Рим в 14 веке. Культура и состояние города

средневековый рим14 век, подаривший миру первые бессмертные творения итальянского гения, не дает практически никакого материала историкам культуры Рима. Известно, что все образовательные учреждения города пришли в упадок, а его духовное запустение приводило в ужас Данте и Петрарку.

Во второй половине века магистрат Капитолия жаловался на упадок римского университета, но едва ли кто из ученых решился бы променять Болонью или Падую на его кафедру. Мешала этому и схизма, а потому восстановление университета началось лишь в сентябре 1406 года при папе Иннокентии VII.

На моральное состояние римлян указывает и крайне малое количество сколько-нибудь значительных личностей из их числа. 14 век характеризуется не только отсутствием пап-римлян, но и отъездом всего папского двора в Авиньон, что никак не способствовало развитию городской культуры. Имена Орсини и Колонн все чаще встречаются лишь в связи с упоминанием военизированных банд.

кола ди риенци
Кола ди Риенци

Безусловно, выделяется на этом фоне гений Колы ди Риенци. Его письма и сочинения фактически служат литературными памятниками Рима того времени, хотя их латынь, конечно, не выдержала бы критики Цицерона. Помимо того, Колу можно назвать первым римским археологом. С помощью Мирабилии он приподнял мифическую завесу с монументов города и сделал их предметами исторического исследования. Кажется, он занялся и собиранием коллекции монет императоров.

Целые века оставались непонятными городские надписи, начавшие привлекать к себе внимание лишь с пробуждением классических знаний. Первым, кто в последней трети 14 века составил их собрание, стал Николо Синьорили, служивший в последствии, при папе Мартине V, городским секретарем.

Когда Рим остался предоставленным сам себе, в нем возникли зачатки городской историографии в форме дневников. К сожалению, эти попытки были единичными и нерегулярными. Наиболее значительным произведением здесь являются «Фрагменты римской истории» с 1327 по 1355 годы, составленные неизвестным автором. Главнейшая их часть является жизнеописанием Колы ди Риенци. Язык автора, по-видимому, представляет собой римский диалект той эпохи, грубый жаргон без каких-либо мелодических красот.

С возвращением пап из Авиньона заглохли и эти редкие попытки сохранения собственной истории. Их возобновление относится уже к началу 15 века, когда такой «дневник», охватывающий время с 1404 по 1417 годы, написал Антоний Петри, один из служащих собора Святого Петра. Этот необразованный, но живо интересовавшийся происходящим вокруг человек ежедневно отмечал все казавшиеся ему достойными внимания происшествия в городе. Его записи имеют ценность местной «газеты».

средневековый рим
Лестница Санта Мария ин Арачели

Развитие художественной культуры города, начавшееся было во второй половине 13 века, было резко оборвано в авиньонскую эпоху. Школа Космати распалась, влияние Джотто ушло. Ни одна серьезная задача не стояла перед голодавшими художниками. Единственным подвигом римской архитектуры в это время стало построение высокой лестницы к Санта Мария ин Арачели.

Эту лестницу из 124 мраморных ступеней начали строить 25 октября 1348 года как дар Мадонне, иконе которой, хранившейся в базилике, приписывали избавление города от чумы. Ступени лестницы неровны и, без сомнения, изъяты из разных монументов. Часть из них первоначально служила христианскими могильными плитами, о чем свидетельствуют стершиеся надписи. Неизвестно, воспользовались ими при постройке или же при позднейших реставрациях.

Одновременно с лестницей появился и госпиталь братства Salvator Sancta Sanctorum при Латеране, о чем гласит сохранившаяся на его мраморном портале надпись.

Все то богатство, что ранее стекалось в Рим, теперь оседало в Авиньоне, в поглощавшем несметные миллионы величественном папском замке. Лишь иногда вопли отчаяния римлян об упадке их базилик подвигали авиньонских пап на издание единичных приказов о реставрации оных. В 1341 году Бенедикт XII повелел обновить кровлю собора Святого Петра. Во время этих работ было обнаружено стропило якобы времен Константина, и знатные римляне стали вырезать себе из него столовые доски.

Не только рядовые базилики, но и Ватикан и Латеран стояли в руинах ко времени прибытия в Рим Урбана V. Он занялся восстановлением Латеранской базилики, вторично уничтоженной пожаром в 1360 году. Перестройка оказалась столь радикальной и заняла столько времени, что полностью изменила средневековый характер сооружения. Памятником Урбана осталась сохранившаяся высокая, из белого мрамора, дарохранительница главного алтаря, в которую этот папа перенес головы апостолов Петра и Павла, помещенные в серебряные бюсты. Возвращаясь в Авиньон, Урбан оставил эти сокровища под охраной буллы, которая могла устрашить кого угодно, кроме клириков самого Латерана, укравших в 1434 году украшавшие бюсты бриллианты. Докончили дело захватившие Рим в конце 18 века наполеоновские войска, и сегодняшние бюсты, изготовленные в 1804 году, лишь подражают оригиналам.

Неколебимой твердыней, несмотря на некоторые разрушения, стоял мавзолей Адриана. Иоанн XXIII соединил его с Ватиканом крытым ходом, но такой ход, судя по ряду свидетельств, должен был существовать и ранее. Есть основания полагать, что его первоначальный вариант относится к 13 веку, а Иоанн XXIII лишь отстроил его вновь.

средневековый рим
Замок Святого Ангела (Мавзолей Адриана)

Римская живопись 14 века сводится к одинокому имени Пьетро Каваллини, ученика и сотрудника Джотто. Его жизнь темна, а произведения почти полностью уничтожены временем. Лишь в Санта Мария ин Трастевере еще сохранились его мозаики, образующие нижний ярус кафедры. Пожалуй самой невосполнимой потерей стала гибель картины Каваллини в Санта Мария ин Арачели, на которой художник изобразил легенду об Октавиане Августе и Сибилле.

Наиболее благосклонным 14 век оказался к скульптуре, поскольку продолжал существовать обычай чтить память умерших надгробными памятниками. Именно в изготовлении могильных плит заключалась основная деятельность римских скульпторов этого времени. Их стиль сформировался в 13 веке и лишь немного видоизменялся со временем. В начале 14 века в большом количестве появляются надгробия с выгравированными или выпуклыми фигурами. Они принадлежат самым разным сословиям — духовным, рыцарям, нотариусам, знатным дамам, купцам и магистрам. К концу века эти плоские барельефы приобретают множество украшений. Надписи на них остаются исключительно латинскими, но выполненными в готическом стиле.

С возвращением в город Святого Престола начинается оживление монументальной скульптуры. Старейший из сохранившихся монументов того времени — это гробница кардинала Филиппа де Алансона, умершего в 1397 году и похороненного в Санта Мария ин Трастевере. Богатый фигурами рельеф на саркофаге изображает Успение Пресвятой Богородицы, чуждую для Рима концепцию. Там же находится созданная в начале 15 века гробница кардинала Петра Стефанески Анибальди. Покойник представлен в виде массивной фигуры, лежащей на саркофаге.

санта мария ин трастевере
Надгробия кардиналов Филиппа де Алансона и Петра Стефанески Анибальди в Санта Мария ин Трастевере

Уже во времена Карла I Анжуйского (середина 13 века) в Италию начали проникать французские нравы. Римский хронист 14 века утверждает, что люди стали носить поверх шапочек шляпы и отпускать полные бороды, составлявшие ранее отличительную особенность пустынников. Длинное широкое одеяние, ведущее свое начало от тоги, сменилось на тесно облегающую одежду пестрой расцветки. Такую одежду носили даже женщины. Их широкие снизу платья от пояса вверх делались узкими и с огромным вырезом, почти обнажавшим грудь.

средневековый римНесмотря на издаваемые магистратами запреты роскоши, состоятельные женщины носили в изобилии украшения из золота, драгоценных камней и жемчуга, которыми убирались даже платья. Материями были сукно, полотно, шелк и бархат ярких цветов. Ответом на повеление женщинам «благопристойно закутываться» стало их появление в тончайших, вышитых золотом вуалях. Впрочем, римская роскошь и близко не могла соперничать с другими городами по причине относительной ее бедности.

средневековый римРыцарские турниры ввиду отсутствия рыцарского духа совершенно не прижились не только в Риме, но и в Италии вообще. Зато римская аристократия доставляла себе варварское удовольствие боя с быками. Такой бой был, например, устроен 3 сентября 1332 года в Колизее. Судя по этому, в амфитеатре Флавиев еще должно было сохраниться множество зрительских рядов или же они были легко восстановимы. Описание этого боя сохранилось.

Сидения, как и в античные времена, распределялись по рангу. Знатные женщины располагались на крытых красном балконах, предводимые по кварталам тремя дамами, Жаконой де Вико, Савеллой Орсини и представительницей рода Колонн. Народ занимал места как попало. Бойцы несли на забралах цвета своих дам и девизы.

На арену без лат, пешими, со шпагами и копьями вышли Орсини, Колонна, Савелли, Анибальди, Асталли, Капоччи, Каффарелли, Конти, Патрески, Альтиери, Кореи и Манчини. Каждый из них напал на своего быка. Бой был серьезным, и дамы могли восторгаться безумным геройством своих поклонников и оплакивать 18 юношей, оставшихся лежать на арене, пронзенными рогами быков. После этого погибших торжественно похоронили в Санта Мария Маджоре и в Латеране.

Проходили в Риме и ежегодные народные игры. Во время карнавала их устраивали на Монте Тестаччио и Пьяцца Навона. Древние с недоумением взирали бы на празднество, в которое превратились их цирковые игры, и на сенат, с помпой водружающий на поляне хоругвь Рима и подающий сигнал к открытию грубых игр. К тележкам привязывали свиней и скатывали их с горы, а игроки боролись за эту добычу. Каждый квартал приводил на бой украшенного цветами быка. Его сменяли игры с копьями и состязания борцов, а в заключение шел бег, победитель которого награждался куском сукна.

Игры на Пьяцца Навона, древней цирковой арене, состояли из метания копий и процессии масок. Сюда городские кварталы привозили триумфальные колесницы, на которых разыгрывались мифологические и исторические сцены. Борцов на празднества поставляли городские кварталы, и их численность, по более поздним источникам, составляла 72 человека. К ним присоединялись игроки из других городов, поскольку игры, как и в древности, имели для Рима политическое значение.

Депутаты из вассальных городов являли римлянам призрак их бывшего господства. Например, с 1300 года Тосканелла ежегодно высылала в Рим 8 игроков. Такую же дань Капитолий требовал от Веллетри, Тиволи, Корнето, Террачины и других общин римской области. Общины противились этому дорогостоящему символу подданства, и папы неоднократно запрещали сенаторам добиваться исполнения таких «договоров» вооруженной силой.

Что касается состояния самого города, первым в 14 веке громко выступил против его разрушения Петрарка. Он возлагал вину за разорение Рима на разбойничающую знать. Однако же, наряду с аристократами, «войну с городом» вели и прочие римляне, грабившие бесхозные древности и продававшие любителям старины колонны и мраморные изваяния. Ежедневно бесчисленный мрамор пережигался на известь.

марк аврелий
Конная статуя Марка Аврелия на Капитолии

Грек Хризолорас писал: «Статуи лежат разбитые во прахе или обжигаются на известь или же обращаются на кирпич; счастливее еще такие изваяния, которые употребляются в виде подножки при влезании на лошадь, в виде цоколя для стен и сенных ясель». Хризолорас утешал себя мыслью, что многие статуи еще лежат скрытые кустарником или мусором. Считается, что из всех бронзовых статуй к тому времени уцелела лишь конная статуя Марка Аврелия.

В еще худшем положении оказались архитектурные монументы. Петрарка вопрошал: «Где Термы Диоклетиана и Антониновы, Кимвр Мария, Септизоний и бани Севера? Где Форум Августа и храм Марса, где храмы Юпитера на Капитолии и Аполлона на Палатине? Где его портик и греческая и латинская библиотеки? Где другой портик и базилика Гая и Люция, и третий портик Ливии и театр Марцелла? Где храм Геркулеса и Муз Марция Филиппа, Дианы Люция Корнефиция, вольных искусств Азиния Полли, Сатурна Мунация Планка, театр Бальба, амфитеатр Сатилия Тавра? Где бесчисленные произведения Агриппы? Где многочисленные роскошные дворцы монархов? В книгах находишь ты имена их. Но стань разыскивать по городу, и не разыщешь ничего или ничтожные лишь остатки от них». Из этих строк видно, что уже в 14 веке античный Рим сократился до тех остатков, что мы имеем и сейчас.

Жаль, что Петрарка не описал город своего собственного времени. Лишь благодаря сочинению Браччолини Поджио у нас есть возможность определить ряд уцелевших в начале 15 века главнейших монументов Рима. Это храм Templum Pads (базилика Максенция) на Форуме, в то время уже руина из трех арок с колонной, перенесенной Павлом V к Санта Мария Маджоре. Это храм Ромула или его остатки в базилике Санти Косма и Дамиана; остатки колонн храма Антонина и Фаустины, служащие притвором Сан Лоренцо ин Миранда; остатки храма Венеры и Ромы у Санта Франческа Романа; храм Весты у Тибра и храм Юпитера Статора. Это храм Аполлона в Ватикане (в то время — Святой Петрониллы) и перестроенный Пантеон.

Поджио

На глазах у Поджио были разрушены для выжигания извести большие остатки портика храма Минервы. Такая же судьба постигла храм с восемью колоннами на Капитолии. О храме Конкордии Поджио умалчивает, а от храма Сатурна он видел те три колонны, которые сохранились и сейчас, но принял их за остатки моста Калигулы. Что касается Табулария, подземелья сенаторского дворца и тогдашнего соляного склада, едва ли Поджио видел более того, что видно сейчас. Видел он театр Марцелла, в то время уже осколок; остатки театра Помпея, застроенные домами; амфитеатр Кастренсе, заключенный в городскую стену, и Колизей, «в большей части разрушенный римлянами, по простоте, на выжигание извести».

В 14 и 15 веках Колизей был окружен домами и церквями, построенными из его материала. По направлению к улице Сан Клементе стояла Сан Джакопо дель Колизео. Другие церкви — это Сальватор де Рота Колизеи, Сальватор де Инсула эт Колизео и Санта Квадрагинта Колизеи. По направлению к арке Тита стоял дворец Франджипани со зданиями, смежными с амфитеатром.

После низвержения аристократии в авиньонскую эпоху Колизей перешел в собственность римского народа, а в 1381 году сенат подарил его треть часовне Sancta Sanctorum. Влиятельные магнаты без труда получали разрешение сената на пользование античными монументами. Камни растаскивались на строительный материал, и жалоба Поджио на умышленное разрушение Колизея, несомненно, является обоснованной.

Из цирков Поджио называет только Максимус, утонувший в болоте и сохранивший несколько обломков, и цирк Максенция (названный им ипподромом на Аппиевой дороге) с обелиском, развалившимся на четыре куска. Римский Форум зарос мусором и растениями. Между арками Тита и Септимия Севера стоял ряд домов. Кругом бродили коровы и свиньи. Правда от Комиция еще оставалась стена со статуями.

средневековый рим
Джованни Баттиста Пиранези (1720-1778), Кампо Ваччино (Римский Форум)

От терм Константина еще оставался фундамент, от терм Александра Севера — внушительные обломки. Термы Домициана едва ли были видны. Из водопроводов работал только Аква Вирго. Триумфальные арки Септимия Севера, Тита и Константина стояли почти неповрежденные. Поджио упоминает также арку у Сан Лоренцо ин Лючина, арку Клавдия на Пьяцца Сейарра, арку Галлиена и арку Лентула на Авентине.

В целости сохранялись колонны Траяна и Антонина. Пирамида в Борго (Meta Romuli), хоть и лишенная украшений, еще стояла. Упоминалась, конечно, и пирамида Цестия. Мавзолей Августа был засажен репой. Мавзолей Цецилии Метеллы был разрушен на глазах Поджио для выжигания извести. Из мостов в рабочем состоянии оставались мост у замка Святого Ангела, оба моста тибрского острова и сенаторский.

Мавзолей Августа сегодня

Поджио обошел стены Рима, «ветхую заплатанную хламиду из кусков мрамора, камней, осколков и кирпичей», и нашел, что в окружности они составляли около 10 миль, не считая Леонину. Он насчитал 379 башен и 13 ворот. Холмы были заброшены и пустынны. На них возвышались одинокие монастыри и церкви. Капитолий, несмотря на дом сената, представлял собой груду обломков с виноградниками и мусором. Палатин был так опустошен, что «не имел более лица».

Фантазия бессильна нарисовать то, что видели Петрарка с терм Диоклетиана и Поджио с Капитолия, этот необъятный мир с холмами, увенчанными одинокими церквями, с пустынными полями и массами развалин старого и нового Рима, объединенный лишь стенами Аврелиана. Город в то время состоял из 13 кварталов, официальные названия которых впервые появляются как раз в конце 14 века: I. Aegio Montium; II. Tritii; III. Cohminae; IV. Carapi raartis; V. Pontis; VI. Parionis; VII. Aureulae; VIII. S.Eustachii; IX. Pinea; X. Campitelli; XI. S.Angeli; XII. Ripae; XIII. Transtiberis. Наиболее населенными в 14 веке были Понте, Парионе, Пинеа и Трастевере.

средневековый рим
План Рима в Средневековье

Каждый квартал охватывал множество улиц (contrata, via, vicus) и площадей (platea, piazza, иногда, при большом размере, campus). Мостовые были только те, что остались с античных времен. Часть улиц шла по еще старым направлениям, а их названия указывали на какие-либо местные достопримечательности. Улицы прерывались мусором, болотами и пашнями.

Дома этого времени состояли, в основном, из кирпичей, осколков Рима. Балконы, лоджии и портики еще более сужали тесные переулки. Подъезды знатных домов сооружались из арок, уложенных на колонны, которые брались из античных монументов и обрезались под нужный размер. Рим был одним из самых богатых колоннами городов. Еще и сейчас можно увидеть их встроенными в стены домов.

Далее: Средневековье. 15 век. 1400-1409. Схизма.
Назад: Средневековье. 14 век. 1378-1399. Схизма

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
0

Автор публикации

не в сети 2 дня

Dmitry

0
Комментарии: 8Публикации: 390Регистрация: 23-01-2016

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля
Читайте ранее:
Базилика Санта Мария ин Домника. Часть 2. Интерьер.

Церковь Санта Мария ин Домника состоит из центрального нефа с боковыми приделами, заканчивающимися тройной апсидой. Такой архитектурный стиль традиционно считается...

Закрыть