Архивы

Константин I Великий

Флавий Валерий Константин I Великий (император-соправитель 306-323 гг и единоличный император 323-337 гг) родился в в Верхней Мезии около 385 года. Его отцом был император-соправитель Констанций I Хлор, а матерью — Елена, дочь трактирщика, умершая в 328 году и причисленная, впоследствии, к лику христианских святых. Приход Константина к власти во времена тетрархии и захват им единоличной власти описан в предыдущей статье.

константинОбъединив империю, Константин отменил избрание августов и цезарей и вернулся к системе наследования по кровному родству, объявив наследниками своих сыновей. Он развил и дополнил реформы, начатые Диоклетианом, в полной мере утвердив доминат, как систему власти в империи, символом которой стала диадема, подобная той, что носили цари Персии.

Как и его предшественник, Константин продолжал набирать в армию варваров (большей частью германцев) и позволял им селиться на малонаселенных землях империи. Вскоре германские части заняли привилегированное положение, а их военачальники снискали особое к себе расположение. Множество германцев набиралось и в новые, созданные Константином, конные и пехотные подразделения, объединенные в мобильную армию. Ее легионы, состоявшие из тысячи пехотинцев и пятисот всадников каждый, стали представлять собой основную ударную силу. Своей мощью они превосходили все, что существовало прежде. Для управления этими войсками Константин учредил две новые должности — командующего конницей (magister equitum) и командующего пехотой (magister peditum).

Вторая часть армии, пограничные войска, подразделения которой постоянно находились на одном месте, так же продолжала играть значительную роль. Константин, собираясь восстановить надежность границ по Дунаю и Рейну, реорганизовал и укрепил ее гарнизоны. Отставные солдаты пограничных частей получали некоторые привилегии, передававшиеся по наследству.

Преторианская гвардия, сражавшаяся на стороне Максенция против Константина, снова была распущена, теперь уже окончательно, и заменена основанной еще Диоклетианом конной гвардией. Тем не менее, пост префекта претория был сохранен. Префектов по-прежнему оставалось четверо, но их роль стала полностью гражданской, связанной с решением судебных и финансовых вопросов.

Финансовые реформы Диоклетиана также были поддержаны и расширены Константином. Успешно прошел выпуск новой, более легкой золотой монеты, повышены налоги и увеличен бюрократический аппарат. Здесь Константин учредил пост начальника служб (magister officiorium), надзиравшего за министерствами империи, пост главного юриста (qaestor sacri palatii), ставшего основным советником императора по юридическим вопросам, и два поста финансовых чиновников (comes rei privatae и comes sacrarum largitionum), следивших за доходами и расходами казны. Эти должностные лица стали постоянными членами императорского совета. Различные должности предоставлялись и сенаторам, так что они отчасти снова обрели политическое влияние, полностью утраченное за предыдущее столетие.

При этом сам Рим уже не играл ведущей роли в планах императора. К этому времени столица империи уже занимала неподходящее для нее место с военной точки зрения, поскольку из нее было трудно отслеживать положение дел одновременно на рейнско-дунайской и евфратской границах. Этой же точки зрения придерживался и предшественник Константина, Диоклетиан. С тех пор как римское государство превратилось в абсолютную монархию столица могла располагаться где угодно, поскольку империей теперь правил не город Рим, а император, и столицей могло считаться любое место, где он присутствовал.

Сменив в качестве своей резиденции несколько городов, Константин пришел к выводу, что наиболее предпочтительным расположением обладает древний греческий город Византий, основанный в 657 году до н.э. на побережье пролива Босфор в бухте Золотой Рог. В результате 11 мая 330 года на карте появилась новая столица империи — Константинополь (город Константина). Защищенность с суши и моря, а также близость от жизненно важных центров Малой Азии, Сирии и Египта сделали Константинополь настоящим центром империи, хотя поначалу он и стоял рангом ниже Рима, не потерявшего ни одной из своих прежних привилегий.

константинопольОднако, хотя перенос столицы и основание Константинополя и оказали огромное влияние на дальнейший ход истории, еще более крутой ее поворот был вызван другим деянием Константина. Конечно же речь идет о христианстве, в которое Константин обратил империю из язычества.

Самые серьезные гонения на христиан были предприняты Диоклетианом и Галерием. Они потерпели неудачу, и в 311 году смертельно больной Галерий, Константин и Лициний выпустили Сердикский указ, предоставлявший всем христианам свободу вероисповедания. Следующим событием стала победа Константина над Максенцием у Мульвиева моста, перед которой он увидел в небе знак в виде креста и велел изобразить кресты на солдатских щитах. Через год после этой победы он вместе с Лицинием подтвердил терпимость к христианам в Миланском эдикте.

константинВсю свою жизнь Константин испытывал неодолимую потребность в божественном спутнике и покровителе. Вначале эту роль для него играл бог-Солнце, которому с давних пор поклонялись по всей империи. Но со времени Миланского эдикта он уже не сомневался в своей склонности к христианству, которое называл «самой законопослушной и святой религией».

Большинство социальных реформ Константина отмечено влиянием христианского учения. Отношение к заключенным и рабам стало более гуманным, преступления же против морали стали наказываться куда строже. Воскресенье официально объявили выходным днем (правда в то время этот день был посвящен Солнцу). Сам Константин, еще не будучи крещеным, стал проявлять живейший интерес к делам церкви. Не исключено, что, по крайней мере поначалу, он просто использовал набиравшую силу религию для укрепления своей власти — церковные соборы в Арелате (314 год) и в Никее (325 год) показали, кто на самом деле их возглавляет.

Решение Константина о христианизации империи было его личным поступком, поскольку, несмотря на рост христианских общин, не подвергаемых более гонениям, церковь еще не обладала никаким реальным влиянием — ни политическим, ни экономическим, ни общественным или культурным. Сам Константин разбирался лишь в самых основных теологических вопросах и позволил окрестить себя только под конец жизни, когда «уже больше не мог грешить». Тем не менее император пришел к выводу, что христианство способно дать разобщенному государству единую цель и сплоченную организацию, которая сможет объединить различные слои населения в единое целое, что, в конечном счете окажет благотворное влияние на империю.

Ранее споры между епископами заканчивались сражениями между ними, но при этом выигравшая сторона не была властна принудить проигравших оппонентов принять свою точку зрения. Теперь епископы могли обратиться за решением проблемы к высшей власти, а победившая сторона — обрушить на своих соперников всю мощь государства.

В первые годы правления Константина церковь раздирали споры вокруг донатистской ереси, названной по имени Доната, епископа Карфагена. Вопрос состоял в возможности вероотступника исполнять обязанности священника. Донатисты считали, что служители церкви могут исполнять свои обязанности лишь до тех пор, пока они чисты перед Господом. Однако во время преследований многие священники отдавали свои священные книги и отрекались от христианства, чтобы избежать мученической смерти. После окончания гонений они возвращались к церкви, но могли ли они продолжать служить Господу? Более снисходительные отцы церкви считали, что священники тоже люди и могут отступить перед лицом мучительной смерти и имеют много возможностей для искупления этого греха. Как вообще можно быть уверенным, что священник не совершил какого-либо греха? В итоге они утверждали, что церковь свята сама по себе и имеет духовную силу даже тогда, когда посредником между Богом и людьми является несовершенный человек. Именно в связи с этими спорами Константин впервые оказался вовлеченным в теологический диспут.

В Карфагене победили Донатисты, и тогда их противники обратились за помощью к императору. В 314 году Константин собрал в Арелате специальный собор, вынесший решение не в пользу Донатистов. В 316 году император подтвердил это решение. Тем не менее Донатисты закрепились в Африке и просуществовали там вплоть до вторжения арабов, уничтоживших вообще всех христиан. Несмотря на то, что вмешательство Константина мало что изменило, был создан важный прецедент действия императора как главы всей церкви, ставший первым шагом начала борьбы между церковью и государством.

константин
Арка Константина, построенная в честь победы у Мульвиева моста.

В 324 году Константин, будучи абсолютным правителем объединенной империи, решил созвать собор епископов для решения проблемы Арианства, более серьезной ереси, чем Донатизм. Такие соборы уже превратились в традицию, но при императорах-язычниках их проведение было затруднено. Теперь же все епископы получили официальное приглашение и гарантию защиты государства с полного согласия императора. Собор должен был стать первым Вселенским.

Несколько последних десятилетий священник из Александрии по имени Арий проповедовал строгий монотеизм. Он утверждал, что существует только один Господь, принципиально отличающийся от своих созданий. Иисус, хотя и превосходящий любого человека, был все же создан Богом и не был вечным в том смысле, в каком вечен его создатель. Т.е. было время, когда единый Бог существовал, а Иисус еще нет. Он походил на Бога, но не был ему идентичен. Занятно, что в греческом языке слова «похожий» и «идентичный» различаются единственной буквой, йотой, самым маленьким знаком алфавита.

Противоположное мнение защищал другой александрийский священник, Афанасий. Он утверждал, что все члены Троицы — Ветхозаветный Господь, его Сын Иисус и Святой Дух — просто различные аспекты одного и того же божества. Все они никем не созданы, вечны и полностью идентичны.

Сначала в Александрии, а потом и в других частях империи начались споры между приверженцами Ария и Афанасия, перешедшие со временем в серьезные ссоры между епископами. Совершенно естественно, что Константин наблюдал за этой ситуацией с растущим недовольством. Он собирался использовать церковь для объединения и укрепления империи и не мог допустить ее раскола из-за религиозных разногласий. Проблему следовало решить немедленно и навсегда. Вот по этой причине в 325 году император и созвал Первый Вселенский собор в Никее.

константин
Константинополь, Никомедия и Никея на карте

Город Никея был выбран не случайно. Он находился неподалеку от столицы Диоклетиана Никомедии, которую Константин сделал и своей резиденцией. В Никею было легко добраться из больших христианских центров Востока — Александрии, Антиохии и Иерусалима. В соборе приняли участие 220 епископов, а длился он с 20 мая по 25 июня. Здесь был сформулирован Никейский символ веры, доказывавший, что Сын единосущен Отцу. Таким образом доктрина Афанасия стала официальным учением христианской церкви.

константин
Никейский Собор. Румынская фреска. 18 век

Тем не менее последователи Ария так и уехали с собора не переубежденными и продолжали рьяно защищать свое учение. Более того, их мнение постепенно начал разделять и сам Константин. Большое влияние на императора приобрел Евсевий, один из главных Ариан, епископ Никомедии. Афанасий же первым среди множества изгнанников отправился в ссылку. Противоборство на Востоке продолжалось еще около 50 лет, а большинство императоров этих лет поддерживало точку зрения Ария.

Появившаяся в 330 году новая столица империи, город Константинополь, существенно повлияла на дальнейшую судьбу церкви. Важной персоной стал епископ Константинопольский, а сам город стал одним из пяти важнейших религиозных центров, епископы которых назывались патриархами. Патриархи Иерусалима, Антиохии и Александрии пострадали из-за своей близости к Константинополю, затмевавшему их величие, и постепенно утратили свое влияние. Так через некоторое время патриарх Константинополя фактически стал главой церкви в восточной части империи.

Совсем по-другому обстояли дела в Риме, имевшем отдаленный от Константинополя, а потому независимый патриархат. Он был единственным на западе, латиноговорящим и имел на своей стороне магическое слово «Рим». Его поддерживали как религиозные чувства западного населения, отрицавшего склонный к диспутам восток, так и сила патриотизма. Здесь презирались претензии греков на власть над западом и разгорался никогда в дальнейшем не прекращающийся конфликт между епископами Рима и Константинополя.

Поддержка Константином церкви привела к началу самого масштабного строительства в римской истории. При этом произошел переворот в архитектуре, ставший откликом на религиозные перемены и поддержанный щедростью властей. Выраставшие повсюду строения принадлежали, в основном, к двум типам — центрально-симметричному (круглые, крестообразные, многоугольные) и прямоугольному. В самом Константинополе император воздвиг церковь святых Апостолов, имевшую крестообразную форму и служившая одновременно храмом памяти апостолов и мавзолеем самого Константина (как бы тринадцатого апостола).

Здания прямоугольной формы стали новым типом сооружений — христианскими базиликами. Эти преемники скромных молельных домов представляли собой вытянутые в длину прямоугольники, перед входами в которые устраивался обширный внутренний двор, предваряемый портиком. И все же при строительстве таких базилик за основу брались языческие образцы. Так их восточная часть с престолом епископа в апсиде напоминала залы приемов — алтарь под балдахином напоминал трон императора, а триумфальная арка перед апсидой еще более усиливала это впечатление.

План христианской базилики

К нашему времени от этих многочисленных строений практически не осталось следов. Так базилику Святого Петра в Риме разрушили в 16 веке, чтобы построить на ее месте новый, более величественный храм. Первоначальная базилика имела высокий вытянутый неф с апсидой между которыми в обе стороны тянулся поперечный неф (трансепт), вмещавший в себя огромное количество людей, приходивших почтить принявшего мученическую смерть Святого Петра.

Прямоугольная базилика Константина в Риме, изначально посвященная Спасителю, а впоследствии получившая имя Святого Иоанна Латеранского, имела вместо трансепта два боковых крыла с ризницами. Ее массивная алтарная перегородка была сделана из серебра, а колонны — из красного, зеленого и желтого мрамора.

Ближе к концу своего правления Константин снова столкнулся с угрозой нашествия варваров, чего не происходило практически со времен анархии 3 века. Он и его предшественник Диоклетиан так твердо контролировали свою армию, что она успешно поддерживала порядок на границах империи. Тем не менее в 332 году готы снова пересекли Дунай и императору пришлось выдвинуться им навстречу. Нападавшие понесли огромные потери и были вынуждены вернуться на свою сторону Дуная.

К этому времени здоровье Константина сильно ухудшилось. В 337 году, через 31 год после того как в Британии его провозгласили императором, Константин умер, успев перед этим принять крещение. Произошло это не в Константинополе, а в Никомедии, куда император прибыл для отдыха и смены обстановки.

константин
Рафаэль. Крещение Константина

Наследниками Константина стали три его сына — Константин II, Констанций II и Констант I. Они получили титулы цезарей в 317, 323 и 333 годах соответственно.

Далее: Константин II, Констанций II и Констант I (337 — 361 гг)
Назад: Гражданские войны. Конец Тетрархии. 305-324 гг.

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Диоклетиан. 284 — 305 гг. Начало Домината. Тетрархия

Диоклетиан (284-305) родился в 240 году в бедной семье в деревушке на побережье Иллирика и был назван греческим именем Диокл. Несмотря на бедное происхождение ему удалось сделать карьеру на военной службе еще при Аврелиане. При Нумериане он уже командовал императорскими телохранителями.

диоклетианВ 284 году солдаты избрали Диокла императором, чтобы он отомстил за смерть Кара и Нумериана, что он и сделал, собственноручно заколов префекта преторианцев Апра, подозреваемого в этих убийствах. Вступая на трон он отказался просить на это согласие у сената и принял новое имя — Гай Аврелий Валерий Диоклетиан. В этом же, 284 году, он уехал из Рима в Никомедию, город на северо-западе Малой Азии, ставший на первые годы его правления столицей Империи. Такой выбор в сложившейся на границах ситуации был наиболее разумным для защиты Империи — здесь император оказывался одновременно на доступных расстояниях от персидской границы на юго-востоке и от готов на северо-западе.

В начале 285 года старший брат Нумериана, Карин, двинулся на юг с целью свержения Диоклетиана. Диоклетиан, в свою очередь, выступил ему навстречу, и две армии сошлись под городом Марга на Дунае. 1 апреля 285 года Карин был убит одним из своих командиров, а его армия сдалась Диоклетиану. Теперь, не имея серьезных соперников, претендующих на престол, император мог заняться преобразованием государства.

Первой его заботой стала защита особы императора, жившего теперь, в отличие от времен Августа, в окружении вооруженных людей в беспокойной, склонной к восстаниям стране, имеющей армию, наполовину состоящую из варваров. Средний срок жизни предшествовавших ему императоров после восшествия их на трон составлял около двух лет, и Диоклетиан собирался положить конец такой практике.

Он перестал быть просто «первым гражданином» и стал «господином» — dominus. В дворцовый обиход были введены церемонии, призванные окружить особу императора ореолом благоговения, чтобы выделить его из круга обычных людей. Так закончилась трехсотлетняя эпоха Принципата. И хотя Диоклетиан никогда не называл себя царем, фактически он им стал, а римская империя из формальной республики превратилась в монархию.

Недостижимая, окруженная почитанием, сопровождаемая ревом труб и поклонами придворных фигура императора внушала солдатам преклонение и трепет. Совершить убийство такого императора казалось невероятным — одни суеверия были способны удержать людей от подобного шага. Как результат — Диоклетиан пробыл на престоле 21 год, чего не удавалось никому уже 150 лет. Времена убийств императоров одного за другим ушли безвозвратно. Империя снова начала вставать на ноги.

Тем не менее, положение государства продолжало оставаться весьма шатким — сказывались последствия эпидемий и набегов варваров. Для того чтобы справиться с непрекращающимися набегами Диоклетиану пришлось увеличить численность армии. Однако, при сокращающемся населении империи снижалась и численность налогоплательщиков, а значит уменьшался и приток денег в казну, которые практически целиком уходили на поддержание военной машины. Выход был только в повышении налогов.

Стоимость денег постоянно падала и налоги стали взиматься натурой, а в случае недостачи местные власти должны были покрывать ее из собственного кармана, что, конечно, приводило к притеснению ими населения. Мелкие землевладельцы разорялись и уходили в крупные хозяйства простыми работниками. Ремесленникам и торговцам запрещалось менять профессию под страхом сурового наказания. Даже вербовка в солдаты оказалась для них закрыта.

диоклетиан
Диоклетиан и Максимиан

Проблем оказалось слишком много для одного человека, и Диоклетиан нашел выход — он сделал своим соправителем с титулом Августа своего давнего товарища Марка Аврелия Валерия Максимиана, что было закреплено законодательно в 286 году. Максимиан происходил из крестьянской семьи и также, как и Диоклетиан, дослужился до полководца из простого солдата. Особым умом он не отличался, но Диоклетиан всегда мог положиться на такого помощника, готового беспрекословно выполнить любой приказ, но не способного попытаться сместить своего старшего товарища.

Империя была поделена на две части. Сам Диоклетиан взял себе восточную часть, а Максимиану отдал западную. Такое деление просуществовало, с небольшими перерывами, до конца империи, так что уже начиная с 286 года можно говорить о Восточной и Западной Римских Империях, хотя, формально, государство еще считалось единым.

Выбор Диоклетиана был не случаен. Восточная Римская Империя была меньше и говорила по-гречески, но была богаче. Значение Рима упало до ностальгически-сентиментального, и даже Максимиан не сделал его столицей Западной Империи, а расположился в Медиолане (совр. Милан). Тем не менее, Рим, оставаясь символом, сохранил свои привилегии — для его жителей продолжали устраивать бесплатные зрелища и раздавать еду.

Управление западной частью империи вообще оказалось тяжелой задачей. Максимиану приходилось решать как внутренние проблемы в виде восстаний галльских крестьян, орды которых жгли и рушили все вокруг, так и внешние, возникшие у берегов Британии, куда стали совершать набеги вышедшие в море германцы. Диоклетиан так же провел несколько лет в непрерывных войнах, сначала, до разделения империи, в Мезии и Паннонии, а затем против сарматов (289 и 292 гг) и сарацинов (290 год), арабского племени с Синайского полуострова, вторгшегося в Сирию.

После этого Диоклетиан решил, что и двое правителей не способны успешно решить проблемы империи, и в 293 году он преобразовал систему двойного соправления в тетрархию. Новый порядок предусматривал совместное правление двух Августов и двух подчинявшихся им Цезарей. Так императоры и получили помощников, и решили проблему наследования, причем Диоклетиан рассчитывал, что такой раздел империи будет постоянным. При этом формального раздела снова не произошло — на всей территории империи действовали единые законы, издававшиеся от имени всех четырех соправителей.

тетрархия
Тетрархи

Цезарем Диоклетиана стал Гай Галерий Валерий Максимиан, сорокалетний солдат, который женился на дочери императора, сделавшись его приемным сыном и наследником. Он был поставлен во главе Европейских провинций к югу от Дуная. Сам Диоклетиан оставил себе Азию и Египет. Максимиан также выдал свою дочь замуж за того, кого выбрал себе Цезарем, — Клавдия Валерия Констанция, более известного в истории, как Констанций Хлор (Бледный) или Констанций I, родившегося в Иллирике и уже правившего родной провинцией. Ему достались Галлия и Британия. Себе Максимиан назначил Италию, Испанию и Африку.

тетрархияНе смотря на такой раздел Диоклетиан продолжал властвовать над теперь уже тремя своими соправителями. В течение всего времени его правления продолжалась реорганизация государства. Каждая из четырех областей, которой правил Цезарь или Август, названная префектурой, была поделена на несколько диоцезов (всего 13). Каждый диоцез, в свою очередь, делился на провинции (общим количеством 101), достаточно небольшие, чтобы легко управляться наместником (викарием) и в то же время не давать ему сил для организации мятежа. На провинции разделили даже Италию. Вся информация стекалась непосредственно к императору, имевшему тайную службу, поставлявшую ему сведения о провинциальных чиновниках. Главными заместителями Цезарей и Августов по гражданским, судебным и финансовым делам стали префекты претория (по одному на каждого тетрарха).

ДиоклетианТак же была предпринята кардинальная реорганизация армии, которую разделили на две независимые части. Одна из них представляла собой регулярное мобильное формирование и называлась comitatences (придворные солдаты). Такие формирования имелись при каждом тетрархе и состояли, в основном, из кавалерии, в которую входили и личные телохранители императоров, scholae palatinae. Их появление перевело преторианскую гвардию в разряд столичного гарнизона.

Вторую часть армии составили пограничные формирования, получившие название limitanei (пограничные войска) и riparienses (береговые войска). Эти части размещались в укрепленных пунктах и пополнялись за счет ежегодного призыва римских граждан на военную службу. Здесь же служили германцы и представители других варварских племен, имевшие склонность к военному делу. Предпринимались усилия и по увеличению римского флота. Кроме того, в каждой провинции располагался гарнизон под командованием офицера в звании dux (вождь).

Даже после исчезновения империи возникшие на ее месте государства частично сохранили эту организацию. До наших дней дожили и некоторые титулы. Например, граф — это видоизмененное dux (англ. duke), а район, находящийся под властью одного епископа, англичане называют диоцезией.

В 296 году Диоклетиан отправился в Египет, где подавил мятеж Домиция Домициана и Ахиллея, а Галерий одержал победу над персами. Констанций, обеспечив безопасность границы, проходившей по берегу Рейна, занялся Британией. Построив флот, он перебросил на остров свою армию и к 300 году восстановил на нем власть империи. Таким образом, к 300 году во всей империи воцарился долгожданный мир и ее границы больше никто не нарушал.

Однако, для содержания громадного войска, численность которого выросла до полумиллиона человек, Диоклетиану пришлось поднять собираемые с гражданского населения налоги до самого предела, который оно еще могло вынести. В 301 году император издал знаменитый эдикт Диоклетиана, который устанавливал максимальные цены и максимальные заработные платы. Предполагалось, что так можно предотвратить ситуацию, при которой крупные землевладельцы требуют такие цены за продукты, при которых население начинает умирать с голоду, а рабочие получают слишком высокую плату, поскольку их слишком мало.

диоклетианНесмотря на то, что за невыполнение условий эдикта полагалась смертная казнь, попытка стабилизации экономики провалилась. Продовольствие и другие товары просто исчезли с рынка, а рост цен стал безудержным. Еще в 294 году Диоклетиан реформировал денежную систему, введя новую монету, но ему не хватило драгоценных металлов, чтобы уравновесить количество золотых и серебряных монет с монетами из не драгоценных металлов. Ничто не могло остановить продолжающийся развал экономики.

В начале своего правления, еще находясь в Риме, Диоклетиан восстановил Курию, здание для заседаний римского сената, которое сильно пострадало во время пожара 283 года. Именно это, восстановленное, строение сохранилось на Римском Форуме до наших дней. Второй раз император посетил Рим в 303 году вместе с Максимианом. Они получили триумф, но Диоклетиан не любил бывшую столицу, и горожане, лишившиеся столичного статуса, платили ему тем же. Император покинул город, не пробыв в нем и месяца. Тем не менее, он приказал выстроить в Риме новые бани, музей, библиотеку и ряд других сооружений.

Размышляя над положением дел в империи, Диоклетиан обратил внимание на то, что его власть подрывается растущим влиянием христианской церкви. Сорок лет на христиан не обращали внимания и они находились в состоянии неопределенности. Собственная жена императора, Приска, принадлежала к их вере. Еще больше, согласно историческим данным, это беспокоило цезаря и наследника Диоклетиана, Галерия. И в 303 году по его настоянию император начал активную кампанию против всех христианских организаций, целью которой было полное искоренение новой веры.

Первым антихристианским указом Диоклетиана запрещались любые собрания христиан с целью отправления культа и постановлялось разрушить их церкви и сжечь священные книги. Два следующих указа, действие которых распространялось и на восточные провинции, предписывали арестовать всех священников, не служащих языческим божествам. Четвертый указ, изданный в 304 году, распространял действие трех предыдущих на всех христиан империи.

Конечно во время этой кампании всех приверженцев новой веры сняли с государственных должностей и выгнали со службы в армии. Эти гонения стали самыми жестокими за всю историю, но при том и последними. Однако, не смотря ни на что, волна репрессий не распространилась по всей империи. Констанций, известный своей мягкостью, не стал усердствовать в этом в своей части государства, хотя сам был не христианином, а солнцепоклонником.

Эти преследования стали последним государственным делом Диоклетина. Он морально устал от управления империей, а визит в Рим вызвал у него глубокую депрессию. На следующий год (304) после возвращения в Антиохию, куда Диоклетиан перенес свою столицу после образования тетрархии, он тяжело заболел. К этому времени ему было 60 лет, 20 из которых он правил огромной империей. Болезнь стала последней каплей. Император поддался уговорам Галерия, который мечтал сменить его на троне, и в 305 году совершил небывалый поступок — отрекся от титула. При этом Диоклетиан заставил поступить так же и Максимиана, который вовсе не желал отказываться от власти.

диоклетианБывший император удалился в город Салоны в Далмации, неподалеку от деревушки, в которой родился, и выстроил там дворец, в котором провел последние годы своей жизни. Только один раз, в 308 году, Диоклетиан ненадолго покинул Салоны, чтобы помочь Галерию восстановить порядок среди претендентов на императорскую власть. После этого он снова вернулся в свой дворец, где и умер в 316 году, наблюдая за развалом созданной им тетрархии.

От построек Диоклетиана в Никомедии практически ничего не сохранилось, а его Антиохия глубоко погребена под наносами реки Оронт. Дворец в Салонах так же разрушился, но после нашествия варваров, случившегося тремя столетиями позже описанного времени, некоторое количество людей перебралось жить в развалины. Постепенно вокруг руин отстроился город Спалатум, сейчас известный как Спалато или Сплит.

Назад: Принципат. Основные события
Далее: Гражданские войны. Конец Тетрархии. 305-324 гг.

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Римский календарь

Точных сведений о зарождении римского календаря нет. Согласно традиции первый его вариант ввел в 738 году до н.э. основатель и первый царь Рима, Ромул (753 — 715 гг до н.э.). Этот календарь, год которого состоял из 10 месяцев и содержал 304 дня, был позаимствован у греков и назывался Ромула. Месяцы в нем не имели названий и обозначались порядковыми номерами, а год начинался с того месяца, на который приходилось начало весны.

К концу 8 века до н.э. первые четыре месяца получили свои названия. Это были Мартиус (в честь бога войны Марса), Априлис (лат. aperireраскрывать, по раскрывавшимся на деревьях почкам), Майус (в честь богини Майи, матери бога Меркурия) и Юниус (в честь богини Юноны, супруги бога Юпитера). Остальные шесть месяцев сохраняли свои порядковые обозначения — Квинтилис (пятый), Секстилис (шестой), Септембер (седьмой), Октобер (восьмой), Новембер (девятый) и Децембер (десятый). Мартиус, Майус, Квинтилис и Октобер имели по 31 дню, а остальные — по 30.

Первую реформу календаря провел второй римский царь Нума Помпилий (715 — 674 гг до н.э.). Он добавил к существовавшим 10 еще два месяца — Януариус (в честь двуликого бога Януса) и Фебруариус (лат. februareочищать, по обряду очищения, проходившему ежегодно в этом месяце).

Чтобы уравнять год, состоявший из 304 дней, с годом греков, требовалось добавить к нему еще 50 дней. Суеверные римляне полагали, что нечетные числа счастливее четных, и добавили 51 день. Тем не менее, из такого количества дней не составлялось два полных месяца, и римляне отняли по одному дню у шести 30-дневных месяцев, получив для новых двух 57 дней. 29 из них досталось Януариусу, а 28 — Фебруариусу.

Таким образом, год состоявший из 355 дней разделился на 12 месяцев со следующим числом дней:

Мартиус 31
Априлис 29
Майус 31
Юниус 29
Квинтилис 31
Секстилис 29
Септембер 29
Октобер 31
Новембер 29
Децембер 29
Януариус 29
Фебруариус 28

Почему 355 дней? Дело в том, что римляне пользовались лунным календарем и начало каждого месяца определяли по появлению лунного серпа после новолуния. Продолжительность лунного года составляет 354,4 дня. Однако, солнечный год имеет продолжительность 365,25 дней. Для устранения несоответствия более чем в 10 дней в каждый второй год между 23-м и 24-м днями Фебруариуса вставлялся дополнительный месяц Мерцедоний, содержавший попеременно 22 и 23 дня. Продолжительность года, соответственно, менялась так: 355 дней, 377 дней, 355 дней, 378 дней, 355 дней, 377 дней, 355 дней, 378 дней и т.д. Средняя продолжительность года при этом оказывалась на сутки больше действительной и время от времени приходилось прибегать к уменьшению продолжительности добавочных месяцев. Право изменять продолжительность этих месяцев принадлежало понтификам (жрецам), которые часто злоупотребляли своей властью, внося неразбериху в общественную жизнь.

Самый древний из сохранившихся римских календарей, Fasti Antiates. 84-55 гг до н.э. Репродукция. Museo del Teatro Romano de Caesaraugusta, Сарагоса, Испания. Оригинал, нарисованный на штукатурке, был найден в 1915 году и находится в Национальном Римском Музее в Термах Диоклетиана.

Вольтер писал: «Римские полководцы всегда побеждали, но они никогда не знали, в какой день это случалось».

Конец этой неопределенности положил Юлий Цезарь. В 46 году до н.э. он, по совету египетского астронома Созигена, провел коренную реформу календаря по египетскому образцу. Был установлен четырехгодичный цикл (365 + 365 + 365 +366 дней) с неравной продолжительностью месяцев, принятой до сих пор. Месяц Мерцедоний навсегда исчез из календаря. Начало года было перенесено на 1 января, поскольку именно с этого дня (начиная со 153 года до н.э.) вступали в должность консулы и начинался римский хозяйственный год. Год с добавочным днем назывался бисекстилис («со вторым шестым днем», который, как раньше месяц Мерцедоний, вставлялся перед 24 февраля, т.е. перед шестым днем перед мартовскими календами), откуда произошло русское «високосный».

Перед осуществлением реформы, для того, чтобы добиться совпадения всех праздников с соответствующими им временами года, т.е. убрать накопившиеся ошибки, римляне прибавили к календарному году, помимо 23-дневного Мерцедония, еще пару месяцев — в 33 и 34 дня. Вставили их между ноябрем и декабрем. Так образовался год в 445 дней, получивший название «года замешательства». Это был 46 год до н.э. Счет по новому календарю начался с 1 января 45 года до н.э.

В благодарность Юлию Цезарю за реформу календаря и военные заслуги римский сенат в 44 году до н.э. переименовал месяц Квинтилис, в котором Цезарь родился, в Юлиус (июль).

Счислением времени по-прежнему занимались понтифики. Не поняв сущность реформы, они стали производить вставку високосных дней не через три года на четвертый, а через два на третий, снова запутав календарный счет. Ошибку обнаружили в 8 году до н.э. во времена императора Августа, которому пришлось провести новую реформу для ее устранения. По указанию Августа с 8 года до н.э. по 8 год н.э. добавочные дни не вставлялись.

Сенат принял решение о переименовании месяца Секстилис в Августус в благодарность Августу за исправление календаря и за большие победы, одержанные им в этом месяце. Однако, в Секстилисе было 30 дней — четное число, считавшееся несчастливым. Пришлось отнять один день от Фебруариуса, оставив ему 28 (29) дней. Теперь три месяца подряд — Юлиус, Августус и Септембер — имели по 31 дню, что, по какой-то причине, опять не устроило суеверных римлян. Один день Септембера отдали Октоберу, а Новембера — Децемберу. В таком виде римский календарь оставался неизменным по всей Европе до конца 16 века (а кое-где и до начала 20 века).

календарь
Каменный римский календарь. 3-4 века. Палочки вставлялись в отверстия, соответствовавшие месяцу, числу и дню недели.

Императоры Тиберий, Нерон и Коммод пытались назвать своими именами три последующих месяца, но эти названия не прижились.

Со времени возникновения Римской Республики (509 год до н.э.) годы обозначались по именам двух консулов (консулы переизбирались парами ежегодно). Так о событиях 55 года до н.э. говорилось — в консульство Марка Красса и Гнея Помпея. Начиная с 16 года до н.э., не отменяя датировку по консулам, входит в употребление датировка от предполагаемого года основания Рима — ab Urbe condita (от основания города). Эту дату (21 апреля 753 года до н.э.) «вычислил» римский писатель и ученый Марк Теренций Варрон (116 — 27 гг до н.э.), установив, что она соответствует 3 году 6 олимпиады. Такая датировка использовалась в Европе до конца 17 века.

Обозначение римлянами чисел месяца основывалось на выделении в нем трех главных дней, первоначально связанных с фазами луны. 1-й день каждого месяца назывался календами (Kalendae). Это был первый день новолуния, о котором возвещал верховный жрец (лат. calareсозывать). 13-й или 15-й день месяца назывался идами (Idus), днем полнолуния (этрусское iduareделить). 5-й или 7-й день назывался нонами (Nonae) и был днем первой четверти луны и 9-м днем перед идами (лат. nonusдевятый).

В марте, мае, июле и октябре (будем уже употреблять привычные названия) иды приходились на 15-е число, а ноны — на 7-е. В остальные месяцы иды соответствовали 13-му, а ноны — 5-му числу. Дни, непосредственно предшествовавшие календам, нонам и идам, назывались pridie (канун). Например, 14 марта — это канун мартовских ид. Для обозначения остальных дней указывалось их количество, остававшееся до ближайшего главного дня. В счет входили и сам обозначавшийся день и ближайший главный. 20 марта — 13 дней до апрельских календ. Видно, что при датировках всегда использовалось «до» и никогда — «после». Обзор года назывался kalendarium.

календарьПервоначально римская неделя, нундина (лат. nundinae), состояла из 8 дней, обозначавшихся буквами алфавита A, B, C, D, E, F, G и H. Семидневная неделя пришла в Рим в 1 веке до н.э. с Востока. Ее дни, за исключением субботы, имевшей собственное имя (др. евр. sabbathотдых), обозначались порядковыми номерами. Римляне дали им имена семи светил, самих названных в честь богов:

Понедельник Lunae dies Луна
Вторник Martis dies Марс
Среда Mercuri dies Меркурий
Четверг Jovis dies Юпитер
Пятница Veneris dies Венера
Суббота Saturni dies Сатурн
Воскресенье Solis dies Солнце

Сутки римляне делили на 2 части — день и ночь. Их разделение на часы вошло в употребление в 291 году до н.э. с появлением в Риме солнечных часов (horologium solarium), которым в 164 году до н.э. наследовали часы водяные (solarium ex aqua). День и ночь делились на 12 равных часов, но в понимании римлян это были световой день (от восхода до заката) и собственно ночь (от заката до рассвета). Такой подход приводил к тому, что дневной час равнялся ночному (и современному, привычному нам часу) только в равноденствия. В остальные времена года их продолжительности, естественно, менялись и различались.

Таким измерением времени папское правительство Рима продолжало пользоваться до 1842 года (!), после которого все же перешло на общемировое время.

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Принципат. Август. Часть 2. Империя

В последние десятилетия республики армия, всегда являвшаяся ключевым фактором безопасности государства, стала, вместе с тем, и источником конфликтов. Легионеры считали выгодным для себя участие в военных кампаниях, даже если воевать им приходилось с такими же римлянами, как и они сами. Привлеченные посулами амбициозных военачальников легионеры все больше отходили от идеи служения Риму, склоняясь к личной преданности своему благодетелю. Понимая это лучше, чем кто-либо, Август провел реформу армии.

armiya-avgustaВ результате этой реформы тесные узы, связывающие полководцев с подчиненными, были порваны и армия превратилась в послушное орудие государства. Было законодательно утверждено количество регулярных легионов — 28, по 6000 человек в каждом. Располагались они по границам империи. В Италии же (и в самом Риме) расположилось новое, элитное подразделение — преторианская гвардия — в количестве 9000 человек. Срок службы в регулярной армии составлял 20 лет, а жалование — 900 сестерциев в год с последующей пенсией в 12 000 сестерциев (прожиточный минимум крестьянской семьи составлял 500 сестерциев в год). Жалование гвардейцев втрое превышало жалование обычных легионеров. Со временем они превратились в личную охрану императоров.

Поначалу Август платил военным из собственного кармана. Когда же в 6 году н.э. реформа была завершена созданием по-настоящему профессиональной армии, он учредил специальную армейскую казну. Для начала Август положил в нее солидную сумму из собственных средств, а в дальнейшем пополнял ее за счет налогов. Подсчитано, что минимальный годовой бюджет римского государства того времени равнялся приблизительно 800 млн сестерциев. При этом на военные нужды уходило ежегодно около 445 млн, т.е. армия обходилась государству более чем в половину его бюджета.

Способность императоров должным образом содержать армию стала ключевым фактором безопасности пограничных территорий. Лишив армию зависимости от честолюбивых военачальников, Август, вместе с тем, создал для империи уязвимость, которая не раз давала знать о себе в последующие века. Для возможности оплаты труда профессиональной армии требовалась надежная система сбора налогов. Провинции перестали отдаваться на откуп наместникам, бесконтрольно набивавшим свои карманы. Налаживался стабильный приток капитала в центр, в имперскую казну. Но даже при такой системе, 28 — это максимальное число легионов, которое могла себе позволить империя. Ее расширение, в целом, остановилось. Зато население провинций, избавленное, наконец, от произвола наместников, вздохнуло свободней. Кроме того, Август позаботился о том, чтобы все провинции империи были связаны между собой сетью дорог, которая постоянно расширялась. Эти дороги были построены на совесть и просуществовали невероятно долго. Сам Август укрепил на свои средства Фламиниеву дорогу до Аримина, а остальные распределил между триумфаторами, чтобы те вымостили их на деньги от военной добычи. Для ускорения же получения известий из провинций по дорогам через небольшие промежутки были расставлены молодые люди, а позже и повозки.

Последняя попытка расширения империи при Августе была предпринята в 12 году до н.э., да и та была спровоцирована германскими племенами. У императора никогда не было своих сыновей. В 36 году до н.э. он женился на Ливии, у которой к тому времени уже был четырехлетний сын Тиберий, и она была беременна вторым, Друзом. Дети выросли и стали способными полководцами. И вот в 12 году до н.э. германцы вторглись в Галлию. Посланный туда Друз успешно теснил германские войска и к 9 году до н.э. дошел до Эльбы. Но однажды его лошадь споткнулась на скаку и от полученных ран Друз скончался. Командование было передано Тиберию. К сожалению, в это время у Тиберия случилась трагедия личного характера и он попросил разрешения удалиться на Родос.

К 7 году н.э. Август решил, что территория между Рейном и Эльбой уже достаточно прочно вошла в империю, чтобы считаться римской провинцией, и послал туда полководца Публия Квинтилия Вара. Вар начал внедрять в Германии римскую культуру с тупой прямолинейностью и спровоцировал серьезное восстание. Все три находившиеся там римских легиона оказались полностью уничтожены в битве в Тевтобургском лесу. Новость потрясла Рим. Его войска не знали таких поражений более двухсот лет. Чтобы снова набрать три легиона, требовалось резкое повышение налогов, на что Август просто не мог пойти. В Германию снова был отправлен Тиберий. Однако никаких карательных мер предпринято не было. Римляне ограничились лишь демонстрацией силы и укреплением галльской границы.

Поражение римлян в Тевтобургском лесу
Поражение римлян в Тевтобургском лесу

Итак, границами Римской Империи стали Атлантический океан на западе, сирийская граница с Парфией на востоке, Египет и северная Африка на юге и морское побережье Галлии (Ла Манш), реки Рейн и Дунай на севере. Август добился того, что во время его правления армия надежно закрывала границы империи. И это стало основанием для объявления наступления эпохи всеобщего, «римского мира» (Pax Romana) или «мира Августа» (Pax Augusta).

Римская империя в 14 году н.э.
Римская империя в 14 году н.э.

Установив мир и подавив всякое сопротивление собственной власти, Август задумался о возведении официального почитания собственной персоны на общеимперский уровень. Его излюбленной тактикой было обращение к традициям. Так, например, для подчеркивания его успехов во внешней политике был возрожден древний обычай, относящийся к храму Януса. Двери этого храма закрывались лишь на период мира, что для римского государства было необычайной редкостью. В 19 году до н.э., после семилетних боевых действий, были, наконец, подавлены беспорядки в Испании. Это событие Август назвал «умиротворением», а двери храма Януса были закрыты с большой помпой. Всего же за время жизни Августа такое происходило трижды.

октавиан августВ 55 году до н.э. римская армия под началом Марка Красса была наголову разбита парфянами в Аравийской пустыне. Поражение усугубилось захватом парфянами военных штандартов Красса. В 19 году до н.э. Август решил исправить такое неприятное положение. Сделано это было тихими дипломатическими методами, хотя, конечно, не без угроз. В итоге был подписан новый договор с Парфией и, главное, утраченные штандарты вернулись в Рим. Август не замедлил воспользоваться пропагандистским потенциалом такого события. Мирное соглашение с Парфией превратилось в великую римскую победу, сравнимую разве что с завоеванием Галлии Юлием Цезарем. Штандарты доставили в Рим через специально сооруженные триумфальные ворота и поместили в новом храме Марса Мстителя. «Мщение», правда, не пролило ни одной капли крови.

Pax Augusta стал лозунгом, примирившим самые разнородные группировки римского и италийского обществ. О нем говорится в «Деяниях» самого Августа и в трудах официальных историков. Он прославлен в произведениях поэтов и памятниках искусства того времени. Люди, еще помнившие гражданские войны, искренне почитали Августа за то, что ему удалось установить мир, осуществить их многолетнюю мечту. Постепенно к Августу начинают относиться как к богу. Ему посвящаются храмы, в его честь сочиняются молитвы, проводятся религиозные праздники и жертвоприношения.

Правление Августа, мирное в Риме и благополучное для провинций, было отмечено расцветом культуры. Сам император, очень интересовавшийся литературой, поощрял и поддерживал писателей. Его ближайшим другом был Гай Цильний Меценат. Именно он уговорил Августа не восстанавливать республику, убедив того, что за этим снова последует хаос. Меценат, чье имя стало нарицательным, внес огромный вклад в развитие римской культуры, поддерживая талантливых людей. Самым известным писателем из пользовавшихся щедротами Мецената был Публий Вергилий Марон, тот, кого теперь все знают как Вергилия, автора Энеиды. В это же время писал свои «Метаморфозы» Овидий. А величайшим прозаиком эпохи Августа был Тит Ливий. По заказу императора он написал 142 тома истории Рима, из которых до нас дошло всего 35. И даже при этом он остается самым популярным римским историком.

меценат
Меценат представляет императору Августу свободные искусства. Джованни Баттиста Тьеполо, около 1745

Центром административной и политической жизни империи становится новый форум форум Августа, на котором уже нет привычных торговых рядов. С обеих сторон форум ограничивали два вытянутых портика со статуями исторических деятелей. С одной стороны это были статуи Ромула, первых царей Рима и великих римлян времен республики. С противоположной стороны находились мраморные изображения предков Августа. Здесь было на что посмотреть. Первым в этом ряду стоял Эней (!), мифический предок римлян, за ним шли его потомки, цари города Альба-Лонги, основанного сыном Энея Юлом. Они переходили в представителей семейства Юлиев вплоть до Юлия Цезаря, приемного отца Августа. Если помнить, что Энея считали сыном богини Венеры, то посыл становится ясен. Кульминацией же такой трактовки истории стала фигура, стоявшая особняком, четко по центру — статуя самого Августа. Фигура Августа здесь — это итог всей предыдущей римской истории, ему благоволят боги, он — защитник традиционных римских ценностей и их воплощение для будущих поколений.

Форум Августа. Храм Марса Мстителя. Реконструкция
Форум Августа. Храм Марса Мстителя. Реконструкция

Впрочем, Август не ограничился только манипуляцией с историей. Его внимание обратилось и на медленно отмиравшие ежегодные праздники. Древние ритуалы обрели второе дыхание. Но среди этих реанимированных праздников, напоминавших всем о «старых добрых временах», чудесным образом нашлось место и для торжеств, связанных с почитанием Августа и его семьи. Такой чести удостоились «восстановление» Августом республики и первое закрытие дверей храма Януса. Стали праздноваться день рождения главного гражданина Рима и важные события в жизни представителей его рода. Апофеозом же стало переименование месяца «секстиль» в «август».

Высшей же точкой проявления родства Августа с богами стали Вековые игры 17 года до н.э. Такие игры проводились один раз в 110 лет практически с основания Города. Игры, проведенные Августом, закрепили его образ благочестивого почитателя богов и целителя Римского государства. В глазах многих людей гражданская война была связана с тем, что римляне стали пренебрегать богами. А завершилась война тогда, когда Август добился расположения неба, восстановив городские святыни и храмы (действительно, еще в 28 году до н.э. им было отреставрировано 82 храма).

Юлия, дочь Августа
Юлия, дочь Августа

Еще за год до Вековых игр Август провел ряд нововведений в области общественной морали и жизни общества. Это была система поощрений и наказаний, направленных на укрепление института брака и семьи и общее улучшение нравственного облика молодых людей. Вердикты могли быть весьма суровыми, вплоть до конфискации имущества и изгнания из города. Вековые игры прошли под лозунгом возвращения к традиционным римским ценностям, таким как сдержанность и благочестие.

Во 2 году до н.э. наружу вышел скандал с дочерью Августа Юлией. По слухам, она продавала себя за деньги прямо на Форуме, там, откуда ее отец внедрял нормы морали. Возводимая им доктрина императорского благочестия готова была треснуть изнутри. Реакция главы государства оказалась безжалостной. Он отправился в сенат, где обвинил дочь в распутстве, и приказал уничтожить все ее скульптурные изображения. Затем она была сослана на остров Пандатерию. И хотя позднее ей было разрешено переселиться в более приятный район Италии, большая часть ее жизни так и прошла в изгнании. В конце концов, не имея достаточно средств к существованию, она умерла от голода. За такие же проступки в 8 году н.э. была выслана из Рима и ее дочь.

тиберий
Тиберий

Когда Августу было уже за семьдесят, он начал задумываться о смерти. Настало время выбрать себе преемника, того, кто стал бы следующим принцепсом. Никакой традиции передачи такой власти еще не существовало и, не успей он сделать свой выбор, могла начаться новая гражданская война. Поскольку своих сыновей у Августа, как уже говорилось, не было, выбор становился непростым. Двое его внуков от брака Юлии и его старого друга Агриппы (того, что выиграл морское сражение у мыса Акций), многообещающих юношей, умерли во 2-м и 4-м годах н.э. Третий же был сумасшедшим. Августу пришлось остановиться на кандидатуре своего приемного сына Тиберия. Не будучи кровным родственником, он был все же официально усыновлен Августом, что имело очень большое значение в Риме того времени. По матери же Тиберий был членом аристократического рода Клавдиев (по этой причине соответствующую династию императоров Рима, которая началась с Августа, нередко называют линией Юлиев — Клавдиев). К этому времени Тиберий был взрослым мужчиной около пятидесяти лет, заслуженным и прославленным полководцем. Кроме того, это был честный, добросовестный человек и строгий поборник морали. Без сомнения, из Тиберия должен был выйти отличный правитель.

Наконец, в 14 году н.э. Август умер. Ему было семьдесят семь лет, сорок три из которых он правил Римской империей. Последние слова, которые он произнёс, обращаясь к собравшимся у смертного ложа, были: «Как вы думаете, я хорошо сыграл пьесу своей жизни? Если да, рукоплещите мне!»

К моменту ухода Августа из жизни его политика увенчалась полным успехом. И народ и сенат Рима приняли постепенную подмену республиканского строя режимом правления одного человека. В ходе этого процесса разными методами их заставили признать наличие некой преемственности между этими двумя эпохами. Невозможно узнать реальных причин замысла Августа — было ли это осознанное стремление к тирании или же искреннее желание выдающегося человека вернуть страну в традиционное русло законного правления. Обе точки зрения имеют полное право на существование.

Вскоре после смерти Августа его официально обожествили. Тело императора выставили в его самом поразительном сооружении — мавзолее, возведенном на Марсовом поле. Частично сохранившийся до наших дней, мавзолей первоначально имел около 40 метров в высоту и был увенчан колоссальной бронзовой статуей первого императора. Это стало последним эффектным жестом Августа. Красивое начало эпохи императоров.

мавзолей августа
Мавзолей Августа. Реконструкция

Далее: Империя. Принципат. Август. Часть 3. Рим
Назад: Империя. Принципат. Август. Часть 1. Приход к власти и легитимизация автократии

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Поздняя Республика. Гражданские войны. Часть 2

(все даты — до н.э.)

Реформы Суллы не смогли вернуть социального мира. Ничто не могло удержать полководцев от стремления захватить власть. Смерть диктатора оживила оппозицию, в которую входили представители разных слоев общества, так или иначе пострадавшие от сулланского режима. Их лидером стал консул 78 года Марк Эмилий Лепид.

лепид
Марк Эмилий Лепид

Посланый на подавление восстания в Этрурии, где местное население стало прогонять сулланских колонистов, Лепид повернул армию на Рим. Лишь собрав большие силы, правительство справилось с мятежом, в подавлении которого особенно отличился Помпей. Лепид вскоре умер, а остатки его армии ушли в Испанию, где уже несколько лет шла ожесточенная война.

В начале 70 года в Риме сложилась напряженная обстановка. Армии двух соперничавших полководцев, Помпея и Красса, едва не вступили в конфликт. Однако все закончилось компромиссом и оба были выбраны консулами на 70 год. Под давлением общественного мнения они ликвидировали ряд законов Суллы. Была восстановлена власть народных трибунов и цензура.

Но вскоре Рим снова оказался под угрозой диктатуры. Причиной этого стал небывалый размах пиратства, вызвавший необходимость бороться с ним в общегосударственном масштабе. По закону Габиния было решено избрать полководца, который получал власть на три года по всей прибрежной полосе Средиземного моря на 50 миль в глубину. В его распоряжение поступали огромный флот и армия. На эту роль был выбран Помпей. За 40 дней он очистил море от пиратов и разгромил их основную базу в Киликии, что сделало его самым популярным полководцем в Риме.

триумвират
Гней Помпей

Следующим этапом карьеры Помпея стала Третья Митридатова война, командование в которой ему передали в 66 году. Митридат был разбит и вытеснен из своих владений. Понт и Вифиния были превращены в римскую провинцию. Вслед за этим Помпей подошел к Артаксате и заставил царя Армении Тиграна признать себя вассалом Рима и отказаться от всех завоеваний. В 63 году в римскую провинцию была превращена Сирия, а вскоре к ней присоединили и Иудейское царство, пользовавшееся некоторыми правами автономии. Поход Помпея привел к новому расширению Римской державы на Востоке.

За время отсутствия Помпея в Риме был раскрыт опасный заговор. Группа молодых нобилей во главе с Луцием Сергием Катилиной, поддержанная ветеранами Суллы и значительной частью деклассированных элементов, попыталась захватить власть. В 63 году Катилина пытался стать консулом, выдвинув лозунги передела земли и отмены долгов, но потерпел поражение благодаря энергичным мерам оратора Марка Туллия Цицерона. Представитель всаднического сословия, Цицерон, став консулом, выдвинул программу сотрудничества всадников и сената. Он выступил с речами, разоблачающими Катилину, что вынудило того бежать в Этрурию, где формировались военные отряды. Группа его сторонников в Риме была арестована и сенат приговорил их к смертной казни. Это решение было противозаконным, так как римского гражданина нельзя было казнить без санкции народного собрания, но выступление ярого консерватора Марка Порция Катона склонило сенат к вынесению смертного приговора. Сам Катилина погиб в бою в начале 62 года.

триумвират
Марк Красс

В конце 62 года в Брундизии высадился Помпей. Boпреки всеобщему ожиданию он распустил войска, после чего потребовал от сената утверждения всех своих полномочий на Востоке и земельных раздач для своих солдат, но получил решительный отказ. В этих обстоятельствах он сблизился с Крассом и другим влиятельным политиком, Гаем Юлием Цезарем. Негласный союз этих трех лиц получил название Первого триумвирата. С помощью Помпея и Красса Цезарь стал консулом на 59 год и провел в жизнь требования Помпея. По окончании срока он получил наместничество в Цизальпинской Галлии и Иллирии и начал одну из самых крупных войн, которые когда-либо вел Рим. В планы Цезаря входило подчинение всей огромной территории Трансальпийской Галлии, включавшей территорию современных Франции, Бельгии, Нидерландов и Швейцарии.

Успехи Цезаря дали Риму новые территории, а громадная добыча усилила его собственное влияние. Кроме того, в галльских походах он создал сильную и преданную ему армию. Все это вызвало опасения Помпея, начавшего сближаться с врагами Цезаря, возглавляемыми Катоном. Триумвират дал трещину. В 54 году состоялся раздел провинций: Помпей получил Испанию, а Красс — Сирию и возможность вести войну с восточным соперником Рима — Парфией. В 53 году в битве при Каррах римляне потерпели сокрушительное поражение. Красс погиб в бою. Триумвират прекратил свое существование.

В 50 году Помпей начал склонять сенат к решению о досрочном прекращении наместничества Цезаря в Галлии. И 1 января 49 года сенат принял соответствующую резолюцию, игнорируя интерцессию народных трибунов Марка Антония и Квинта Кассия. Это послужило для Цезаря предлогом к началу очередной гражданской войны.

цезарь
Гай Юлий Цезарь

В начале января 49 года Цезарь перешел реку Рубикон и овладел Северной Италией. Помпей и его сторонники бежали из Рима, даже не успев захватить государственную казну. Значительная часть его войск капитулировала под Корфинием, а сам Помпей с пятью легионами отступил в Брундизий, откуда эвакуировался в Грецию. В июле — августе 49 года Цезарь двинулся в Испанию и заставил сдаться стоявшие там семь легионов Помпея. В следующем, 48 году Цезарь переправился в Грецию и после длительных военных действий разгромил Помпея в решающей битве при Фарсале (в Фессалии). Помпей бежал в Египет, но был убит в лодке, когда плыл к берегу.

Преследуя Помпея, Цезарь с небольшим отрядом прибыл в Александрию, где вмешался в династическую борьбу между молодым царем Птолемеем XII и его сестрой Клеопатрой. После затяжной войны Цезарь одержал победу над Птолемеем и посадил на престол Клеопатру.

За время отсутствия Цезаря положение изменилось не в его пользу. Помпеянцы собрали большие силы в Африке, где их поддержал царь Нумидии Юба. Сын Митридата Фарнак, воспользовавшись гражданской войной в Риме, стал захватывать утраченные ранее области. Против него двинулся Цезарь. В августе 47 года Фарнак был разбит. Вскоре после этого Цезарю удалось прекратить волнения в Риме. В конце 47 года он переправился в Африку, а 6 августа 46 года армия помпеянцев была уничтожена в битве при Тапсе. В Африке погибли все лидеры антицезарианской партии, в том числе Катон Младший и Юба. В 45 году состоялось последнее сражение этой войны: при Мунде, в Испании, были разгромлены сыновья Помпея; старший из них, Гней, пал в бою, младшему, Сексту, удалось бежать.

Еще в ноябре 49 года Цезарь получил диктатуру, которую, однако, вскоре с себя снял. В 48 году, после битвы при Фарсале, он снова стал диктатором. После битвы при Тапсе он был назначен диктатором на десять лет, а с 45 года — пожизненно. Кроме этого, Цезарь имел некоторые трибунские полномочия и жреческое звание великого понтифика, что делало его религиозным главой Рима. Как и в случае с Суллой, власть Цезаря была оформлена в рамках республиканской конституции и вместе с диктатором продолжали существовать комиции, магистраты и сенат. Состав сената был увеличен до 900 человек, а число квесторов достигло 40. В отличие от Суллы Цезарь не проводил репрессий. Напротив, многие помпеянцы были амнистированы. Свыше 80 000 ветеранов получили землю. Для этого проводился вывод колоний за пределы Италии (в частности, был заново основан Карфаген как римский город).

Цезарь изменил политику в отношении провинций. Была практически ликвидирована откупная система и произведено разделение гражданской и военной власти. Цезарь был первым, кто начал широко распространять права гражданства на провинциалов. Полные права гражданства получили северная часть Цизальпинской — Транспаданская Галлия и некоторые испанские города. Чрезвычайно важной была и проведенная реформа календаря. В своей внешней и внутренней политике Цезарь наметил тенденции, получившие развитие в период империи. Однако, его монархический курс вызвал недовольство среди некоторой части окружения. В 44 году был организован заговор, во главе которого встали бывшие помпеянцы Марк Юний Брут и Гай Кассий Лонгин. 15 марта 44 года Цезарь был убит в сенате. Тем не менее, хотя и амнистировав заговорщиков, сенат оставил в силе все распоряжения диктатора. Последнее было выгодно и заговорщикам, поскольку многие из них занимали высокие посты согласно распоряжениям Цезаря, а один из них, Децим Брут, получал в управление Цизальпинскую Галлию.

ubijstvo-tsezarya
Винченцо Камуччини. Убийство Цезаря. 1793-1799

Вскоре власть перешла к видному сподвижнику Цезаря Марку Антонию, консулу 44 года. Антоний провел закон, по которому галльская провинция доставалась ему. Децим Брут отказался подчиниться. В это же время в Риме появился 19-летний внучатый племянник Цезаря Гай Октавий, которого диктатор усыновил незадолго до смерти. Не сумев найти общего языка с Антонием, Октавиан (после усыновления он получил имя Гай Юлий Цезарь Октавиан) сблизился с сенатской оппозицией во главе с Цицероном.

mark-antonij
Марк Антоний

В начале 43 года Антоний двинулся против Децима Брута и осадил его в Мутине. Сенат объявил Антония врагом отечества и выслал против него армию во главе с консулами и Октавианом в ранге пропретора. В двух сражениях у Мутины Антоний потерпел поражение и бежал на север. Оба консула погибли в бою, и сенат, не доверяя Октавиану, приказал ему передать войска Дециму Бруту. Это сблизило Октавиана с Антонием. Октавиана поддержали бывшие ветераны Цезаря и в ноябре 43 года он, Антоний и наместник Ближней Испании Марк Эмилий Лепид были объявлены триумвирами для устройства государства с неограниченными полномочиями сроком на пять лет.

Убийцы Цезаря были поставлены вне закона. После вступления в Рим триумвиры начали репрессии, превзошедшие даже проскрипции Суллы. Террор уничтожил всех противников триумвиров и сопровождался грабежами и конфискациями. Одной из жертв стал и Цицерон.

В 42 году Антоний и Октавиан двинулись против Брута и Кассия. В двух сражениях у Филипп (в Македонии) армия заговорщиков была разбита, а Брут и Кассий покончили с собой. Октавиан уехал в Италию. Антоний остался на Востоке, где вел войны с целью расширения римских владений. Он вступил в союз с египетской царицей Клеопатрой, а затем и женился на ней.

Вскоре у триумвиров появился новый соперник — сын Помпея Секст, уцелевший после битвы при Мунде. Он овладел Сицилией и создал там полупиратское государство, ставшее оплотом всех врагов нового режима. В сентябре 36 года Помпей был разбит в двух морских битвах и бежал в Малую Азию, где был казнен по приказу Антония. В этом же году Октавиан лишил Лепида власти триумвира.

август
Октавиан Август

Октавиан и Антоний остались один на один. Конфликт между ними был неизбежен. 2 сентября 31 года у мыса Акций на юге Пелопоннеса состоялось решающее сражение. Флот Антония был разбит, так как Клеопатра в разгар боя отплыла в Египет, а Антоний бросился за ней. Летом 30 года Октавиан начал наступление на Египет и 1 августа вступил в Александрию. Антоний, а затем и Клеопатра покончили с собой. Египет был присоединен к римским владениям. Гражданские войны закончились навсегда. Октавиан установил военную диктатуру, которая просуществовала в течение последующих 500 лет.

В 27 году он принял имя Августа («благословенный») и титул принцепса («первого» (имелось в виду «из сенаторов»)). Начался первый период истории Римской Империи — эпоха принципата.

Дополнительные материалы:
Гней Помпей Великий
Гай Юлий Цезарь

Назад: Поздняя Республика. Гражданские войны. Часть 1
Далее: Архитектура Поздней Республики. Часть 1. Обзор

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Гай Семпроний Гракх

Тиберию Гракху не было еще тридцати лет, когда он был умерщвлен. Его брату Гаю, бывшему девятью годами моложе, едва исполнилось 20 лет, и ему недоставало зрелости для того, чтобы с должной силой поддерживать брата в его начинаниях. Тем не менее после участия в Нумантинской войне под начальством своего зятя Эмилиана он, невзирая на свою молодость, был выбран вместе с Тиберием и его тестем в комиссию, которая должна была привести в действие аграрный закон Тиберия. После смерти брата Гай удержал это место за собой, но при трудных обстоятельствах, наступивших вслед за тем, он мог сделать немного. Он воспользовался этим временем, чтобы подготовиться к последующей борьбе. Аристократы видели в нем преемника брата и опасались развивавшегося таланта молодого человека, на которого с надеждой были обращены взоры народа. Общий страх обуял их, когда Гай перед судом защищал своего обвиняемого друга Бетия с таким блестящим красноречиtv, что совершенно затмил всех других ораторов, и народ приветствовал его в восторге. Вот почему аристократы были рады, когда Гаю выпал жребий отправиться в Сардинию в качестве квестора с консулом Аврелием Орестом.

корнелия 2
SUVÉE, Joseph-Benoit. Корнелия, мать Гракхов

В Сардинии, где его отец 50 лет тому назад был главнокомандующим, он нашел славу своего имени уже упроченной и личными добродетелями снискал уважение и любовь провинциалов. Зима в том году была суровая и нездоровая, и Орест просил у городов острова одежды для солдат, но города путем жалобы в сенат сумели снять себя налоги. В этом затруднении помог Гракх. Он пошел по городам и миролюбивыми увещеваниями побудил их к тому, что они добровольно послали солдатам шинели. Пример этот снова встревожил сенат, и когда посланные царя Миципсы из Нумидии сообщили в Риме, что царь их, из дружбы к Гаю Гракху, послал консулу в Сардинии хлеб, сенат, полный негодования, прогнал их из города.

С целью держать Гракха вдали от Рима сенат два года оставлял его в Сардинии, но когда он и на третий год не был отозван, то в гневе самовольно бросил свой пост и прибыл в Рим. За это он был привлечен к суду цензоров, но защищался так искусно, что был оправдан. «Двенадцать лет, — говорил Гракх, — служил в армии, в то время как другие в крайнем случае служили лишь десять лет; в качестве квестора оставался при военачальнике третий год, хотя закон дозволяет возвращаться после года; один среди служащих принес обратно пустым пояс, принесенный туда полным; другие тоже опорожнили свои наполненные вином бочки, но привезли их опять домой, полные золота и серебра». Аристократы обвиняли его также в том, что он подговорил к отсоединению от Рима город Фрегеллы, возмутившийся потому, что предложенный Фульвием Флакком закон о предоставлении права гражданства италийским союзникам рушился о сопротивление сената и народа. Но и в этом процессе он был оправдан, — и поднял, наконец, брошенный ему вызов, чтобы начать бой не на жизнь, а на смерть с правительственной партией.

гракхи
Тиберий и Гай Гракхи

Избранный народным трибуном на 123 год, он встал во главе народной партии. Гай Гракх был гораздо более опасный противник, чем его брат Тиберий. Подобно последнему, он был умеренный, простой, трезвомыслящий человек, высокообразованный и храбрый солдат, но умственными способностями и энергичностью далеко превосходил брата. Речь Гая была ослепительная и роскошная, потрясающая и полная бурной страсти, так что он часто совершенно увлекался своим гневом, выходил из себя, путался и сбивался. Оттого обыкновенно, когда он стоял на ораторской трибуне, позади его находился раб, который, как только голос его господина становился суровым и резким, задавал ему посредством камертона более мягкий тон, чтобы возвратить его к умеренности. Несправедливость, причиненная его брату и народному делу своекорыстной, разорявшей страну аристократией, годами питала эту страсть в его душе и укоренила в нем мысль о том, чтобы положить конец ненавистному хозяйничанию аристократов.

Он, быть может, не скрывал от себя опасности своего начинания и предчувствовал такой же конец, как и конец его брата, но был не в состоянии отделаться от мыслей, толкавших его вперед. Брат будто бы являлся ему во сне и держал такую речь: «Зачем, Гай, медлишь ты? Другого выхода нет; судьбой нам обоим суждена одна жизнь, одна смерть в деятельности на благо народа». Мать его, озабоченная спасением своего дома и спасением отечества, старалась отвлечь его от рокового пути. Она писала: «Будет ли конец безумию нашего дома? Где предел? Разве недостаточно нам стыда, что мы расстроили и разорили государство! И я считаю делом самым прекрасным и славным отплатить врагу своему, если только это возможно без вреда для отечества. Если же это невозможно, то пусть враги наши благоденствуют. Это в тысячу раз лучше, чем губить отечество». Но Гай с полной решимостью приступил к делу — будь что будет.

После того как Гай возмущением народа создал почву для своей деятельности, он выступил со своими законопроектами. Брат его старался провести лишь аграрный закон. Гай же предлагал целый ряд законов, которые, будучи осуществлены, должны были вызвать к жизни совершенно новое устройство государства. Первые внесенные им законы клонились к тому, чтобы расположить в его пользу массу народа. Сюда относится хлебный закон (Lex frumentaria), по которому государство должно было продавать гражданам хлеб по значительно сниженной цене, приблизительно на 30%. Далее шел закон об облегчении военной службы (Lex de militum commudis). Следующие два закона были направлены против отдельных личностей, хотя и не лишены были более глубокого значения. Из них один (Lex de capite civium) постановлял, чтобы уголовный суд над гражданином производился не иначе как по повелению народа, и сенат, следовательно, не мог бы по-прежнему самовластно привлекать известные преступления к своему суду. Закон этот был главным образом направлен против Попилия Лэна, который, как консул, в 132 году, будучи назначен судьей против приверженцев Гракховой партии, многих из них изгнал и казнил. Он почуял опасность и спасся от осуждения бегством. Другой закон, имевший в виду смещенного Тиберием Гракхом трибуна Октавия, определял, чтобы отставленные народом от своей должности, были впредь отстранены от занятия вообще какой бы то ни было должности. Но закон этот Гай, по желанию своей матери, как говорят, взял назад. Другим законом, сохранившимся до самого падения республики, предписывалось, чтобы провинции были назначаемы консулам еще до выбора их, в то время, когда еще неизвестно кто будет консулом. Другой закон отнимал в комициях у граждан первого класса преимущество, состоявшее в том, что из среды только этого класса составлялась подающая голос прежде других центурия, так называемая прерогатива, которая обыкновенно своим голосом решала участь всей баллотировки. Отныне прерогатива должна была каждый раз избираться из всех классов по жребию.

Кроме этого Гракх занимался строительством различных сооружений, и при этом он обнаружил необыкновенно энергичную деятельность и замечательный административный талант. Он построил красивые и в высшей степени целесообразно расположенные улицы, большие запасные магазины для хранения хлеба, предназначаемого к раздаче. Это были популярные предприятия, посредством которых он снискал благодарность граждан, но они имели и политическое значение тем, что отнимали у сената и передавали в руки Гракха влияние на огромную массу людей, богатых и бедных, занятых при такого рода сооружениях.

Все ранее упомянутые Гракховы законы были более или менее предназначены для того, чтобы служить подготовкой к более важным его законам — аграрному, судебному и о праве гражданства италийских союзников (Lex agraria, judiciaria, de civitate sociis danda). Первый из них возобновлял аграрный закон Тиберия и требовал выведения известного числа колоний граждан. Второй закон отнимал замещение судейских должностей у сената, у знати и передавал это сословию всадников, денежной знати. Этим законом самому Гракху поручалось вместо 300 сенаторов избрать столько же всадников, из среды которых назначались судьи. Сенат часто злоупотреблял своей судейской властью и оставлял безнаказанными людей своего звания, преданных суду за вымогательства в провинциях и за другие проступки. Всадники, правда, стали вскоре позволять себе в интересах своего сословия подобные же вещи, но Гракх, предлагая этот закон, заботился не столько о действительном устранении зла, сколько о раздвоении между аристократией знати и денежной аристократией. Всадники, которым Гракх предоставил также взимание косвенных налогов в провинции Азии, были освобождены из-под зависимости сената и привлечены на сторону народной партии.

Закон о судах прошел без больших затруднений — партия знати едва осмелилась сопротивляться, так как именно в последнее время случилось несколько весьма несправедливых решений сенаторских судов, вызвавших негодование. Зато против третьего закона, по которому италийские союзники должны были получить право римского гражданства, знать выступала весьма решительно — она поняла, что признание италиков римскими гражданами должно было значительно увеличить массу черни, с помощью которой трибуны действовали и властвовали, так что, в конце концов, бразды правления должны были совершенно ускользнуть из рук сената.

гай гракх
Перкинс. Гай Гракх плачет у статуи своего отца. Гравюра 1849 год

Гракху удалось добиться трибуната и на следующий, 122 год. Продолжение своей должности он считал необходимым, чтобы, с одной стороны, привести в исполнение свой аграрный закон учреждением колонии, и с другой — провести закон о союзниках. Отрывок из речи Гракха показывает, с какой заносчивостью относилась в то время правительственная партия к италийским союзникам. Речь эта содержит лишь простые факты, изложение которых, однако, свидетельствует, с какой враждебностью и с каким раздражением оратор выступал против своих противников. Гракх говорит: «Недавно в город Теанум, принадлежащий сидицинам, прибыл консул. Его супруга захотела мыться в мужской бане. Сидицинскому квестору было поручено удалить из бани тех, которые в это время мылись там. Супруга консула заявила потом своему супругу, что баня не была приготовлена достаточно быстро и не была достаточно чиста. Тогда на площади был вбит кол, и М. Марий, самый знатный человек в городе, подведен туда. С него снята была одежда, и его секли прутьями. Когда жители Калеса узнали об этом, то они постановили, чтобы никто не мылся в общественных банях, когда на месте будет находиться римский магистрат. В Ферентинуме один из наших преторов по той же причине приказал арестовать тамошних квесторов. Один из них бросился с городской стены, другой был схвачен и сечен прутьями. Но до чего доходит нахальство и заносчивость молодых людей — я вам представлю только один пример. В последние годы был прислан сюда из Азии в качестве легата молодой человек, не занимавший еще общественной должности. Он велел носить себя в носилках. Навстречу ему попался пастух из Венузии и спросил в шутку, не зная, кто сидит в носилках, не покойника ли они хоронят. Услышав это, молодой человек велел остановиться и бить пастуха веревками носилок до тех пор, пока тот не испустит дух».

Аристократы употребили против закона Гракха обычное средство, состоявшее в том, что склонили на свою сторону одного из трибунов и побудили его к вмешательству в дело. То был Ливий Друз, талантливый и образованный человек, пользовавшийся почетом за свое красноречие и богатство. Перед подачей голосов Друз противопоставил закону свое veto, и Гракх не отважился поступать в этом случае так, как поступил его брат относительно Октавия. Закон был отставлен. Этот успех ободрил Друза и сенат, и они попытались, с помощью довольно грубого маневра, которого не разглядела близорукая и лишь до минутной выгоды падкая толпа, лишить Гракха расположения народа и низвергнуть его. Гракх предложил основать две колонии из не совсем неимущих граждан. Друз же предложил основать двенадцать колоний и притом каждую из 3000 беднейших граждан и не за морем, как колонии Гракха, а в непосредственной близости от Рима. Далее он предложил, чтобы получившие землю были освобождены от установленного Гракхом оброка и чтобы данный им надел был предоставлен им в полную собственность. К этому присоединилось еще то обстоятельство, что именно в это время Гракх находился далеко от Рима, в Африке, с целью устроить предложенную им колонию Юнонию на месте разрушенного Карфагена и что его наместник в Риме, Фульвий Флакк, своими резкими и неловкими поступками действовал на руку противникам. Когда Гракх, после десятинедельного отсутствия, возвратился в столицу, легкомысленный и неразумный народ примкнул к его врагам. Он потерпел неудачу в соискании трибуната на следующий, 121 год, а самый ожесточенный и решительный противник народного дела, Луций Опимий, был избран консулом.

Враги Гракха торжествовали, и как только Опимий вступил в должность консула, они повели атаки на Гракхово законодательство, с тем чтобы при первом удобном случае покончить с самим Гаем. Прежде всего нужно было воспрепятствовать основанию Юнонии, восстановлению Карфагена. С этой целью была пущена молва, что накануне основания были якобы всякого рода недобрые знамения: первое знамя было сломано ветром; порывом ветра разнесло лежавшие на алтарях жертвы и бросило за пределы очерченной линии; даже межевые знаки были вырваны волнами и унесены. Такие дурные предзнаменования побудили жрецов предостеречь против застройки проклятого богами места, и сенат предложил закон, которым возбранялось устройство колонии Юнонии.

В день, когда предстояло подавать об этом законе голоса на Капитолии, обе партии с раннего утра стекались на место собрания. Гракх созвал своих приверженцев в возможно большем числе, дабы не дать закону осуществиться. Между тем в то время, когда консул Опимий совершал обычное жертвоприношение в здании капитолийского храма, а Гракх, окруженный своими друзьями, ходил тут взад и вперед, ему навстречу появился судебный служитель, Антулий, помогавший при жертвоприношении, со священными внутренностями в руках и высокомерным тоном воскликнул: «Вы, дурные граждане, дайте дорогу добрым!» Под ударом одного из приверженцев Гракха он тут же на месте пал мертвым. Смятение было великое. Гракх порицал убийство и укорял своих, что они дали противникам повод к жалобам и к большему насилию. Он обращался с речью к народу, стараясь успокоить его и отвести от себя ответственность за убийство. За шумом и смятением его голос был едва слышен. При этом случилось, что он, сам того не замечая, перебил говорившего трибуна, что, по старому, хотя пришедшему в забвение закону составляло тяжелое преступление. Этим решили воспользоваться враги Гракха.

В этот день, впрочем, дело до дальнейшего насилия не дошло — проливной дождь разогнал толпу. Когда Гракх на обратном пути домой прошел мимо статуи своего отца, он надолго перед ней остановился и смотрел на нее, не говоря ни слова. Многие, видевшие это, движимые состраданием, собрались вокруг его дома, чтобы в течение ночи стоять на страже перед его дверьми. Они вели себя сдержанно и спокойно, между тем толпа, караулившая дом его единомышленника Фульвия Флакка, провела ночь среди попоек и дикого разгула. Сам Фульвий прежде всех опьянел и делал и говорил многое, не приличествовавшее его летам. Глава враждебной партии, Опимий, провел ночь в храме Кастора у площади и делал приготовления к тому, чтобы силой оружия подавить «мятеж». С раннего утра он занял Капитолий критскими стрелками. Площадь наполнилась вооруженными людьми. Все принадлежавшие к сенатской партии собрались по призыву консула, также все сословия всадников, каждый в сопровождении двух вооруженных рабов. Сенаторы собрались в курии. Тогда пронесли на площади перед курией на носилках обнаженный труп Антулия с плачем и рыданиями, и сенаторы, с консулом Опимием во главе, вышли, делая вид, будто бы они были поражены и не знали, что случилось, — рассматривали труп и затем снова удалились, чтобы принять решение. Они решили подавить восстание силой и для этой цели облекли консулов неограниченной властью посредством формулы «Viderent consules, ne quid respublica detrimenti caperet» — «да позаботятся консулы, чтобы государство не потерпело никакого ущерба».

Фульвий Флакк со своими приверженцами ранним утром занял Авентинский холм, старую твердыню плебеев, и призвал рабов к оружию. Туда отправился и Гракх, молча и без оружия, в простой тоге. Когда он выходил из дома, у дверей ему встретилась его супруга Лициния с ребенком на руках и говорила плача: «Не на ораторскую трибуну, о, Гай, отпускаю я тебя сегодня, как народного трибуна и как законодателя, и не на какую-либо славную войну, чтобы ты мне завещал хоть почетный траур на случай, если бы тебя постигла человеческая участь; нет, убийцам Тиберия предаешься ты, безоружный, с благородным намерением лучше претерпеть зло, чем делать его. Но ты погибнешь без всякой пользы для общественного блага. Дурное дело восторжествовало; насилием и железом они теперь творят суд. Если бы брат твой пал при Нуманции, то нам возвратили бы труп его; теперь же и мне, вероятно, придется молить какую-либо реку или море, чтобы оно показало мне, где хранится твое тело». Несмотря на ее рыдания, Гракх молча пошел с друзьями. Лициния поспешила за ним, чтобы поймать край его одежды, но поскользнулась и в беспамятстве упала на землю. Слуги подняли ее и унесли к ее брату Крассу.

Укрепившись в храме авентинской Дианы, Фульвий, по совету Гракха, послал на площадь своего младшего сына Квинта с жезлом мира в руках, чтобы по возможности достигнуть соглашения. Квинт выступил перед консулом и сенатом и сделал примирительные предложения. Большинство собравшихся было не прочь мирно уладить раздор, но Опимий требовал, чтобы Флакк и Гракх явились перед сенатом и держали ответ за оскорбления трибунского сана. Гракх, со своей стороны, готов был последовать вызову, но Фульвий удержал его и вторично послал своего сына. Опимий, торопившийся начать борьбу, велел схватить невинного юношу и бросить в тюрьму, а затем приказал атаковать Авентин, объявив по улицам, что кто принесет голову Гракха или Флакка, тот получит ее вес золотом. После атаки множества вооруженных солдат и критских стрелков толпа на Авентине рассеялась и пустилась в бегство. Фульвий спрятался в виноградной давильне, но был вытащен оттуда и изрублен вместе со своим старшим сыном. Гракха никто не видел сражавшимся. В глубокой скорби от случившегося он удалился в храм Дианы. Здесь он хотел убить себя, но самые верные его спутники, Помпоний и Леторий, вырвали у него меч и уговорили бежать. Тогда он, малодушно оставленный большинством своей партии, пал на колени и с поднятыми руками молил богиню, чтобы римский народ за эту неблагодарность и измену никогда не выходил из рабства.

Гракх пытался бежать и перебраться на другой берег Тибра, но, сходя с Авентина, упал и вывихнул себе ногу. У Porta trigemina под Авентином Помпоний встал против преследователей и дал другу время для бегства. То же сделал Леторий на Тибрском мосту. Оба дали себя изрубить ради спасения друга. Среди криков своих приверженцев Гракх добрался до предместья на правом берегу Тибра. Но силы изменили ему. Он просил коня, но никто не осмелился или не смог доставить ему такового. Тогда он, в сопровождении одного только своего раба Филократа, бежал в рощу Фурины. Здесь раб, по его приказанию, убил его, а затем и самого себя лишил жизни. Голову Гракха некий знатный муж Септимулей принес на копье другу своему Опимию. Последний положил ее на весы, и голова весила 172,3 фунта. Септимулей обманным образом влил олово во впадину черепа. Ему выплатили такой же вес золотом. Те же, что принесли голову Флакка, неизвестные и темные люди, не получили ничего. Трупы обоих вождей были брошены в Тибр вместе с другими убитыми. Их было до 3000.

убийство Гая Гракха
Убийство Гая Гракха

На этом месть Опимия и его партии не закончилась. Дома вождей были отданы на разграбление толпы, имущество было конфисковано, и у Лицинии отнято даже родительское приданое. Ей и Корнелии было воспрещено носить траур по покойнику. До 3000 приверженцев Гракха было повешено, среди них безвинный Квинт Фульвий, не принимавший никакого участия в борьбе. И как бы в насмешку после этого кровавого побоища Опимий из имущества убитых и изгнанных государственных изменников воздвиг за Капитолием великолепный храм Конкордии, богине согласия.

Память Гракхов была государством предана опале. Но народ, за благо которого доблестные братья боролись и погибли, хранил к ним страстную привязанность. Он воздвиг им статуи, освятил те места, где они пали, многие жертвовали и молились там ежедневно, как в храмах богов. Корнелия, мать Гракхов, с благородным мужеством переносила несчастье своего дома. Она удалилась в свое имение у Мизены и там продолжала жизнь, по-прежнему окруженная многочисленными образованными друзьями, навещаемая и высокочтимая своими и чужими. Цари посылали ей и принимали от нее подарки. Она охотно рассказывала о великом отце своем, Сципионе Африканском, о своем любимом супруге и о зяте Эмилиане. С удивительным спокойствием, без скорби и слез, она говорила о страданиях и деяниях своих сыновей, которые, как она выражалась, в святилищах, где они были убиты, нашли достойные памятники — будто речь шла о людях доисторических, о посторонних, совершенно чуждых ее сердцу. Вот почему иные, не сумевшие постичь ее великую душу и влияние высокого образования, полагали, что старость и тяжкое горе сделали ее безумной и бесчувственной. Опимий, обагренный кровью победитель Гракха, прожил свою старость в бесчестии и позоре. Посланный в 115 году во главе посольства в Нумидию, он был подкуплен Югуртой, обвинен и осужден. Ненавидимый и осмеянный народом, который не простил ему высокомерия и свирепой жестокости, он отправился в изгнание в Диррахиум, где и умер.

Тиберий Семпроний Гракх

Сципион Эмилиан, разрушитель Карфагена, как цензор молил богов, чтобы они не приумножали более римского государства, а охраняли его. Это изменение цензорской молитвы коренилось в тревожном предчувствии грядущей гибели его отечества. Римляне распространили свое господство на три части света. Ни один народ и ни один царь от Евфрата до Геркулесовых столбов не могли более серьезно угрожать их владычеству, но разраставшийся внутри государства недуг должен был в таких патриотах, как Сципион, вызывать тревожные думы о будущем. Раздвигая более и более свои пределы римское государство не следовало естественному росту в своем внутреннем развитии.

Во 2 веке до н.э. появляется сенатская олигархия так называемых нобилей (nobiles), в которую входили представители богатых римских домов – Сципионов, Семпрониев, Валериев, Клавдиев, Эмилиев и др. Этот нобилитет сомкнулся в крепко сплоченную касту и пользовался высшей правительственной властью преимущественно в своих интересах. Народ существовал как бы только для того, чтобы в избирательных собраниях подавать голоса за представителей этого нобилитета, а те, со своей стороны, не упускали случая обеспечивать себе расположение толпы лестью, раздачей хлеба и блестящими народными празднествами. Должности давали им достаточно возможности обогащаться за счет государства, в особенности за счет угнетаемых провинций, и при тогдашнем упадке нравов нобили не упускали такой возможности. О чести и благе государства большая часть членов этой касты мало заботилась, так что ко времени разрушения Карфагена и в последовавшие затем десятилетия управление римского государства приняло характер, который должен бы лишить правительственный класс необходимого уважения и рано или поздно привести государство к гибели.

Особенно опасно в римском государстве сложились экономические и социальные отношения. Богатство сосредоточилось в руках нобилитета и занимавшихся оптовой торговлей и денежными операциями всадников. При этом под сословием всадников уже подразумевали не служилую гражданскую конницу, а особое сословие богатых деловых людей. Помимо этих двух сословий, в Риме находилась только неимущая и праздная чернь.

Вследствие сосредоточения денег в немногих руках почти совершенно исчезло зажиточное среднее сословие. Богачи скупали или противозаконно захватывали одно мелкое крестьянское имение за другим и обрабатывали свои обширные поместья (latifundia) с помощью огромной массы рабов. Обедневшая толпа стремилась в Рим и питалась здесь подачками и милостью богачей. Подобно тому, как в прежние столетия экономические неустройства дали первый толчок к борьбе патрициев и плебеев, так и теперь эти же неустройства снова вызвали ожесточенную борьбу между нобилитетом, или сенатской партией, и народом, борьбу, приведшую на этот раз не к благодетельному соглашению, а к кровавым междоусобицам и к падению свободы.

Люди более благоразумные и здравомыслящие в среде знати осознавали опасность, связанную с исчезновением свободного крестьянства и с резкой противоположностью между богатым и бедным классом граждан, и хотели, чтобы общественные неурядицы были улажены. Но они не имели мужества серьезно приняться за дело и поразить зло в самом корне. Даже Сципион Эмилиан, более всех, казалось, призванный быть избавителем, отступил перед этой задачей. И вот не зрелый муж, а юноша, в великодушном увлечении, взял на себя трудное дело – уничтожить пропасть между богатыми и бедными, снова создать в Италии свободное крестьянство путем раздачи неимущим гражданам государственных земель, находившихся большей частью во владении знатных. Этим благородным юношей был Тиберий Семпроний Гракх.

гракх
Корнелия и Гракхи. Х.Фогель. 19 в.

Тиберий Семпроний Гракх принадлежал к благородному, уважаемому дому. Его прадед известен как достойный полководец в войне с Ганнибалом. Его отец, бывший цензором и дважды консулом и пользовавшийся большим уважением у знатных и незнатных, был женат на Корнелии, дочери старшего Сципиона, одной из образованнейших и замечательнейших женщин Рима. При заботливом уходе умной и высокообразованной женщины оба ее талантливых сына, Тиберий и Гай, составлявших ее единственную гордость, стали отличными людьми и получили то тонкое греческое и национальное образование, которое было в ходу в сципионовых кругах. Тиберий, старший из обоих Гракхов, был натурой кроткой и спокойной, с образом мыслей доброжелательным и человеколюбивым, полон простоты и нравственной строгости. Мужество свое и храбрость он доказал, еще будучи 17-летним юношей, когда под начальством своего шурина Сципиона участвовал в походе на Карфаген. При взятии города приступом он вместе с неким Фаннием первым взобрался на стену. Тогда же он приобрел и общую любовь в войске. В течение последующих лет он был избираем в коллегию авгуров, несмотря на свою молодость, больше по причине его личных качеств, чем благородства происхождения.

В 137 г. Гракх в качестве квестора сопровождал консула Манцина в войне против Нуманции. Когда войско было окружено нумантийцами и казалось безвозвратно погибшим, нумантийцы, которым вероломство римских полководцев по опыту было слишком хорошо известно, объявили просившему о перемирии и мире консулу, что они доверяют лишь Тиберию Гракху и с ним одним хотят вести переговоры. Этим доверием молодой человек был отчасти обязан слуху о своей собственной честности, отчасти памяти своего отца, правившего ранее испанской провинцией мудро и справедливо. Тиберий заключил с неприятелем договор и тем спас жизнь и свободу 20 000 граждан, не считая прислуги и многочисленного обоза.

тиберий гракх
Тиберий Гракх

Нумантийцы забрали в римском лагере все вещи как добычу. Тут были также счета Тиберия и записки по его квесторской должности. Чтобы получить их обратно, он с несколькими из своих друзей вернулся назад, после того как войско отошло уже на некоторое расстояние, и вызвал начальство нумантийцев за город. Он просил их о выдаче его счетов, дабы он мог представить отчет о своем управлении и не давать своим врагам повода оклеветать его. Нумантийцы пригласили его в свой город, и когда он некоторое время стоял в раздумье, то они подошли к нему, взяли его радушно за руки и убедительно просили не считать их более врагами и доверять им как друзьям. Когда Гракх последовал за ними в город, то они подали ему завтрак и просили его сесть и откушать с ними. Затем они возвратили ему счета и дозволили из остальных вещей взять что ему угодно. Он, однако, не взял ничего, кроме фимиама, который был нужен ему при публичных жертвоприношениях, и после этого расстался с нумантийцами как с добрыми друзьями. Но римский сенат отверг договор Гракха и выдал нуманийцам консула раздетого и связанного. То обстоятельство, что сенат не отважился выдать самого Гракха и остальных высших начальников, служит доказательством его влияния и той любви, какой он пользовался в народе.

10 декабря 134 года Гракх стал народным трибуном на 133 год, в течение которого он предполагал провести свои реформаторские планы. Тотчас вслед за вступлением в должность он выступил с поземельным законом, который, в сущности, был возобновлением Дициниева аграрного закона от 367 года, остававшегося почти без применения. Законом этим определялось, чтобы из государственных земель, которыми по большей части завладели отдельные нобили и пользовались безвозмездно, как частной собственностью, никто не обладал более чем 500 югеров. Сверх того на долю каждого состоящего под отцовской властью сына должна быть предоставлена еще половина, но в целом никто не должен обладать более чем 1000 югеров. Освобождавшаяся вследствие этой меры земля должна была, с вознаграждением за возведенные на ней сооружения, быть отобрана государством и роздана участками в 30 югеров за умеренную плату небогатым гражданам и италийским союзникам в виде неотчуждаемой наследственной аренды.

Законопроект отличался умеренностью и был справедлив. Государство имело право отобрать принадлежащие ему земли, тем более что те, кто пользовались ими, не вносили за них никакой платы. Притом открывалась возможность противодействовать нарастанию бесполезной опасной черни. К тому же закон оставлял богатым землевладельцам все еще обширные поместья.

Прежде чем вынести свой закон на народное голосование, Гракх рассуждал о нем в ряде предварительных собраний. О том, как он на этих собраниях выступал перед народом, свидетельствует отрывок из его речи, сохранившийся у Плутарха: «Дикие животные, водящиеся в Италии, – говорил он, – имеют свою берлогу, у каждого свой кров и свое пристанище; но те, кто сражаются и умирают за Италию, кроме воздуха и света, ничего другого за собой не имеют. Без домов, без определенного местопребывания скитаются они с женами и детьми, и лицемерят те полководцы, которые в битвах призывают воинов отважно сражаться за свои гробницы и святыни; ведь ни у кого из них нет родного алтаря, ни у кого из стольких тысяч римлян нет гробницы его предков. За чужое благоденствие и богатство сражаются и умирают они, именуемые владыками мира и, однако, не обладающие ни одним клочком земли».

тиберий гракх 2Против таких речей, произносимых с вдохновением и глубоким чувством, не мог устоять никто. Аристократы отказались от попытки победить его в словопрениях и прибегли к обычному способу устранить неприятные законопроекты. Они расположили в свою пользу товарища Гракха, народного трибуна Марка Октавия, обещавшего выступить против закона. Октавий был серьезно убежден во вреде Гракхова предложения, но едва ли стал бы противиться ему по собственному почину, так как был другом и товарищем Гракха. Но настоятельные просьбы сильных побудили его, наконец, к тому, что еще в предварительном собрании он заявил, что противопоставит закону свое возражение. Напрасно Гракх умолял его отказаться от этого намерения, напрасно обещал, что готов возместить ему убыток, какой он лично потерпит от закона. Так как Октавий оставался непреклонен, Гракх усилил строгость своего закона, исключив из него постановление о вознаграждении богатым. В то же время он эдиктом приостановил все должностные действия правительственных мест и лиц и наложил свою печать на государственную казну, пока по его закону не будет принято решение.

В день подачи голосов Октавий запретил писцу прочитать закон. На неотступные просьбы Гракха не мешать ему спасти Италию он твердо отвечал, что именно о том, каким образом может быть спасена Италия, мнения расходятся. Народная и аристократическая партии были в сильнейшем возбуждении. Богачи массами стекались на место и начали срывать и опрокидывать избирательные урны. Толпа с шумом напирала им навстречу, и дело, вероятно, дошло бы до кровопролития, если бы не два консула, Манлий и Фульвий, со слезами на глазах просивших Гракха прекратить дело в народном собрании и дальнейшие переговоры вести в курии с сенатом. Гракх с этим согласился, но, встретив в сенате вместо миролюбивой предупредительности лишь насмешки и оскорбления, возвратился в народное собрание. Здесь он снова просил Октавия уступить и согласиться на справедливые требования народа. Октавий отклонил его просьбу. Тогда Гракх объявил, что видит лишь одно средство спасения — один из них обязан оставить должность трибуна. И тут он предложил противнику собрать сначала о нем голоса народа. Он, если народ того хочет, тотчас удалится в частную жизнь. Октавий отказался. Тогда Гракх возвестил, что он завтра будет собирать голоса об Октавии, если он до тех пор не переменит своего мнения, и распустил собрание.

тиберий гракх и октавийКогда народ на следующий день собрался, Гракх еще раз пытался переубедить Октавия. После этого он предложил отрешить от должности того трибуна, который враждебно настроен против народа, и тотчас же пригласил собравшихся подавать голоса. Когда из 35 триб 17 уже высказались против Октавия, и он, следовательно, если бы прибавилась еще одна триба, был бы отрешен от должности, Гракх велел остановиться, подошел к прежнему другу, обнял и самым убедительным образом просил его не быть столь беспощадным к самому себе и не навлечь на него, Гракха, укора в столь жестоком и мрачном поступке. Октавий был тронут, и на глаза его навернулись слезы. Он колебался и молчал некоторое время, пока наконец не ободрился и сказал не без достоинства: «Пусть Тиберий делает что ему угодно». Таким образом, голосование пошло далее своим ходом, и Октавий был отрешен. Поземельный закон был проведен без затруднения, и была выбрана комиссия из трех человек, взявшая на себя осуществление закона: Тиберий Гракх, его тесть Аппий Клавдий и брат его Гай, который, однако, тогда не находился в Риме, а стоял под начальством Сципиона перед Нуманцией.

Осуществление земельного закона встретило большие затруднения. Сенат и аристократия в ожесточении прикладывали все усилия, чтобы тормозить дело комиссии, на которую было возложено распределение земель. Закону они волей-неволей покорились, ибо тут ничего нельзя было поделать, но открыто грозили, что виновник закона не избегнет их мести. Гней Помпей заявил, что в тот день, когда Гракх сложит свой трибунат, он привлечет его к суду. Гракху пришлось даже опасаться за свою личную безопасность, так что он более не появлялся на площади без свиты в 3-4 тыс. человек, и когда один из его друзей умер, при несомненных признаках отравления, он в траурной одежде вывел своих детей перед народом и просил его попечения о них и о матери их, так как он в своей жизни более не уверен.

Чтобы обезопасить свою личность и поддержать свой аграрный закон, Гракх старался привязать к себе народ новыми выгодами и надеждами и продолжить свою трибунскую должность, вопреки конституции, на следующий год. Он подавал виды на дальнейшие, к пользе народа направленные законы, имевшие отчасти целью также ослабление сената. Когда в то время Эвдем Пергамский доставил в Рим завещание умершего царя Аттала III, в котором римский народ был объявлен наследником царя, Гракх сделал предложение, чтобы распоряжение царскими сокровищами не было предоставлено сенату, а чтобы они были распределены среди народа. Такое предложение задело сенат за живое, и Помпей встал и сказал, что он сосед Тиберия и знает, что Эвдем из царских сокровищ принес ему диадему и пурпурную мантию, как будто Гракх намерен сделаться царем в Риме.

тиберий гракх 3Выбор трибунов издавна был назначаем на июнь или июль, может быть для того, чтобы народ, занятый жатвой в поле, не мог в большом количестве прибыть в город к избирательным комициям. Так и на этот раз, когда Гракх снова добивался трибуната, избирательное собрание состояло по большей части из городского класса народа. Но и он оказался преданным Гракху, и уже первые трибы высказались в его пользу, когда аристократы, устроили беспорядок и раздор, так что собрание, по предложению Гракха, было прервано и отложено на следующий день. Остаток дня Гракх употребил на то, чтобы усилить рвение народа в свою пользу и в пользу своего дела. Он надел траурное платье, снова явился на форум со своими малолетними детьми и со слезами поручил их народу. Он опасается-де, что противники ворвутся к нему ночью в дом и убьют его. Это произвело на народ такое впечатление, что он толпами расположился вокруг его дома и всю ночь караулил его.

Когда Гракх на утро следующего дня отправился в народное собрание к Капитолию, различные дурные предзнаменования разбудили в нем и в его провожатых изумление и тревогу. При выходе из дома он задел ногой за порог, так что содрал ноготь с большого пальца на ноге и кровь показалась через подошву. Когда он прошел дальше некоторое расстояние, слева над крышей показались дерущиеся вороны и от одного из них камень полетел прямо на Тиберия и упал у его ног. При виде этого и самые отважные призадумались и остановились. Но в то же время многие из друзей прибегали к Тиберию из Капитолия и просили его спешить, так как дела там обстоят хорошо. Он был встречен народом с восторгом и со всевозможными доказательствами любви. Начались выборы, и снова последовал протест. Тогда приверженец Тиберия, Фульвий Флакк, из сената взошел на возвышенное место и сообщил, что в сенате, собравшемся в храме Верности, близ храма Юпитера, противники Гракха решили убить его и с этой целью вооружили толпу рабов. При этом известии стоявшие вокруг Тиберия опоясали свои тоги, сломали колья ликторов, сдерживавших народ, и раздали сломанные палки, чтобы ими отразить нападающих. Так как стоявшие вдали не знали, что произошло, Тиберий положил руку на голову, чтобы среди шума дать таким образом заметить, что голова его в опасности.

Когда противники это увидели, они побежали в сенат и рассказали, будто Тиберий требует диадемы. Все пришли в беспокойное волнение, и верховный жрец, Сципион Назика, потребовал от консула Муция Сцеволы, спасти государство и уничтожить тирана. Сцевола спокойно ответил, что он не прибегнет ни к каким насильственным действиям и ни одного гражданина не лишит жизни без суда. Если же народ, увлекаемый Тиберием, постановит что-либо противозаконное, он сочтет это не имеющим силы. Тогда Назика вскочил и воскликнул: «Так как консул изменяет государству, то следуй за мною, кто желает спасти законы!» С этими словами он надел на голову край верхнего платья и поспешил к Капитолию. Все последовавшие за ним намотали тоги на левые руки и оттесняли стоявших на пути. Тем временем провожатые сенаторов принесли из дому веревки и дубины. Они схватили стулья и остатки скамей, сломанных бегущей толпой, и напирали на Тиберия и окружавшую его массу. Народ все еще испытывал такую робость перед сенаторами, что все расступились без борьбы и сопротивления. Аристократы разбивали все, что им попадало под руку. Сам Тиберий бежал, но перед Капитолийским храмом споткнулся и упал на груду убитых. Прежде чем он мог опять встать на ноги, один из его товарищей, Публий Сатурей, ударил его ножкой от скамьи по голове. Второй смертельный удар приписывал себе Лициний Руф, похвалявшийся этим как доблестным подвигом. При этом погибло до 400 человек – все от камней и дубин и ни один от железа.

тиберий гракх4
Смерть Тиберия Гракха. Литография. 19в.

Этой кровавой сценой ненависть и гнев аристократов не удовольствовались. Они отказали брату Тиберия в дозволении убрать труп и похоронить его и вместе с другими сбросили ночью в Тибр. Из друзей убитого некоторых изгнали без суда, других заключили в тюрьму и умертвили. Упорно защищали они свое кровавое дело, не переставая уверять раздраженный народ, что Гракх домогался царской власти. Тем не менее они были вынуждены сделать народу некоторые уступки. Земельный закон Тиберия они должны были оставить в силе, а Сципиона Назику, виновника кровавой сцены, навлекшего на себя всю ненависть народную, удалили из Рима, поручив ему посольство в Азии, где он, гонимый угрызениями совести, скитался и вскоре умер близ Пергама.

Поздняя Республика. Внутренние противоречия и реформы

(все даты — до н.э.)

Став хозяином на Средиземном море, Рим утвердил свою власть в Испании, Северной Африке и на Ближнем Востоке. Однако, за победоносными войнами последовало не только процветание, но и внутренние раздоры. Народное движение за земельную реформу, которое возглавили братья Гракхи, было подавлено высшими сословиями. Власть перешла в руки военных. Знаком римского войска стало изображение орла. Правление ряда влиятельных полководцев ознаменовало период диктатуры в Риме. Первый из диктаторов, Гай Марий, семь раз избирался консулом. Благодаря его реформам римское войско превратилось в профессиональную армию с железной дисциплиной. Затем диктатором стал бывший протеже Мария — Сулла. За Суллой последовал Помпей Великий, завоевавший в 63 году Иерусалим. Помпея сменил его соперник Юлий Цезарь. В 44 году Цезарь был убит заговорщиками, и власть над Римом перешла к триумвирату союзников Цезаря…

Как и раньше, в Риме шла постоянная борьба между патрициями и плебеями. В эпоху войн с Карфагеном многие мелкие хозяйства пришли в упадок и лишь немногие крестьяне смогли их восстановить. Постепенно и их земли, и большая часть общественной земли перешли в руки крупных землевладельцев, в том числе и обманным путем.

Большинство сельских жителей, лишившихся своей земли, переселялись в города, но и там чаще всего не могли найти себе работу. В сельской же местности многие бывшие крестьяне жили в страшной бедности. В результате Рим недосчитывался огромного количества воинов, так как в армии могли служить лишь владельцы определенной собственности.

В 232 году народный трибун Гай Фламиний добился принятия закона о распределении земли между плебеями, что вызвало сильное недовольство аристократов в сенате, в особенности его собственного отца. Фламиний добился также организации развлечений для плебеев и пытался помешать участию сенаторов в торговых сделках (поскольку они использовали свое политическое влияние для обогащения).

Одним из крупных землевладельцев был Публий Корнелий Сципион Насика, двоюродный брат Семпрония Тиберия Гракха, юного воина из знатной семьи, стремившегося на сенаторскую должность, и Эмилиана, разрушителя Карфагена. Он считал, что знать не обязана делиться землями с чернью. Вскоре объявились и сторонники народной точки зрения. В 140 году произошел открытый конфликт между двумя партиями. В нем победил Насика. В это время произошло множество восстаний против римского Сената. Насика лично отыскивал «нарушителей» и казнил их.

тиберий гракх
Тиберий Гракх

В то же самое время в эти дела оказался вовлечен Тиберий Гракх. В 138 году его избрали на пост квестора. В связи с назначением на новую должность, он отправился на подавление мятежа в Испании под командованием консула Гая Гостилия Манцина. Во время похода он своими глазами увидел, как негативно повлияли реформы Сената на хозяйство римских граждан. Начало кампании Манцина сопровождалось дурными знамениями. Как кампания началась, так она и шла. Манцин поигрывал все сражения. Единственная надежда оставалась на молодого квестора. Он проявил ум, отвагу и выдержку на той войне. Когда всю армию Манцина зажали и тот запросил переговоры, испанцы не согласились говорить ни с кем, кроме Тиберия. Тиберий на выгодных для Рима условиях предложил испанцам мир, спасши 20 000 воинов. Он возвращался в Рим, думая что его встретят как героя. Увы, он глубоко заблуждался.

Сенат холодно принял известие о мирном договоре с восставшими, ибо считал, что они не достойны мира и если для подавления восстания потребовалось бы пожертвовать 20 000 воинами, то так тому и быть. К ужасу Манцина и Тиберия, союз был разорван. Теперь Тиберию невозможно было рассчитывать на продвижение в Сенате. Но, выйдя из Курии, он увидел родственников спасенных солдат, которые благословляли его. Так он заручился, сам того не желая, поддержкой плебса. В голове Тиберия возник план, как стать влиятельной фигурой и испольовать свой ум — в защите простого народа. Вскоре он разорвал отношения с Сенатом и в 133 году был избран народным трибуном.

Находясь на этой должности, он выдвинул проект земельной реформы, которая должна была ограничивать предел владения общественной землей (ager publicus) 500-ми югерами (125 гектар). Допускалось также увеличение земельного надела на 250 югеров на каждого взрослого сына, но не более чем на двоих сыновей. Излишки возвращались в распоряжение государства и делились между безземельными гражданами участками по 30 югеров без права продажи. Бывшие владельцы получали денежную компенсацию.

тиберий гракх 2
Тиберий Гракх выступает перед народом

Для наблюдения за проведением земельной реформы предполагалось избрать комиссию из трех человек. Закон в значительной степени повторял аграрный закон Лициния — Секстия, принятый еще в период борьбы патрициев и плебеев, и имел своей целью восстановление мелкого землевладения. Тиберий Гракх сделал все возможное для проведения передела земли наименее болезненным для нобилитета способом.

Естественно, что крупные собственники выступили против реформы. Им удалось привлечь на свою сторону коллегу Гракха, трибуна Марка Октавия, который наложил вето на проект закона. После неоднократных попыток провести закон, каждый раз заканчивавшихся наложением вето со стороны Марка Октавия, Тиберий решился поставить перед народным собранием вопрос — должен ли трибун, противодействующий народу, оставаться в своей должности? В результате голосования Октавий был от должности отрешен. Это был акт большого политического значения — народное собрание поставило себя над магистратами. После смещения Октавия земельный закон был принят. В аграрную комиссию вошел сам Тиберий Гракх и его родственники.

Летом 133 года, когда Гракх вторично выдвинул свою кандидатуру в народные трибуны. Во время одной из предвыборных сходок началась драка. Разнесся слух, что Тиберий требует царской власти (самое ужасное преступление в Римской Республике). Сенаторы прямо с заседания сената отправились на место сходки. Схватив скамейки, они начали избивать сторонников Гракха. В этой стычке были убиты сам Тиберий Гракх и 300 его сторонников.

После гибели инициатора реформы богатые землевладельцы повели борьбу за прекращение переделов земли. Их задача облегчалась тем, что разделы вызвали недовольство италийских союзников, земли которых также оказались затронутыми действиями аграрной комиссии.

В 125 году сторонники Гракха попытались уладить отношения с италиками. Консул Фульвий Флакк предложил законопроект о предоставлении союзникам прав римского гражданства. Италики поддержали предложение Флакка, однако в Риме его провалили. Противники этого закона нашли поддержку в народном собрании, которое не хотело делиться своими правами. Ответом на решение Рима было восстание в латинской колонии Фрегеллах, которое вскоре было подавлено. С этих пор полные права римского гражданства стали основным политическим требованием италиков.

В 123 году народным трибуном стал младший брат Тиберия Гракха, Гай, выступивший с целым рядом законопроектов, существенно изменявших социально-политическую структуру общества. Гай Гракх был настроен более решительно, чем Тиберий. Фактически, он был единственным из римских политиков, кто всерьез попытался демократизировать общество. Это стремление усиливалось желанием отомстить убийцам старшего брата, занимающим руководящие посты в государстве.

гракхи
Тиберий и Гай Гракхи

Прежде всего Гай восстановил аграрный закон Тиберия и продолжил действие комиссии, работа которой дала плодотворные результаты. Землю получили около 80 000 человек. Однако земельных фондов Италии оказалось недостаточно, и Гракх обратился к провинциям. В 122 году он издает закон о выводе колоний. Местом для первой из них была выбрана бывшая территория Карфагена, где предполагалось создать колонию под названием Юнония. Вывод заморских колоний впоследствии сыграл важную роль в романизации провинций. Помимо этого Гай организовал грандиозное строительство дорог и хлебных амбаров, предоставив работу массам городского плебса.

Вскоре возникла новая сложность. Многочисленный городской плебс, привыкший жить за счет подачек, уже не стремился к получению земли, на которой нужно было работать. Вместе с тем эта группа населения играла слишком большую роль при голосовании, чтобы ее можно было игнорировать. В интересах городского плебса Гракх проводит закон, устанавливающий продажу хлеба с государственных складов по сниженной цене. Улучшая положение беднейшего населения, закон также способствовал росту паразитизма римского люмпен-пролетариата.

Одним из основных законов Гая был судебный. Из ведения сената были изъяты судебные комиссии по делам о вымогательствах. Теперь судьи выбирались из числа всадников. Вероятно, Гракх планировал усиление контроля за провинциальными наместниками, однако всаднические суды оказались не менее коррумпированными, чем сенатские. Положение всадников было улучшено еще и тем, что Гай предложил ввести в провинции Азия десятину, сбор которой стал сдаваться на откуп в Риме. Тем самым богатая провинция была отдана на разграбление откупщикам (публиканам), чувствовавших себя в полной безопасности под прикрытием всаднических судов.

Реформы 123 года сделали Гракха самым популярным политиком Рима. Его авторитет стал так велик, что он без труда прошел в трибуны на 122 год. Именно в это время Гракх предлагает один из своих самых радикальных законов — закон о предоставлении италикам прав римского гражданства. Сенат и народ были раздражены этим предложением. Противники Гая развернули широкую кампанию, используя любые приемы. Народный трибун Марк Ливий Друз выступил с демагогическими обещаниями, чем сумел отколоть от Гая значительную часть плебса. Сенат же умело играл на суевериях, распространяя слух о гневе богов из-за основания колонии на проклятом месте (после разрушения Карфагена место, на котором он находился, было предано проклятию). Популярность Гая падала. Закон об италиках не прошел. Еще более опасным стало то, что Гракх потерпел неудачу на выборах 121 года, а консулом стал его злейший враг Луций Опимий. Противники Гая поставили вопрос о ликвидации Юнонии, что послужило поводом к решительному столкновению. Опимий спровоцировал конфликт и добился того, что сенат облек его чрезвычайными полномочиями для восстановления порядка. Гракх и Фульвий Флакк со своими сторонниками укрепились на Авентинском холме, где их и атаковал Опимий. В ходе столкновения погибло 3000 человек, в том числе Гракх и Фульвий. Движение было подавлено.

убийство Гая Гракха
Убийство Гая Гракха

Правительственная партия воспользовалась своей победой, чтобы по возможности восстановить прежний порядок, существовавший до Гракхов, и упрочить свое олигархическое господство. Колонизация и раздача полей были прекращены. Розданные уже общественные земли оставлены были за получившими их, и остальные государственные земли также были превращены в безоброчную частную собственность своих прежних обладателей. Наибольшую выгоду от этого превращения извлекла богатая аристократия, которая не замедлила скупить мелкие крестьянские участки, сколько могла, или прогнать оттуда их владельцев. И все же противники Гракха не решились упразднить многие из его законов. Суды остались в руках всадников, откупная система продолжала существовать. Остался в силе и хлебный закон.

В 111 году по закону народного трибуна Спурия Тория все государственные земли, находящиеся в частной аренде, были объявлены частной собственностью. Все переделы прекращались. В дальнейшем частным лицам было запрещено занимать государственные земли. Закон 111 года явился важным этапом на пути победы частной собственности на землю. Государственная собственность, бывшая основой городского землевладения, начала сходить на нет.

Значение реформ братьев Гракхов было огромно. Они стали первым шагом на пути преобразования города в великую державу. Гракхи выдвинули на повестку дня ряд серьезных общегосударственных задач, решение которых стало необходимостью. Их деятельность привела к некоторой демократизации римского общества, хотя едва ли стоит приписывать им стремление к демократическому перевороту. Гракхи были первыми, кто ввел новый стиль политики, основным элементом которого было достижение собственных целей путем опоры на народное собрание и использование демократических лозунгов. Политики такого типа получили название популяров. Популяры не составляли единого целого и преследовали различные цели, как правило чисто личные, но их деятельность сыграла большую роль в гражданских войнах. Борьба вокруг гракханских реформ стала исходной точкой конфликта внутри римской общины.

Дополнительные материалы:
Тиберий Семпроний Гракх
Гай Семпроний Гракх

Назад: Армия поздней Римской Республики
Далее: Поздняя Республика. Кризис государственного устройства

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Армия поздней Римской Республики

В начале каждого года в Риме избирались два главных магистрата республики — консула — в распоряжении которых в обычных условиях было по два легиона. Соответственно, вся римская армия состояла из 16 800 пеших воинов и 1200 всадников. Около половины всех пеших и четверти конных воинов были римскими гражданами. Остальные набирались из числа союзников Рима. В случае крайней опасности армии обоих консулов отдавались под командование диктатору, полномочия которого длились шесть месяцев. Диктатор назначал своего заместителя, который был начальником конницы (magister equitum).

Избранные консулы назначали 24 военных трибуна. Десять из них были старшими, их срок службы должен был составлять не менее десяти лет. Остальные 14 должны были прослужить не менее пяти лет. Первые два из избранных старших трибунов назначались в первый легион, следующие три — во второй, следующие два — в третий и следующие три — в четвертый. Так же назначали и младших трибунов: первые четыре — в первый легион, следующие три — во второй и т.д. Так в каждом легионе оказывалось по шесть трибунов.

Служба в армии считалась почетной и была недоступна малоимущим. Каждый год в назначенный день все граждане, способные нести службу, собирались на Капитолии, где происходило разделение их по имущественному цензу. Самых бедных отправляли служить во флот. Следующую группу приписывали к пехоте. Самые богатые шли в конницу. Срок службы в коннице составлял 10 лет, в пехоте — 16. В случае большой опасности этот срок мог быть увеличен до 20 лет.

Набор в легионы проводился следующим образом. Отобранные для службы в пешем войске, делились по трибам. Из каждой трибы отбирали четырех человек примерно одного возраста и телосложения, которые представали перед трибунами. Первым выбирал трибун первого легиона, затем второго и третьего. Четвертому легиону доставался оставшийся. В следующей группе из четырех новобранцев первым выбирал солдата трибун второго легиона, а первый легион забирал себе последнего. Процедура продолжалась, пока не набиралось 4 200 человек для каждого легиона. После этого новички приносили клятву. Трибуны выбирали одного человека, который выступал вперед и клялся повиноваться своим командирам и в меру всех своих сил исполнять их приказы. Затем все остальные также делали шаг вперед и клялись поступать так же, как он («Idem in me»).

Пока проходил набор, консулы отправляли приказы союзникам, указывая требовавшееся от них количество войска, а также день и место встречи.

легион
Структура легиона поздней республики. Ц — центурион, П — помощник центуриона, З — знаменосец

По прибытии в назначенное место новобранцев снова делили на группы в соответствии с их богатством и возрастом. 1200 наиболее молодых и бедных становились легковооруженными велитами. Оставшиеся формировали три линии тяжелой пехоты. Те, что моложе, — первую линию, 1200 гастатов, находившиеся в расцвете сил — вторую, 1200 принципов, старшие по возрасту — третью, 600 триариев. Независимо от того, какого размера был легион, триариев всегда оставалось шесть сотен. Число же людей в других подразделениях могло пропорционально увеличиваться. То, что количество триариев стало вдвое меньше по сравнению с гастатами и принципами, отражает новый агрессивный характер легиона — теперь он не боролся за свое существование, а завоевывал мир.

Из каждого вида подразделений (кроме велитов) трибуны выбирали десять центурионов, которые, в свою очередь, избирали еще десять человек, также именовавшихся центурионами. Центурион избранный трибунами являлся старшим. Самый первый центурион легиона (primus pilus) имел право участвовать в военном совете вместе с трибунами. Каждый центурион назначал себе помощника (optio).

Трибуны и центурионы делили каждый вид войска (гастатов, принципов и триариев) на десять отрядов-манипулов, которые нумеровались числами от одного до десяти. Велиты распределялись поровну среди всех манипулов. Первым манипулом триариев командовал старший центурион. Каждый манипул состоял из двух центурий, не имевших, однако, самостоятельного статуса, поскольку самой малой тактической единицей считался манипул. Два самых лучших воина назначались знаменосцами (signiferi).

Триста всадников делились на десять турм, по 30 человек в каждой. В каждой турме было три декуриона, выбираемых трибунами, и три замыкающих (optiones). Командовал турмой первый из избранных декурионов.

По прибытии на место сбора новобранцы проходили обучение. В первый день солдаты пробегали шесть километров с полным снаряжением. Во второй — чистили доспехи и оружие. Третий день был днем отдыха. В четвертый день проходило обучение с оружием. Дальше все повторялось в том же порядке.

Союзники также формировали отряды в 4000 — 5000 человек, к которым присоединялись 900 всадников. Каждому из легионов придавался один такой отряд, так что общая численность боевой единицы составляла около 10 000 пеших воинов и 1200 всадников. В обычной армии, состоящей из двух легионов, римляне сражались в центре, а два отряда союзников, называемых алами, т.е. крыльями (alae sociorum) — на флангах. Один отряд назывался правым крылом, а другой — левым. Каждым крылом командовали три префекта, назначаемых консулом. Треть лучшей конницы союзников и пятая часть их лучших пехотинцев отбирались для формирования особой боевой единицы — экстраординариев (extraordinarii). Они были ударной силой для особых поручений и прикрывали легион на марше.

Римский пехотинец получал два обола в день, центурион — четыре, а всадник — шесть. Римский пехотинец получал продукты в виде 35 литров зерна в месяц, всадник — 100 литров пшеницы и 350 литров ячменя. Фиксированная плата за эти продукты вычиталась квестором из жалованья как пешего, так и конного воина. Вычеты делались и за одежду, и за требующие замены предметы экипировки. Пехота союзников также получала 35 литров зерна на человека, а всадникам доставалось 70 литров пшеницы и 250 литров ячменя. Но для них эти продукты были бесплатными.

В период Второй Пунической войны становится очевидным несовершенство военной системы Рима. Главными источниками дохода римлянина оставались сельское хозяйство и торговля, поскольку выплачиваемого во время службы жалования хватало лишь на текущие расходы. Это приводило к нежеланию граждан задерживаться в легионах. Напротив, воины с нетерпением ждали увольнения. С переносом же военных действий на отдаленные территории длительность походов существенно увеличивалась, создавая трудности уже в наборе рекрутов. Например, во времена Югуртинских войн набирать пополнение в легионы стало практически невозможно.

Ситуация изменилась в 107 году до н.э., когда консулом был избран Гай Марий, сосредоточивший все свое внимание на укреплении римской армии. Он открыл доступ в легионы всем добровольцам, имеющим римское гражданство, независимо от их имущественного положения. В армию устремились бедняки. Эти люди были готовы служить всю жизнь. Основным доходом солдат стала военная добыча. Не имея своего хозяйства, они полностью связывали свою судьбу со своим командиром, рассчитывая на то, что после 16 лет службы он обеспечит их наделом земли. Так отмена имущественного ценза заложила основы создания профессиональной римской армии с серьезно возросшей ролью полководца.

Кроме того, при старой системе набора легионы формировались «с нуля» при каждой необходимости. Им не хватало чувства сплоченности. Со времен Мария это положение в корне изменилось. Каждый легион получил свое знамя. Знаменитый римский орел – аквила — на века стал символом победы и могущества.

Примерно в это же время меняется устройство легиона. Все солдаты вооружаются мечом и пилумом и имеют один тип доспехов. Названия гастат, принцип и триарий сохраняются лишь для обозначения очередности ввода пехоты в бой. Легион теперь может строиться в два, три и даже четыре ряда. Манипулы утрачивают свое прежнее тактическое значение, увеличиваются до 120 человек и объединяются в когорты, по три манипулы в каждой. Тактической единицей, соответственно, становится когорта, и легион теперь состоит не из тридцати манипул, а из десяти когорт. Деление на центурии сохраняется (как и чин центуриона). В лагерях и в крепостях солдаты располагаются по центуриям.

армия поздней республики
Пехота

После войны за гражданские права все италийцы, жившие к югу от реки По получают римское гражданство. Это означает, что все различия между римскими и союзными легионами ликвидируются. Упраздняются легковооруженные велиты. Конница из отдельного подразделения становится частью легиона. Теперь легиону, хоть и ставшему более универсальной боевой силой, иногда требуется поддержка других «родов войск». Ими становятся «ауксилы» – вспомогательные войска, не являющиеся ни римскими, ни союзными, такие как критские лучники или балеарнские пращники. Испания поставляла конницу и тяжелую пехоту. После завоевания нумидии появились ауксилии нумидийской легкой конницы.

До Мария армия всегда сопровождалась длинным обозом, представлявшим собой легкую добычу для противника и значительно замедлявшим продвижение войск. Марий заставил легионеров нести все необходимые припасы и снаряжение на себе. Обозы не исчезли как класс, но заметно сократились и сделались более организованными.

Окончательное превращение римской армии в профессиональную произошло в середине 1 века до н.э. при Помпее и Цезаре. В состав каждого легиона были включены 55 карабаллистов, метавших тяжелые стрелы и 10 онагр и катапульт для метания камней. Обоз легиона снова вырастает до 500 мулов и возит осадное снаряжение, лагерные принадлежности и утварь.

Цезарь использовал галльскую и германскую конницы в количестве 4000 — 5000 всадников, применяя тактику совместного сражения кавалерии и легкой пехоты. Именно со времен Цезаря название «ала», обозначавшее раньше союзнический легион, закрепляется за отрядами конницы.

Легионом по-прежнему командовали шесть трибунов, но эта должность утратила свое прежнее значение. Если раньше её обычно занимали люди пожилые, такие, как бывшие консулы, то теперь она предоставлялась молодым людям, рассчитывавшим войти в Сенат или просто желающим попробовать себя в военной жизни. Срок службы трибунов был неограничен. Над ними стояли префекты (лат. praefectus – начальник, командующий) – высшие должностные лица армии и флота. В легионе префекты могли командовать кавалерией (praefectus equitus), саперами (praefectus fabrum) и лагерем легиона (praefectus castorum). Должность префекта была единоличной (а не парной, как у трибунов и консулов) и более-менее постоянной. Назначался он лично военачальником.

армия поздней республикиВысшую должность в легионе занимал легат (лат. legatus – избранный). Назначались на эту должность, обычно, сенаторы. Легаты Помпея и Цезаря представляли собой сплоченную группу опытных воинов и были правой рукой главнокомандующего, его ближайшими помощниками. Цезарь поручал своим легатам командовать то легионом, то несколькими легионами, то вспомогательной конницей, то отдельным подразделением на особо ответственном участке.

Появился штаб полководца, состоящий из легатов, префектов и трибунов, ставший к тому же школой подготовки будущих военачальников. Имелась и личная охрана. Еще в 133 году до н.э. Сципион Африканский набрал себе личную гвардию из 500 отборных бойцов. Они получили известность, как преторианская когорта (от претория – главной площади лагеря, где разбивалась палатка полководца). К концу республики каждый полководец имел свою преторианскую когорту.

армия поздней республики
Штаб римской армии

Подавляющее же большинство командного состава в легионе составляли, как и прежде, центурионы, командующие центуриями. Манипулой командовал центурион первой центурии, а когортой — центурион триариев. Шесть центурионов первой когорты каждого легиона могли принимать участие в заседаниях военного совета.

Единоличного командования армией Римская Республика не знала. Должности главнокомандующих изначально занимали консулы. И даже в тяжелые времена нашествия Ганнибала они продолжали ежегодно сменяться. Однако, в дополнение к войскам, которые новые консулы набирали или получали от своих предшественников, имелись и другие части под командованием бывших консулов или преторов, которым давались дополнительные полномочия, поднимавшие их до ранга проконсулов и пропреторов. Поскольку театры военных действий все дальше удалялись от Рима, проконсулу зачастую приходилось сражаться в одиночку, не имея при себе сдерживающего коллеги.

Одним из таких проконсулов был и Цезарь. Со своими легионами он в течении десяти лет удерживал три галльские провинции и вновь завоеванные территории, а потом повернул легионы, к тому времени окончательно сделавшиеся его «собственными», на Рим. Так закончилась эра Римской Республики.

Своевременно реагируя на требования времени и изменения тактики противника армейская система Древнего Рима одолела и македонскую фалангу, и военную машину Карфагена — сильнейших противников своего времени. Без триединства четкой военной организации, легендарной железной римской дисциплины и осознания того, что ты – римлянин, это было бы невозможным.

Дополнительные материалы:
Вооружение армии поздней Римской Республики
Армия на маше и в бою.
Лагерь армии поздней Римской Республики

Назад: Поздняя республика. Расширение территории. Часть 3. 100-31 гг до н.э.
Далее: Поздняя республика. Внутренние противоречия и реформы

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Армия ранней Римской Республики

(Все даты — до н.э.)

Мирный договор Спурия Кассия 493 года до н.э. (окончание Первой Латинской войны) ввел Рим в состав Латинского Союза, и в течение следующих 160 лет развитие его военной системы шло параллельно с остальными латинскими государствами. Ливий уверяет, что военная организация латинян и римлян была одинаковой к моменту, когда Рим выдвинул требования о признании своего господства в Союзе (Вторая Латинская война 340—338 гг. до н.э.)

Все римские граждане от 17 до 45 лет считались военнообязанными и входили в состав легиона. Лишь беднейшее население было освобождено от военной службы. Легион (лат. Legere – выбирать, собирать) первоначально обозначал все римское войско. Когда возникала необходимость в созыве армии, каждая городская центурия выставляла необходимое количество людей. По окончании боевых действий армия распускалась. Воину самому полагалось обеспечивать себя снаряжением, что приводило к большому разнообразию в вооружении и доспехах.

армияАрмия делилась на две части, служившие согласно возрасту. Ветераны, воины 45-60 лет, составляли гарнизоны, а молодые участвовали в военных кампаниях. От военной службы освобождались только те лица, которые участвовали в 20 военных походах при службе в пехоте или в 10 походах – при службе в коннице. Уклонение от военной службы каралось очень строго, вплоть до продажи в рабство.

Вся римская армия была поделена на два легиона, каждый из которых подчинялся одному из консулов. Войны, которые вела Римская республика, становились всё более частыми и постепенно переставали быть простыми набегами, принимая характер спланированных боевых операций. В 4 веке до н.э. каждому консулу подчинялись уже по два легиона, а их общее число, соответственно, увеличилось до четырёх. При необходимости ведения военной кампании могли набираться и дополнительные легионы.

Во второй половине 4 века до н.э. политические победы плебеев привели к значительному расширению контингента, из которого комплектовалась армия. Военная реформа стала неизбежной. Воинам было установлено жалование, в счет которого выдавалось обмундирование, вооружение и продовольствие. Это уравняло положение имущих и неимущих воинов и послужило толчком для введения единообразного вооружения. Единообразное вооружение, в свою очередь, дало возможность реорганизовать легион, сделав его более однородным и функциональным.

С 331 года во главе каждого легиона встал военный трибун. Внутренняя структура легиона усложнилась. Вместо фаланги, принятой у этрусков, легион строился новым боевым порядком (возможно, перенятым у самнитов), в три линии. Общая численность легиона, при этом, составляла около 4 500 человек.

легион
Структура раннереспубликанского римского легиона

Передняя линия состояла из тяжелой пехоты — гастатов (лат. Hastati — копейщики). Ее составляли более молодые воины, делившиеся на 15 манипулов (лат. Manipula — горсть) по 60 — 120 человек. Каждый из манипулов делился на две центурии под командованием центуриона, назначавшегося из числа наиболее отличившихся воинов. Один из центурионов был старшим и командовал всем манипулом. Кроме того, каждому манипулу гастатов придавалось по 20 легковооруженных воинов — левисов или велитов, у которых были копье и дротик.

Средняя линия также состояла из 15 манипулов тяжелой пехоты — принципов. Но это были уже сливки армии — бойцы в самом расцвете сил.

принцип, гастат и левис
Художник Андрей Каращук

Задняя линия состояла из 15 рядов, каждый из которых делился на три части — вексиллы. Впереди стояли лучшие из ветеранов, триарии. За ними молодые, не столь отличившиеся воины, рорарии, а за ними — наименее надежные солдаты, акцензы. Каждая из трех вексилл состояла из 60 воинов, двух центурионов и знаменосца — вексиллария, который нес похожий на флаг штандарт.

Акцензы (вне ценза) были вооружены только пращой, что соответствовало 5-му имущественному классу по военной реформе Сервия Туллия. Доспехов или какой либо другой защиты не имели.

Рорарии были вооружены копьем для ближнего боя и дротиком. Они соответствовали четвертому имущественному классу реформы Сервия Туллия. Доспехи не носили.

Триарии были вооружены копьями и мечами. Первоначально из первого имущественного класса, они имели полное защитное вооружение.

акценз, рорарий и триарий
Художник Андрей Каращук

В бою манипулы обычно располагались в шахматном порядке – манипулы принципов прикрывали промежуток между гастатами, а тех прикрывали манипулы триариев.

порядок манипулКроме пехоты в состав легиона входила и кавалерия. Тяжёлая кавалерия — эквиты — первоначально представляла собой самый престижный род войск. Кавалерист сам покупал вооружение и снаряжение — круглый щит, шлем, доспехи, меч и копья. Легион насчитывал примерно 300 кавалеристов, разбитых на подразделения — турмы — по 30 человек под командой декуриона. Располагались они на флангах легиона — по пять турм на каждом. Лёгкая кавалерия набиралась из менее состоятельных граждан и молодых богатых граждан, не подходивших по возрасту в другие подразделения.

Римская армия. Легион в боюПервоначально легионеры были вооружены круглыми щитами — клипеусами. Но во время осады Вей (405-392 года) были введены более крупные щиты — скутумы, усиленные железной кромкой. В это же время произошел и отказ от фаланги. Причиной этого могло быть поражение в битве при Аллии (390 год), где римлян буквально «втоптали в землю». Большое внимание стало уделяться вопросам управления войсками и организации тыла. В состав войска стали включать одну центурию писарей и горнистов, а также две центурии кузнецов и плотников, парки осадных машин и центурии инженеров.

метание пилума
Метание пилума

С этого же времени легионерам начали платить. Римский пехотинец получал две монеты в день, центурион – в два раза больше, всадник – шесть оболов. Римский пехотинец получал довольствие в виде 35 л зерна в месяц, всадник – 100 л пшеницы и 350 л ячменя (учитывая прокорм лошади и конюха). Фиксированная плата за эти продукты вычиталась из жалования как пешего, так и конного воина. Вычеты делались также за одежду и требующие замены элементы экипировки.

Основным поражающим оружием легионера новой армии сделалось метательное копье – пилум. Триарии, рорарии и акцензы все еще оставались обычными копейщиками, но около трети всей армии продвинулось вперед, вооружившись пилумами для поражения приближающегося противника.

Начинали сражение левисы, стремившиеся нарушить боевой порядок противника при помощи легких дротиков. Когда противоположная сторона начинала наступление, легковооруженные воины отступали в промежутки в строе, и в бой шли гастаты. Вначале они метали пилумы, а затем шли на сближение с противником для того, чтобы сойтись врукопашную. Если гастаты оказывались не в силах разбить врага, они тоже отступали в промежутки строя между отрядами принципов. Если разбитыми оказывались обе линии, гастаты и принципы отступали за триариев, которые смыкали ряды; затем вся армия отступала. Старая римская поговорка «дело дошло до триариев» означала, что все обернулось как нельзя хуже.

триарииПока гастаты и принципы сражались, триарии опускались на одно колено, выдвинув вперед левую ногу. Они прислоняли свои большие овальные щиты к левому плечу так, чтобы те прикрывали их от вражеских метательных снарядов. Подток копья был воткнут в землю, а наконечник наклонно выставлен вперед «подобно частоколу» (Ливий). Триарии не вступали в бой, покуда все остальные части армии не оказывались разбиты. Знамена располагались за задней линией, так что отступавшим отрядам было видно, к какому из рядов им следует отходить.

Римляне не раз терпели поражения в первые 200 лет существования республики. Патриотически настроенный Ливий обычно говорит в таких случаях, что сражению «помешала плохая погода». Самое крупное поражение выпало на долю римлян в битве при Аллии . Возможно, именно из-за этого легион 4 века до н.э. имеет ярко выраженный оборонительный характер. Подвижный строй гастатов — принципов появился, видимо, в ответ на легкие и подвижные армии кельтов и самнитов. Отряды же метателей копий на переднем фланге были специально рассчитаны на то, чтобы противостоять атаке кельтов.

Кроме того, римская армия усиливалась так называемыми “союзниками” — войсками покоренных соседей, не имевших римского гражданства. Союзники обязаны были выставлять вспомогательную вооруженную силу. Обычно на один римский легион союзники выставляли 5 000 человек пехоты и 900 всадников содержавшихся за свой счет. Союзнические войска выстраивались на флангах римских легионов подразделениями по 500 человек. Такие подразделения получили название “когорта” (лат. cohors – свита, вереница). Подчинялись когорты римскому высшему командованию, а состав младших командиров определяли сами союзники.

легион 2Треть лучшей конницы союзников и пятая часть их лучших пехотинцев отбирались для того, чтобы образовать особую боевую единицу – экстраординариев (extraordinarii). Они были ударной силой для особых поручений и должны были прикрывать легион на марше. Внутренняя организация войска союзников на этот период в источниках не описана, но, скорее всего, она была схожа с римской, особенно у латинских союзников.

Таким образом, легион со своей тяжелой пехотой, конницей, дополнительной конницей союзников, легкой пехотой, осадными орудиями и инженерами включал в себя все рода сухопутных войск и представлял собой хотя и громоздкую, но самодостаточную армейскую единицу.

Вот в таком виде римские легионы и вступили в период великих войн.

Далее: Ранняя республика. Архитектура. Часть 1. Храмы.
Назад: Ранняя республика. Военные действия. Часть 2. 360-290гг до н.э.

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email: