человек еще более выдающийся. А 12 августа 875 года умер и Людовик II, последний из Каролингов, которому были присущи деятельный ум и способность строить планы, достойные империи. С этого момента империя утратила свою силу и стала игрушкой в руках пап и итальянской знати, а сама Италия наполнилась противоречиями, длящимися и по сей день.

Наследников мужского пола у Людовика не было. Претендентами на императорскую корону и обладание Италией оказались его дяди — Карл Лысый и Людовик Баварский. Имперский сейм, созванный вдовой императора, не дал результатов и вопрос предстояло решать оружием. За Людовика выступили его сыновья, Карл Толстый и Карломан, которые перешли через Альпы, но были убеждены своим дядей, Карлом Лысым, отказаться от своих планов (частично золотом, частично обманом). Оказывается, императорская корона уже была обещана ему папой.

Еще при жизни Людовика II, силы которого Рим боялся, церковь стала возлагать надежды на Францию, и Адриан II тайно обещал Карлу Лысому возложить на него корону по смерти императора. Теперь же и Иоанн VIII, не раздумывая, встал на сторону французской партии как более сильной и дававшей надежду на помощь в борьбе с римской знатью и сарацинами. Он пригласил Карла прибыть в Рим для коронования, чему тот незамедлительно последовал. Встреча в базилике Святого Петра состоялась 17 декабря 875 года, а уже в Рождество Карл Лысый был коронован. Папе и римлянам, отдавшим за него голос, Карл заплатил такие огромные деньги, что его германские враги стали сравнивать его с Югуртой, подкупившим в 117 и 111 годах до н.э. продажный римский сенат.

Карл Лысый

В противоположность своим предшественникам, не наследуя отцу и не будучи избран имперским сеймом, Карл получил императорскую корону исключительно по милости папы, имевшего смелость публично назвать нового римского императора своим созданием. Величие империи глубоко пало, а папская власть, напротив, поднялась высоко. Конституции Карла Великого и Лотаря утратили свое значение, а права императорской власти в Риме обратились в пустой звук.

Новый император оставался в Риме до 5 января 876 года, а затем в сопровождении папы поспешил в Павию, где в собрании епископов и итальянской знати был как утвержден в сане императора, так и избран королем Италии. После этого он, возложив управление итальянскими делами на герцога Бозона, брата своей жены, направился во Францию, где так же должен был быть провозглашен императором. Там, в Понтионе, в июле месяце на имперском сейме Карл, как вассал, получил от папских легатов золотой скипетр.

Подчинив себе императорскую власть, Иоанн VIII вернулся из Павии в Рим. Однако, победа над империей, призванной когда-то защищать Церковь, стала, своего рода, и поражением для папства. В городе существовала сильная германская партия с интересами которой совсем не совпадало избрание императором Карла. После выборов и возвращения папы в Рим эти люди были вынуждены покинуть город. Ночью они ограбили Латеран и ряд других церквей, после чего отворили ворота Святого Панкратия и устремились искать убежища в герцогстве Сполето.

Поскольку в это время на побережье разбойничали сарацины, у папы появилось основание обвинить беглецов в намерении впустить магометан в Рим. 19 апреля 876 года в Пантеоне был созван собор, на котором Иоанн VIII пригрозил отлучить от церкви бежавших римлян, если они не вернутся к назначенному им времени. В число преступников был включен и Формоз, епископ Порто, в чем-то заподозренный папой. Никто из бежавших не явился назад, и приговор был приведен в исполнение, а Формоз был, к тому же, лишен епископства и духовного сана.

В 876 году сарацины опустошили Сабину, Лациум и Тусцию и несколько раз появлялись у ворот Рима. Были разграблены монастыри и уведены в рабство местные жители, а Кампанья в очередной раз превратилась в пустыню, в которой царила лихорадка. Город с большим трудом укрывал и кормил стекавшиеся в него толпы крестьян, монахов и священнослужителей обращенных в развалины церквей. Несколько раз Иоанн VIII письменно обращался за помощью к Карлу Лысому, в котором он теперь хотел видеть могущественного императора, но Карл, давший клятву защищать город, предоставил Рим мечу сарацин.

Вся Италия почувствовала, как много она потеряла со смертью воинственного Людовика II. Даже при нем юг полуострова вступал в соглашения с сарацинами ради собственных торговых интересов, а теперь, когда исчез императорский флот, магометане принудили Неаполь, Гаэту, Амальфи и Салерно соединиться с ними для набегов на побережье церковного государства. Единственным энергичным противником сарацин остался папа Иоанн.

В начале 877 года он сам поспешил в Салерно, где просьбами и угрозами сумел добиться отказа салернского герцога от союза с сарацинами. Далее, располагая значительными средствами, папа вооружил римские суда, и мир впервые увидел хоть и небольшой, но собственный папский флот, расположившийся в Порто. Неаполь не отказался от союза с сарацинами и был целиком отлучен Иоанном от церкви. На город двинулись войска из Салерно, и папа без колебаний приказал отрубить головы 22 пленным неаполитанцам.

После этого Иоанн VIII вернулся в Рим и вышел с флотом в море. У мыса Цирцеи он настиг магометан, отбил у них 18 кораблей и освободил 600 захваченных в рабство христиан. Это был первый в истории случай, когда папа выступил как адмирал. В это же время в Неаполитанском заливе греческий флот нанес сарацинам еще большее поражение. Однако, ни Неаполь, ни Амальфи не перешли на сторону Рима. Иоанн отлучил от церкви и амальфийцев.

В этом же, 877 году, на проходившем в Риме соборе папой было вновь утверждено избрание Карла императором. Таким постановлением предполагалось устранить притязания сыновей умершего Людовика Баварского и предупредить возможность разделения империи. Карл Лысый прибыл с войском в Италию и был встречен папой в Павии. Здесь ими было получено известие о выступлении из Германии Карломана с сильным войском. Это так напугало Карла, что он немедленно покинул Павию. По пути во Францию 13 октября император умер.

Со смертью Карла Лысого политические условия мгновенно изменились — теперь торжествовала германская партия. Стоявший с войском в Верхней Италии Карломан склонил епископов и местную знать избрать его королем Италии и стал требовать у папы императорскую корону. Враги Иоанна VIII в Риме и собравшиеся в Сполето изгнанники ликовали. А в марте 878 года Ламберт, герцог Сполето, появился перед стенами Рима и заявил, что желает вступить с папой в переговоры от имени Карломана. Иоанн был вынужден принять герцога во дворце у базилики Святого Петра, и в это же время сполетцы заняли Ватиканский холм, преградив римлянам доступ в эту часть города. Папа оказался в плену.

30 дней Иоанн провел в заключении, но не поддался насилию и не согласился ни признать Карломана императором, ни вернуть отлученных в лоно церкви. Угрожая снова вернуться, Ламберт, наконец, покинул город. Папа же отправился в базилику Святого Петра, перенес оттуда все церковные сокровища в Латеран, закрыл главный алтарь покровом и запер базилику. В апреле он сел на корабль и отправился во Францию.

Там Иоанн отлучил от церкви Ламберта и короновал Людовика Косноязычного. Однако, полная бездарность последнего разрушила все надежды папы и толкнула его на опрометчивые шаги. Иоанн сделал ставку на Бозона, ломбардского герцога и мужа дочери Людовика II. Этот авантюрист показался папе тем человеком, которого можно было противопоставить Карломану. Иоанн открыл Бозону перспективу императорской короны и объявил его своим приемным сыном.

После почти годового пребывания во Франции Иоанн в сопровождении Бозона вернулся в Италию. В Павии он попытался восстановить ломбардов против Карломана, но местные епископы и графы не обнаружили симпатии к привезенному им герцогу. Ничего не добившись, оба покинули Павию. Бозон уехал в Прованс, а папа вернулся в Рим. Ситуация же разрешилась без его участия — три брата, Карломан, Карл Толстый и Людовик Косноязычный заключили между собой соглашение. Италия досталась Карлу.

Карл Толстый

В 879 году Карл Толстый вступил с войском в Ломбардию и в Павии принял корону Италии. Иоанну VIII ничего не оставалось, кроме как признать германского государя императором, а своего приемного сына Бозона — тираном. В 881 году Карл прибыл в Рим и получил из рук папы императорскую корону. Однако он и не подумал оказать городу помощь в борьбе с сарацинами и даже не оставил здесь своих легатов, фактически поступившись своими императорскими правами.

В этом же, 881 году, магометане подошли к Неаполю и расположились у Везувия. Построив здесь большую крепость, они в течение 40 лет совершали набеги на Кампанью, убивая и грабя население. Положение Южной Италии вообще ухудшалось с каждым годом. И, справедливости ради, стоит заметить, что этому способствовала та боязнь, которую внушали местным государям политические замыслы папы. Верховной власти Рима они предпочли грабеж со стороны греков и сарацин.

В это время в Риме Иоанн VIII возвел вокруг базилики Святого Павла такую же стену, какой Лев IV, огородил базилику Святого Петра. Огражденному пригороду он дал название Иоаннополис. Сейчас от этого сооружения не осталось и следа, а сведения о нем сохранились лишь в виде копии с надписи, начертанной на одних из его ворот:

«Эта стена служит к спасению и ворота ее неприступны. Они закрыты для нечестивых и открыты верующим. Войдите, знатные люди, и вы, старцы и юноши простого звания, войди весь христианский народ, ищущий святого храма. Его с благоговением соорудил служитель Господа Иоанн, который отличался возвышенным духом и великими достоинствами. Прозванный по имени папы Иоанна VIII, досточтимый город зовется Иоаннополисом. Да сохранят навсегда святой Ангел Господень и апостол Павел ворота от злого врага. Красуясь, возвышаются они среди далеко раскинувшейся стены, и радостно строил их папа апостольского престола Иоанн, дабы по смерти его самого Христос умилосердился над ним и отверз ему врата Небесного Царства».

В последние годы жизни Иоанн обращался к императору со все новыми жалобами как на сарацин, так и на своих врагов в Риме и Сполето. Он призывал Карла отправить своих послов в Рим и водворить мир в городе, но император оставался глух ко всем этим просьбам. Иоанн VIII умер 15 декабря 882 года. Если верить единственному свидетельству единственного летописца, то понтифику сначала дали яд, а когда оказалось, что тот действует слишком медленно, разбили голову молотом.

Следующим папой стал Марин I. Обстоятельства его избрания и правления практически неизвестны. Он снял с Формоза данную им клятву никогда не появляться в Риме и вернул ему епископство. Отношения с императором у Марина сложились настолько хорошими, что папе удалось одержать победу над самым злым врагом церкви, Гвидо Сполетским, пришедшим на смену умершему Ламберту. Гвидо был низложен и бежал на юг Италии. В начале 844 года Марин I умер и на папский престол вступил Адриан III, римлянин, сторонник национальной независимости Италии.

Адриан III

Состояние Рима в это время совершенно неизвестно. Обрывочные заметки летописцев позволяют лишь предполагать происходившие возмущения знати. Утверждается, будто бы Адриан III постановил, что при посвящении избранного папы больше нет необходимости в присутствии императорских послов и что после Карла Толстого, не имевшего наследников, императорскую корону должен получить итальянец.

В конце 884 года императором был помилован Гвидо. Ему также вернули его герцогство. В начале следующего года Карл Толстый вернулся в Германию для созыва имперского сейма с целью установления порядка престолонаследия. Туда же был приглашен и папа. Адриан III покинул Рим, но умер по дороге около Модены летом 855 года. Римляне немедленно избрали и посвятили нового папу, Стефана V, кардинала церкви Кватро Коронати. Император был разгневан таким нарушением своих прав, но прибывшие папские легаты сумели доказать ему, что выборы были произведены правильно. Император утвердил Стефана, но, фактически, римлянам удалось провести независимые выборы.

Стефан V

Дворцовую казну Стефан нашел опустошенной. Уже с давних пор существовал обычай, по которому по смерти папы слуги и народ врывались в его покои и производили грабеж, распространявшийся на весь дворец. Похищалось все — золото, серебро, дорогие ткани и драгоценные камни. Такое бесчинство порождалось анархией, водворявшейся в Риме после смерти каждого папы. Корабль Петра как бы терпел крушение, а его имущество оставалось без хозяина и могло быть беспрепятственно расхищаемо. То же самое происходило и во дворцах умиравших епископов.

Роскошь, которой окружали себя епископы, конечно противоречила основам христианства. Они жили в покоях, украшенных золотом, пурпуром и бархатом, ели из золотой посуды и пили из богатых кубков. В то время как базилики стояли покрытые копотью, сосуды для вина сверкали своей разрисовкой. Обедню епископы служили со шпорами на обуви и с кинжалами у пояса и охотно покидали алтарь, чтобы отправиться на соколиную охоту.

Проходя по опустошенным покоям своего предшественника, Стефан V был обрадован, когда нашел уцелевшей одну знаменитую древнюю вещь — золотой крест, когда-то принесенный в дар Святому Петру великим Велизарием в память своей победы над готами. По обычаю, немедленно после своего посвящения папа должен был наградить духовенство, монастыри и цеха деньгами, а бедным раздать хлеб и мясо. Вот так со смертью папы в Риме наступало двойное ликование — грабился дворец умершего папы и получались подарки от вновь избранного. Однако склады Латерана, как и казна, тоже оказались разграблены. Стефану ничего не оставалось, как только обратиться к своим личным средствам.

Тем временем сарацины продолжали совершать набеги вглубь Лациума и Этрурии. Стефан, продолжая молить о помощи императоров Запада и Востока, нашел ее только у Гвидо Сполетского, ближайшего к Риму государя и самого могущественного человека этого времени. Подав Гвидо надежду на императорскую корону, папа убедил его выступить против сарацин. Одержанная герцогом победа при Лирисе наконец дала Риму некоторое спокойствие.

Империя Карла Толстого в 887 году

В ноябре 887 года имперский сейм низложил Карла Толстого и избрал королем Арнульфа, сына Карломана. Когда же в январе 888 года Карл умер, Италия оказалась и без короля, и без императора. С прекращением наследственной передачи королевской власти в борьбу за корону Карла Великого вступили честолюбивые герцоги и епископы. В Италии друг другу противостояли Беренгар, фриульский маркграф, и Гвидо II, герцог Сполето. Беренгара выделяло его высокое происхождение, поскольку он был сыном дочери Людовика Благочестивого. Гвидо же владел двумя герцогствами и рядом земель в Южной Италии, а также имел вынужденную поддержку папы.

Однако Гвидо, франка по происхождению, провозгласили королем Франции, куда он незамедлительно и поспешил. Беренгар же в начале 888 года спокойно короновался в Павии королем ломбардов. Вернувшись с титулом короля Франции, Гвидо вступил в ожесточенную борьбу с Беренгаром и завоевал победу после двух кровопролитных сражений. В январе 889 года он получил в Павии корону Италии.

Короновался Гвидо в базилике Святого Петра только 21 февраля 891 года. Так он стал называться Августом, великим и дарующим мир императором. Через длинный ряд веков императорская власть снова вернулась в Италию и оказалась в руках знатного лица, хоть и не латинского происхождения, но все же принадлежавшего этой стране. Возложив же корону на голову незначительного герцога, владевшего только несколькими землями в Италии и получившего титул цезаря от папы, Стефан V мог сказать себе, что политика его предшественников была приведена им к благополучному завершению. Умер Стефан V в сентябре 891 года. Никаких относящихся к нему памятников в городе не сохранилось.

Гвидо Сполетский

Престол Святого Петра занял отлученный когда-то от церкви Иоанном VI Формоз, кардинал и епископ Порто. Его партия, однако, сплотилась вокруг Арнульфа Германского и его любимца Беренгара. Гвидо же поддерживали противники Формоза во главе с диаконом Сергием. Тем не менее, Формоз был вынужден признать императором Гвидо, который в 892 году еще и объявил соимператором своего юного сына Ламберта. Удача сопровождала Гвидо, и просьбы о помощи разбитого им Беренгара у германского короля Арнульфа оставались без внимания.

Гвидо не переставал нарушать и границы церковного государства, делая в союзе со сполетской партией в Риме невыносимым положение папы. Борьба враждующих партий грозила перейти в открытое столкновение, и в 893 году Формоз потребовал от Арнульфа перейти Альпы и вступить в Италию, что тот и сделал в следующем, 894 году. Убоявшиеся Милан и Павия открыли ворота, а тусцийские маркграфы признали себя вассалами германского короля. Однако Арнульф не пошел к Риму через земли Гвидо, а вернулся к Пасхе в Германию.

В конце 894 года Гвидо внезапно умер от кровотечения в Южной Италии. Ламберт, на котором были сосредоточены все надежды национальной итальянской партии, поспешил в Рим, чтобы быть утвержденным Формозом в своем императорском сане. Не видя помощи со стороны Германии, папа подчинился обстоятельствам и обещал юному императору отеческую поддержку, но в тоже самое время снова отправил послов к Арнульфу, настойчиво приглашая его в Рим. Такое поведение папы, конечно, вызвало к нему глубочайшую ненависть со стороны сполетской партии.

Осенью 895 года Арнульф выступил из Баварии с решением устранить не только Ламберта, но и Беренгара, чтобы полностью завладеть королевством Италии и объявить себя императором. Ламберт не пытался преградить Арнульфу путь на Рим, а думал только о защите Сполето. Однако, его мать, Агильдруда, отличавшаяся более решительным характером, надеялась, что ей удастся не впустить врага в Рим. В городе тоже произошло открытое возмущение. Сполетская партия под предводительством Сергия захватила папу Формоза, впустила в город сполетцев и тусцийцев и заперла ворота. Окруженная стеной Леонина, ватиканский квартал, так же была наполнена вооруженными людьми и заперта.

Арнульф

В феврале 896 года Арнульф стал лагерем у ворот Святого Панкратия и потребовал сдачи города, но получил в ответ оскорбительные насмешки. Тогда ворота были пробиты тараном и уже вечером германцы вступили в Леонину и освободили Формоза из замка Святого Ангела, в котором он был заключен. Однако для вступления в Рим Арнульф решил последовать обычаю императоров — совершить въезд с Неронова поля и быть торжественно принятым у базилики Святого Петра.

Король был встречен у моста Понте Молле и оттуда сопровожден в Леонину, где папа встретил его на ступенях базилики, провел внутрь и провозгласил императором. Ламберт был объявлен низвергнутым с престола. Сполетская партия не оказала победителю никакого серьезного сопротивления, а Агильдруда немедленно покинула город и со своими войсками удалилась в свои владения. О казнях ее сторонников ничего не известно.

Через 15 дней Арнульф направился в Сполето, но по дороге был разбит параличом. За блестящей победой последовало похожее на бегство отступление и первый поход на Рим германского короля не оставил после себя никаких реальных следов. 4 апреля 896 года умер и папа Формоз, избавив себя от опасностей, которыми грозило ему удаление германского короля. Город обязан ему полной реставрацией базилики Святого Петра, но никакие другие памятники больше не напоминают об этом папе.

В Риме начинался долгий период смут, а престол Святого Петра стал добычей для знати. Сразу после смерти Формоза в папы был избран Бонифаций VI, но умер уже через 15 дней. Тогда сполетская партия объявила папой Стефана VI. Из страха он признал императором Арнульфа, но как только последний покинул Италию, а в Павию вступил Ламберт, тут же изменил свое решение. После этого, подстегиваемый врагами Формоза и ослепленный ненавистью, принявшей характер безумия, Стефан совершил поступок, опозоривший историю папства.

Было решено подвергнуть Формоза торжественному суду, на который умерший должен был явиться лично. В феврале или марте 897 года труп Формоза вынули из могилы, облачили в папское одеяние и посадили на трон в зале собраний Латеранской базилики. Мертвецу было зачитано обвинение, после чего он был осужден, а собор подписал декрет о низложении Формоза и отлучил его от церкви. Затем присутствовавшие сорвали с трупа папское одеяние, отрубили у него три пальца, которыми совершалось благословение, вытащили труп из залы, поволокли его по улицам и под ликующие вопли сбежавшейся черни сбросили в Тибр. Этот, так называемый «трупный собор», стал для историков свидетельством нравственного состояния той эпохи.

Жан-Поль Лоренс. Папа Формозий и Стефан VI. 1870

Расплата, однако, настигла Стефана VI уже осенью того же 897 года. Поругание, совершенное над телом Формоза, возмутило не только его друзей, но и других благомыслящих римлян. Германская партия подняла народ, Стефан был схвачен, брошен в тюрьму и там удавлен. На место Стефана заступил Роман, человек неизвестного происхождения. Спустя четыре месяца он умер. Следующий папа Теодор II, римлянин, продержался на престоле еще меньше — 20 дней. Он, правда, успел совершить торжественное погребение тела Формоза, выловленное в Тибре рыбаками.

В январе 898 года папой стал Иоанн IX. При нем были преданы проклятию акты «трупного собора» и запрещены на будущее всякие суды на мертвыми. Было так же определено, что посвящение вновь избранного папы снова должно происходить в присутствии императорских легатов. К необходимости признания этого условия, даже при призрачности императорской власти, привели кровавые распри, сопровождавшие избрание последних пап. Помазание, совершенное Формозом над Арнульфом было объявлено недействительным, поскольку было вынужденным, и Иоанн признал императором Ламберта, в котором видел единственный залог безопасности.

Ламберт заключил с Римом мир и восстановил в нем императорскую власть. Папа, со своей стороны, всячески старался поддерживать императора в его сане. Эти двое прилагали искренние усилия для ликвидации хаоса, царившего в Италии, освобождения ее от иноземного вмешательства и создания в ее границах независимой империи. Однако, начавшийся было период покоя и надежд на лучшее будущее внезапно прервался несчастным случаем — во время охоты император упал с лошади и разбился.

Положение Италии снова изменилось. Беренгар направился из Вероны в Павию, где часть знати признала его ломбардским королем, а смерть Арнульфа в 899 году позволила ему больше не опасаться вооруженного вторжения германцев. Однако ему так и не удалось добиться императорской короны. В 899 году произошло первое вторжение венгров в Верхнюю Италию, и в этом же году претендентом на императорский престол выступил Людовик Прованский.

Ворвавшиеся в августе 899 года в Верхнюю Италию орды мадьяров воскресили в памяти людей времена Аттилы. В сентябре они разбили войска Беренгара, и римские партии возложили свои надежды на юного короля Прованса, сына Бозона и дочери Людовика II Ирменгарды. Внук знаменитого каролингского императора имел, по-видимому, законные права и мог рассчитывать на поддержку графов и епископов. Людовик вступил в Италию в 900 году.

Был ли Людовик призван Иоанном IX, неизвестно, но его преемники оказали королю дружественный прием. В любом случае, ничего этого Иоанн уже не застал — он умер в июне 900 года. Так закончился век Карла Великого.

Далее: Средневековье. 901- 954. Альберик, король Рима.
Назад: Средневековье. 844-872. Ослабление императорской власти

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Средневековье. 844-872. Ослабление императорской власти

Вскоре после смерти Григория IV Рим охватило волнение, вызванное несогласием при выборе папы. Духовенство и знать избрали Сергия, кардинала церкви святых Мартина и Сильвестра, народ же встал на сторону диакона Иоанна и с оружием в руках привел того в Латеран. Восстание было подавлено и Сергия II посвятили в папы. Это произошло без согласия императора (спешка могла быть вызвана народным восстанием) и разгневанный Лотарь приказал королю Италии идти на Рим с войском.

Людовик II

Насилия, совершаемые войском в церковной области на пути в Рим, дали почувствовать римлянам королевский гнев еще до прибытия Людовика. Папа выслал навстречу королю почетную свиту, а сам приветствовал его на ступенях базилики Святого Петра. К удивлению Людовика, двери базилики были закрыты. На его вопрос папа ответил: «Если ты пришел с добрыми чувствами и чистыми намерениями, ко благу республики, всего города и этой церкви, двери будут открыты тебе; если же нет, то никто из нас не откроет тебе их». Конечно Людовик ответил, что им руководят добрые намерения, и конечно двери открылись. После этого у гроба апостола, всегда игравшего роль громоотвода для гнева государей, было совершено моление.

На соборе было проверено и утверждено избрание папы. 15 июня Сергий, в свою очередь, помазал и короновал Людовика королем Италии. Немедленно за этим последний потребовал признания за собой такой же власти над городом, какая принадлежала императору, и присяге в верности от римской знати, но получил твердый отказ. Торжественная присяга была снова принесена лишь императору Лотарю. Вскоре Людовик, к великому удовольствию римлян, отбыл в Павию.

В августе 846 года в устье Тибра вошел сарацинский флот. Новая Остия, построенная для защиты этого направления, совершенно не произвела впечатление на пиратов, которые, фактически, просто проигнорировали ее. Их помыслы были направлены на Рим, где они мечтали водрузить знамя пророка на базилику Святого Петра и поживиться сокровищами, которыми были наполнены церкви города.

Неизвестно, проводилась ли осада города (стены вполне могли защитить римлян), но Ватикан с базиликой Святого Петра оказались предоставлены сами себе. Жившие у ватиканского Борго саксы, лангобарды и франки, оказали сопротивление, но уступили превосходящему силой врагу, после чего базилика была беспрепятственно разграблена. Самое почитаемое место Запада, пятивековая святыня христианства, которую не тронули ни готы, ни вандалы, ни греки, ни лангобарды, стала добычей африканских разбойников.

Начиная с Константина, императоры Запада и папы не переставали делать этой церкви редкие по своему богатству и великолепию приношения, так что базилика Святого Петра могла считаться величайшим музеем произведений искусства последних пяти веков. Древний золотой крест на гробе апостола, серебряный стол Карла Великого, серебряные плиты с дверей, золотые плиты с пола исповедальни, главный алтарь — все это и многое другое было увезено сарацинами. Была опустошена и гробница апостола — не имея возможности унести огромный бронзовый саркофаг, сарацины разбили его, уничтожив все содержимое. То же самое произошло и в базилике Святого Павла. Если бы Лев III окружил Ватикан стеной, как задумывал, то ничего подобного бы не произошло, но осуществлению проекта помешали междоусобные распри.

Показания летописцев о событиях этого времени довольно путаны, но, по-видимому, решающую роль в изгнании сарацин сыграл призванный папой сполетский маркграф Гвидо. Его лангобарды вместе с римлянами разбили захватчиков в жестокой битве в Борго и у моста Святого Петра. Отступавшие по Аппиевой дороге магометане производили на своем пути страшные опустошения и сам преследовавший их маркграф едва избежал гибели.

Несчастный Сергий II умер 27 января 847 года и был похоронен в разграбленной базилике. Новым папой был избран Лев, кардинал церкви Кватро Коронати, римлянин лангобардского происхождения. Посвящение Льва IV произошло до получения согласия императора, но это оправдывалось трудными обстоятельствами, в которых находился город после нашествия сарацин. Во избежание недоразумений римляне письменно удостоверили свою готовность повиноваться Лотарю.

В это же время произошло землетрясение, приведшее к пожару, превратившему саксонский квартал в груду пепла и разрушившему портик базилики Святого Петра. Верующие приписали спасение самой базилики от огня молитвам Льва и полагали, что он остановил пожар знамением креста. Воспоминания о пожаре в Борго еще долго сохранялись в городе, а Рафаэль увековечил его в одной из своих фресок в зале Ватикана.

базилика святого петра
Пожар в Борго. Рафаэль Санти,1514. На заднем плане видна старая базилика Святого Петра

Опасность, продолжавшая грозить со стороны сарацин, вынудила папу начать восстановление стен Рима. Были укреплены все городские ворота и заново отстроены 15 развалившихся башен. С двух сторон Тибра поставили две башни так, чтобы между ними было возможно натянуть цепь. Самым же замечательным сооружением Льва IV стало укрепление совершенно открытого до сих пор ватиканского квартала, в результате которого возникла новая часть города и крепость, получившая огромную важность в последующие века. Император Лотарь охотно оказал для этого денежную помощь.

В 849 году римляне узнали, что в Сардинии готовится к выступлению большой сарацинский флот. По счастью, в это же время образовалась лига южных приморских городов. По настоянию папы, Амальфи, Гаэта и Неаполь соединили свои флоты и заключили с ним союз. Суда расположились перед Порто, где и стали ожидать прибытия сарацин. Завязавшийся было бой был прекращен внезапно поднявшейся бурей, рассеявшей и частично потопившей неприятельские суда. Множество мавров было убито и множество взято в плен. Пленных отправили на постройку ватиканских укреплений. Эту победу Рафаэль так же изобразил на фреске в том же зале Ватикана.

Битва при Остии. Рафаэль Санти

К 852 году ватиканская область оказалась окружена стеной, бравшей начало от мавзолея Адриана, проходившей от него к ватиканскому холму и, окружив базилику Святого Петра, снова спускавшейся к реке. Стена, сложенная из туфа и кирпича, была высотой около 12 метров и имела 44 оборонительные башни. Одна из этих башен, угловая, до сих пор стоит на самом высоком месте Ватикана. Сама стена также сохранилась в некоторых местах.

лев IVВ новый город вели трое ворот. Одни, находившиеся у мавзолея Адриана, назывались Постерула Сан Ангели, позднее — Порта Кастелли. Вторые располагались рядом с церковью Святого Перегрина и носили название Порта Сан Перегрини, позднее — Сан Петри. Эти ворота были главными, через которые въезжали императоры. Третьи ворота, соединившие Ватикан с Трастевере, назывались Постерула Саксонум, по имени квартала, с которым они граничили. Сейчас на их месте находятся Порта ди Санто Спирито.

Закончив сооружение стены, Лев IV назвал новый город Цивитас Леонина. Освящение произошло 27 июня 852 года. Все римское духовенство с босыми ногами и посыпанной пеплом головой с пением обошло стены, а семь кардиналов-епископов кропили их на пути святой водой. У каждых ворот папа совершал моление о ниспослании благодати на новый город. По окончании обхода папа приказал раздать дворянству, народу и колонистам золото, серебро и шелковые платки. На воротах были помещены стихи, написанные варварской латынью. Из них в позднейших списках сохранились два.

Над главными воротами Святого Перегрина было написано: «Вступая в город и покидая его, взгляни, странник, на это великолепное сооружение, воздвигнутое благодетельной мыслью Льва IV. Красиво сверкают высеченные из мрамора и выступающие наверху зубцы; человеческим рукам удалось дать им привлекательный вид. Это памятник времени Лотаря, непобедимого цезаря, и памятник папы, воздвигшего это величие. Жестокие войны людей злого умысла, я верую, не повредят этому сооружению, и оно уже не даст возможности врагу торжествовать. Рим, глава мира, свет, надежда, золотой Рим, ты — святыня; в этом сооружении папа явил тебя. По имени основателя этому городу было дано название Леонина».

Стихи на Порта Кастелли были следующими: «Римлянин и франк, вы, лангобардские пилигримы, и все, кто взирает на это сооружение, воспойте его достойной песнью. Его торжественно принес в дар своему народу и городу на вечное благо великодушный папа Лев IV. В радостном единении с великим государем Лотарем воздвиг он это сооружение, и далеко несется слава его. Да приведет Всемогущий Бог в небесный град тех, кого связала любовью глубокая преданность. Его имя Цивитас Леонина».

лев IV
Лев IV

Как Григорий IV возобновил Остию, так и Лев IV восстановил Порто. Эта древняя римская гавань к тому времени уже почти не существовала. Имя ее сохранилось лишь благодаря тому, что она была еще и древним епископством. После нашествия сарацин и изгнания последних жителей гавань пришла в окончательный упадок. Тогда Лев IV и решил окружить Порто стенами и возвести в нем новые здания. К месту пришлись и корсиканцы, изгнанные арабами со своего острова. С ними был заключен договор, и Рим, таким образом, учредил колонию. По указу, утвержденному императорами Лотарем и Людовиком, корсиканцы получили Порто со всеми его угодьями и в 852 году заняли его как свободные собственники и слуги церкви. Однако жизнь не вернулась в город. Колония погибла от лихорадки и сарацинских мечей. Дальнейшая ее история неизвестна.

Лев IV возобновил еще ряд прибрежных городов, возведя вокруг них стены и башни. Сооружение укреплений было единственным средством удержать жителей на месте. Грабежи сарацинов по всему побережью Тусции и Лациума вынуждали население покидать незащищенные места, ища спасения в горах. Так было выстроено большое количество замков и башен, ставших позднее замками феодалов.

Папа заново построил саксонскую базилику Святой Марии, уничтоженную пожаром в Борго (сейчас на ее месте стоит церковь Санто Спирито). Возобновлена была и церковь Святого Михаила в память саксов, погибших от меча неверных, а так же портик и атриум базилики Святого Петра. Затраты, произведенные Львом для возмещения церквям драгоценностей, похищенных сарацинами, показали каким несметным богатством обладала церковная казна.

Главный алтарь Святого Петра снова был выложен золотыми панелями с эмалью весом по 100 кг. Серебряное распятие с позолотой и бриллиантами весило 32 кг, а серебряный киворий над алтарем — 456 кг. Крест из литого золота, осыпанный жемчугом, изумрудами и опалами, имел 454 кг веса. Были заново изготовлены вазы и кадильницы, подвешенные на серебряных цепях с золотыми шарами, а так же украшенные драгоценными камнями чаши и серебряные налои. Двери получили оклады из серебра с изображениями событий из священной истории. К этому можно прибавить и ковры, и занавесы у колонн, вышитые золотом и усыпанные драгоценными камнями. Часть камней, купленных папой у иудейских торговцев, была выломана из сосудов, похищенных ранее при грабеже базилики сарацинами.

Столь же ценные приношения были сделаны в базилику Святого Павла и многие другие церкви, даже провинциальные. Церковь в эту эпоху не имела сколько-нибудь значительных доходов из других стран, и средства, затраченные на постройку и укрепление городов, а так же на восстановление церквей, брались, главным образом, из собственных доходов римской республики. Папы этого времени еще не копили богатства лично для себя, и церковная касса оказывалась всегда полной и готовой к финансированию великих и благих целей.

В 850 году в базилике Святого Петра папа возложил императорскую корону на голову Людовика II, возведенного Лотарем в сан императора на имперском сейме. В 853 году в Риме появились два британских короля — Этервольф, пожелавший быть помазанным и коронованным Львом, и его сын Альфред. Их годовое пребывание в Риме послужило благоустройству англосаксонской колонии, пострадавшей от пожара. С этого же времени английский народ стал платить Риму подать.

Конец жизни Льва IV был омрачен испортившимися отношениями с императором. После разграбления сарацинами великих римских святынь римляне, не стесняясь, начали говорить горькие слова в адрес императора и высмеивать франкскую империю, призванную защищать Рим и церковь. Такое настроение Рима уже было известно Людовику, а сам папа теперь был обвинен в замыслах, нарушавших конституцию. Лев прислал письменное оправдание и объявил, что подчинится любому судебному приговору, если выяснится, что он нарушил имперские законы.

17 июля 855 года Лев IV скончался. Рим хранит о нем память как об основателе Леонины.

При выборе нового папы в городе возникли крупные волнения. Большинство римлян избрало кардинала церкви Святого Каликста, Бенедикта. В торжественной процессии он был отведен в Латеран, а духовенство и знать подписали избирательный декрет для утверждения его императором. Но по дороге к императору папские послы были перехвачены сторонниками низложенного Львом IV кардинала Анастасия и склонены на сторону последнего. Прибыв к императору, они стали ходатайствовать за Анастасия.

Послы императора, принявшего сторону Анастасия, по прибытии в Рим объявили духовенству, знати и народу, что все они должны на следующий день собраться у базилики Святого Левкия и выслушать повеление императора. 21 сентября 855 года, когда римляне стали собираться в указанном месте, императорские послы вместе с приверженцами Анастасия вступили в Леонину через ворота Святого Перегрина. Пока Бенедикт оставался в Латеране, ожидая, чем закончатся волнения, Анастасий проник в базилику Святого Петра, где дал волю своим мстительным чувствам и, как оказалось, иконоборческим влечениям, предав огню образа святых и порубив топором изображения Христа и Девы Марии.

После этого он поспешил в Латеран, приказал разломать запертые двери во дворце, ворвался в него и сел на папский престол, в то время как Бенедикт, окруженный преданным ему духовенством, сидел на троне в самой базилике. По приказанию Анастасия толпа вооруженных людей во главе с одним из епископов ворвалась в церковь, стащила Бенедикта с престола и отдала его под надзор нескольких кардиналов, низложенных ранее Львом IV.

сан джованни ин латерано
Латеранская базилика при Каролингах. Реконструкция

Однако на следующий день сторонники Бенедикта, ободренные настроением народа, собрались в базилике Эмилия (на Римском форуме) и, не смотря на угрозы императорских послов, твердо заявили о непризнании Анастасия. На новом собрании в Латеране народ единогласно высказался за Бенедикта, и послам пришлось уступить. Анастасия с позором изгнали из Латерана, а Бенедикта в торжественной процессии отвели в базилику Санта Мария Маджоре. 29 сентября в базилике Святого Петра в присутствии императорских послов Бенедикт III был, наконец, посвящен в папы.

Наступала одна из самых ужасных эпох в истории папства. Раздоры внутри города принимали угрожающие размеры, народ и знать разбивались на партии, честолюбие кардиналов непомерно росло, отношения церкви и государства становились все более натянутыми. Поведение императорских послов показало, что император не желал видеть на папском престоле сильную личность, подобную Льву IV, а мечтал иметь на этом месте подчиненного себе человека.

За день до посвящения Бенедикта III Людовик стал единовластным императором. Уставший и больной, измученный угрызениями совести (помня о своем отце), Лотарь поделил империю между сыновьями, а сам ушел в бенедиктинский монастырь, где и умер. История же Рима в короткое правление Бенедикта не содержит сколько-нибудь значимых событий. Папская хроника отмечает лишь происходившие несколько раз наводнения из-за разливов Тибра.

Бенедикт III умер 8 апреля 858 года, когда Людовик только покинул Рим (что было причиной его приезда, неизвестно). Узнав о смерти папы, император немедленно вернулся в город, чтобы своим присутствием предупредить возможные злоупотребления и беспорядки при выборах нового понтифика, а заодно и воспользоваться своими правами. Он убедил римлян отдать голоса за диакона Николая, и 24 апреля избранный папа принял посвящение в присутствии императора. После этого Людовик покинул Рим.

Николай I

Начало деятельности Николая I проходило в серьезных затруднениях — именно в это время национальные церкви восстали против становившегося папского самодержавия. Николай, однако, оказался сильным и решительным политиком. Он сумел устранить притязания королей и епископов. Константинополь был отлучен от церкви, варварские народы получили конституцию, а бароны и кардиналы Рима нашли его власть настолько непререкаемой, что даже не дерзали восстать против нее.

Ведя борьбу с греческой схизмой и будучи озабочен успехами магометан, Николай I в это же время оказался вовлечен в жестокую распрю с императорским домом. Брат императора Людовика II, Лотарь Лотарингский, ради своей любовницы Вальдрады прогнал свою жену Теутбергу. Изгнанная королева обратилась к заступничеству папы, который поручил вынести решение по этому делу собору в Меце и объявил Лотарю, что тот будет отлучен от церкви, если не явится на суд этого собора.

Осенью 863 года местные епископы, надеявшиеся стать более независимыми от папы и добивавшиеся для себя королевских льгот, поддержали Лотаря. Подкупленные золотом папские легаты даже не стали предъявлять собору писем Николая и признали, что Вальдрада является законной супругой Лотаря. Соблюдая формальности, в Рим, для подтверждения папой постановления собора, были отправлены епископы Кельна и Трира. Николай не принимал их в течение трех недель, после чего приказал явиться на собор в Латеране, где им было объявлено о лишении их сана и отлучении от церкви. Здесь же были отменены постановления местного собора в Меце.

Епископы поспешили к императору с жалобами на совершенное над ними насилие и оскорбление в их лице самого императора и его брата, а так же с заявлениями, что неограниченная власть папы представляет угрозу могуществу императорской и королевской власти. Пришедший в ярость Людовик собрал войско и двинулся на Рим с намерением силой принудить папу вернуть сан отлученным епископам. В феврале 864 года он вступил в город.

По этому случаю Николай I предписал общий пост, наложил на весь город траур и устроил молитвенные процессии. Не встреченный папой Людовик остановился во дворце при базилике Святого Петра, а Николай в это время молился в Латеране об избавлении от «государей, творящих зло». По городу не переставали двигаться процессии, и вот одна из них, приблизившаяся к базилике Святого Петра, подверглась нападению раздраженных солдат Людовика. Они стали наносить побои священникам, сорвали хоругви и сломали крест Святой Елены, в который, по верованиям того времени, был вделан кусок истинного креста. Такого не происходило в Риме с самого основания империи Каролингов.

Как рассказывала молва, сломавший крест франк был поражен смертью, а сам император заболел лихорадкой. Тогда посредничество между папой и Людовиком взяла на себя императрица. Получив обещание своей неприкосновенности, Николай явился к императору, и между ними состоялся долгий разговор, после которого папа вернулся в Латеран, так и не сняв отлучение с епископов. Людовик приказал им вернуться в Германию. Сам император не счел нужным провести Пасху в Риме и демонстративно отправился в Равенну.

Николай продолжал грозить отлучениями, и лотарингские епископы прислали ему покаянные письма. Папский легат Арсений прибыл в Лотарингию, где вел себя крайне высокомерно. Он вернул супругу перепуганному возможностью отлучения от церкви Лотарю и удалил от двора Вальдраду. Папство одержало блестящую победу над слабой королевской властью.

За время понтификата Николая I в Риме не возникало никаких внутренних смут. Урожаи были обильны, и папа приказал выдавать всем нуждающимся подписанные его именем марки, дававшие право на бесплатное получение продуктов. Он снова восстановил водопровод Аква Траяна (строительное искусство было в упадке, и сооружения быстро разрушались), называвшийся в ту пору водопроводом Святого Петра, и построил портик базилики Санта Мария ин Космедин.

В упадке находилось не только строительное искусство. Если бы греческие или арабские ученые и философы посетили Рим при Николае I, они бы пришли в ужас от невежества местных монахов и кардиналов. Варварская латынь, ставшая нормой не только для простого народа, но даже и для нотариусов и летописцев, вызывала насмешки и презрение Константинополя. У самих римлян не осталось таланта даже для того, чтобы сложить, пусть и варварскими стихами, какую-нибудь надпись на городских воротах или надгробных памятниках. Куда лучше знали латынь представители Галлии или Германии, которых невежественные римляне продолжали называть варварами.

Рим перестал давать миру даже новые теологические труды. Кроме того, не нашлось ни одного летописца, чтобы записать историю города со времен Пипина. В то время, когда большое число хроник было создано в Германии, Франции и даже Южной Италии, римские монахи оставались настолько безучастными к происходившему в Риме, что события той эпохи для потомков оказались окутаны полнейшим мраком.

И тем не менее, в это самое время Анастасием «Библиотекарем» была собрана и отредактирована Книга Пап или Liber Pontificalis. Жизнеописания пап в форме перечисления годов их правления и деяний велись уже со 2 века. Со времени Григория Великого к ним стали добавлять еще и письма и акты пап. Из этих, все более разраставшихся, материалов и возникли официальные жизнеописания пап, наиболее полные из которых принадлежали эпохе Каролингов. Эти описания не имеют характера летописей, а представляют собой смесь заметок о постройках, пожертвованиях и некоторых исторических событиях. Но, не смотря на их дурной стиль и намеренные искажения в интересах папства, эти заметки, в отсутствии других источников, имеют неоценимое значение. Без них для нас остались бы совершенно неизвестными целые века существования как папства, так и города Рима.

13 ноября 867 года великий папа Николай I умер. Выбор римлян остановился на Адриане, престарелом кардинале церкви Святого Марка. Император согласился с этим решением, и 14 декабря Адриан II был посвящен в папы. Свое вступление на престол он ознаменовал дарованием амнистии священникам, отлученным его предшественником. Кроме того, Адриан добился от императора освобождения ряда мирян, обвиненных в государственной измене и заточенных на галерах.

Все это привело к активизации врагов Адриана, приверженцев его предшественника. Они начали распространять слухи, будто Адриан II по трусости намеревается отменить декреты Николая, благодаря которым папская власть приобрела такое огромное значение. Адриан объявил, что никогда не сойдет с пути, по которому шел Николай I, совершил о нем публичное моление и торжественно признал все его декреты. Но, умиротворив таким образом друзей Николая, Адриан тут же настроил против себя его врагов.

История Церкви прославляет твердость, с которой Адриан II продолжил вести борьбу против епископов, не желавших подчиниться авторитету папы. А такое орудие, как отлучение от церкви, становилось все более действенным. Со своей стороны росту могущества пап способствовали и слабые государи. Своей страстью к Вальраде Лотарь II пробил глубокую брешь в престиже королевской власти, чем и воспользовался папа Николай I. Однако, эта история получила продолжение и при папе Адриане.

Восстановленная в правах королевы Теутберга вскоре снова была прогнана мужем и бежала к королю Карлу Лысому, дяде императора Людовика II. Папа Николай тогда отлучил Вальраду от церкви и грозил тем же самым Лотарю II. Король униженно просил принять его для оправданий в Риме, но получил от Николая отказ. По смерти папы он обратился с той же просьбой к Адриану и теперь получил согласие на поездку.

В июне 869 года Лотарь прибыл в Равенну, где попытался заручиться поддержкой императора, но не получил ее. Встреча же с папой состоялась в Монте Кассино. Лотарь осыпал Адриана подарками, но смог добиться лишь причастия после того как дал ложную клятву о том, что не притрагивался к Вальдраде после ее отлучения от церкви. Затем папа отправился в Рим, а утративший всякий стыд король следовал за ним по пятам. Вступление короля в город было не менее позорным — ему навстречу не вышел ни один священник, а разместиться пришлось во дворце, где не было ни одной подготовленной комнаты. Папа отказал Лотарю в служении для него обедни и посмеялся над богатыми подарками.

Так ничего и не добившись, король покинул Рим. По дороге и он, и его приближенные заболели лихорадкой, и 10 августа по приезде в Пьяченцу Лотарь умер. Народ усмотрел в этой смерти небесное возмездие, ниспосланное на короля за ложную клятву и распутство. Земли Лотаря были захвачены Карлом Лысым и Людовиком Баварским, что дало папе случай выступить против них как разбойников, тем более что император, поглощенный войной с сарацинами в Южной Италии, был обделен при этом захвате и сам просил папу о посредничестве.

В 871 году произошло событие, показавшее насколько ослабла императорская власть. Спасший от сарацин Южную Италию Людовик II направился со всей своей богатой добычей в Беневент. Прельстившийся этой добычей и очень неохотно признававший власть императора (как и все правители Южной Италии) герцог Беневента Адальгис решился напасть на Людовика. Три дня продолжалась кровавая борьба, закончившаяся пленением императора и всех франков. Больше месяца пленные пробыли в заточении, после чего напуганный высадкой сарацин у Салерно Адальгис освободил их, взяв у Людовика клятву в том, что он никогда не станет мстить за совершенное над ним насилие. Горя желанием расправиться с мятежным герцогом, но связанный данной клятвой, Людовик направился в Равенну.

На следующий, 872 год, император прибыл в Рим. Встреченный с почестями в Латеране, император заявил папе о своем желании быть освобожденным от клятвы, данной им под принуждением. Это желание было исполнено перед собранием духовенства и знати. Римский сенат, заседавший в Латеранской базилике, объявил Адальгиса врагом республики и приговорил его к изгнанию. Однако, в тайне, собравшиеся торжествовали, видя такое ослабление императорской власти и еще не подозревая как быстро с падением династии Каролингов утратят свое могущество и папы.

Далее: Средневековье. 872-900. Закат династии Каролингов
Назад: Средневековье. 801-844 гг. Раздел империи

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Средневековье. 801-844 гг. Раздел империи

После коронования Карл остался на зиму в Риме. Отдаленность Германии и нежелание императора делать Рим своей столицей стали причиной того, что Карл отказался от постройки здесь своего дворца и жил в одном из епископских зданий при базилике Святого Петра. В дальнейшем это же помещение занимали все приезжавшие в Рим Каролинги, и здесь же жил императорский посол.

Базилика Константина (Святого Петра). Реконструкция Джованни Чампини 1693 года, основанная на античных рисунках

Император привел в порядок дела Рима и Италии и заставил римлян принести ему присягу верности и повиновения. Правда, в то время его власть заключалась лишь в наблюдении за правосудием. Судей назначал папа, но высшей правовой инстанцией оставался император, представителем которого был посол или легат. Содержался легат за счет папской казны и, помимо надзора за соблюдением прав императора, охранял папу от посягательств на его власть римской аристократии. Он же присутствовал при посвящении папы, происходившем с согласия императора.

Карл признал за Львом III право чеканить собственную монету. Теперь на одной стороне римского динария находилось имя папы, а на другой — имя императора. О городском устройстве того времени, к сожалению, ничего не известно.

После Пасхи, 25 апреля 801 года, император покинул Рим, передав Италию своему сыну Пипину, и вернулся в Германию. В последний день апреля в Сполето произошло землетрясение, разрушившее некоторые итальянские города и даже повредившее крышу базилики Святого Петра в Риме.

В своих эдиктах Карл начал титуловать себя «волею Божией властителем империи римлян, пресветлейшим Августом», вызвав в Константинополе ненависть к франкам и римлянам. Однако слабость Константинополя заставляла его искать дружбы Карла, тем более что и сам Карл прилагал усилия к установлению границ Италии посредством договора. Приняв послов императрицы Ирины, он, в свою очередь, отправил в Константинополь свое посольство.

По прибытии в восточную империю послы Карла застали уже нового императора — бывший дворцовый казначей Никифор 31 октября 802 года сверг Ирину и сослал ее на остров Лесбос. Тем не менее узурпатор так же был заинтересован в дружбе франков и, выслушав послов, отправил к Карлу своих министров. После заключения договора министры вернулись в Константинополь, посетив по дороге Рим — папа не менее императоров был заинтересован в урегулировании отношений между Западом и Востоком, чтобы обезопасить себя от войны.

В 808 году был свергнут с престола и изгнан из страны Ардульф Нортумберлендский. Явившись сначала ко двору Карла он, с согласия императора, спешно отправился в Рим просить поддержки у папы. После этого, вернувшись на родину, он был восстановлен на троне двумя императорскими легатами. Ардульф стал первым королем, молившем в Латеране о возврате отнятой у него короны.

В 810 году в возрасте 32 лет умер Пипин, так и не завоевавший Венецию и Беневент для объединения Италии, а в 811 году Карл лишился и своего второго сына, Карла. Чувствуя приближение и своей смерти, в 813 году император провозгласил своим соправителем и наследником Людовика. По словам одних франкских летописцев, Карл сам возложил корону на голову младшего сына, по словам других — приказал Людовику взять ее и собственными руками возложить себе на голову.

Карл Великий коронует своего сына Людовика Благочестивого

Видно, что избрание Людовика значительно отличалось от избрания Карла, проходившего в Риме по воле папы и римского народа. Избрание нового цезаря состоялось в столице франков Ахене с согласия представителей монархии и без помазания папой или же представлявшим его епископом. Римляне нигде не упоминаются как участники этого торжества, а присутствовавшие на нем папские послы ничем не выделялись среди остальных участников. Если бы слабые наследники Карла могли осознать значение этого события, история папства могла бы стать совсем другой. Это же имперское собрание утвердило королем Италии Бернгарда, сына Пипина.

28 января 814 года Карл умер в Ахене на 71-м году своей жизни. Его эпоха, в которую на развалинах римской империи образовалась германо-римская культура, по своей значимости не уступает эпохам Августа и Константина, первая из которых создала всемирную монархию, а вторая сделала христианство господствующей религией. Был положен конец переселению народов и наступило примирение германцев с Римом. Древняя сокровищница знаний и искусства не была утрачена для человечества, а христианская церковь стала объединяющей силой новой империи. Позднее признательная церковь причислила Карла, как основателя церковного государства, к лику святых.

Едва римляне узнали, что их великий властитель мертв, они снова дали волю своей ненависти к гражданской власти папы. Против понтифика был составлен заговор, правда тут же раскрытый. Не раздумывая, Лев приказал казнить виновных. Так епископ оказался вынужденным, как и любой государь, обагрять руки кровью своих подданных. Весть об этих казнях вызвала, однако, негодование у наследника Карла. Людовик счел заслуживающим порицания такую поспешность со стороны папы и нарушение прав императора, поскольку в суде не принимали участия его послы. Для расследования в Рим был послан король Италии.

Раздражение в городе было столь велико, что в этом же 815 году снова началось восстание против Льва, который лежал тяжело больным, будучи потрясенным происходящими событиями. Были сожжены папские фермы, а римская знать вооружала колонистов и рабов, привлекала к восстанию провинциальные города и грозила вторгнуться в Рим, чтобы принудить папу вернуть отнятое у нее имущество. Для подавления возмущений Бернгард послал в Рим герцога Винигиса из Сполето. Винигис прибыл с войском в Рим, но 11 июня 816 года Лев III, занимавший престол более 20 лет, умер, удрученный глубоким горем.

Ненавидимый римлянами за присвоение светской власти над городом, вынужденный спасаться бегством, а по возвращении постоянно мучимый страхом из-за повторяющихся возмущений, Лев III, фактически, дал благословение новой эпохе. Короновав в церкви Святого Петра нового западного императора, этот папа, обладавший прозорливым и смелым умом, неразрывно связал свое имя с мировой историей.

Для города же своими постройками Лев III сделал еще больше своего предшественника, Адриана. При Каролингах церковный Рим совершенно обновился, хотя их эпоха и не оставила в Риме ни одного великого сооружения — церквей и монастырей было так много, что сколько-нибудь широкие планы оказывались невыполнимыми и архитектура города сосредоточилась на мелочах и украшениях. При этом нужно помнить, что, возводя множество новых построек, папы этого времени безжалостно разрушали древний город. Строители продолжали пользоваться колоннами и орнаментами античных зданий, и новое создавалось только из древнего.

лев III
Современное состояние триклиния Льва III

В Латеране был построен знаменитый триклиний, расширен и украшен папский дворец. В Святом Петре — восстановлен и расширен баптистерий, построена часовня Санта Кроче. В исповедальне установили золотые и серебряные статуи апостолов, а пол выстлали листовым золотом. По обе стороны гроба апостола укрепили серебряные щиты с латинским и греческим (!) символами веры. Рядом с обелиском для пилигримов был выстроен круглый купальный дом.

Современная небольшая церковь Сан Пеллегрино у ворот Порта Ангелика стоит на месте построенного Львом госпиталя, посвященного Святому Перегрину, римскому священнику, погибшему мученической смертью во 2 веке в Галлии. Были восстановлены примыкающий к базилике Святого Петра монастырь первомученика Стефана и находящийся неподалеку монастырь Святого Мартина. На более высоком месте заново отстроили разрушенную наводнением церковь святых Нерея и Ахиллея, одну из древнейших в Риме. Практически все существовавшие к тому времени в городе церкви были отреставрированы.

Главным изобразительным средством этого времени стала мозаика. Практиковалось также литье из бронзы, серебра и золота. В церквях употреблялись и фигуры святых, сделанные из дерева, раскрашенные и одетые в платье. К сожалению, до нашего времени не дошла ни одна из статуй того периода.

Через десять дней после смерти Льва III папой был избран дьякон Стефан IV, знатный римлянин. Он тут же поспешил засвидетельствовать свою преданность верховному властителю Рима, приведя римлян к присяге императору и отправив к последнему послов с извинениями по поводу поспешности своего посвящения. Однако предшествовавшие смуты, недовольство знати и необходимость для папы еще раз обеспечить себя договором с подтверждением своих прав заставили Стефана и самому отправиться к франкам. Возможно на Стефана оказало влияние и его желание воспользоваться своим правом совершить помазание над Людовиком, пусть уже и коронованным. Безусловно нового папу беспокоило то, что Людовик ничем не был обязан ему (в отличие от Карла, обязанного Льву III).

В сентябре 816 года Стефан вступил в Реймс, где был встречен с глубочайшим почетом. Успокоенный в своих опасениях, он помазал и короновал императора, после чего, богато одаренный, отправился в обратный путь. Владения, привилегии и иммунитет римской церкви были утверждены вновь. Недовольных же римлян папа надеялся примирить с собой тем, что по его просьбе были освобождены все сосланные в страну франков участники возмущения против Льва III.

24 января 817 года, всего через три месяца после возвращения в Рим, Стефан IV умер. Немедленно был избран папой Пасхалий, аббат монастыря Святого Стефана. Его посвящение состоялось уже 25 января. Такая поспешность ставит под сомнение существование декрета, воспрещавшего посвящение папы до получения согласия императора. Однако, как и его предшественник, Пасхалий счел необходимым оправдываться перед императором за эту поспешность. Его легат снова привез императорскую грамоту с подтверждением всех привилегий. Такое подтверждение стало правилом при каждом избрании нового папы и каждом вступлении на трон нового императора.

Людовик Благочестивый

В архиве Латерана уже хранились великие грамоты Пипина, Карла и Людовика, дарственные, подтверждения иммунитета и другие договоры между римской церковью и императорами. К сожалению, ничего из этих документов не сохранилось. Добавленная к ним в 817 году грамота Людовика Благочестивого, представлявшая собой лишь повторение выданной годом ранее, приобрела, однако, огромное значение в гораздо более позднее время. Добавленная подделками, она была поставлена на одну ступень с дарственным актом Пипина и стала рассматриваться как акт, утверждавший за папским престолом обширнейшие владения и наделявший его другими важными правами.

Этой грамотой Людовик будто бы признавал, что папской власти подчинены не только Рим и римское герцогство плюс дары Пипина и Карла, но также и патримонии Калабрии и Неаполя плюс острова Корсика, Сардиния и Сицилия, а римлянам принадлежит право выбора и посвящения папы без предварительного согласия императора. Этому вымыслу противоречит история. В ту эпоху Калабрия, Неаполь, Сардиния и Сицилия были под властью греков, находившихся в мире с западным императором. Сомнительно, что этот мир мог быть нарушен ради принесения в дар Святому Петру областей, не принадлежавших императору ни по праву, ни по факту. Указание на эту грамоту впервые встречается во времена Григория VII (1073-1085) с целью дать притязаниям пап достаточное основание.

По примеру отца Людовик Благочестивый решил возвести своего старшего сына, хоть еще и очень юного, в сан императора. Эта традиция была перенесена из древнеримской империи в новую для обеспечения единства империи и порядка престолонаследования. Однако, едва Лотарь был провозглашен императором, как в других принцах заговорила зависть. Первой потребовала независимости Верхняя Италия — знатные лангобарды уже не мечтали о восстановлении погибшей династии Дезидерия, но страстно желали освободиться от ига франков. Восстание было подавлено, а поддержавшие его епископы лишены сана и заключены в монастыри.

Лотарь

Королем Италии был объявлен Лотарь, впервые после Карла Великого совместивший этот титул с императорским. Корона Италии была возложена на него в 820 году, но сам он оказался в Павии только через два года. Видимо, постоянная королевская резиденция здесь не планировалась, поскольку, уладив дела, Лотарь собрался вернуться во Францию. Услышав об этом (незадолго до Пасхи 823 года), Пасхалий стал настойчиво приглашать короля в Рим, где папа мог бы лично короновать и помазать нового императора.

С согласия отца Лотарь принял это предложение и был коронован на Пасху в базилике Святого Петра, опять же, впервые со времени Карла Великого, приняв корону в Риме. Римский народ провозгласил Лотаря Августом. Этими действиями снова признавалось, что власть над римским народом принадлежит императору, чем тот и не замедлил воспользоваться.

Аббатство Фарфы, богатый бенедиктинский монастырь, издавно находилось под защитой лангобардских королей, а позднее получило привилегии и от Каролингов. В грамотах Карла Великого и Людовика объявлялось о том, что монастырь находится под покровительством императора и не подлежит обложению налогами. Тем не менее папы, время от времени, пытались ограничить досадные для них вольности аббатства. Как раз во время пребывания Лотаря в Риме папский адвокат утверждал на суде, что Фарфа подлежит юрисдикции римской церкви и подчинена ее власти. Однако иммунитет аббатства был подтвержден предоставленными документами, и императорский суд обязал папу вернуть монастырю отнятые у него незаконно земли.

Такой решительный образ действий вызвал у врагов светской власти папы сочувствие к юному императору, а город разделился на две партии, папскую и императорскую, просуществовавшие не одно столетие. Вскоре после отъезда Лотаря в Риме произошло возмущение. Два министра папского дворца, Теодор и Лев, будучи решительными приверженцами императора и занимая влиятельное положение, стремились свергнуть папскую власть. Они были схвачены в Латеране, ослеплены и обезглавлены.

Летом 823 года императорские послы прибыли в Рим. Однако папа не явился перед ними, а вместо этого прибег к уже испытанному приему — принес очистительную клятву. В то же время он сказал речь в защиту убийц и предал проклятию убитых как государственных изменников. Обескураженные императорские послы вернулись во Францию в сопровождении папских легатов. Император пришел в негодование, поскольку его положение как защитника римского народа требовало проведения строжайшего расследования. Однако из-за поведения папы ему ничего не оставалось, как только предоставить события их собственному течению. А в следующем году Пасхалий умер, как и Лев III, потрясенный описанными событиями и ненавидимый большей частью римлян, не позволивших даже похоронить его тело в базилике Святого Петра. Преемник Пасхалия положил его тело в базилике, построенной самим Пасхалием, базилике Святой Прасседы.

Изображение папы Пасхалия в базилике Санта Прасседе

В Риме до сих пор сохранились некоторые выдающиеся постройки времен Пасхалия. Существуют даже собственные портреты папы (исключительная редкость для того времени), представленные на мозаиках в трех базиликах: Санта Чечилия ин Трастевере, Санта Прасседе и Санта Мария ин Домника.

Базилика Санта Чечилия ин Трастевере — одна из самых древних в Риме. Уже в 5 веке она была кардинальским титулом. Пасхалий принял ее развалившейся и отстроил заново. Тело святой, когда-то погребенное в катакомбах, разыскать не удалось, и папа решил, что оно было унесено лангобардами. Однако вскоре ему «пришло на помощь» видение. Заснув перед исповедальней базилики Святого Петра, Пасхалий увидел перед собой образ девушки, назвавшейся Чечилией и сообщившей, что ее останки не были унесены лангобардами. После этого тело святой было найдено на кладбище Претекстата.

Другой новой постройкой Пасхалия стала базилика Санта Прасседе на Эсквилине. За два столетия своего существования эта базилика приблизилась к полному разрушению. Пасхалий приказал снести ее и построил совершенно новую. Эта церковь существует и поныне, подвергшаяся внутренним переделкам, но не столь значительным, как Санта Чечилия.

Обязана Пасхалию своей нынешней формой и древняя Санта Мария ин Домника, стоящая на Целии. Кроме того, Пасхалий построил множество часовен в других церквях, а также отстроил заново сгоревшие в пожаре саксонский квартал Ватикана и портик базилики Святого Петра.

На место Пасхалия заступил римлянин Евгений, пресвитер базилики Санта Сабина. О своем избрании он уведомил императора Людовика, и тот отправил в Рим Лотаря для согласования своих политических и гражданских отношений с новым папой и римским народом. Лотарь прибыл в город в сентябре 824 года и был встречен Евгением II с большим торжеством.

Юного императора, явившегося в Рим для восстановления права, удручала сложившаяся в городе ситуация. Преданные империи люди были казнены или подвергались преследованиям, папские судьи руководствовались корыстными интересами, а жалобы римлян раздавались все громче. Пасхалий сумел уклониться от императорского суда, но теперь Лотарь мог беспрепятственно наверстывать упущенное ранее. Римлянам присудили вернуть все конфискованные у них ранее имения, а пристрастные папские судьи были отправлены в ссылку во Францию.

В ноябре 824 года была принята конституция, основное положение которой заключалось в том, что светское управление в Риме и в церковном государстве осуществлялось и папской и императорской властью. За папой закреплялось право и инициатива местной власти, а за императором — верховная власть, права высшей судебной инстанции и надзор за светскими распоряжениями папы. Императору должен был предоставляться ежегодный отчет о правосудии папских герцогов и судей и о следовании ими конституции императора.

Помимо такого общего определения правовых отношений, был определен и порядок частного судопроизводства. Лотарь потребовал, чтобы и знать и простой народ объявили на основании какого права каждый (!) из них лично (!) желает быть судим — римского, лангобардского или франкского. Фактически императорским распоряжением был отменен принцип римского территориального права, за который, естественно, выступали папы. Теперь жены принимали законы, признаваемые их мужьями, а вдовы возвращались к праву своих родителей. Принимая же для себя римское право, можно было стать и римским гражданином.

Конституция Лотаря стала основой светского положения папы и его отношения к императору, получившему значение высшей судебной инстанции церковного государства. Когда римляне так же, как и папа, принесли конституции присягу, Лотарь спокойно покинул город и вернулся к отцу. С этого времени среди римлян достаточно долго не возникало возмущений.

Евгений II умер в августе 827 года, а его преемник, Валентин I, уже через 40 дней после своего избрания. Тогда был избран Григорий IV, сын знатного римлянина и кардинал церкви Святого Марка. Его посвящение состоялось лишь после утверждения избрания императором. Наступало неспокойное время. На севере молодая монархия Карла становилась непрочной из-за раздоров между членами его династии. На юге сарацины и мавры из Северной Африки и Испании надвигались на Средиземное море, приближаясь к Италии.

Корсика и Сардиния попали под власть сарацинов еще в 813 году. Сицилия была атакована в 827 году. Хорошо укрепленные Сиракузы устояли, но в 831 году был взят Палермо. Рим оказался открытым с моря. Развалившиеся стены Порто и Остии не могли быть преградой для врага, решившего бы подняться по Тибру. В крепостных развалинах еще размещались римские гарнизоны, но число жителей стремительно убывало. Предполагая изначально только укрепить Остию, Григорий, увидев ее полное разрушение, решил выстроить город заново. Новое поселение окружили крепкими стенами с установленными на них метательными машинами. Город назвали Григориополисом, но столь громоздкое имя долго не продержалось, превратившись в Новую Остию.

События, происходившие в это время в государстве Каролингов, возбуждали сомнения, сможет ли империя встать на защиту христианства. В 823 году вторая жена Людовика Благочестивого родила ему сына Карла, что вызвало неудовольствие принцев Лотаря, Пипина Аквитанского и Людовика Баварского. Раздел империи был пересмотрен с учетом появления нового наследника, и это привело к восстанию сыновей против отца. В 830 году Лотарь поднял мятеж в Италии, а Пипин — во Франции. Людовик оказался в плену, и оба сына потребовали от него отречения от престола и удаления в монастырь, однако народ вернул трон законному королю.

В 833 году братья снова начали войну. Лотарь призвал папу в качестве посредника для заключения мира, но для франков Григорий IV стал лицом, поддержавшим мятежных сыновей. Людовик принял папу без соответствующих почестей, и вмешательство последнего не дало результата. Григорий вернулся в Рим «без всякого почета». После этого он услышал, что Людовик, покинутый подкупленной свитой, был взят в плен и отлучен от церкви собором в Компьене. Призванный к исполнению великого дела водворения согласия, Григорий IV оказался неспособным посредником.

Братья поделили между собой империю и между ними снова возник раздор, в результате которого Людовик снова вернул себе престол. В 836 году Лотарь отправился в Италию. Папа, не решаясь публично одобрить его действия, обратился к Лотарю с увещеванием, но тот напал на церковные имения и даже стал убивать папских людей. В 840 году Людовик умер, передав Лотарю свою корону. Раздор возобновился, и дикая междоусобная война остановилась лишь с поражением Лотаря в битве при Оксерре в 841 году. В 843 году в Вердене состоялся раздел, ознаменовавший начало новой эпохи. Империя Карла Великого распалась на отдельные народности, обособившиеся в образовавшихся Германии, Италии и Франции. Лотарь получил все итальянские государства с Римом и провозгласил королем Италии своего сына, Людовика II.

Раздел империи Карла Великого по Верденскому договору 843 года

В эти времена христианский мир охватила новая страсть обладания мощами святых, охотно поддерживаемая корыстью священников. Сметливые римляне сумели обратить эти запросы в источник своего дохода и стали вести формальную торговлю мощами, реликвиями, древними рукописями и образами. Кладбищенские сторожа проводили в тревоге целые ночи, опасаясь воров. Обладание подобными останками казалось такой великой заслугой, что их воровство перестало считаться позорным. Но и сами воры оказывались обманутыми — священники подделывали мощи, снабжая их любыми надписями.

Прилагались и старания к тому, чтобы похищенные реликвии являли чудеса на пути в новое место. Так они как бы и оправдывали свое переселение, и приобретали еще большую цену. Не правда ли, это очень похоже на обычай древних римлян забирать из покоренных городов изображения местных богов и ставить их в своих храмах? Сами папы часто давали свое согласие на перенесение мощей римских святых в другие города и страны, поскольку те не переставали обращаться в Рим с мольбами о такой милости.

В тесной связи с этим культом мертвых находилось движение пилигримов. На Западе оно было вызвано, в первую очередь, Римом, привлекавшим паломников в свои стены. Убеждение в том, что совершивший паломничество в Рим получает пропуск в рай, создавалось и поддерживалось епископами почти два века. Благочестивый странник, прежде чем достигнуть своей цели и получить прощение у святых мощей или у ног папы, должен был как бы пройти через чистилище, подвергаясь всем тяготам и опасностям изнурительного пути.

Каждый день в ворота Рима входили новые пилигримы, и если одни из них производили впечатление истинно благочестивых людей, то другие были заклеймены самыми гнусными преступлениями. Если сейчас преступник в целях наказания и исправления удаляется из общества, то в средние века все было ровно наоборот. Епископ выдавал преступнику свидетельство, удостоверявшее его преступление и предписывающее отправиться в путь с указанием продолжительности путешествия. Такое свидетельство служило преступнику чем-то вроде паспорта и позволяло пользоваться гостеприимством аббатов и епископов тех мест, через которые он проходил. В то же самое время, когда государственному преступнику полагалось подвергнуться ослеплению, убийца отца или матери получал паспорт пилигрима и освобождался от всяких преследований. Можно вообразить, что представлял собой город, в который стекалась вся эта публика.

Григорий IV умер 15 января 844 года. Ему приписывается установление праздника Всех Святых, связанного с Пантеоном и назначенного на 1 ноября. К заслугам папы перед городом, несомненно, можно отнести восстановление акведука Аква Траяна, снова разрушившегося после реставрации при папе Адриане I.

Назад: Темные Века. Основные события
Далее: Средневековье. 844-872. Ослабление императорской власти

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Конец Темных Веков. 795 — 800. Восстановление Римской империи

27 декабря 795 года под именем Льва III в папы был посвящен кардинал-пресвитер церкви Святой Сусанны. Новый папа был римлянином по происхождению, с детства воспитывался в Латеране и достиг высших ступеней в церковной иерархии. Заняв престол Святого Петра, Лев III немедленно сообщил Карлу, патрицию римлян, о смерти своего предшественника и о избрании себя в папы. К посланию Лев приложил почетный дар — ключи от гроба Петра и знамя города Рима. Помимо этого папа предложил Карлу прислать в Рим франкского вельможу, который привел бы римский народ к присяге на верность королю. Этим Лев признавал короля франков верховным главой Рима.

лев III
Лев III

Карл послал к папе аббата Ангильберта, вручил ему богатые приношения для Святого Петра и приказал еще более упрочить отношения с церковью и Римом. Он поздравил папу и выразил желание вновь оформить старый договор, выражением которого был патрициат. Римское знамя Карл получил как патриций римлян, и этот воинский знак в его руке означал, что ему вверена защита города. Причем на изображениях это знамя королю вручал сам Святой Петр. Таким образом Карл стал еще и военачальником Церкви, а так же верховным судьей в Риме.

Властное положение, занятое Карлом в Риме и в Европе, плюс интересы церкви и идеи времени привели к восстановлению императорской власти на Западе. Долгий эволюционный процесс, начавшийся после падения древней римской империи, привел к созданию двух властей — духовной, папской, и монархической, светской, каждая из которых объединила огромные регионы. Теперь этим властям предстояло создать прочный правящий союз.

Некоторые мозаики, сделанные с 796 года по приказанию Льва III в римских церквях, явились выражением этой потребности. Уже в базилике Святой Сусанны Лев приказал изобразить себя и Карла. Почтенная фигура папы без бороды и обстриженными по-монашески волосами держала в руке изображение здания церкви. Карл, как патриций, был одет в римскую тунику, а поверх нее — в длинный плащ, из-под которого виднелись ножны меча. Впервые изображению короля было дано место в римской церкви наряду с апостолами и святыми.

Между 796 и 799 годами Лев III прибавил к триклиниям Латеранского дворца великолепную трапезную, облицованную мрамором и украшенную рельефами. Потолок поддерживался колоннами из порфира и белого мрамора. В трапезной были устроены три трибуны, украшенные мозаиками.

В настоящее время в Латеране сохраняется позднейшая копия мозаики главной трибуны. В центре находится Христос, стоящий на вершине горы, с которой бегут четыре потока. Подняв правую руку, Спаситель проповедует своим ученикам. Справа и слева от этой картины изображены две сцены, показывающие союз духовной и светской властей и их божественное происхождение. С одной стороны — это папа Сильвестр и Константин Великий, с другой — Лев III и Карл Великий.

лев IIIВ более ранние века папа на мозаиках именовался «епископом и слугой Христа», но уже с конца 8 века ему, подобно императорам, был присвоен титул Dominus (господин). Римляне привыкли в торжественных случаях приветствовать папу криками: «Да здравствует наш государь папа!» Папа был признан в Риме повелителем, но титул «наш государь» был признан и за Карлом. Описанные мозаики триклиния папа приказал сделать после окончательного заключения договора с Карлом через Ангильберта. Таким образом, они стали своеобразным памятником этого договора.

Тесное сближение Льва III с Карлом, признание за королем высшей юрисдикции в городе и настойчивость, с которой папа призывал Карла принять эту юрисдикцию, дают основания предполагать, что папа опасался враждебных действий со стороны римлян. Как уже упоминалось, огромное влияние в Риме приобрела новая знать. Семь придворных министров ведали всеми делами в течение почти целого столетия. Род предыдущего папы, Адриана, и так достаточно выдающийся среди знати, стал, благодаря ему, еще более могущественным. Племянник Адриана Пасхалий был возведен в сан примицерия и сохранил за собой эту должность после смерти папы. Он не мог не относиться враждебно к тому, что власть перешла в руки постороннего для семьи лица.

К личной вражде Непотов, лишенных новым папой своего былого влияния, прибавлялось и нежелание римлян признавать верховную власть папы, царство которого должно быть не от мира сего. Пасхалий в сообществе со своим родным братом Камиулом составил заговор с целью захвата власти. На 25 апреля, в праздник Святого Марка, была назначена большая процессия, направлявшаяся от Латерана к Сан Лоренцо ин Лючина, где ее встречал народ и произносилась общая молитва. Когда Лев выступил из Латерана, Пасхалий занял место впереди папы, а Камиул позади. Остальные заговорщики ожидали процессию у монастыря Святого Сильвестра и здесь, обнажив мечи, бросились на нее.

Процессия была разогнана, а папу бросили на землю и стали угрожать ему кинжалами. С него сорвали папское облачение и втащили в монастырь, где приказали греческим монахам поместить его в келью и держать под стражей. Ночью папу перевели в монастырь Святого Эразма на Целии. Римом овладела паника. Заговорщиков оказалось много, и все они принадлежали к высшей знати. Теперь весь город был в их власти.

Тем временем Лев оправился от полученных ран, и до Пасхалия дошла ужасная весть о том, что пленник сбежал. Ему помогли оставшиеся верными камерарий и другие лица. Они спустили папу с монастырской стены и отвели его в базилику Святого Петра. Вокруг беглеца сгруппировалась часть духовенства и народа, и заговорщики не посмели повторно схватить папу, тем более находящегося у самого гроба апостола. Узнав о происходящем, сполетский герцог Винихис поспешил в Рим с отрядом солдат и увел Льва из базилики в свое Сполето.

Карлу было сообщено, что Лев желает явиться к нему лично. Король, готовившийся к походу против саксов, переправился через Рейн и, расположившись лагерем у Падерборна, отправил посольство навстречу папе. Заговорщики, со своей стороны, составили на папу жалобу, которую так же направили королю. Видимо обвинения, предъявленные папе в этой жалобе, имели серьезное значение, поскольку Карл не отправил Льва назад в Латеран с вооруженным отрядом. Вместо этого король сообщил римлянам, что пришлет в город своих полномочных послов, которые обсудят дело в установленном порядке и объявят свое решение.

Осенью 799 года Лев III покинул Германию и вернулся в Рим в сопровождении многочисленной свиты. Вместе с ним в Рим прибыли десять послов Карла, на которых был возложен разбор дела. За Мильвийским мостом папу встречали духовенство, знать, милиция, цехи горожан и корпорации чужеземцев, т.е. представители всех классов Рима. Под пение молитв Лев проследовал в базилику Святого Петра, где отслужил обедню и совершил причащение.

На следующий день папа перешел в Латеран, и там, в его трапезной, состоялось собрание судей, на котором перед франкскими послами предстали Пасхалий, Камиул и их сообщники. Судебный процесс продолжался несколько недель, но акты его не сохранились (возможно, не случайно). Преданные суду были признаны виновными, хотя их обвинения папы в качестве светского властителя могли быть достаточно обоснованными. Определение наказания было оставлено на усмотрение Карла.

Король вступил в Рим 24 ноября. Судебное же заседание, на которое в базилику Святого Петра были созваны духовенство, знать и простые горожане, состоялось 1 декабря. Карл, одетый в тогу и плащ патриция, сидел рядом с папой. По обе стороны от них сидели архиепископы, епископы и аббаты. Низшее духовенство, римская и франкская знать присутствовали стоя. Боковые приделы базилики были заполнены народом.

Карл объявил собравшимся, что прибыл для восстановления попранного порядка Церкви, покарания совершивших насилие над главой Церкви и произведения суда между римлянами как обвинителями и папой как обвиняемым. Жалобы на папу должны быть снова выслушаны перед трибуналом патриция, и этот трибунал должен вынести приговор о виновности или невиновности папы. Судебные полномочия Карла не оспаривались, поскольку все франкские епископы видели в нем главу церкви, а папа, как и любой римлянин являлся его подданным.

Карл выслушал показания обвинителей (не известно были они доказаны или нет), после чего согласился с мнением епископов, выраженным словами: «Мы никогда не дерзнем судить апостольский престол, главу всех церквей Господних. Мы сами подлежим суду этого престола и его заместителя, над которым нет судьи, и таков обычай, установленный издревле. Согласно каноническим установлениям мы следуем тому, что признает за благо верховный пастырь». После этого папа по прецеденту, созданному Пелагием, обвиненным в смерти своего предшественника Вигилия, принес очистительную клятву, в которой говорилось, что он не совершал преступлений, и призванную отвести от него всякие подозрения.

Очистившийся от обвинений папа снова занял престол Святого Петра, а обвинители, заранее осужденные на смерть, были переданы в руки палача. Однако Лев предпочел простить своих противников, резонно опасаясь, что казнь знатных людей еще больше усилит недовольство римлян. По его ходатайству Карл осудил виновных на изгнание во Францию.

Корона Карла Великого

Все эти события завершились поистине историческим актом — на голову короля франков была возложена корона римских императоров. 324 года минуло с того дня, когда послы римского сената явились к императору Зенону, вручили ему регалии и объявили, что Риму и Западу больше не нужен отдельный император. Последовавший за этим период упадка, превративший Италию в одну из провинций Константинополя, не изжил в людях идею римской империи. Даже в конце 8 века они продолжали преклоняться перед саном константинопольского императора, хоть и слабо, но отражавшего эту идею.

Германцы разрушили Западную империю, но они же и восстановили ее, усвоив римскую цивилизацию и войдя в лоно Церкви. Церковь, законам которой оказался подчинен Запад, возродила римскую империю из себя самой как политическую форму заложенного в ней мирового гражданского начала и духовного единства, в котором папа соединял множество народов. Конечно, такое объединение нужно было папам и для утверждения верховной власти над всеми западными церквями, признать которую мог только император. Восстановлению империи способствовал и быстрый рост могущества ислама, который начинал угрожать Риму из Сицилии и Испании.

Все это привело к идее о провозглашении Карла императором и осуществлению замысла, которым еще с начала иконоборчества возмутившиеся итальянцы грозили Льву Исаврянину. Право Константинополя на положение империи стало законным с давних времен, но он был только детищем Рима, где императорская власть получила свое начало и где находился трон цезарей. Следовательно Рим только возвращал свои права. Помимо того, за два года до поругания Льва III Константинополь был терроризирован Ириной, женщиной, приказавшей ослепить собственного сына, и трон империи оставался вообще не занятым. Таким образом франкскому королю, уже обладавшему Римом, истинной столицей империи, была передана корона Константина VI, никому на данный момент не принадлежавшая.

Конечно все это произошло не спонтанно. Очевидно, что Карл прибыл в Рим с определенной целью, а папа во время своего пребывания во Франции уже заявил о своей готовности содействовать этой цели. Обстоятельства вынудили пап отдаться под покровительство франкских королей и предоставить им сан римских патрициев взамен на возможность создания церковного государства, существование которого в то время было возможно только при постоянной поддержке франков. Началом же решительных действий послужило изгнание Льва III из Рима.

Решение было озвучено Карлу в виде прошения. Возможно ли, что он, как в свое время Август, притворился, что не примет высокого сана, пока не будет вынужден к этому совершившимся фактом? Как бы то ни было, Карл объявил, что предложение императорской короны явилось для него полной неожиданностью и что он никогда не переступил бы порога базилики Святого Петра, если бы знал о намерениях Льва. Был ли такой ответ лицемерием? Не для присутствия ли при короновании был вызван с войны против Беневента сын Карла Пипин? Это противоречие пытались устранить предположением, что Карл сначала пытался переговорами с греками добиться за ним признания сана императора, и неожиданной для него стала лишь несвоевременность предложения.

Само коронование было совершено без особых приготовлений и не сопровождалось торжественной церемонией, чтобы положить конец возможным колебаниям. В день Рождества Карл лежал распростертым и молился перед исповедальней Святого Петра. Когда он поднялся, Лев возложил на голову короля золотую корону, и народ, подготовленный и понимавший происходящее, приветствовал Карла криками, которыми раньше приветствовал цезарей: «Карлу, благочестивейшему Августу, венчанному Богом, великому, миролюбивому императору римлян, жизнь и победа!»

лев III
Лев III возлагает императорскую корону на голову Карла

В народе поднялась буря воодушевления, когда папа помазал на царство нового западного цезаря и его сына Пипина. Лев одел Карла в императорскую мантию и, опустившись на колени, преклонился перед главой Римской империи, которого Бог его рукой венчал на царство. После коронования последовала обедня, по окончании которой Карл и Пипин сделали церквям приготовленные заранее приношения: базиликам Святого Петра и Святого Павла — по серебряному столу с золотой утварью, Латеранской базилике — золотой крест, инкрустированный драгоценными камнями, базилике Санта Мария Маджоре — не менее дорогие приношения.

Так Карл сложил с себя сан патриция и стал именоваться императором и августом. Новый титул не прибавлял ему могущества, но формально узаконивал его единодержавие и возвещал всему миру, что Карлу «дарован Богом» сан цезаря. На самом деле Лев III так же мало имел права передавать кому-либо корону не принадлежавшей ему империи, как и Карл принимать ее. Но папа считал себя представителем империи и римского начала и имел силу с помощью церкви совершить этот переворот не столько как верховный глава христианской республики, сколько как человек, воплотивший в себе латинскую национальность. Мир видел в лице папы святого посредника между собой и божественным промыслом, и только совершенное этим посредником коронование облекало императорскую власть божественной санкцией. С другой стороны, избирательное право римлян в это время еще было бесспорным, и если бы они в 800 году высказались против, Карл никогда не стал бы императором или его императорская власть не имела бы никакой видимости законности, превратившись в узурпацию.

В это время представление о единстве империи все еще оставалось столь могущественной догмой, что не возникала даже мысль об отделении Запада от Востока. В соответствии с этим казалось, что Карлу предстоит занять трон всей империи, считавшийся свободным после свержения Константина VI. При этом Карл считался бы преемником Константина и Юстиниана, тем более, что он, как гласила молва, предполагал вступить в брак с Ириной. Империя перешла бы не под власть франкского народа, а лишь под власть новой, пусть и франкской, династии. Однако этим надеждам было не суждено сбыться. Оскорбленные греки отнеслись к новой власти как к узурпации, и с этого времени между Востоком и Западом пролегла глубокая пропасть.

Окончательно разделились и пошли разными путями церковь, государственные установления, наука, искусство, уклад жизни, нравы и даже воспоминания. Греческая империя превратилась в Восточную, которую уже после ее краха назвали Византией. Римская же распространилась дальше, на север, и внесла в жизнь западных народов непредвиденно богатое содержание; правда носителями политических сил вместо римлян теперь стали германцы.

Новая власть получила теократический характер. Внутреннее жизненное начало новой империи составляла Церковь, без которой существование государства становилось просто невозможным. Теперь не римские законы, а церковные установления стали основой, соединяющей западные народы, главами которых были единый император и единый папа. Завершив собой бурную эпоху переселения народов, коронование Карла стало как бы печатью, скрепившей примирение германцев с Римом.

Возникшая новая, германо-римская, империя, по существу, соединила в себе две противоположности — античную форму и германское начало. Из этого соединения и сложилась современная Европа. Рим привлек к себе германский мир, а римская церковь обуздала его варварство и установила единение между разными народами, связав их общим церковно-политическим началом и обеспечив непрерывность истории.

С исчезновением из западной истории Константинополя Рим вторично приобрел мировое влияние. Идеей нового времени стала христианская республика, объединяющая человечество. Древняя же столица империи, как сосредоточие апостольской церкви, стала именоваться матерью христианских народов. И все же реальной Священной империи еще только предстояло быть созданной.

В своей собственной истории город Рим так же приобретал новый статус. Пипин и Карл, положившие конец многовековой борьбе германцев за Рим, создали вокруг города особую область, государство, властителем которого стал папа. Франкский король, новый император, дал обет защищать это церковное государство как от внешних, так и от внутренних врагов. Отныне Рим становился общим достоянием человечества и больше не должен был принадлежать ни какому-либо одному государю, ни какому-либо одному народу.

Метрополия христианства должна была оставаться свободной и равно доступной для всех народов, а ее первосвященник мог быть подданным только императора. Такой «нейтралитет» Рима сохранил папам их небольшое церковное государство до наших дней, в то время как окружающие его образования рушились, возникали, расцветали и снова рушились, обращаясь в прах.

Основу единства античной империи составляло римское право. В новой империи это единство достигалось церковными законами. Если Карл, хоть и формально, но все же был избран в императоры римским народом, то в дальнейшем церковь избавилась от этой не слишком надежной для себя процедуры, и возведение в сан императора стало производиться «волею Бога», выражением которой служило совершаемое папой помазание.

Повсеместное применение римского канонического права и употребление латинского языка дало Риму власть, едва ли меньшую той, которой он обладал во времена Августа или Траяна. Однако события последующих столетий показали, что и такая власть не застрахована от падений. Распад империи Карла, борьба германцев против романизации и гражданских начал против церковных привилегий низводили папство до довольно жалкого положения. Обо всем этом и будет рассказано в последующих статьях.

Далее: Темные Века. Основные события
Назад: Рим при папе Адриане I

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Христианство в Империи. Часть 3. Государственная религия.

В 312 году Константин в третий раз вторгся в Италию. Разбив своего противника Максенция в долине реки По, он двинулся на Рим, где Максенций ожидал его у Мильвийского моста через Тибр.

По утверждениям историков христианства перед битвой Константин увидел в облаках сияющий крест и произнес историческую фразу: «In hoc signo vinces» (Этим победим). Считается, что знамение воодушевило императора, приказавшего начертить знак креста на щитах своих солдат перед началом боя. Максенций был разбит, а Константин стал единоличным императором запада. С этого момента в истории христианства наступил коренной перелом.

христианство
Станцы Рафаэля — апартаменты Папы Юлия II (1503-1513). Зал Константина, Рафаэль с учениками, 1517-1524 — Битва Константина с Максенцием у Мульвиева моста

В реальности, конечно, не знамение побудило Константина переменить свое отношение к христианству. Он был хитрым политиком и оказался первым императором, пришедшим к выводу, что христианской религии принадлежит большое будущее. Нет смысла в преследовании людей, которые в будущем будут иметь большую власть. Уже сейчас имело смысл опереться на хорошо организованную и сплоченную структуру и воспользоваться ее поддержкой в весьма нестабильном мире.

Тем не менее Константин не стал христианином сразу после окончания битвы на Мильвийском мосту. Сделал он это лишь спустя много лет, на смертном одре, что только подтверждает его реальное отношение к новой религии. Зато он начал предпринимать шаги для христианизации империи. Лициний, разбив своего соперника Максимина Дайу, стал императором востока и в 313 году встретился с Константином в Милане. Здесь императоры, по настоянию Константина, подписали Миланский эдикт, впервые гарантировавший всем жителям империи свободу вероисповедания. Христианство получило признание государства.

В 324 году, разбив Лициния, Константин стал единовластным правителем империи. Эти годы отмечены рядом законодательных реформ, на большинство из которых повлияли основы христианского учения. Стали с большей строгостью наказываться преступления против морали. Воскресенье, или день Господень, стало выходным днем. Сам император начал проявлять живой интерес к церковным делам (скорее всего, не без умысла).

Если до этого споры между епископами разрешались на соборах, но победившая сторона все же не могла принудить проигравших принять свою точку зрения, то теперь за разрешением проблемы можно было обратиться к высшей власти. Проигравших в таком случае ожидала встреча со всей мощью государственной машины.

Впервые Константин оказался вовлеченным в теологический диспут в связи со спорами вокруг донатистской ереси. Это произошло еще в ранний период его правления. Епископ Карфагена Донат утверждал, что вероотступник не может исполнять обязанности священника. Дело в том, что во время преследований, устроенных Диоклетианом и Галерием, многие священники отдавали хранимые ими священные книги и отрекались от христианства, чтобы избежать мученической смерти. После того как давление уменьшилось, они вернулись к церкви. Но могли ли они продолжать служить? Наиболее снисходительные отцы церкви считали, что священники тоже люди и могут отступить перед лицом мученической смерти, и что у них есть множество возможностей искупить этот грех. Они утверждали, что церковь сама по себе свята и имеет духовную силу, даже если посредником между богом и людьми является несовершенный человек.

В карфагене победили не столь снисходительные донатисты, но их противники обратились за помощью к императору. В 314 году по этому вопросу был собран специальный собор, вынесший решение в пользу более мягкой точки зрения. Константин выслушал аргументы обеих сторон и подтвердил принятое решение. Это мало что изменило — донатисты укрепились в Африке несмотря на все выходящие против них указы. Просуществовали они еще 300 лет, вплоть до вторжения арабов, уничтоживших вообще всех христиан в Северной Африке. Хотя вмешательство Константина ничего не изменило, важный прецедент был создан. Император действовал фактически как глава всей церкви, которая предоставила ему соответствующие полномочия.

Став в 324 году единовластным правителем империи, Константин смог более открыто проявлять свои симпатии к христианству. В 325 году он решил созвать епископов на собор для того, чтобы справиться с ересью, более серьезной, чем донатизм, — арианством. Все епископы получили официальное приглашение императора и гарантированную защиту государства. Собор стал первым Вселенским. Епископы собрались в византийском городе Никее, находившемся неподалеку о Никомедии, которую Константин сделал своей резиденцией вслед за Диоклетианом. Из-за большого расстояния епископы с запада прибыли в меньшем количестве, чем с востока.

константин
Никейский Собор. Румынская фреска. 18 век

Несколько последних десятилетий александрийский священник Арий проповедовал строгий монотеизм. Он утверждал, что существует только один Бог, принципиально отличный от своих созданий, в число которых входил и Иисус. Иисус не был вечным, как Бог, поскольку было время, когда Бог уже существовал, а Иисус еще нет. Он походил на Бога, но не был идентичен ему. Противоположное мнение искусно защищал другой александрийский священник — Афанасий. По его мнению Троица — это различные аспекты одного и того же божества, никем не созданные, вечные и абсолютно идентичные.

Споры, зародившиеся в Александрии, распространились на другие части империи и стали переходить в серьезные ссоры между епископами. Константин наблюдал за развитием ситуации с растущим недовольством. Собираясь использовать церковь в качестве института сплочения империи, он не мог допустить раскола в ее рядах. Это и стало причиной созыва им Никейского Собора. Собор продлился с 20 мая по 25 июня и вынес решение в пользу доктрины Афанасия. Так она стала официальным учением христианской церкви.

Однако, уехав с собора, ариане продолжили защищать свое учение. Более того, со временем и Константин начал разделять их мнение. Афанасий стал первым из множества изгнанников, отправленных в ссылку. Противоборство в восточной части империи продолжалось еще около 50 лет, причем большинство императоров придерживались точки зрения Ария. Так еще больше укрепилось разделение востока и запада, приверженного ортодоксальному христианству.

Претендуя на универсальность, христианство не ограничивало свое распространение пределами империи. Одним из его миссионеров был Григорий (Просветитель), отправившийся на северо-восток, в Армению. В 303 году он обратил в свою веру их царя Тиридата и убедил его сделать христианство государственной религией. В итоге, армяне стали первой нацией, состоявшей исключительно из христиан. Когда Константин сделал империю христианской, Армения, столетия балансировавшая между Римом и Персией, оказалась гораздо ближе к империи, существенно изменив расклад сил в регионе.

Проблемы начались при императоре Юлиане, не принявшем учение и названным, впоследствии, Отступником. Его семья была истреблена христианским императором Констанцием II, а сам он долгое время провел в страхе за свою жизнь, получив полное основание полагать, что религия, допускающая жестокость и тиранию, никак не может отличаться от других в лучшую сторону. Однако преследовать христиан император не пытался. Вместо этого он провозгласил полную свободу вероисповедания и терпимость ко всем — к иудеям, христианам и язычникам. Помимо того, он официально разрешил все «ереси» и вернул из ссылки всех изгнанных епископов. Юлиан полагал, что внутренние распри между христианскими сектами сами ослабят и лишат власти церковь, но его недолгая жизнь во главе государства не позволила осуществиться этим планам. Уже следующий император восстановил все христианские привилегии и снова запретил язычество.

В 382 году из здания сената была вынесена статуя Виктории. В 392-м вышел императорский декрет, запретивший все формы языческих жертвоприношений и домовые алтари древним божествам. В 404-м, после того как разъяренные зрители на арене Колизея забили камнями христианского монаха Телемаха, пытавшегося остановить сражавшихся гладиаторов, были запрещены гладиаторские бои. В 408 году вышел указ, запрещавший использовать храмы для любых иных нужд, кроме религиозных. Противоборству религий был положен конец.

христианство
Последняя битва гладиаторов. Йозеф Сталлаэрт. 1878

По всему Риму множились христианские постройки. Теперь возводимые храмы не прятали внутрь свое великолепие и поражали своей монументальной величественностью. Классический стиль церковной архитектуры утвердился в Риме не в последнюю очередь благодаря стараниям избранного в 366 году епископом знатного и богатого священнослужителя Дамасия. Он и его ближайшие преемники были римлянами, происходившими из высших сословий и бережно хранивших античное наследие. Они считали Царство Божие освященным правопреемником империи. Церкви теперь строились с колоннами и другими античными элементами.

христианство

К этому времени набралось достаточно много церковной литературы, написанной на латыни. Но самыми важными в этом ряду стали труды Иеронима. Он родился в Иллирике в 340 году и, несмотря на воспитание в христианской семье, питал пристрастие к языческой литературе. Возможной причиной этого являлась неуклюжесть и бедность языка, на котором были написаны священные книги христиан. Иероним решил подготовить свой перевод Библии на латынь, зачем и отправился на Восток, где выучил греческий и еврейский языки. Результатом его усилий стала Вульгата, т.е книга, написанная на «вульгарном» языке простых людей запада, латыни (языком книжников считался греческий). Именно его Вульгата до сих пор является официальной Библией католиков.

Умер Иероним в 420 году в Вифлееме. Всю свою жизнь он был строгим приверженцем монашества (греч. один) — понятия, закрепившегося в сознании христиан 4 века. Еще до появления христианства существовали группы иудеев, жившие отдельными коммунами, чтобы сосредоточиться на поклонении Всевышнему. Уходили от мира и некоторые греческие философы. Ранние христиане сами по себе были аскетами, поскольку удовольствия считались аморальными с точки зрения их религии, однако с распространением христианства и ростом числа его приверженцев многим аскетам и этого стало казаться мало.

Первым монахом стал египтянин Антоний, проживший, как говорят 100 лет, с 250-го по 350-й годы. В двадцатилетнем возрасте он удалился в пустыню, чтобы вести простую и одинокую жизнь. Его пример стал популярен, и в египетских пустынях появилось множество монахов. Для набожного человека пустыня становилась местом, где он легко избегал греха, прокладывая себе путь на Небеса. Однако такой тип монашества таил в себе и опасности, поскольку одинокое подвижничество могло принимать самые эксцентричные формы.

Так сирийский монах Симеон (390-459 гг) практиковал слабо представимую форму самоистязания — он построил столбы и жил на них в течение 30 лет, лишь изредка спускаясь вниз. За это он был прозван Симеоном Столпником. Многие христиане сомневались, что подобные подвиги угодны Господу. Помимо этого, удаляясь от мира, одинокий монах избегал своих обязанностей и труда. Правильно ли таким образом спасать свою душу?

Альтернативную форму монашества изобрел Василий, епископ Кесарии, родившийся в 330 году. Согласно его теории монахи селились не одиночками, а отдельной коммуной, которая должна была не только молиться, но и работать. Целью работы предполагалось не подвижничество, а совершение добрых дел для человечества. Поэтому община располагалась не в пустыне, а поблизости от крупных населенных пунктов, куда могло бы проникать ее влияние. Распространившись сначала по Востоку, в 5 веке идеи Василия проникли и в Италию.

В 440 году в сан епископа Рима был возведен Лев, за свои дела получивший от историков титул Великий. Обращение «папа» в смысле «отец» на многих языках использовалось для всех священников. В период поздней Римской империи оно перешло к епископам, в особенности к наиболее влиятельным. Когда Лев стал епископом Рима, на Западе к нему так же стали обращаться папа, но уже вкладывая в это слово особый смысл. Именно Лев Великий и считается основоположником института папства.

Лев первым из римских епископов стал принимать активное участие во всех религиозных диспутах, не стесняясь вести себя так, будто он был главой всей церкви. Эта уверенность передалась и остальным. Впервые он показал свою силу, начав суровые репрессии против пришедшего из Карфагена и попытавшегося составить конкуренцию христианству манихейства.

Еще выше папа поднял свой престиж действиями в отношении вождя гуннов, Аттилы. Вместе со своей свитой Лев отправился на север для встречи с подступающим к городу неприятелем. Встреча состоялась в 250 милях от Рима, на реке По. Лев появился во всех регалиях своего сана и торжественно объявил Аттиле, что тот должен забыть даже о мысли напасть на священный город. Наверняка папа подкрепил свои слова чем-то более существенным (за неимением силы лучшим аргументом становилось золото), но в легенде остались лишь его твердость, величественная внешность и ореол папства, вызвавшие у Аттилы благоговение и заставившие его повернуть назад.

христианство
Папа Лев I останавливает Аттилу. Рафаэль. 1514

После этого, в 455 году, Рим снова оказался под угрозой уничтожения. На этот раз пришли вандалы, возглавляемые Гейзерихом. Они ворвались в город и подвергли его жесточайшему разграблению. Риму был нанесен огромный урон, но он мог бы оказаться еще больше, если бы снова не вмешался папа Лев. Он попытался убедить Гейзериха воздержаться «от огня, убийств и мучений». Вождь вандалов не сдержал всех своих обещаний, но древние базилики пощадил.

Нашествие Гейзериха на Рим. Карл Брюллов

Жизнь в городе постепенно вернулась в нормальное русло, а моральное влияние церкви еще возросло. Она стала богаче, а за папством была признана решающая роль в европейских делах. По словам Льва Великого Рим снова стал «главой мира благодаря святейшему престолу Святого Петра».

Назад: Христианство в Империи. Часть 2. Распространение

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Базилика Святого Петра. Часть 1.1. История. Основание и Темные Века.

Сан Пьетро ин Ватикано (базилика Святого Петра на Ватикане) — папская базилика в Ватикане, посвященная Святому Апостолу Петру и хранящая его могилу.

базилика святого петраФормальный статус базилики ниже, чем у Сан Джованни ин Латерано, поскольку последняя является собором папы как Епископа Рима. Тем не менее, это самая важная и известная из всех церквей, так как является местом литургических мероприятий, выражающих статус папы как Главы Вселенской Церкви. Кроме того, это самая большая из всех когда-либо построенных церквей.

В 2006 году папа Бенедикт XVI отменил статус «патриархальной базилики», который Сан Пьетро ин Ватикано разделяла с Сан Джованни, Санта Мария Маджоре и Сан Паоло фуори ле Мура. Теперь эти четыре церкви классифицируются как «папские базилики».

История базилики начинается с мученичества Святого Петра, апостола и первого епископа Рима, распятого поблизости в 64 или 67 году. В те времена область Ватикана была пригородом Рима и пересекалась дорогами и тропинками, застроенными гробницами и виллами. Равнина, известная сейчас как Борго, называлась тогда Агер Ватиканус и была занята Виллой Агриппины, располагавшейся на месте нынешнего Госпиталя Святого Духа.

К западу от виллы находился Цирк Калигулы и Нерона, а к северу от цирка располагался невысокий холм, покрытый виноградниками. Это и есть Ватиканский холм, занимаемый ныне папским дворцом.

Точное местоположение цирка долго было предметом обсуждения. Теперь считается, что он целиком располагался к югу от базилики, с обелиском, возвышавшимся у его северной стены, перемещенным на свое нынешнее место в 1586 году. Обелиск не был древнеегипетским. Его заказал Гай Корнелий Галл, префект Египта, для Александрийского форума.

базилика святого петра
Ранняя интерпретация расположения цирка Нерона относительно старой и новой базилик Святого Петра

К северу от цирка в античные времена проходила дорога, определяемая как виа Корнелиа. Во 2 веке вокруг нее начал развиваться некрополь в виде кирпичного мавзолея.

Апокрифические Деяния Святого Петра описывают апостола распятым inter duos metas, что сейчас понимается как между поворотных точек арены. Кажется, он был сразу похоронен в окрестностях, и археологи нашли простую могилу в нижнем слое своих раскопок под главным алтарем базилики в середине 20 века. Рядом с ней были обнаружены еще две могилы, одна из которых датируется за счет находящейся на ней плитки с печатью времени императора Веспасиана (69-79). Это маленькое кладбище и является отдаленным источником происхождения нынешней церкви.

Над этим кладбищем был построен некрополь с мавзолеем, плитки которого дают дату между 147 и 161 годами. Раскопки открыли и еще ряд кирпичных мавзолеев на общей террасе, соседствующей с другой, более поздней террасой на южной стороне узкой улицы, построенной в 3 веке. Большинство этих мавзолеев были языческими, со следами кремации, но так называемый мавзолей «М» содержит фрески с христианской тематикой.

Под современным главным алтарем находятся два мавзолея («О» на востоке и «S» на юге), построенные вокруг двора (Campo «Р») с открытой северной стороной. С западной стороны двора проходил переулок с лестницей, отделенный от него оштукатуренной и выкрашенной в красный цвет стеной. Он проходил над упомянутой выше могилой, но археологи утверждают, что его фундамент был поднят специально, чтобы не потревожить захоронение.

Напротив стены во дворе был построен маленький открытый храм, названный Трофеи Гая, поскольку носивший это имя священник ссылался на него в письме, написанном им около 200 года. Храм представлял собой апсидальную нишу в стене, прикрытую травертиновой плитой, поддерживаемой спереди двумя колоннами. Выше находилась меньшая ниша, и археологи предположили, что храм был увенчан фронтоном.

базилика святого петраНа брусчатке между колонн находилась плита, выровненная не относительно стены, а относительно находящейся ниже могилы. Все сооружение имело ширину 1,8 метра и высоту 2,3 метра. Кусок штукатурки стены, на время прервавшей раскопки, содержит нацарапанные греческие буквы PET….ENI, которые интерпретируются (спорно) как «Петр здесь». Никаких должным образом выполненных надписей не обнаружено.

Храм был восстановлен в неопределенную дату, возможно, в середине 3 века. Короткая стена-экран с маленьким выложенным мрамором loculus, или полкой для чаш, так называемая «стена граффити», была построена справа сразу после восстановления. Нижняя ниша и пол были выложены мрамором, а пол дворика покрыт мозаикой.

Археологи предположили, что эти работы были выполнены после того, как храм подвергся акту вандализма со стороны врагов христианства. Это попытка объяснить древнюю традицию, которая утверждает, что могила Святого Петра находилась в так называемой Basilica Apostolorum (нынешняя Сан Себастьяно фуори ле Мура) на Аппиевой Дороге. Это несоответствие и может быть исправлено предположением о том, что мощи апостола переносились туда для сохранения в середине 3 века.

Правда не ясно чем Аппиева Дорога была более безопасной для христиан, чем Ватикан. Хотя археологические данные говорят, что некрополь вокруг первоначальной гробницы Святого Петра был «перенаселен» и делился с язычниками, что делало могилу апостола весьма уязвимой. Если предположение верно, то мощи были возвращены с Аппиевой Дороги в какой-то неопределенный момент времени, возможно, императором Константином.

Кости, которые, как утверждается, были мощами Святого Петра, были найдены, предположительно, в локулусе, но изъяты оттуда непрофессиональными раскопщиками, складировавшими находки без ведения подробных записей в течении одиннадцати лет. Для археологов это стало катастрофой, оставившей дальнейшую идентификацию опираться лишь на ничем не подтвержденные показания свидетелей. Многое было написано в защиту археологов и раскопщиков, работавших совместно с командой, отвечавшей за сохранность стен базилики. Но факт остается фактом — была совершена непоправимая ошибка. Теперь извлеченные кости перемешаны и принадлежат нескольким людям.

базилика святого петра
Предполагаемые останки Святого Петра. Фотографии из книги «The Bones of St. Peter. The First Full Account of the Search for the Apostle’s Body» by John Evangelist Walsh © 1982, Doubleday & Co.

Евсевий Кесарийский, историк Церкви и епископ во время правления императора Константина, ссылался на храм, как на трофей, символизирующий победу веры апостола и остававшийся неизменным до начала 4 века, даже если бы он был при этом только кенотафом. Часть его все еще видна в склепе нынешней церкви, поскольку император сделал его центром своей великой базилики.

Базилика Константина, построенная между 324 и 329 годами по приказу императора, стала первым на этом месте крытым зданием. Подготовка сложной для строительства территории началась раньше — между 318 и 322 годами. Поскольку некрополь находился на склоне Ватиканского холма, пришлось выравнивать участок, разрушив мавзолей на северной стороне и перенеся часть грунта на южную. После этого было построено широкое здание площадью 85 на 64 метра.

базилика святого петра
Базилика Константина. Реконструкция

Базилика имела центральный неф и по два боковых придела с каждой стороны, разделенные четырьмя колоннадами из 22 колонн каждая (всего 88 колонн). Колонны поддерживали антаблемент, а не аркады. Затем шел трансепт, отделенный от проходов стенами-экранами, примыкающими к центральной триумфальной арке, и простиравшийся за пределы ширины нефа и боковых приделов. В конце каждого прохода в стене-экране находился портал, усиленный парой колонн. В центре задней стены трансепта располагалась полукруглая апсида с местом поклонения Апостолу.

В отличие от языческих базилик, накрытых бетонными потолками, здесь были открытые деревянные крыши на балках из огромных древних деревьев, которых больше не осталось в Италии. Одна крыша закрывала неф, другая — трансепт, и еще две — боковые приделы (по одной на пару).

Мемориал Апостолу 2-го века оставался в центре внимания. Он был заключен в прямоугольный, облицованный мрамором павонаццетто короб, видимый из нефа. Стены короба были еще и украшены пилястрами из порфира. Все сооружение окружали низкие перила, а по углам располагались четыре закрученные в спираль колонны, поддерживавшие бронзовый полог. Еще две закрученные колонны (называемые Соломоновыми) находились по краям арки апсиды.

Базилику в 326 году освятил папа Сильвестр I. Считается, что ее строительство завершилось к 349 году. Чтобы понять, как она выглядела, можно обратиться к церкви Сан Паоло фуори ле Мура. Конечно, у них есть различия в конструкции, но здесь можно составить общее представление о функционировании базилики с пятью нефами.

базилика святого петра
Модель Константиновой базилики, найденная под базиликой рядом с захоронениями пап

Однако в последнее время начали высказываться сомнения относительно того, являлись ли возводимые Константином в Риме базилики церквями в том смысле, в каком мы понимаем этот термин. Главная проблема заключается в отсутствии каких-либо доказательств существования в них алтарей для служения месс. Более того, археологические свидетельства говорят о наличии во всех этих базиликах могил со святынями (мощами или др.) вместо главных алтарей. Поэтому литургическая и культовая функции таких базилик сейчас находятся в центре внимания исследователей.

После смерти императора раковина апсиды была покрыта мозаикой, но о ее тематике можно только догадываться (Христос со святыми Петром и Павлом — одно из предположений). Это единственная деталь украшения оригинальной базилики, о которой нам вообще известно.

Перед базиликой располагался впечатляющий, окруженный колоннами, атриум под названием Paradisum (хотя есть и аргументы в пользу его более поздней постройки). Мавзолей, разрушенный при строительстве, был не единственным на холме. Вокруг находилось множество других, из которых можно особенно выделить пару больших круглых на юге. Впоследствии они стали церквями Санта Мария делла Феббре и Санта Петронилла. Апсида базилики фактически соединялась с прямоугольным зданием, называвшимся Mausoleum Aniciorum, которое так же впоследствии стало церковью Домус Петри.

В Темные Века фасад и интерьер базилики были украшены мозаикой и фресками, но единственную информацию об этом можно найти только в замечаниях из Либер Понтификалис. В частности, папа Либерий (352-366) начал устанавливать медальоны с портретами пап над аркадами центрального нефа.

В период правления папы Святого Льва Великого (440-461) произошло сильное землетрясение, при котором часть нефа с 16 колоннами рухнула и должна была быть восстановлена. Затем он заказал большую мозаику с изображением Христа, Евангелистов и двадцати четырех Старейшин Апокалипсиса для верхней части фасада. Она просуществовала до 13 века. Созданная при нем же мозаика апсиды продержалась до конца 12 века.

Папа Симмах (498-514) поселился рядом с базиликой, поскольку город в это время находился под контролем антипапы. Он либо восстановил, либо построил с нуля большой, окруженный колоннами атриум. Он же выстроил кантарус, фонтан у входа в атриуме. Это сооружение имело купол из позолоченной бронзы, поддерживаемый восемью порфировыми колоннами. Его карниз был украшен бронзовыми дельфинами и павлинами (по четыре каждого). Непосредственно фонтаном служила бронзовая сосновая шишка, предположительно взятая с верхушки мавзолея Адриана и находящаяся сейчас в Пинакотеке Ватиканского дворца. Кроме того, папа Симмах покрыл мозаикой нижнюю часть фасада базилики. Эта мозаика просуществовала до конца 13 века.

Базилика Константина. Реконструкция Джованни Чампини 1693 года, основанная на античных рисунках

План святилища был изменен в 594 году папой Святым Григорием Великим (590-604). Он поднял пол апсиды и трансепта перед ней на 1 — 1,5 метра и «захоронил» оригинальную Константинову святыню. Сверху был установлен алтарь (возможно, первый на этом месте) и новый балдахин. Две поперечные лестницы вели к приподнятой площадке святилища в апсиде с епископским престолом, окруженным искривленными скамьями для священников. Шесть оригинальных Соломоновых колонн были дополнены еще шестью и образовали двойной экран перед святилищем (два ряда по шесть). Происхождение дополнительных колонн неизвестно, но похоже, что они были вырезаны греками в начале 3 века.

Пожертвование Константина. Школа Рафаэля, 1520 — 1524

У каждого края апсиды установили лестницу, ведущую вниз, к полукруглому проходу, ведущему к святыне. Такая конструкция облегчала паломникам поклонение могиле Апостола, так как теперь они могли спуститься к ней по одной лестнице и подняться наверх по другой. Идентичная конструкция существует в церкви Сан Марко (не путать с венецианской).

Папа Гонорий I (625-638) перекрыл главную крышу, использовав черепицу с Базилики Максенция, что дает нам дату, когда последняя оказалась заброшенной. Он же покрыл пять входных дверей серебром, украденным позднее мусульманскими пиратами.

Папа Домн (676-678) приказал вымостить атриум. Видимо, изначально он был выполнен как сад.

Во время правления папы Сергия I (687-701), как утверждается, в ризнице была обнаружена спрятанная там ранее частица Истинного Креста. Очевидный вопрос — как можно было забыть о месте хранения настолько важной реликвии?

Интерьер базилики Константина. Реконструкция Джованни Чампини 1693 года, основанная на античных рисунках

Капитальную реставрацию базилики провел папа Адриан I (772-795), а папа Григорий IV (827-844) перестроил большую часть атриума. Для входа в него построили двух-ярусный портик с тремя порталами, снабженными бронзовыми дверями. Этот же папа украсил стены центрального нефа над колоннадами.

Интерьер базилики Константина. Реконструкция Джованни Чампини 1693 года, основанная на античных рисунках

В 8 веке в Рим из восточного Средиземноморья прибыли монахи-беженцы, спасавшиеся от распространявшегося ислама и иконоборчества Восточной империи. До этого времени площадь вокруг базилики была, по-видимому, не освоена и заполнена руинами мавзолеев. Рядом с базиликой стояли лишь простые жилые помещения для духовенства. Пришедшие монахи основали здесь к 9 веку несколько монастырей византийского, сирийского, коптского и армянского обрядов, которые действовали около 200 лет.

К сожалению, после Великого Раскола предвзятая историография средних веков вычеркнула этих монахов из истории и приписала их монастыри Бенедиктинцам. Это ложь.

Помимо того, к концу века здесь были основаны еще и колонии германских варварских экспатриантов. Четыре из них продолжили свое существование в Средние века как scholae или хосписы для паломников. Эти люди назвали свое поселение Борго, что означало укрепленную деревню (бург). После коронации Карла Великого как императора, в одной из таких scholaeSchola Francorumпапой Львом III (795-816) для него был построен дворец, первый на земле базилики.

Коронация Карла Великого. Жан Фуке, 1455 — 1460

Однако, находившийся за пределами городских стен, район Ватикана не был по-настоящему укреплен. По мере того как городские власти утрачивали свои полицейские полномочия в пригородах, здесь становились проблемой банды мародеров. И это привело к катастрофе. В 846 году мусульманские пираты из Северной Африки (обычно называвшиеся сарацинами) поднялись вверх по Тибру, разграбили базилику и вскрыли захоронение Святого Петра. Возможно именно тогда мощи святого и были выброшены из него.

После этого папа Лев IV (847-855) возвел вокруг Борго стену, названную позже Леонинской.

Последнее, что известно о базилике в Темные Века, это переделка фресок центрального нефа при папе Формозии (891-896).

Далее: Базилика Святого Петра. Часть 1.2. История. Средневековье и Ренессанс.

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Христианство в Империи. Часть 2. Распространение

Отказ принять участие в освободительной борьбе сделал христиан крайне непопулярными среди выжившей части иудейского народа, и новая религия не получила среди них дальнейшего распространения. Зато она нашла путь к сердцам представителей других народов. И в большей степени это является заслугой иудея по имени Савл, ставшим впоследствии известным под именем Павел.

христианство
Святой Павел. Эль Греко. 1610-1614

Он родился на южном побережье Малой Азии в городе Тарс в довольно зажиточной и влиятельной семье. Будучи римским гражданином, Павел по вере являлся ортодоксальным иудеем и, впервые познакомившись с учением христиан, проклинал их как отступников. Он даже возглавил движение за уничтожение этой религии. Отправившись в Дамаск, чтобы и там преследовать христиан, он, согласно Библии, встретил в дороге Иисуса, после чего превратился в его ревностного последователя.

Павел начал проповедовать новую религию наиболее свободомыслящим из иудеев и за это время пришел к выводу, что иудаизм далек от истинности, поскольку затеняет суть вещей ненужными ритуалами, мешающими увидеть Господа. Для того чтобы стать христианином, не нужно было проходить процедуру обрезания, запоминать сложную последовательность обрядов и думать о Храме Иерусалима. Снималось большинство препятствий, мешавших распространению иудаизма среди населения империи.

Христианство начало быстро распространяться по Греции и Малой Азии и, наконец, проникло в Италию. Распятие и воскрешение Христа с соответствующими ритуалами напоминали религиозные мистерии и были приняты массами. Строгая мораль, предписываемая новой религией, так же соответствовала традиционному римскому мировоззрению и была понятна гражданам империи. Получилось так, что новая религия удовлетворяла запросам большинства. И хотя высшие классы общества, вполне довольные настоящим, а значит мало думавшие о загробной жизни, практически не восприняли ее, зато большинство населения империи, не видевшее в повседневности большой радости, как раз нуждалось именно в такой религии, предлагавшей им большие возможности в обмен на минимум жертв.

По мере своего распространения христианство, более гибкое, чем иудаизм, впитывало в себя и воззрения греческих философов, и языческие обряды. Можно привести один показательный пример. Основные соперники христиан, поклонники бога Митры, считали своим главным праздником 25 декабря, день зимнего солнцестояния, воспринимавшегося как рождение светила и обещание окончания зимы и начала новой жизни. В традиционной римской религии этот день был посвящен богу плодородия Сатурну, и на время празднования сатурналий даже рабы становились равными свободным гражданам. Христиане считали подобное проявление эмоций по поводу простой смены времен года недопустимым, но, вместо того чтобы бороться с праздником, просто приспособили его для своих нужд. В Библии нет точной даты рождения Иисуса, и было решено, что 25 декабря подходит для празднования этого события ничуть не хуже любого другого дня в году. Так появилось Рождество, до сих пор отмечаемое в этот день и сохранившее некоторые черты римских сатурналий.

В первую половину столетия после смерти Иисуса христиане для римлян продолжали оставаться просто одной из иудейских сект. Они считались опасными радикалами и потенциальными предателями, поскольку не принимали участия в отправлении имперского культа. В 64 году в Риме случился страшный пожар, продолжавшийся в течение шести дней и уничтоживший практически весь город. Этому, конечно, способствовала беспорядочная и тесная застройка города. Как только весть о случившемся дошла до императора Нерона, отсутствовавшего в это время в городе, он поспешил вернуться и сделал все возможное для спасения жителей, а после предпринял ряд шагов для недопущения повторения подобного. Были снесены самые ужасные трущобы, ограничена высота вновь строящихся зданий и осуществлена попытка отстройки города по новому, более разумному плану.

Нерон на руинах горящего Рима. Карл Теодор фон Пилоти (1826-1886)

Римляне подозревали, что город загорелся не случайно. Нерон полагал, что его недруги постараются распустить слухи, что это император поджег город в припадке безумия или с целью расчистить место для своего нового дворца. По этой причине он переложил вину за случившееся на христиан, и именно с этого момента их начали преследовать по-настоящему.

По преданию, в это время в городе находились Павел и Петр, ученик Иисуса и руководитель христианской общины Рима. Их обвинили в поджоге и предали мученической смерти. Гонения на христиан достигли таких масштабов, что сами римляне начали их жалеть. Однако эти преследования сделали для распространения христианства в империи больше, чем любые проповеди. Люди, мужественно умиравшие за свои убеждения, не могли не вызывать уважения у римских граждан, поскольку такая стойкость полностью соответствовала их философии.

христианство
Распятие Святого Петра. Томмазо Мазаччо (1401-1428)

Гонения вынудили христиан устраивать свои кладбища под землей, там где можно было спокойно совершать погребальные обряды, не опасаясь преследований язычников. Крупнейшие захоронения формировались во владениях богатых новообращенных, позволявших использовать свои виллы для собраний и отправлений культовых обрядов и отдававших свои сады для погребения усопших. Так вдоль Аппиевой и других крупных дорог, ведущих в город, образовались лабиринты подземных тоннелей — катакомбы. Их стены покрывали росписи с христианскими символами и библейскими сюжетами, а в нишах покоились тела умерших.

христианствоС уходом из жизни апостолов, непосредственных учеников Иисуса, в учении начались дискуссии о религиозных догматах. Внутри христианских общин появились соперничающие группировки. Побеждающее направление становилось ортодоксальным (греч. правильное учение), а остальные — еретическими (греч. тот, кто выбирает сам). Теологам приходилось вести борьбу на два фронта — против последователей других религий и против своих сторонников, несогласных с доктриной в одном или нескольких пунктах. Древний мир не знал религиозных войн. Они возникли от нетерпимости иудеев и развились с приходом христианства.

Постепенно все большее количество людей отдавало свою энергию на споры о загробном мире вместо обустройства окружающего, который стал считаться лишь временным пристанищем. Начало упадка Римской Империи совпало с распространением религии, заставлявшей задумываться не о повседневных делах, а о том, что ждет после смерти.

В течение 2 — 3 веков христианство постепенно набирало силу. Появилось множество связанных с ним ученых трудов. Тех, кто наиболее рьяно защищал христианство в империи, впоследствии стали называть Отцами Церкви, подразделяя их на греческих и латинских, в зависимости от языка, на котором они писали. Растущая мощь христианства становилась настолько заметной, что терпимый к религиям и старавшийся умиротворить все народы империи Александр Север даже добавил бюст Иисуса Христа к изображениям других божеств и пророков в своем кабинете.

Беспорядки и разрушения периода анархии перед приходом к власти Диоклетиана вызвали еще один всплеск популярности христианского учения. К этому времени христианами считали себя уже 10% населения государства. Причем эти 10% отличались организованностью и стойкой верой в свои убеждения.

Существовало несколько причин роста количества христиан. Разлад в империи проецировался на весь мир и заставлял думать о приближающемся конце света и предсказанном втором пришествии Христа. Усиливающиеся трудности и тяготы жизни делали для них земное существование все менее привлекательным, а обещание посмертного — более желанным. По мере того как империя теряла свой престиж, церковь, напротив, набирала силу и начинала казаться якорем спасения.

Однако с приобретением новых последователей у церкви появились и новые трудности. Теперь, помимо мечтателей, готовых на мученичество, в ее рядах оказались обычные люди, жаждавшие не подвигов, а спокойной жизни. В итоге они сделали христианство более уравновешенным и респектабельным. Они хотели больше обрядов и почитаемых святынь, которые могли бы восполнить недостаток драматизма в холодном монотеизме. Так расцвело поклонение матери Иисуса, Марии, а затем добавились святые и мученики, также ставшие объектами поклонения. Ритуалы усложнялись, разница между христианством и языческими культами постепенно сглаживалась. Людям становилось проще перейти от одного к другому.

христианство
Мария с младенцем, Святой Екатериной и Святой Магдалиной. Джованни Беллини. 1500

С ростом числа сторонников и усложнением ритуалов возникали и развивались разнообразные противоречия. Причем разница становилась заметной уже не только от церкви к церкви, но даже в одном храме могли встретиться сторонники разных точек зрения, что неизбежно создавало почву для столкновений. Для истинно верующих каждая крупица ритуала являлась ниточкой, связывающей их с Небом, и любое отклонение грозило эту ниточку порвать. На карту было поставлено вечное блаженство или вечные муки, а не просто жизнь или смерть.

По этой причине вариации внутри обрядов могли привести к своего рода гражданской войне внутри церкви и в конце концов уничтожить ее. Этого не произошло благодаря созданию отцами церкви жесткой внутренней иерархии, при которой вопросы веры и обрядов позволялось решать только духовенству высшего ранга. Все церкви и священнослужители одного региона стали подчиняться своему епископу (греч. надзиратель), получившему власть решать все религиозные вопросы.

Конечно и епископы не всегда соглашались друг с другом. И к концу 3 века возник обычай собирать так называемые соборы, на которых епископы и решали все спорные вопросы. Все, принятое на таких соборах, становилось обязательным для христианских священников, чтобы все верующие могли принять единый образ мысли и следовать одинаковым правилам. Согласно этой точке зрения, могла существовать только одна церковь — вселенская (греч. католическая). Решение, принятое на соборе, становилось позицией всей церкви, а все, ему не соответствующее, — ересью.

христианствоТеоретически все епископы были равны, однако на практике дела обстояли иначе. В крупных городах проживало большее количество христиан и там же, соответственно, находились самые влиятельные церкви. Конечно епископами таких городов становились наиболее талантливые люди, искушенные в науке и литературе, сами писавшие многотомные сочинения и возглавлявшие наиболее могущественные фракции на соборах.

На западе империи, где христиан изначально было меньше, чем на востоке, существовал только один влиятельный епископ — епископ Рима. Сами жители запада были менее образованы и не имели склонности вступать в религиозные споры. Ни один из тогдашних епископов Рима не был известным писателем или рьяным участником диспутов. Это были довольно мягкие и спокойные люди, принимавшие взгляды большинства и, как следствие, никогда не обвинявшиеся в ереси.

Помимо того, вокруг Вечного Города все еще витал ореол власти. По общему убеждению именно он был центром мира, независимо от того находилось там правительство или нет. По этой причине римские епископы для большинства являлись церковным эквивалентом императора, тем более что, по легенде, первым епископом Рима был Петр, ученик Иисуса. Таким образом, несмотря на то что в первые столетия римские епископы совершенно ничем не выделялись, будущее принадлежало именно им.

Наступил 4 век. Император Диоклетиан обратил внимание, что его власть подрывается растущим влиянием церкви. Еще больше это беспокоило его наследника, Галерия. В 303 году по настоянию Галерия император начал активную кампанию против церковных организаций. Церкви сравнивали с землей, кресты уничтожали, священные книги силой отбирали у епископов и сжигали. Бывало, что толпы язычников выходили из под контроля и уничтожали и самих христиан. Приверженцы церкви потеряли все свои государственные должности и были изгнаны из армии, лишившись возможности нормально существовать. Эта волна гонений, не распространившаяся, правда, на всю империю, стала одной из самых жестоких, но зато последней.

 

христианство
Святой Себастьян, осуждающий Диоклетиана. Паоло Веронезе. 1558

Далее: Христианство в Империи. Часть 3. Государственная религия.
Назад: Христианство в Империи. Часть 1. Рождение

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля