Город Рим в 13 веке

13 век стал для Рима эпохой партийной борьбы, изгнания пап и сенаторов и дальнейшего разорения города, что, конечно, не способствовало созданию или хотя бы сохранению памятников гражданской архитектуры. Магнаты строили только башни, папы — госпитали и резиденции, сенаторы исправляли городские стены. В это время не находится почти ни одного известия об общегородских постройках. Совершенное молчание касается состояния водопроводов, и только один раз говорится о том, что Григорий IX (1227-1241) велел вычистить сточные трубы и отстроить мост Святой Марии.

Рим был погружен в развалины. Ни одно общественное учреждение не наблюдало за сохранностью памятников. Землетрясения, наводнения, городские войны, постройка дворянских башен, реставрация церквей, нужда в мраморе для мраморщиков и спрос на него со стороны чужестранных покупателей — все это вело к разрушению памятников, и мусор все плотнее и плотнее накрывал древний город. В глубине как бы потонули многие произведения искусства. Спрятанные от современников, продолжавших свою дикую борьбу, они вновь появились на свет лишь в позднейшее время как свидетели классического прошлого.

Рельеф города в 13 веке представлял собой самую удивительную картину. Рим того времени был похож на обширное, обнесенное покрытыми мхом стенами поле, с холмами и долинами, с пустыми и встроенными земельными участками, из которых выдавались темные башни или замки, серые, разрушающиеся базилики и монастыри, окруженные растительностью монументы колоссальной величины, разрушенные водопроводы, ряды колонн от храмов и отдельные колонны, триумфальные арки с надстроенными на них башнями.

Среди развалин лежала запутанная сеть узких улиц, прерываемых грудами мусора. Желтый Тибр тек среди этого запустения под частично обвалившимися каменными мостами. Внутри древних стен Аврелиана находились пространства или под пустырями, или под земледельческой обработкой, равные по величине целым поместьям, с выдающимися развалинами. Виноградники и огороды были разбросаны, как оазисы, по всему городу, даже в центральной части нынешнего Рима, около Пантеона. Спуск от Капитолия к Форуму, на мусоре которого стояли башни, был покрыт виноградниками точно также, как и Палатин. Термы и цирк заросли травой и кое-где были совсем заболочены.

Всюду, куда обращался взгляд, были видны мрачные укрепленные башни с зубцами, выстроенные из древних памятников, укрепления самой оригинальной формы, сложенные из кусков мрамора и кирпича замки и дворцы гвельфской или гибеллинской аристократии, сидевшей на классических холмах, среди развалин, и опьяненной взаимной враждой, будто Рим был не городом, а земельным участком, оспариваемым посредством ежедневной войны. В то время в Риме не было человека «благородного» происхождения, который не владел бы башней. Отдельные роды жили в мрачных, огражденных тяжелыми цепями жилищах со своей родней и слугами, время от времени выходя оттуда, чтобы воевать со своими наследственными врагами.

В Трастевере стояли башни родов Папа и Романи, Нормании и Стефанески, к которым позднее присоединилась крепость рода Ангвильяра. На Тибрском острове возвышались башни Франджипани, которые в середине 13 века принадлежали префекту Вико. Сейчас из мостовых башен осталась только одна.

Ватиканским кварталом, где вокруг базилики Святого Петра стояли маленькие дома, а также замком Святого Ангела с середины 13 века владели Орсини, и уже поэтому Николай III составил план постройки своей Ватиканской резиденции, которая находилась в округе его собственного рода. Владея крепостью Святого Ангела, Орсини господствовали над подступами и к Ватикану, и к городу, где они занимали по эту сторону реки еще и местностями Понте и Парионе. Их дворцы находились на Монте Джиордано и в развалинах театра Помпея на Кампо ди Фиоре, где теперь расположен дворец Пио.

Вдоль городского берега реки, в кварталах Понте, Париони, Регола и Сант Анджело до Капитолия возвышались башни многих родов. Массими уже жили там, где находится их нынешний дворец. Маргани и Стации выстроились в цирке Фламиния. Бонфилии, Аматески, Калицуки, Боккападули и Буккамаца жили в соседних кварталах. В театре Марцелла еще держались Пьерлеони, хотя сила этого рода в 13 веке уже стала настолько ничтожной, что их имя почти не появляется в городской истории, однако их главный замок, находившийся в Марцелловом театре, дворец Пьерлеони, перешел к Савелли только в следующем веке.

Театр Марцелла

Большое Марсово поле хотя и представляло много развалин, годных для постройки, но из-за своего расположения не отличалось достаточной безопасностью. Этот квартал был подвержен наводнениям от разливов Тибра, а потому был мало заселен и большей частью находился под огородами, редко становясь театром городских войн. Здесь находились главные замки рода Колонна — Мавзолей Августа и Монте Читорио. Кроме того, этому роду принадлежала часть города от от Порта дель Пополо до Квиринала.

Мавзолей Августа сегодня

Миллини и Сангвиньи построили свои башни на развалинах стадиона Домициана, а Синибальди и Кресченци владели укрепленными дворцами в квартале Пантеона. Но самые большие дворянские замки находились в настоящем Древнем Риме, на холмах, спускавшихся к Форуму и Большому Цирку. Эта местность представляла собой арену средневековой истории Рима с тех пор, как городская община расположилась в Капитолии. Запустевшие холмы получили новую жизнь и отчасти снова заселились, несмотря на недостаток в воде.

На Целии и Палатине властвовали Франджипани, хотя Анибальди из Латеранского квартала уже оспаривали у них владение Колизеем, значительная часть которого обрушилась во время землетрясения бывшего 1 июня 1231 года. Септизониум на Палатине, башня Картулария, триумфальные арки Тита и Константина, арка Януса и башни в Большом Цирке также принадлежали Франджипани.

Палатин с его императорскими дворцами находился в совершенном упадке и был заселен только монахами, духовенством и служащими Франджипани, хотя сведущий человек, вероятно, еще мог различить в нем дворцы Августа, Тиберия, Калигулы, Нерона и Домициана. Целий был более населен, потому что еще в 1289 году там находилась древняя улица, называвшаяся Caput Africae. Квартал вокруг Колизея и по направлению к Латерану был тоже местами заселен. В служебнике Ченчиуса у Колизея обозначены 23 дома, в том числе принадлежащие фамилиям Манчини, Райнучи, Булгарелли и Красси.

Императорские дворцы на Палатине

Авентин был занят родом Савелли, давно владевшим дворцом около Санта Сабины. Принадлежавший к этому роду Гонорий IV (1285-1287) хотел вновь заселить опустевший после времен императора Оттона III холм и приглашал римлян строиться там, но недостаток воды не дал развиться этому району. Значительно многолюднее были склоны Эсквилина, поскольку здесь находилась такая значимая церковь, как Санта Мария Маджоре, а вот Виминал покрывали пустыри и виноградники. Развалины отдаленных терм Диоклетиана не привлекли к себе ни одной благородной фамилии для постройки там своего замка.

Зато склонами Квиринала вблизи Форума владели могущественные роды. В 13 веке именно эта местность была главной ареной борьбы партий, так как здесь жили Пандульфи из Субуры, Капоччи, поселившиеся в термах Траяна, и Конти, а вблизи, в термах Константина, находился четвертый замок Колонна, древнее местопребывание графов Тускуланских. Еще и теперь на этих склонах стоят гигантские остатки двух башен той эпохи. В то время как другие дворянские замки погибли, «графская башня» и «башня милиции» сохранились в виде значительных остатков, столь же несокрушимых, как и постройки античного Рима.

«Графская башня», или башня Конти, относится к эпохе могущества рода Иннокентия III (1198-1216). Честолюбивый Рихард Конти построил ее на средства своего брата папы на древнем форуме Нервы, и отсюда его род вел борьбу против республиканской свободы Рима. Гигантские развалины форумов Августа, Нервы и Цезаря были превращены в крепость, и Конти воздвигли ее в виде господствующей над городом цитадели, которая могла держать в страхе и Капитолий, и башни Франджипани. Ее основанием послужили туфовые четырехугольные плиты, а стены были сложены из обожженного кирпича.

Башня Конти за императорскими форумами

Она была четырехугольная и сверх громадного основания состояла из трех суживающихся ярусов с тройной зубчатой надстройкой, которая, казалось, уходила за облака. Она считалась самой великолепной из всех городских башен, даже чудом строительного искусства, но отличалась лишь своей колоссальной величиной, а вовсе не архитектурной красотой. Землетрясение 1348 года разрушило лишь верхний ее этаж, и только Урбан VIII (1623-1644) велел разломать башню до размеров ее сегодняшних остатков.

Двойником башни Конти была еще более величественная по своему высокому положению башня Милиции. Римляне припоминали, что сады Мецената и дом поэта Вергилия находились в этой местности. Башня стоит на склоне Квиринала, над форумом Траяна. В Средние века этот квартал назывался Бибератика и простирался от Квиринала через Магнанаполи до Форума Траяна и церкви Санти Апостоли. Сама башня дала название улице Контрата Милициарум. Время ее постройки неизвестно, но архитектурный стиль и способ постройки стен, сходный с графской башней, указывают на Иннокентия III или Григория IX (1227-1241). Возможно, раньше на ее месте стояла более древняя башня.

Башня Милиции за рынком Траяна

Башня милиции возвышалась на своем широком и высоком основании в виде четырехугольного с зубцами колосса. На нижнем этаже находилась вторая, менее широкая надстройка, тоже четырехугольная и разделенная мощными пилястрами. Наконец, на ее зубчатой платформе возвышалась плоская сверху четырехугольная башня еще меньшего размера. Все сооружение соединялось с зубчатым укреплением и вместе с ним составляло целый замок. Во второй половине 13 века башня принадлежала Анибальди, от которых перешла к Гаэтани. Обладание ею считалось столь важным, что ее владельцы получали особый титул — Dominus Miliciarum Urbus (господин городской милиции) — и, вероятно, право содержать в этой городской крепости войско.

Когда обе эти башни стояли в законченном виде неподалеку одна от другой, они должны были производить сильное впечатление .Они возвышались над всем Римом и были видны уже за несколько миль от города. Эти колоссы дают самое ясное понятие о сущности римского характера в Средние века. Здесь не видно ни понимания формы, ни чувства прекрасного, но видна мрачная и величественная сила.

Под постоянной угрозой от всех этих ближайших дворянских замков на Капитолии стояло здание Сената, в котором располагалось и жило правительство республики. Тот факт, что торжественные государственные акты совершились при Карле Анжуйском в монастыре Санта Мария ин Арачели, говорит лишь о том, что здание сената не было для этого достаточно вместительным.

Первоначальный вид сенаторского дворца в 12 и 13 веках остается неясным. На городском плане времени Иннокентия III дворец имеет вид четырехугольника с зубцами и боковой башней, а фасад содержит лишь два полукруглых окна и входную дверь без лестницы. Однако этот рисунок очень груб и неточен. Около 1299 года, вероятно по случаю юбилея, этот дворец был перестроен сенаторами Пьетро ди Стефано и Андреа де Норманни, чьи подписи сохранились в списках. При них была выстроена поддерживаемая колоннами открытая зала, предназначенная для заседаний суда. Запись 1300 года говорит об opus marmoreum, присоединенным ко дворцу сенаторами Риккардо Анибальди и Джентиле Урсини. В это же время была пристроена и наружная лестница. Нет сомнений, что все эти новые постройки сопровождались разграблением руин Капитолия.

Дворец Сенаторов

Сенаторский дворец был удивительным зданием, наполовину античным, наполовину варварским, стоявшим на памятниках древних римлян и окруженным развалинами величия Капитолия, когда-то господствовавшего над миром. Эмблемой римской республики в то время был лев, и в Капитолии в клетке держали живого льва. А над одной из дверей дворца был изображен лев, кротко смотрящий на своего львенка. Каждый сенатор при своем вступлении в должность подводился к этой картине, чтобы проникнуться смыслом написанного там двустишия, призывавшего к великодушию.

13 веку принадлежит первый дошедший до нас план средневекового Рима. Изображение на нем грубое, но очень ценное, поскольку пытается воспроизвести город, каким он был при Иннокентии III. На плане присутствуют главнейшие объекты Рима, как античного, так и средневекового. В основании, как рисунка, так и названий, очевидно лежит Mirabilia.

В заметках на полях плана сказано: «Рим был обращен в пепел при герцоге Бренне, затем он оплакивал свой пожар при Аларихе и младшем сыне короля Галаона Британского. Он печалился о ежедневном уничтожении своих развалин. Как обессиленный старец, он едва может держаться прямо, опираясь на чужой посох. Старость его ни за что не заслуживает почтения, кроме мусорных куч античных камней и покрытых развалинами следов прошлого. Святой Бенедикт, епископ Канузии, сказал, когда Рим был разрушен Тотилой: «Рим не будет уничтожен народами, но будет потрясен бурями, молниями, ураганами и землетрясениями и истлеет сам собой»».

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
0

Автор публикации

не в сети 11 часов

Dmitry

0
Комментарии: 8Публикации: 356Регистрация: 23-01-2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля
Читайте ранее:
Базилика Сан Клементе (аль Латерано). Часть 1. История

Сан Клементе — малая базилика начала 12 века, титулярная и монастырская церковь, построенная на руинах церкви конца 4 века, которая...

Закрыть