Готы. Тотила. 541-552 гг

В конце 539 года, после 22 месяцев упорной борьбы с готами, Велизарию, наконец, удалось вступить в Равенну. Согласившись на словах принять от побежденных корону Италии, великий полководец обманул готов и передал ее своему императору. Уезжая морем в Константинополь, Велизарий забрал с собой сокровища из дворца Теодориха и попавшего в плен готского короля Витигеса.

Византийский генерал Велизарий, отказывается от короны Италии, предложенной готами. Резьба по дереву. Нью Йорк. 1830

Однако государство готов не было уничтожено. Не успел Велизарий покинуть Апеннинский полуостров, как стоявшие в Павии готы предложили корону племяннику Витигеса, Урайе, а тот передал ее призванному из Вероны Ильдебаду. Новый король тут же отправил послов к Велизарию с предложением отказаться от своего титула, если Велизарий исполнит данное им обещание стать королем Италии. Но мудрый полководец, не желая восставать против императора, спокойно направился в Константинополь, чтобы принять на себя командование в персидской войне, а итальянские проблемы оставил своим генералам Вессасу и Иоанну.

Юстиниан I Великий

Прошло совсем немного времени, и вот император Юстиниан и Велизарий были приведены в ужас появлением нового готского героя, напомнившего им страшного Ганнибала. В конце 541 года Ильдебад был убит, и те же отряды готов из Павии предложили занять трон его юному племяннику Тотиле. С этого момента ситуация стала меняться как по волшебству. Одного года хватило Тотиле, чтобы занять множество городов и посеять повсюду ужас. Весной 542 года он перешел Тибр, но не стал задерживаться у Рима, а поспешил в Самний и Кампанию, чтобы упрочить свое положение покорением более важных городов.

С первого приступа был взят Беневент. Наступил черед Неаполя. Осаждая город, Тотила в это же время посылал отряды всадников в Луканию, Апулию и Калабрию. Эти провинции охотно сдавались готам и отдавали им подати, собиравшиеся по распоряжению императора, поскольку готы щадили земледельцев, тогда как греческие чиновники совершенно не сдерживали свою алчность. К этому времени итальянцы не один раз пожалели, что сменили весьма умеренное правление готов на деспотизм греков. Более того, наемных солдат империи так же обманывали и не платили им жалования, вследствие чего они массово начали переходить к готам, у которых получали и обильную пищу, и плату.

тотила
Портрет Тотилы. Франческо Сальвиати. 1549

Весной 543 года измученный голодом Неаполь открыл ворота. Готы и здесь поступили благородно. Имущество неаполитанцев и честь их женщин Тотила взял под свою личную охрану, а греческий гарнизон отправил в Рим под охраной своих солдат. Лишь стены Неаполя, как и других покоренных Тотилой городов, были разрушены до основания. Отсюда король отправил послание римскому сенату с упреками в их отношении к готам, от которых Рим видел только добро, но променял на алчных греков, и с предложением не доводить войну до крайности, но восстановить справедливость. Генерал Иоанн, однако, запретил сенату отвечать на это письмо, как и на последующие, так же носившие миролюбивый характер.

В конце зимы 543-544 годов Тотила пошел на Рим. Его не остановила весть о том, что Велизарий отозван с персидской войны и снова назначен главнокомандующим в Италии. Пока Велизарий набирал войско, готский король уже подходил к стенам Вечного Города. Здесь, благодаря измене, он овладел важным укрепленным городом Тибуром (совр. Тиволи). Оставив в Тибуре свой гарнизон, Тотила занял верховье Тибра и отрезал римлян от сообщения с Тусцией (древн. Этрурия), однако снова отсрочил осаду города. Вместо этого он решил захватить несколько городов Этрурии и Эмилии, на что ушел 544 год и часть следующего.

Только летом 545 года Тотила разбил лагерь перед Римом, который защищал Вессас с 3000 солдат и двумя присланными Велизарием командирами — персом Артасисом и фракийцем Барбатионом. Несмотря на строгий приказ не делать вылазок из Рима эти двое напали на готов, едва те показались перед стенами, и были разбиты, успев спастись в городе лишь с горсткой солдат. На этом вылазки прекратились.

Эта осада значительно отличалась от предпринятой Витигесом. На первое время Тотила удовольствовался перекрытием доставки продовольствия в Рим. Причем со стороны моря использовался флот, построенный королем в заливе Неаполя. Велизарий в это время находился в Равенне и ничего не предпринимал, требуя у императора присылки дополнительных войск, которые набирались, но очень медленно. Осаду Рима затягивало лишь то, что Порто, римская гавань, была еще во власти греков, правда доставку оттуда продовольствия перекрывал лагерь Тотилы, расположенный между гаванью и городом. Попытка греков напасть на этот лагерь закончилась их полным поражением и бегством.

В силу ряда связанных с церковными разногласиями обстоятельств папа Вигилий (537-555) во время осады находился не в Риме, а на Сицилии. Здесь римская церковь владела обширными имениями, в которых папа собрал хлеб и отправил его в гавань Тибра. Узнав об этом, готы устроили засаду в устье реки, и весь сицилийский флот попал к ним в руки. Это произошло весной 546 года, когда голод в Риме уже стал невыносимым. В отсутствие папы на его место заступил пользовавшийся большим уважением дьякон Пелагий. Помня о папе Льве, который когда-то молил о милосердии короля вандалов Гейзериха, Пелагий по той же дороге отправился послом в лагерь Тотилы.

Тотила разрушает Флоренцию. Библиотека Ватикана

Тотила принял Пелагия с уважением, но отказался от длинных объяснений, сразу сказав, что выслушает все, за исключением трех вещей — речей в защиту сицилийцев, речей в защиту стен Рима и разговоров о возврате бежавших из Рима рабов. Сицилия первая совершила измену, впустив к себе греков. Стены Рима заставляют готов тратить силы, а римлян — терпеть лишения осады. Обещание, данное готами бежавшим из города рабам не может быть нарушено. После этого Пелагий вернулся в Рим.

Тогда римляне выбрали депутатов для похода к правителям. Обращение депутатов к Вессасу было ужасным: «Римляне умоляют вас поступить с ними не как с друзьями, которые равны вам по своему происхождению, не как с согражданами, которые живут под теми же, как и вы , законами, а как с побежденным врагом и с пленными, обращенными в рабство. Дайте же вашим пленным кусок хлеба! Мы не просим вас, чтобы вы хорошо кормили нас; нет, мы просим только куска хлеба, чтобы мы могли поддержать нашу жизнь, работая на вас, как подобает рабам. Если вам наша просьба кажется чрезмерной, дайте нам возможность свободно уйти и избавьте себя от труда зарывать в землю ваших рабов; наконец, если и это наше желание вам покажется неумеренным, сжальтесь над нами и предайте нас всех смерти!» Вессас ответил, что пищи для них у него нет, отпустить их — опасно, а убить — безбожно, и вообще, Велизарий скоро освободит Рим.

В это же самое время ростовщики, пользуясь голодом, бесстыдно торговали хлебом за золото. Даже греческие солдаты меняли часть своей порции на драгоценный металл. Когда же золотые монеты закончились, люди понесли на рынок свою посуду и другие ценные вещи. Нищие просто наполняли свои желудки травой. Когда не стало и травы, многие кончали жизнь самоубийством. Рим начал пустеть.

С прибытием в гавань Тибра Велизария ситуация, казалось, неожиданно изменилась. Чтобы ввести в город войска и доставить продовольствие ему было необходимо разрушить перегородивший реку мост, построенный Тотилой ниже Рима из громадных древесных стволов. План Велизария состоял в том, чтобы направить на мост гигантскую плавучую зажигательную машину, наполненную горючими веществами. За ней должны были пройти двести хорошо защищенных судов с провизией.

Однако, из-за несогласованности действий с Вессасом в Риме и с оставшимся гарнизоном в Порто план Велизария провалился. Несмотря на то, что мост был сожжен, прорыв не удался, а сам Велизарий тяжело заболел. Наступило затишье, и беззащитный город выглядел могилой. По улицам шатались голодные тени, Вессас во дворце продолжал копить золото, а Тотила все не решался идти на приступ стен, погубивших в прошлом столько его соотечественников.

Наконец сторожевой пост у Азинарских ворот, состоявший из исаврян, изменил Риму. Несколько раз охрана спускалась ночью со стен по веревкам в лагерь готов и убеждала короля занять ворота. В конце концов его недоверие было побеждено. Четыре гота влезли ночью на башню, спустились в город и взломали ворота. 17 декабря 546 года готское войско спокойно вступило в Рим и расположилось на Латеранском поле.

В городе поднялся шум и Тотила приказал всю ночь трубить в трубы, чтобы дать возможность римлянам бежать из города или спрятаться в церквях. Греческий гарнизон вместе с Вессасом бежал при первом звуке труб. За ними последовала и часть сенаторов. Когда с наступлением утра готы двинулись по улицам, их встретила тишина опустевшего города, вид которого отбил у них желание мести. Подавленный тяжелым зрелищем, Тотила поспешил принести свою первую благодарственную молитву у гроба апостола Петра, где его встретил дьякон Пелагий. Король утешил Пелагия, поручившись ему, что готы не будут убивать римлян.

Разграбление города прошло без кровопролития — дома просто некому было защищать. Да и брать было уже особо нечего. Лишь в немногих дворцах еще сохранились какие-то произведения искусства и библиотеки, и только во дворце цезарей в руки короля готов попало все то золото, что скопил там Вессас. Найденные же во дворцах патриции представляли собой такое жалкое зрелище, что ни у кого не поднялась на них рука.

На следующий день Тотила собрал своих людей и обратился к ним с речью о том, что несмотря на огромные потери в прошлом и почти утраченную надежду на возрождение, им удалось вернуть себе утраченное государство. Он говорил, что есть таинственная сила, карающая вероломство королей и народов, и убеждал готов быть справедливым к побежденным, чтобы избежать возмездия этой силы. Затем Тотила произнес гневную речь собранию сенаторов, которое, по всей видимости, было последним. Король обвинил их в неблагодарности к Теодориху и Амалазунте, в клятвопреступлении, измене и глупости. Сенаторы выслушали обвинения молча, и лишь дьякон Пелагий молил Тотилу за «несчастных грешников», пока тот не согласился сменить справедливость на милосердие.

В результате вся ярость Тотилы обрушилась на стены Рима, у которых сложило головы великое множество готов. Третья часть стен была уничтожена, а сам Рим король обещал превратить в пастбище для скота. Узнав об этом, находившийся в Порто больной Велизарий отправил Тотиле письмо, в котором убеждал короля готов пощадить город, созданный заботой многих императоров и усилиями огромного количества выдающихся людей. История не сохранила ответ Тотилы, но Рим был пощажен, а жертвой огня стали лишь несколько домов.

Несмотря на это, историки Средневековья и даже новейших времен утверждают, что виновником превращения Рима в развалины был именно Тотила. Тотила, уверяют они, срыл стены, поджег Капитолий, Форум, Субурру, Квиринал и Авентин. Фантазия писателей нарисовала и обезображивание готами Колизея, и обрушение ими обелисков. Между тем сбылось предсказание Святого Бенедикта, о котором только 47 лет спустя сообщил папа Григорий (590-604): «Рим не будет уничтожен варварами; он истлеет сам после того, как на него обрушатся бури и молнии, вихри и землетрясения».

тотила
Святой Бенедикт принимает Тотилу. Гаспар де Крайер (1584-1669).

Разрушив треть римских стен, Тотила покинул город и направился в Апулию. Почему-то он не обрушился на Порто, чтобы враз покончить с войной. В качестве заложников король забрал с собой всех сенаторов и затем, в порыве оставшегося гнева, приказал всему населению покинуть Рим и уйти в Кампанию. После этого в течение более 40 дней в Риме можно было встретить только бродячих животных и не увидеть ни одной человеческой души.

Узнав о уходе Тотилы, Велизарий сделал попытку проникнуть в оставленный город с 1000 воинов, но по дороге был встречен готскими всадниками и принужден ими повернуть назад. Выждав более благоприятного времени он сделал еще одну попытку, увенчавшуюся успехом, перехитрил готов и вошел в Рим через Остийские ворота. Это произошло весной 547 года.

Первой заботой Велизария стало укрепление разрушенных стен. Ни материала, ни рабочих рук, ни времени не хватало, и стены были восстановлены в виде груд наваленных друг на друга камней. В дело пошел и мрамор, и травертин из стоявших поблизости зданий. Проведенный еще раньше ров был вычищен и углублен. Работа заняла 25 дней, после чего в город стали возвращаться бежавшие в Кампанию римляне.

Едва вести о появлении в Риме Велизария достигли Тотилы, король немедленно поспешил из Апулии назад. Подойдя к городу, он увидел, что греки еще заняты восстановлением ворот, которые по его приказу были разрушены и теперь проходы охранялись только солдатами. Ночь готы простояли в лагере, а наутро бросились на штурм, но после длившегося весь день сражения были отброшены. Приступ следующего дня так же завершился ничем. Готы снова несли потери у ненавистных им стен Рима. Третий, и последний, приступ был предпринят Тотилой лишь через несколько дней, но и он закончился неудачей.

К своему стыду готы вынуждены были признать, что не смогли взять и наполовину открытый город. На голову короля посыпались упреки в том, что он не сровнял с землей стены Рима, как поступал до этого с другими взятыми городами, и не вытеснил Велизария из Порто, когда тот находился там больным. Так отчасти померкла военная слава Тотилы. Весной 548 года он со всем своим войском ушел в Тибур, а Велизарий получил возможность не спеша навесить окованные медью ворота и второй раз отправить в Константинополь ключи от Рима.

Полагают, что Велизарий восстановил необходимый для работы мельниц водопровод Траяна (на остальные акведуки уже не было средств). Книга пап (Либер Понтификалис) отмечает, что Велизарий учредил в Риме дом для бедных и принес в дар апостолу Петру два больших канделябра и украшенный драгоценными камнями золотой крест весом в 100 фунтов с надписями об одержанных им победах.

Тотила же направился на Юг Италии, где рассеял греков по лесам и горам, после чего подошел к Брундизию и уничтожил только что высадившиеся греческие войска. Велизарий снова был вынужден покинуть Рим. Император передал ему верховное командование в Нижней Италии, но с этого времени успех покинул великого полководца. Отправившись с флотом к Таренту, он был отброшен бурей к Кротону, городу не защищенному стенами. Его конница направилась к Русции (совр. Россано), где была уничтожена Тотилой, что вынудило Велизария снова уйти в море и остановиться в Мессине. После года беспрерывных поражений греков, он, наконец, был отозван на Восток, где умер в немилости и забвении.

велизарий
Велизарий, просящий милостыню. Франсуа Андре Винсент, 1776

Удаление великого полководца облегчило задачу Тотилы. Неутомимый воин, покорив множество городов Калабрии, в начале 549 года в третий раз пошел к Риму, где правителем теперь был храбрый и опытный Диоген, имевший в своем распоряжении 3000 солдат. Амбары Рима были заполнены хлебом, а обширные пустые пространства превращены в засеянные поля (наверное римлянам было нелегко смотреть, как на развалинах их былого величия растет пшеница).

И снова приступы готов не давали результата. И снова только измена исаврян открыла им ворота. Раздраженная задержкой жалования охрана ворот Святого Павла, соблазняемая к тому же примером своих соотечественников, впустивших некогда в Рим короля готов, предложила Тотиле свои услуги. Ночью, отправленные Тотилой выше по течению Тибра несколько человек, начали громко трубить. Встревоженное неожиданным военным призывом римское войско устремилось к тому месту, откуда, как им казалось, грозит опасность. Ворота Святого Павла отворились и готы беспрепятственно вошли в город. Греки бежали по Аврелиевой дороге, но попали в устроенную заранее засаду. Спаслись немногие и в их числе раненый Диоген.

Во второй раз Рим оказался под властью Тотилы. Однако в Мавзолее Адриана, ища спасения, заперся военачальник Павел с 400 всадников. Атака готов была отбита с большим уроном для нападавших, и тогда Тотила решил взять осажденных голодом. Те же, не став дожидаться мучительной смерти, взялись за оружие, чтобы продать свою жизнь дорогой ценой. Узнав об этом решении, Тотила, из уважения к такой отчаянной решимости, объявил им, что они могут свободно уйти. Однако, всадники предпочли встать под знамя великодушного победителя, а не возвращаться в Константинополь, где их ждали нищета и насмешки. Все они, за исключением командира, перешли на сторону готов.

Больше Тотила не думал ни покидать Рим, ни разрушать его. Найдя город в диком запустении он призвал сюда и готов, и римлян, и даже сенаторов из Кампании, позаботился о доставке продовольствия и приказал восстановить все, что было разрушено во время первой осады, после чего устроил давно не видимые римлянами игры в Большом Цирке.

Нарзес

Однако, успехи Тотилы не произвели должного впечатления на императора Юстиниана, и посол готского короля даже не был допущен в Константинополь. Еще в 549 году Тотиле пришлось выйти из Рима, чтобы продолжить военные действия в Италии. Имея в своем распоряжении 400 судов, он вдруг оказался властителем на море и покорил Сицилию, Корсику и Сардинию, доходя даже до греческих берегов. Но вот, в конце 551 года, на сцене появился Нарзес. Борьба героя с евнухом — редкое зрелище, но герой пал, а евнух оказался победителем.

Новый греческий полководец, получивший от императора самые широкие полномочия, собрал в Далмации огромное войско из гуннов, лангобардов, герулов, греков, гепидов и даже персов. Все они различались своим видом и нравами, но одинаково горели желанием завладеть сокровищами готов и Италии. Сделав этому войску смотр в Салоне, Нарзес повел его к Равенне берегом Адриатического моря.

Летом 552 года Тотила выступил из Рима, прошел Тоскану и разбил лагерь у Апеннин в Тагинах. Прибыл сюда и Нарзес. На второй день битвы король готов был мертв — его, раненного, пронзил копьем в спину какой-то гепид. Войско готов было разбито и обращено в бегство. Описывая участь, постигшую славного врага, греческий историк Муратори предается скорби и причисляет Тотилу к героям древности, говоря, что он заслуживает бессмертия еще более, чем Теодорих. Еще будучи юношей, Тотила своей энергией и гением не только восстановил разрушенное государство, но и отстаивал его в течение 11 лет, ведя борьбу с войсками Юстиниана. Немного найдется героев, равных этому готу великодушием и справедливостью.

византийско-готские войны 535-554 годов

Далее: Готы. Нарзес. 552-567 гг
Назад: Готы. Велизарий и Витигес. Осада Рима. 537-538 гг

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте ранее:
Базилика Святого Петра. Часть 3.1. Интерьер. Структура и неф.

Базилика Святого Петра совершенно симметрична. Она состоит из нефа с приделами и тремя боковыми часовнями с каждой стороны. Затем идет...

Закрыть