Готы. Нарзес. 552-567 гг

Нарзес

После поражения от Нарзеса 6000 готов остались лежать на поле Тагины. Спасшиеся же бегством направились к реке По, где в Павии избрали нового короля — Тейаса, самого храброго из воинов. Нарзес тем временем пришел в Тоскану, взял штурмом Перуджию, Сполетто и Нарни, после чего подошел к Риму, где ему оказал отчаянное сопротивление остававшийся в городе небольшой готский гарнизон.

С самого начала готы решили ограничиться защитой лишь Мавзолея Адриана, куда они снесли все свои ценные вещи. Прилегающая к замку местность еще при Тотиле была обнесена небольшой стеной, соединенной Адриановым мостом с городской стеной. Но силы были слишком неравными. В конце концов готы сдались под условием сохранения им жизни и свободы. Так Рим за время царствования Юстиниана оказался завоеван в пятый (!) раз.

Движимые любовью к Риму, многие римляне поспешили вернуться в город, узнав, что он освобожден. Но готы, потеряв всякую надежду на дальнейшее обладание Италией, отдались ненависти и мести. Они стали убивать каждого попадавшегося им на дороге римлянина, а их примеру последовали и варвары, служившие у Нарзеса. Погибла большая часть сенаторов; уцелели лишь те из них, кто бежал в Константинополь или на Сицилию. Древнее учреждение окончательно прекратило свое существование, а славные некогда звания сенаторов и консулов превратились просто в титулы богатых людей.

Порто тоже был отнят у готов, как и остальные города Кампании. Часть войска под начальством Иоанна Нарзес отправил в Этрурию, чтобы преградить путь Тейасу. Однако Тейас, пройдя по побережью Адриатического моря, неожиданно объявился в Кампании, и Нарзес, получив об этом известие, собрал все свои войска и направился из Рима к Неаполю по Аппиевой или Латинской дороге.

Два месяца стояли друг против друга греки и готы у подножия Везувия. Только когда весь готский флот изменнически перешел на сторону греков, Тейас снял свой лагерь и поднялся на склон Лактарской (Молочной) горы. Но голод заставил их спуститься и принять решение погибнуть героями. Здесь, в виду Неаполитанского залива, и закончилась история этого мужественного народа. Даже после гибели Тейаса его воины продолжали сражаться тесными рядами. Готы проявили беспримерную храбрость, но шансов у них не было совершенно. Лишь на третью ночь противостояния ими было принято решение прекратить сопротивление и по согласию Нарзеса навсегда покинуть Италию. Их дальнейшая судьба совершенно неизвестна.

нарзес
Битва при Молочной горе. Александр Цик (1845-1907)

Вместе с готами на все последующее время исчезло и единство Италии. А в течение Средних веков и до Новейшего времени в Риме держалось бессмысленное поверье, что готы разрушили город. Глядя на развалины и не зная, что памятники древности разрушены не столько даже временем, сколько дикими баронами Средних веков и некоторыми папами, римляне помнили лишь то, что готы долго владели Римом, много раз ходили на него приступом, брали и грабили. Видя в стенах древних сооружений множество дыр и не находя им объяснений, римляне полагали, что эти отверстия оставили готы, когда выламывали камни или вытаскивали бронзовые скобы. Даже в конце 16 века существовала вера в то, что готы все еще где-то живут, тайно приходят в Рим и роются в земле, чтобы достать спрятанные их предками сокровища (на самом деле, так поступали некоторые кардиналы).

Победа Нарзеса не была окончательной. Внезапно на Италию устремились огромные толпы варваров, грозившие похоронить Рим в развалинах. 70 000 алеманнов и франков перешли через Альпы и опустошили верхние провинции, практически не встретив сопротивления со стороны малочисленных греческих отрядов. Они не решились идти на Рим только потому, что Нарзес переместился в него из Равенны и провел здесь зиму 553-554 годов. Вместо этого варвары разделились на два отряда и опустошали оба побережья.

К концу лета 554 года один из этих отрядов, нагруженный добычей, вернулся с юга к По, где погиб от чумы. Второй же отряд приблизился к Капуе и встретился с идущим из Рима Нарзесом. Толпы варваров не устояли перед греческими ветеранами и практически все были уничтожены. Нагруженное добычей убитых греческое войско направилось в Рим, и улицы пустынного города засверкали блеском последнего триумфа, увиденного римлянами. Италия была освобождена от германских народов, восстанавливалось единство империи и единство католической церкви. Благочестивый евнух Нарзес направился к базилике Святого Петра и не ее ступенях был встречен духовенством.

Ни в какое другое время Рим не доходил до такого упадка, как по окончании готской войны. Его население, массово гибнувшее от голода, войны и чумы, в это время не превышало 40 000 человек. Все те драгоценные предметы древности, которые ускользнули от внимания вандалов и готов, исчезли в результате лихоимства греков. Оставшиеся в живых римляне едва ли могли унаследовать от своих предков что-либо большее, чем опустошенные жилища с голыми стенами или права собственности на отдаленные имения, находившиеся не в лучшем состоянии, как и вся, лежавшая в руинах, Италия.

Для установления внутреннего порядка в Италии Юстиниан 13 августа 554 года издал специальный эдикт. Им подтверждались указы изданные Аталарихом, его матерью Амалазунтой и Теодатом, т.е. признавалась династия Теодориха, а указы Тотилы объявлялись недействительными. Все трудности в отношении имущественных прав должны были быть устранены, собственность беглецов сохранялась за хозяевами, договоры, заключенные во время осады города, подлежали обязательному соблюдению. Папе и сенату предоставлялось установить меру и вес для всех провинций Италии.

Из этого эдикта можно заключить, что сенат в Риме, несмотря ни на что, все еще существовал, а власть папы уже распространялась и на гражданские дела. Папа стал официально принимать участие в управлении Римом, как впрочем и остальные епископы в своих городах. Юстиниан облек их авторитетом законной власти, что со временем привело к абсолютному владычеству пап в Риме. По поводу же сената ничего более не известно.

12-я глава эдикта предписывает восстановить общественную раздачу еды народу, производившуюся Теодорихом, и впредь уплачивать жалование грамматикам и ораторам, врачам и юристам, «дабы обучение юношества свободным искусствам процветало в римском государстве». Однако эти намерения Юстиниана так и не были претворены в жизнь. При глубоком упадке общественной жизни школы, процветавшие при Теодорихе, погибли. Аристократия, занимавшаяся изучением наук была истреблена, меценаты бесследно исчезли, роскошные библиотеки погибли. Уцелело лишь то, что удалось собрать и спасти монастырям ордена бенедиктинцев. Латинская культура и наука умерли.

Зато серьезно упрочилось положение церкви. С падением готского государства ушла арианская ересь, а Итальянское королевство, как самостоятельная государственная единица, исчезло. Гибель древнеримского патрицианства тоже расширила возможности римского духовенства. Правда теперь, под военным игом Константинополя, римской церкви было уготовано противостоять неспокойному духу востока, где еще не исчезла греческая философия и не перестали оспариваться господствовавшие догмы. Другую проблему представлял и абсолютизм императорской власти.

Отправленному Юстинианом в ссылку папе Вигилию, наконец, было разрешено вернуться в Рим. Это произошло после признания им решений пятого собора в Константинополе. Однако по дороге Вигилий умер в Сиракузах в июне 555 года, и через несколько месяцев после этого на престол Святого Петра взошел дьякон Пелагий (556-561). Избран он был по приказанию Юстиниана, и значительная часть духовенства отказалась иметь с ним дело, подозревая Пелагия в соучастии в смерти Вигилия. Чтобы избавить себя от подозрений, Пелагий поднялся на кафедру базилики Святого Петра и, держа в руке Евангелие, положил себе на голову крест и перед всем собравшимся народом поклялся в своей невинности.

Папа Пелагий

При Пелагии началась постройка церкви апостолов Филиппа и Иакова на Via Lata (ее место теперь занимает церковь 12 апостолов, но 6 колонн первоначального здания уцелели). Весьма вероятно, что на строительство пошел материал из расположенных рядом терм Константина, поскольку снабжавший их водой акведук был разрушен, да и сами термы уже превращались в развалины.

В скором времени строительство церквей стало единственной формой общественной деятельности в городе. Частные дома и гражданские здания приходили в упадок, а число украшенных золотом храмов только росло. Правда строить их было можно только за счет хищения и разорения всего того, что составляло древнее величие Рима и осталось теперь без заботливого надзора. И Вечный Город стал все быстрее и быстрее приходить в разрушение. Если готы еще были озабочены сохранением величия Рима, то теперь народ, одолеваемый нескончаемыми бедствиями, утратил последние следы сознания своего славного прошлого и благоговения к древнему наследию. Не было этого благоговения и у Константинополя, тем более что римский епископ вскоре возбудил к себе зависть и ненависть восточной церкви. К неблагоприятным для города факторам можно добавить и господство в эти годы чумы, землетрясений и наводнений.

История Рима после окончания готской войны и за все время наместничества Нарзеса скрыта во мраке. Неизвестно ни одно здание, восстановлением которого город был бы обязан этому правителю. Существует только одна надпись на Саларском мосту через Аниен, сброшенном Тотилой и восстановленном в 565 году Нарзесом. Ее напыщенный и хвастливый тон наряду с незначительностью работы (перекинуть маленький мост через неширокую реку) является характерной чертой эпохи:

«В царствование государя нашего, благочестивейшего и всегда победоносного Юстиниана, отца отечества и августа, на 39-м году его правления, Нарзес, знаменитый муж, экс-препозит священного дворца, экс-консул и патриций, после победы над готами, когда короли их с изумительной быстротой, в открытом бою были одолены и низвергнуты, и свобода была вновь возвращена городу и всей Италии, очистил русло реки и возобновил разрушенный презренным тираном Тотилой мост саларской дороги, причем привел его в лучший, чем прежде, вид».

Свои последние годы Нарзес провел в Риме, во дворце цезарей. Сведения о его деятельности в это время очень отрывочны и ограничиваются отчетами о войнах с франками и остатками готов. Нарзесом, по-видимому овладела страсть к накоплению богатства. Это богатство возбуждало ненависть в римлянах, но не меньшую роль играли и его военный деспотизм, тяжесть налогов, алчность греков, вмешательство их в церковные дела и оскорбления, наносимые латинянам.

Не имея возможности поколебать положение Нарзеса при жизни Юстиниана, римляне попытались сделать это в 565 году, когда императором стал Юстин Младший. Их стремление вполне совпало с новыми настроениями в Константинополе, начавшем опасаться могущества, достигнутого Нарзесом, и желавшем завладеть богатством последнего. Римляне написали Юстину жалобу, и вот, после 16 лет наместничества в Италии, полководец был отозван из Рима.

Вернуться в Константинополь Нарзес не отважился, поскольку ему была известна угроза императрицы Софии, обещавшей одеть его в женское платье и заставить вместе с женщинами прясть шерсть. В результате он нарушил приказ и удалился в Неаполь. Это испугало римлян, которые стали опасаться его мести, и папа Иоанн III (561-574) поспешил вернуть изгнанника в Рим. Нарзес снова занял дворец цезарей, но очень скоро умер. Его тело положили в свинцовый гроб и вместе с принадлежавшими ему сокровищами отвезли в Константинополь. Произошло это в 567 году.

Далее: Экзархат. 568 — 604 гг. Григорий I Великий
Назад: Готы. Тотила. 541-552 гг

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте ранее:
Базилика Святого Петра. Часть 3.2. Интерьер. Главный алтарь, Святилище и купол.

Отдельно стоящий главный алтарь базилики был освящен папой Климентом VIII в 1594 году. Он сформирован из монолитного блока белого с...

Закрыть