Понятие рода в античном Риме

В античном Риме род (gens, мн. gentes) представлял собой семью, состоящую из людей, имевших один и тот же номен (родовое имя, приблизительный аналог совр. фамилии) и заявлявших о своем происхождении от общего предка. Ветвь рода носила название stirps (ствол, потомство, мн. stirpes).

Род был важной социальной структурой как в Риме, так и во всей Италии в период Римской Республики (509-27 гг до н.э.). Само социальное положение людей во многом зависело от того рода, к которому они принадлежали. Одни роды классифицировались как патрицианские, другие — как плебейские; некоторые роды имели и патрицианские и плебейские ветви. Во времена империи важность принадлежности к тому или иному роду значительно снизилась, хотя «родовитость» продолжала использоваться и определяла происхождение и династии римских императоров.

патриции и плебеи
Патриции и плебеи

Слово gens иногда переводится как «раса» или «нация», но в смысле происхождения от общего предка, а не обладания общими физическими чертами. Его также можно перевести и как «клан» или «племя». Род мог быть небольшим, состоящим из одной семьи, а мог включать в себя и сотни людей. По преданию, в 479 году до н.э. один только род Фабия смог выставить ополчение из 306 человек боеспособного возраста. Концепция рода не была исключительно римской, но разделялась с общинами всей Италии, говорившими на итальянских языках, таких как латынь, оскский, умбрский или этрусский языки. Все эти народы со временем были включены в сферу римской культуры.

Считается, что самые старые роды возникли еще до основания Рима (753 год до н.э.). Они заявляли о своем происхождении от мифологических персонажей времен Троянской войны (завершилась в 1184 году до н.э.), однако возникновение рода не может произойти задолго до принятия наследственной фамилии, nomen gentilicium, указывающей на принадлежность римского гражданина к определенному роду.

Родовое имя, nomen, могло произойти от неограниченного количества вещей и понятий, таких как имя предка, род занятий человека, его поведение, внешний вид или город, в котором он родился. Поскольку эти вещи и понятия были совершенно обыденными, несвязанные общим предком семьи могли иметь одинаковые родовые имена и со временем совершенно запутаться в этом вопросе.

Человек мог быть «усыновлен» в род и таким образом приобрести его nomen. Libertus, или вольноотпущенник обычно принимал nomen (а иногда и praenomen) освободившего его хозяина, а натурализованный гражданин зачастую принимал имя покровителя, предоставившего ему гражданство. Вольноотпущенники и недавно получившие избирательные права граждане технически не были частью родов, чьи имена принимали, но обычно через несколько поколений их потомков уже было невозможно отличить от «истинных» членов рода, давшего им свою фамилию. На практике это означало, что род мог случайно или намеренно приобретать новых членов или даже целые ветви.

Разные ветви рода, stirpes, обычно отличались друг от друга когноменом (cognomen), дополнительной фамилией, следующей за номеном и произошедшей от личного прозвища одного из предков такой ветви. Некоторые особенно большие ветви сами делились на несколько меньших ветвей со своими когноменами.

Большинство родов регулярно использовали только ограниченное количество личных имен, praenominis, выбор которых тоже помогал отличать представителей одного рода от другого. Иногда таким выбором отличались друг от друга разные ветви одного рода. Наиболее консервативные роды могли ограничиваться всего 3-4 личными именами, тогда как другие регулярно использовали 6-7.

Такой ограниченный выбор определялся двумя причинами. Во-первых, семейные имена передавались из поколение в поколение по традиции. Во-вторых, это небольшое количество имен отличало патрициев от плебеев, предпочитавших более широкий выбор имен, в том числе редких для патрициев. Тем не менее, некоторые из самых старых и благородных патрицианских домов зачастую пользовались редкими и необычными преноменами.

Часть семей намеренно избегала определенных имен-преноменов. В ряде случаев это было данью традициям, касавшихся опозоренных представителей рода, носивших определенное имя. Например, род Юниев тщательно избегал преноменов Тит и Тиберий после того, как двое из его членов с этими именами были казнены за измену.

В теории каждый род функционировал как государство в государстве, управляемое своими старейшинами и собраниями, следуя своим собственным обычаям и отправляя свои собственные религиозные обряды. Некоторые культы вообще были связаны с определенными родами. Родовые собрания несли ответственность за усыновление и опеку над своими членами. Если представитель рода умирал без завещания и не имел близких родственников, его имущество распределялось между остальными членами рода.

Решения рода, опять же, теоретически, были обязательными для всех его членов. Однако неизвестен ни один публичный закон, принятый собранием рода. Как группа, роды оказали значительное влияние на развитие римского права, но почти не затронули политическую и конституциональную историю Рима.

Как уже говорилось, одни роды считалась патрицианскими, а другие — плебейскими. Согласно традиции, патриции вели свое происхождение от «отцов города», patres, т.е. глав семейств, принимавших участие в основании Рима вместе с Ромулом, первым царем города. Другие знатные семьи, прибывшие в Рим во времена царей, тоже были приняты в патрициат, в том числе несколько семей из Альба Лонги после разрушения этого города Туллом Гостилием. Последний из известных случаев принятия в патрициат, произошедший до 1 века до н.э., относится к роду Клавдиев, прибывших в Рим в 504 году до н.э.

Многочисленные источники описывают два класса патрицианских родов — gentes maiores (главные роды) и gentes minores (второстепенные роды). Не сохранилось никакой определенной информации о том, какие семьи были причислены к главным родам, и о том, сколько их вообще было. Но в их число почти наверняка входили Эмилии, Клавдии, Корнелии, Фабии, Манлии и Валерии. Неясно и то, имело ли это различие какое-либо практическое значение, хотя предполагалось, что princeps senatus (совр. аналог — спикер Сената) обычно выбирался из их числа.

Первые несколько десятилетий Республики не дают представления о том, какие роды считались патрицианскими, а какие плебейскими. Однако серия законов, обнародованных в 451 и 450 годах до н.э., известных как Законы Двенадцати Таблиц, попыталась кодифицировать жесткое разделение классов, формально лишив плебеев права занимать какие-либо должности в основных магистратурах. Такое положение сохранялось до принятия закона Lex Licinia Sextia в 367 году до н.э. Закон, запрещавший смешанные браки между патрициями и плебеями, был отменен уже в 445 году до н.э.

Двенадцать таблиц

Несмотря на формальное примирение классов в 367 году до н.э., патрицианские роды, представлявшие с течением времени все меньший и меньший процент населения республики, продолжали удерживать большую часть власти, что приводило к частым конфликтам всю следующую пару столетий. Некоторые патрицианские семьи регулярно выступали против разделения власти с плебеями, тогда как другие поддерживали эту идею. Часть семей не могла прийти к согласию по этому вопросу даже внутри себя.

Многие роды состояли сразу из патрицианских и плебейских ветвей. Такая ситуация возникала в результате усыновления или освобождения от рабства или из-за путаницы между несвязанными семьями, имеющими одинаковые фамилии. Известны также случаи добровольного ухода или изгнания из патрициата отдельных членов семей вместе со своими потомками. В некоторых случаях роды, которые изначально должны были быть патрицианскими или считались таковыми во времена ранней республики, позже оставались известными только своими плебейскими потомками.

К 1 веку до н.э. практическое различие между патрициями и плебеями стало минимальным. С ростом власти императора несколько плебейских родов были переведены в патрициат, заменив собой старые патрицианские семьи, исчезнувшие в безвестности и более не представленные в римском Сенате.

Концепции рода и патрициата дожили до имперских времен, но утратили большую часть своего значения. В последние века Западной Империи термин «патриций» стал использоваться для обозначения отдельного титула, а не класса, которому принадлежала целая семья.

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
0

Автор публикации

не в сети 13 часов

Dmitry

0
Комментарии: 8Публикации: 406Регистрация: 23-01-2016

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля
Читайте ранее:
Санта Мария сопра Минерва. Часть 3.3. Интерьер. Часовни левого придела

Справа в дальнем конце левого придела базилики (27) находится алтарь Святого Гиацинта Польского. Алтарный образ с изображением святого, имеющего видение...

Закрыть