Экзархат. 701 — 731 гг. Григорий II и начало иконоборчества

30 октября 701 года на престол Святого Петра вступил грек Иоанн VI. Неизвестно по какой причине враждебно настроенный к Риму константинопольский император Тиберий Апсимар приказал экзарху Феофилакту идти из Сицилии на Рим. Тотчас же из итальянских провинций на защиту города выступили отряды милиции. Они встали под городскими стенами, но папа, человек умный и осторожный, спас уже вступившего в Рим экзарха, приказав закрыть ворота. Преждевременный разрыв Италии с Константинополем был выгоден только лангобардам, снова начавшим угрожать Риму.

Иоанн VI умер в январе 705 года, и следующим папой был избран грек Иоанн VII, при котором были восстановлены мирные отношения с лангобардами. Этому папе приписывается ряд построек в городе, в частности — часовня в базилике Святого Петра. Эта часовня была украшена мозаикой, середину которой занимало изображение Девы Марии, а сам папа был изображен справа от нее с макетом часовни в руках. Техническое исполнение мозаики свидетельствует о глубоком упадке искусства того периода, но сам факт ее появления был столь смел для этого варварского времени, что заслуживает полного внимания. Остатки мозаики, несущей в себе черты эпохи благочестия, наивности и детской веры, сейчас можно увидеть в гротах под базиликой и в ризнице церкви Санта Мария ин Космедин.

Умер Иоанн VII в 707 году, а его преемником стал сириец Сисинний, пробывший на престоле всего 20 дней. Он задумал, но не успел выполнить крайне важное дело — восстановление городских стен, находившихся в крайнем запустении.

Иоанн VI, Иоанн VII и Сисинний

Следующим папой 25 марта 708 года был избран сириец Константин, и семь лет его правления были ознаменованы важными событиями. Снова захвативший константинопольский трон Юстиниан, поклявшийся ранее наказать Равенну за сопротивление его воле, привел свой план отмщения в исполнение. В гавани Равенны появилась флотилия из Сицилии. Знать и высшее духовенство города были заманены на корабли и там закованы в цепи. После этого греки высадились и стали грабить и жечь город, вырезав значительную часть граждан. Наиболее же знатные из граждан были увезены в Константинополь и казнены.

Это событие потрясло итальянские провинции и усилило в них ненависть к грекам. Объединению мешало только отсутствие в них согласия и страх перед лангобардами. Однако папе удалось воспользоваться ситуацией в свою пользу. Юстиниан потребовал его присутствия в Константинополе для окончательного разрешения не прекращавшихся разногласий по поводу постановлений Трулланского собора, и глава римской церкви, прекрасно понимая, что его может ожидать, подчинился императорскому приказу и 5 октября 710 года сел на корабль в Порто.

Константин

Весной следующего года папа Константин с сопровождающим его духовенством появился у ворот Константинополя, став последним римским епископом, видевшим восточную столицу. Его встретил сын императора Тиберий во главе сената и патриарх Кир в сопровождении духовенства. Юстиниан в это время находился в Никее, а его встреча с Константином состоялась в Никомедии. Здесь запятнанный кровью император очистил себя в глазах толпы от всех преступлений, покаявшись папе и получив от него причастие. Что произошло между ними при встрече, неизвестно, но осенью 711 года папа покинул Восток, получив подтверждение всех привилегий римской церкви. 24 октября, спустя год после своего отъезда, он вступил в Рим.

Во время отсутствия папы в Италии в Равенне произошло восстание. Город провозгласил своим вождем, capitano del popolo, Георга, сына казненного греками вельможи. Георг организовал конфедерацию городов, первую, о которой что-то известно. В этот союз, ставший предвестником средневековой эпохи Италии, вступила почти вся область экзархата. Однако через год Равенна была побеждена греками, и города экзархата снова покорились императору, которым стал свергнувший Юстиниана Филиппик Вардан.

Вардан был монофелитом, и папа признал присланную им формулу веры еретической. Весь народ был возмущен поведением императора, дерзнувшего отрицать две воли в Христе. Вызванные этим волнения придали Риму новый облик. До сих пор граждане принимали участие только в выборе пап, но теперь они взялись решать политические вопросы, единогласно высказавшись за сопротивление верховному главе государства. В этом случае в Книге Пап впервые появляется выражение «герцогство римского народа», указывающее на объединенную территорию всего города с включением Тусции и Кампаньи. Здесь же впервые упоминается и управляющий им герцог.

Назначенный герцогом еще при прежнем правительстве Христофор был отставлен от должности и замещен прибывшим из Равенны Петром. Большинство римского народа заявило, что не хочет иметь герцога, назначенного императором-еретиком, и город разделился на две партии. Партия большинства, называвшая себя христианской, заняла сторону Христофора и вступила в бой со сторонниками Петра на Виа Сакра перед дворцом цезарей, и древняя мостовая обагрилась кровью убитых. Судя по всему, дворец цезарей на Палатине не просто еще существовал, но и служил резиденцией герцога.

Сражавшихся остановила процессия священников. Мир был восстановлен при участии папы, а несколько дней спустя из Константинополя пришло известие, что Вардан свергнут и ослеплен. 4 июня 713 года императором стал свергнувший Вардана Анастасий II, который, прислал папе свою формулу веры, вполне отвечавшую ортодоксальным требованиям. Когда же Петр поручился римлянам за полную амнистию, они признали его герцогом.

Святой Бонифаций

Папа Константин умер 8 апреля 715 года, а 19 мая на святом престоле был утвержден римлянин Григорий II. Он, наконец, приступил к восстановлению аврелиановой стены, но работы были остановлены из-за разлива Тибра. Хроники того времени весьма скудны, но известно, что Григорий II положил начало власти римской церкви в германских землях, направив туда епископа Бонифация (Винфрида). Но самым важным в период правления этого папы стало возникшее в Константинополе иконоборчество.

25 марта 717 года на императорский трон вступил исаврянин Лев III, положивший начало попытке реформировать греческую церковь, очистив ее от любого идолопоклонства. Иудеи, находившиеся при императорском дворе, утверждали, что христиане создали себе богов больше, чем их было у язычников империи, и что последователи евангельского учения не смущаясь молятся и фигурам и нарисованным лицам бесчисленного множества чудотворцев. Римляне, говорили они, стали такими же язычниками, какими были прежде, а христианство превратилось в поклонение идолам. Находились и греческие епископы, особенно в Малой Азии, которых возмущало поклонение иконам, и которые противопоставляли ему почитание Бога христианами первых веков, когда не существовало никаких священных изображений.

До 5 века христианское вероисповедание действительно не предполагало почитания каких-либо изображений. Даже символ креста получил общее признание лишь много лет спустя после смерти Константина. Однако с течением времени буйная фантазия Востока, направившаяся на образное воспроизведение святых, вышла из всяких границ. То в одном, то в другом городе появлялись чудотворные иконы, а так же лики Христа и Девы Марии, как нерукотворные (таинственным образом полученные от соприкосновения с персонажами), так и воспроизведенные апостолом Лукой и даже ангелами (!). Пилигримы толпами шли в церкви, обладавшими такими, весьма прибыльными для них, изображениями.

Запад последовал примеру Востока, и уже в 6 веке в церквях имелись иконы и статуи святых, которые следует отличать от изображений в катакомбах и апсидах базилик, не содержавших сцен мучений. Живопись катакомб и барельефы раннехристианских саркофагов изображают Христа только поучающим своих учеников или творящим чудо. Изображения распятия и мучений за веру появились гораздо позже, когда религиозные чувства, видимо, притупились и потребовалось их возбуждение более грубыми образами.

Обладая святыми мощами, Рим долгое время не нуждался в почитании икон, но когда ряд городов Востока прославился обладанием «подлинных» изображений Христа, ему пришлось принимать меры. Так Плат Святой Вероники, вероятно, был выставлен на публичное обозрение уже в 7 веке. При Григории I Рим был уверен в том, что обладает подлинными изображениями Христа, Девы Марии и апостолов Петра и Павла. Однако отсылая епископам других городов копии с этих изображений, он оговаривался, что молиться таким изображениям не следует, а служить они должны исключительно напоминанием: «Живопись допущена в церкви ради того, чтобы всякий неграмотный мог узреть в стенных картинах то, чего он не может понять в писании».

Тем не менее, большинству был чужд такой трезвый взгляд, и почитание икон приняло характер слепого им поклонения. Огромное число мастеров массово изготовляло изображения святых, и церкви, в распоряжении которых были наиболее известные иконы, получали серьезные доходы с продажи их копий. Помимо икон в церквях находилось и немало золотых, серебряных и бронзовых статуй Христа, Девы Марии и апостолов, к которым прикладывались верующие.

В 725 году император Лев издал знаменитый эдикт, которым предписывалось удалить все иконы из церквей империи. Это распоряжение вызвало бурю негодования как на Востоке, так и на Западе. Григорий II ответил на эдикт буллой, в которой объявил, что императору не приличествует издавать предписания, касающиеся дел веры, и отменять постановления церкви. Лев повторил приказ, угрожая папе низложением в случае неповиновения.

Тогда Григорий обратился к епископам и городам Италии с призывом к восстанию против еретических замыслов императора. Весь Пентаполис и Венеция немедленно вооружились и объявили о готовности защищать папу. Возмущением были охвачены и Рим, и все провинции вплоть до Калабрии.

Григорий II
Григорий II

Получив известия о возмущениях, Лев снарядил флотилию, но еще до ее прибытия к устью Тибра он принял решение покончить с Григорием более привычным для Востока способом — убийством. Однако римский чиновник, на которого возложили эту миссию, был неожиданно удален, и замысел расстроился. После этого в Равенну прибыл новый экзарх Павел с предписанием любой ценой подавить восстание римлян. Он выслал против Рима войско, но лангобарды из Сполето и Тусции встали на границах римского герцогства и вместе с римлянами преградили врагу переход через Саларский мост.

Греки были вынуждены вернуться, а отлученный папой от церкви экзарх увидел, что теперь опасность грозит его собственному положению — все города Средней Италии изгнали греческих чиновников, выбрали своих герцогов и грозили возвести на восточный трон своего императора. Здесь уже Григорий выступил против итальянцев — свержение греческой власти могло привести Италию и Рим в подчинение лангобардскому королю. Действительно, император в далеком Константинополе представлял для пап меньшую опасность, чем какой-нибудь король, который мог бы объединить Италию и заявить притязания на Рим как на ее столицу.

Разгневанный император конфисковал все доходы церкви в Южной Италии. Это было единственным средством отомстить папе, не приведшим, однако, к цели. Реальная власть Константинополя ограничивалась теперь одним Неаполем, торговым городом, населенным греками, иудеями и другими восточными народами. В самом же Риме влияние императора было утрачено полностью, и реальным властителем города стал Григорий II. По всей вероятности, город управлялся магистратом в лице консулов и герцога, но власть папы молчаливо принималась всеми как высший авторитет (как тут не вспомнить созданный Октавианом Августом Принципат!). При этом формально признавалась и императорская власть.

Тремисс Лиутпранда

Королем лангобардов в это время был Лиутпранд. Он с удовлетворением наблюдал, как Италия отпадает от греческого Востока. Не помышляя о императорской короне и отвергая заманчивые предложения союза от Константинополя, он, тем не менее, надеялся на восстановление королевства Теодориха, для чего ему было необходимо, как минимум, овладеть Равенной и Римом.

Во время очередного восстания в Равенне экзарх Павел был убит. Лиутпранд немедленно воспользовался этим обстоятельством и захватил гавань Классис, после чего взял и Равенну. Затем Лиутпранд овладел Пентаполисом и вторгся в римское герцогство. Только подарками и дипломатическими приемами Григорию II удалось склонить лангобардского короля к отступлению. Причем последний не только покинул герцогство, но и отдал завоеванный им город Сутри в распоряжение папы. Этот был первый случай дарения города церкви.

григорий II
Италия во времена Лиутпранда

Заключив договор с лангобардами, папа, однако, задумал как можно скорее отнять у них Романью, решив смотреть на экзархат как на наследие церкви. С настоятельной просьбой об освобождении Равенны он обратился к процветающей венецианской республике, где его послы встретились с послами императора, явившимися с той же просьбой. Страх, внушаемый Григорию могуществом лангобардов снова сблизил его с императором. Более того, если верить приписываемому папе письму к дожу, он не постеснялся назвать ревностных католиков лангобардов, стоявших за иконопочитание, «подлым народом», а своих врагов — императора и его сына — «своими государями и сынами». Считается, что так Григорием II было положено начало дипломатическому искусству пап, в котором они, наследуя друг другу, превзошли всех императоров и королей.

Перед Равенной появился венецианский флот. Племянник короля попытался отбить нападение, но был взят в плен. Венецианцы изгнали из города лангобардский гарнизон и вернули власть экзарху Евтихию. Лиутпранд был вынужден отказаться от приморских городов и Романьи и заключил мир с императором, после чего вступил в союз с экзархом, чтобы снова напасть на Рим. Но перед этим он выступил против герцогов Сполето и Беневента, формально стоявших к нему в вассальных отношениях, но в действительности достигших независимости, поддерживаемой папами для ослабления королевства лангобардов. Оба герцога сдались Лиутпранду в Сполето и присягнули ему как вассалы. Теперь можно было идти на Рим.

В 729 году король в сопровождении экзарха расположился лагерем перед городом на Нероновом поле. Папа, покинутый греками и никем не поддерживаемый, оказался совершенно беззащитен, но словно какая-то таинственная сила охраняла Рим, не позволяя германцам завладеть городом. Подобно Льву Великому Григорий II вступил в лагерь Лиутпранда, и король, забыв о своих обидах, пал перед папой на колени. Григорий привел его к могиле апостола, где благочестивый король оставил все свои дерзкие замыслы. После этого был заключен мир, и по просьбе Лиутпранда папа снял с экзарха отлучение от церкви.

Вероятно, этот момент решил вопрос о всемирной власти пап. Грубые и невежественные люди преклонились перед церковью, почтя в ней единственную божественную власть на земле, а в ее верховном главе — святое существо сверхъестественного происхождения. Лиутпранд снял свой лагерь и удалился по Фламиниевой дороге, отказавшись от почти находившейся в его руках короны Италии, разобщенные части которой уже в то время могли бы быть соединены.

10 февраля 731 года, после 15 лет полного событий правления, Григорий II умер.

Далее: Экзархат. 731 — 767 гг. Создание папского государства
Назад: Экзархат. 649 — 701 гг

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте ранее:
Базилика Святого Петра. Часть 4.1. Подземные помещения. Старые Grotte.

Термин grotte, означающий «пещеры», относится к крипте базилики, простирающейся под нефом вокруг захоронения апостола. Другое название «пещер» - Могилы Пап....

Закрыть