Средневековье. 14 век. 1378-1399. Схизма

После кончины Григория XI кардиналы послали за вождями республики, которые поклялись в добросовестной охране и уважении свободы конклава. В народе же происходило брожение. Ходили слухи, что архиепископ арльский, камерарий церкви, занявший гарнизоном замок Святого Ангела, призвал бретонскую наемную банду. Магистрат стянул в город войска из Тиволи и Веллетри, которые заняли все мосты и ворота, чтобы помешать бегству кардиналов и исключить вмешательство провинциальных баронов. Наиболее влиятельных аристократов изгнали из города.

Конклав должен был происходить в Ватикане. Городские власти назначили нескольких капитанов кварталов и граждан для его охраны. Борго (район Ватикана) был оцеплен, милиция окружила Ватикан, а кардиналы распорядились перенести в замок Святого Ангела церковные сокровища. В такой обстановке должны были пройти выборы верховного христианского пастыря.

Процедура началась 7 апреля 1378 года. Во время совещания кардиналов к ним в конклав вошли капитаны кварталов и еще раз угрожающе потребовали в папы римлянина или итальянца. Однако единственным римлянином был кардинал Тибальдески, отвергнутый по причине слабости и преклонного возраста. Выборы могли затянуться надолго, но наутро 8 апреля народ пришел в нетерпение, и колокола ударили в набат. Испуганные кардиналы поспешили к окончательному решению и проголосовали за архиепископа Бари.

Между тем пронесся ложный слух, что папа — кардинал Тибальдески. Народ, по традиции, немедленно разграбил его жилище, а у Ватикана раздались крики восторга: «Имеем римлянина!» Двери конклава были разломаны, и воины хлынули в залу поклониться римлянину. Трепещущие кардиналы укрылись в смежную часовню, но и она была разнесена. Тогда, в поисках спасения, ревущей толпе был представлен римлянин — мнимый папа. Маститый Тибальдески был второпях облачен в митру и мантию и очутился восседающим на папском престоле среди ликующих римлян, лобызавших его руки и ноги и грозивших задушить его поклонениями.

Тем временем кардиналы благоразумно скрылись, а настоящий избранник дрожал, спрятанный в одной из камер дворца. Отчаявшийся и сгоравший от стыда Тибальдески смог, наконец, преодолеть свой страх и сделал громкое признание, что папа не он, а архиепископ Бари. Опешивший народ закричал: «У нас нет римлянина! Смерть изменникам!» Снова ударил набат, и все схватились за оружие. Однако магистраты исполнили свой долг, и страшных последствий удалось избежать.

Урбан VI

9 апреля флорентийский кардинал объявил о каноническом избрании архиепископа Бари, и римляне успокоились при мысли, что он итальянец. 18 апреля 1378 года Варфоломей Приниано вступил на Святой престол под именем Урбана VI. Вспыльчивый и не имеющий житейского такта неаполитанец своими крутыми мерами тут же нажил себе множество врагов среди высшего духовенства. Его упреки в мирских пороках и роскоши, обращенные к епископам, были справедливы по сути, но весьма оскорбительны по форме. Надменные князья церкви ожидали, что никогда не бывший кардиналом Урбан будет их покорной креатурой, теперь же они увидели в нем повелевающего папу.

Урбан объявил, что Святой престол должен оставаться в Риме, и неосторожно озвучил замысел произвести много новых кардиналов из всех наций. В курии началось брожение. Провансальский кастелян отказывался выдать папе замок Святого Ангела и остался обладателем крепости. Архиепископ арльский бежал в Ананью, прихватив с собой бриллианты и папскую тиару.

Противники Урбана призвали к себе банду бретонцев и гасконцев, состоявшую на службе у церкви и в своих грабежах дошедшую уже до окрестностей Рима. Державшие сторону папы римляне 16 июня выступили против наемников, но понесли поражение у моста Понте Саларо, а французская банда с триумфом проследовала в Ананью. Здесь французские кардиналы обратились с письмом к четырем итальянским, говоря о недействительности избрания Приниано, совершенного под давлением, и приглашая их для совместного совещания в Ананьи.

Урбан VI немедленно оценил значение этого события. Он изъявил готовность подвергнуть действительность своего избрания суждению собора и отправил трех итальянцев с примирительными предложениями в Ананью. Однако предложение это было отвергнуто. 9 августа 1378 13 кардиналов издали в Ананье энциклику. В ней говорилось, что лишь под угрозой смерти от римского народа, если не выберут в папы римлянина или итальянца, они избрали архиепископа Бари. Он же из честолюбия это избрание принял и теперь должен считаться узурпатором, каковым они, великое большинство священной коллегии, объявляли его, отрекались от него, призывали его сложить тиару, а христианство — не признавать его папой. Так была объявлена схизма.

Антипапа Климент VII

21 сентября схизматики в Фунди избрали папой Роберта Женевского. 31 октября он принял посвящение под именем Климента VII. Итальянцы не приняли участия в избрании, но и не протестовали против него. Они не возвратились и к Урбану, предпочтя нейтралитет и требуя собор.

Тем временем Урбан вернулся в Рим. Поскольку замок Святого Ангела не находился в его власти, он поселился сначала в Санта Мария Нуова на Форуме, а затем перебрался в Санта Мария ин Трастевере. Положение его было ужасным. Численность и единодушие кардиналов придавали большой вес их новому выбору, а противопоставленный Урбану папа был ставленником не враждебного императора, а могущественной части самой церкви. Отпадение же итальянских кардиналов служило сильнейшим доказательством отталкивающей натуры Урбана, не способного ни привлекать друзей, ни примирять врагов.

Скоро Урбан VI оказался в одиночестве. Ему пришлось пережить то, что испытал едва ли кто-то из пап — при нем не осталось ни одного кардинала. Урбану пришлось создавать новую курию, будто он сам являлся лжепапой. В течение одного дня он назначил более 20 кардиналов, по большей части неаполитанцев, и нескольких римлян — двух Орсини, и Стефана и Агапита из дома Колонна. Он возбудил процессы против схизматиков, предал их отлучению, объявил их проклятыми и находящимися вне закона и такими же церковными карами грозил всем, кто признает Роберта Женевского.

Раскол свершился. Два папы стояли один против другого, предавали друг друга анафемам и разжигали христианство буллами. Церковь разделилась, ибо скорое признание Климента VII Францией отняло у понтификата последнего характер антипапства, и теперь уже никто не мог сказать, какой из пап истинный. Климента признали папой богатая Франция, Неаполь и Савойя, а позднее и Испания с Шотландией. Урбана держалась империя и весь остальной Запад.

Император тотчас высказался за Урбана, но не успел оказать ему поддержку, поскольку скончался 29 ноября 1378 года. Наследником Карла IV стал его сын Венцеслав, которого Урбан VI сразу признал новым римским королем. Поддержали Урбана так же Бернабо, Флоренция и Перуджия. Несомненное преимущество над Климентом давало ему и обладание Римом, в котором в руках противника находился лишь замок Святого Ангела, который следовало завоевать прежде всего. Замок был прекрасно снабжен провиантом и вооружением. Впервые с его стен гремели пушки, производя в городе разрушения.

Альбериго де Барбиано

Для противостояния досаждавшим Риму бретонцам и гасконцам Урбан нанял капитана Альбериго де Барбиано, графа де Кунио, основателя кампании Святого Георгия, банды из Вероны, состоявшей почти из одних итальянцев. И здесь схизма приняла национальный характер. Первая итальянская кампания стояла на стороне итальянского папы, а чужая — на стороне чужеземного папы. 29 апреля 1379 года итальянцы перерубили или забрали в плен бретонцев, явившихся на выручку замка. Альбериго с триумфом вступил в Рим. Признательный Урбан возвел его в рыцари и подарил знамя, на котором было начертано золотыми буквами: «Освобожденная от варваров Италия». В тот же день замок Святого Ангела капитулировал благодаря посредничеству канцлера Иоанна Ченчи.

Едва римляне овладели замком, как ослепленные жаждой мести, бросились разнести его до земли. Со времени первой осады при Велизарии над этим мавзолеем пронеслись тысячи военных штурмов, так и не разрушив его. Пал он лишь теперь, в апреле 1379 года. Гробница была уничтожена, за исключением лишь внутренней сердцевины, заключающей античную усыпальницу. Лишь благодаря твердости этой пепериновой массы, только укрепившейся от времени, она и поныне возвышается, пусть и в изменившихся очертаниях, над Римом.

Этот чудесный памятник, бывший сначала императорской могилой, а затем тюрьмой, башней и цитаделью светской власти пап, навсегда останется сокровищницей исторических воспоминаний. Обломки замка целый год пролежали на земле. Мраморные блоки выбирались для мощения площадей и возведения построек, а по пепелищу бродили козы. Падение замка дало Урбану VI обладание Ватиканом, куда он вступил в торжественной процессии, с босыми ногами, что было столь необычным зрелищем, что папа заслужил хвалу за смирение.

Замок Святого Ангела

Климент теперь был вне себя от страха, поскольку Альбериго мог со дня на день появиться перед Ананьей и осадить там его самого. Он бежал и искал убежища в Неаполе, у королевы Иоанны. Королева беспрестанно устраивала в его честь празднества, но неаполитанский народ с раздражением смотрел на то, что чужеземец был признаваем за папу, а земляк — отвергнут, и однажды поднял крик: «Да здравствует Урбан VI!» После этого Климент был вынужден бежать во Францию, в мрачный авиньонский замок.

21 апреля 1380 года Урбан объявил Иоанну смещенной с неаполитанского трона, который она заняла лишь благодаря авиньонским папам. Корона была предложена Людовику Венгерскому, который отправил на ее завоевание своего племянника, Карла Дураццо, сражавшегося в это время с венецианцами. Возведение на трон Неаполя «своего» короля позволило бы Урбану ограничить схизму одной Францией и он полностью отдался организации этой экспедиции.

В ноябре 1380 года в Рим с войском прибыл Карл Дураццо. Урбан сделал его знаменосцем церкви и сенатором. Для снаряжения похода на Неаполь были ограблены римские церкви — великолепная утварь и массивные бюсты оказались в плавильных печах. 1 июня 1381 года Карл принял инвеституру на Неаполь, а на следующий день — корону. Вскоре после этого войска двинулись из Рима по Латинской дороге.

28 июня Карл одержал победу под Сан Жермано и вступил в Неаполь. Иоанна, осажденная в замке Кастель дель’Ово, сдалась 25 августа. Весной 1382 года под Неаполем во главе сильного французского войска появился Людовик Анжуйский, произведенный в короли Климентом VII, и это решило участь пленной королевы. В мае она, по повелению Карла Дураццо, была задушена шелковым шнурком, а ее тело неделю публично выставлялось в неаполитанской церкви Санта Чиара.

Кастель дель’Ово. Неаполь

Пылающий местью Людовик Анжуйский обрушился на неаполитанское королевство. Страшась за Рим, Урбан VI также начал подготовку к обороне, но француз так и не появился под городскими стенами. А вскоре сила натиска его войска была раздавлена искусной тактикой Карла Дураццо, и великолепнейшая из армий оказалась сокрушена лишениями, болезнями и голодом.

Война перешла в вялую фазу, и нетерпеливый Урбан решил лично отправиться к Карлу. Почти тайно он покинул Рим 19 апреля 1383 года и добрался до Неаполя только в начале ноября. Однако вскоре папа оказался в сильном разладе со своим неблагодарным ставленником. Карл хотел удалить его из страны, где Урбан попытался разыгрывать роль сюзерена. Выяснилось, что никто его здесь не уважал, а почитание к наместнику Христа никогда еще не падало так низко. 26 мая 1384 года Урбан покинул Неаполь и основал свою резиденцию в Ноцеро. Папство, едва вернувшись в Рим, теперь оказалось перенесенным в неаполитанское королевство.

Кардиналы ненавидели Урбана, и снова поднялся вопрос о его низложении. Заговор открылся и 11 января 1385 года шесть кардиналов были брошены в подземелье. Оставшиеся на свободе отреклись от Урбана и высказались за необходимость Вселенского собора. Распаленный яростью, Урбан предал Карла анафеме и низложил его с трона, а Неаполь подверг интердикту. Теперь Карл выслал войско против папы. Со стен Неаполя было возглашено, что доставивший папу мертвым или живым получит награду в 10 000 гульденов золотом, т.е. глава христианства приравнивался в цене к атаману разбойников.

Урбан проклинает Карла Неаполитанского со стен Ноцеры

Ноцера пал, замок в крайнем стеснении еще держался, но долгая оборона была невозможна. На помощь пришли наемные банды, итальянские, французские, бретонские и немецкие, готовые в любую минуту продать папу в случае неудовлетворения им их требований. 7 июля они вырвались из города и понеслись в направлении салернского берега, а далее к Беневенту. В Бари их подобрали генуэзские суда и доставили в Геную 23 сентября. Там папа снова сел на корабль и отправился в Лукку, откуда собирался вернуться с войском в Неаполь.

Ситуация сложилась так, что Урбану не удалось осуществить свое намерение, и в августе 1388 года он, наконец, вернулся в Рим. Город сильно пострадал от прошедшей чумы. Он замер в грязи и нищете, которые не могла компенсировать независимость, достигнутая за время отсутствия Урбана. Приехавший папа немедленно показал свой свирепый нрав. Он захотел подчинить себе Капитолий и своей властью поставить сенатора.

Вооруженный народ кинулся к Ватикану, но уже через несколько дней можно было увидеть кающихся арбалетчиков, бредущих от Капитолия к Святому Петру с веревками на шеях, босоногих и с горящими свечами в руках. Рим ненавидел этого неуемного папу, но подчинялся ему более прочих. 15 октября 1389 года Урбан VI скончался, оставшись в памяти современников как жестокий и немилосердный тиран.

Бонифаций IX

2 ноября в Риме папой был избран неаполитанец Пьетро Томачелли, 30-летний кардинал церкви Святой Анастасии. 11 ноября он принял сан под именем Бонифация IX. Первым делом новый папа снял отлучение с дома Дураццо и в мае 1390 года короновал в короли Неаполя юного Владислава Дураццо. Римская церковь снова могла опираться на это королевство, свою вассальную область.

В этом же году состоялся Юбилей, назначенный еще Урбаном VI. Несмотря на неучастие в торжестве схизматических народов, в Рим стеклись богомольцы из Германии, Венгрии, Богемии, Польши и Англии. Однако священное торжество юбилея превратилось в финансовую спекуляцию папы, рассылавшего во все страны уполномоченных с приказом продавать индульгенции за сумму, равную стоимости путешествия в Рим. Проявились самые вопиющие злоупотребления. Симония и ростовщичество действовали с нескрываемой наглостью. Современники рисуют Бонифация IX беспредельно корыстным и бессовестным, раздававшим за деньги все церковные должности и взимавшим плату за всякое прошение.

Вскоре после юбилея настроение в Риме снова стало враждебным папе. Вследствие этого 11 сентября 1391 года Бонифаций заключил с римской республикой договор, по которому она обязалась признавать неприкосновенность клира, не обременять налогами курию и кардиналов, возобновлять городские стены и мосты и приглашать всех римских баронов к оборонительному и наступательному союзу с папой и церковью.

В 1392 году римляне с оружием в руках ворвались в Ватикан и на глазах у папы вытащили из дворца каноников Святого Петра, отказавшихся совершить отчуждение имущества базилики на военные издержки. Не чувствуя себя в безопасности, Бонифаций воспользовался приглашением Перуджии, чтобы покинуть Рим и позволить призвать себя обратно на выгодных условиях.

Летом 1393 года римские послы стали настоятельно звать Бонифация вернуться, поскольку римляне боялись переноса папской резиденции. Условия Бонифация были следующие: отныне папа должен избирать сенатора, или, если он этого не пожелает, то облеченные сенаторской властью консерваторы должны приносить ему присягу в верности; сенатор не должен быть стесняем в своей должности ни арбалетчиками, ни иными магистратами; клир и папский двор подлежат юрисдикции лишь своего законного форума; папа и кардиналы освобождаются от пошлин и податей; магистраты не должны ни под каким видом иметь притязания на имущества церквей, госпиталей и благочестивых учреждений Рима.

На свое возвращение Бонифаций потребовал 1000 снаряженных всадников для конвоя и 10 000 гульденов золотом на дорожные издержки. 8 августа 1393 года на Капитолии римский парламент единогласно принял эти условия и скрепил их клятвой. Эта грамота, в основных чертах, стала базисом отношений между папой и городом Римом на последующие времена.

Владислав Неаполитанский

В конце года Бонифаций вернулся в Рим и был принят с почестями. Однако уже в мае следующего года народу показалось, что договор слишком перевешивает в пользу папы, и поднялось очередное восстание при активном участии арбалетчиков, власть которых папа и хотел сломить в первую очередь. Лишь вмешательство юного Владислава Неаполитанского положило конец беспорядкам. Осенью 1394 года он прибыл в Рим с войском и освободил папу от опасного положения.

16 сентября в Авиньоне умер Климент VII. Появилась возможность ликвидации схизмы, но для этого требовалось воспрепятствовать выбору преемника авиньонского папы. С этим согласился даже французский король, но не французская курия. 26 сентября она избрала из своей среды испанца Петра де Луна, который 3 октября воссел на схизматический трон под именем Бенедикта XIII. Мир начинал свыкаться с двумя церквями и двумя папами.

Тотчас же Бенедикт XIII начал стеснять своего римского соперника созданием ему врагов в церковной области и в городе. В Рим засылались письма, подстрекавшие народ к отпадению от Бонифация и к признанию Бенедикта. Население Трастевере подняло восстание, которое было подавлено. В наказание трастеверинцы были лишены своих гражданских прав. Однако ситуация в городе была такова, что лишь благодаря Владиславу удавалось вовремя ликвидировать беспрестанные заговоры.

Наконец, непреклонная настойчивость Бонифация принесла свои плоды. Город согласился на сложение власти цехов и упразднение арбалетчиков. В 1398 году папа получил полный dominium. Была восстановлена прежняя система управления Римом через полугодичного чужеземного сенатора и трех администрирующих консерваторов при усиленном авторитете папы. Этот момент можно считать началом гибели республиканской самостоятельности римлян.

Для полнейшего укрепления своей власти в Риме Бонифаций IX приказал восстановить и укрепить разгромленный замок Святого Ангела. В крепость был превращен и ватиканский дворец, а сенатский дворец на Капитолии был отстроен заново и тоже укреплен. Позаботился Бонифаций и о восстановлении заброшенной Остии для защиты устья Тибра и для предотвращения разбойничьих высадок провансальских и итальянских пиратов. Он изъял город Остию из-под юрисдикции кардинала-епископа и поставил ее под власть папы. Устье Тибра снова сделалось местом стоянки для нескольких галер, и впервые после долгого времени появился папский флот.

Так окончился 14 век в истории Рима.

Далее: Рим в 14 веке. Культура и состояние города
Назад: Средневековье. 14 век. 1355-1377. Возвращение Святого престола

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
0

Автор публикации

не в сети 12 часов

Dmitry

0
Комментарии: 8Публикации: 383Регистрация: 23-01-2016

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля
Читайте ранее:
Базилика Санти Куаттро Коронати. Часть 3. Монастыри, кардинальский дворец и внешние часовни

Доступ к монастырям осуществляется через дверь в левом боковом приделе. Раньше, чтобы открыть дверь, необходимо было обращаться к хранителю церкви...

Закрыть