Архив рубрики: Империя. Принципат

Принципат. Анархия. Часть 2 (249 — 268 гг)

Без рубрики

Гай Мессий Квинт (Траян) Деций (249-251) родился в 190 году в поселении Будалия возле Дуная в местной знатной семье, имевшей родственников в Италии и обладавшей огромными земельными владениями. Он оказался одним из немногих выходцев из дунайских земель, ставших сенаторами и назначенных на пост консула. Кроме того, он становился наместником Ближней Испании и Нижней Мезии.

анархия
Траян Деций

По сообщению Зосимы, в июле 249 года Деций написал Филиппу о том, что солдаты провозгласили его императором, и обещал сложить с себя вынужденно принятые им императорские знаки отличия по возвращении в Рим. Однако «узурпатор поневоле» — тема слишком романтичная для того, чтобы быть правдой. После полной победы над превосходящими силами Филиппа Деций вернулся в Рим, где в начале октября сенат утвердил его право на трон и оказал соответствующие почести. В том числе Децию было присвоено имя Траяна, которого он избрал для себя образцом.

Первый год своего правления Деций посвятил различным преобразованиям. Особое внимание он уделял сплочению духовных сил языческой религии для укрепления своей власти, основанной лишь на военной силе. Император даже присвоил себе титул «Восстановитель культов». Опора нашлась и в культе обожествленных императоров. Деций верил в сохранение Вечного Рима (Roma Aeterna) и посвятил этому целый ряд монет с изображениями предыдущих правителей.

К этому времени правительство начал беспокоить рост числа христиан. На фоне длящихся беспорядков они снова оказались виновниками всего происходящего. Хотя их община все еще оставалась сравнительно малочисленной, ее прочное и замкнутое устройство казалось вызовом римским властям. Деций, отказавшись от политики терпимости Филиппа, с большей, чем у его предшественников, решимостью начал избавляться от руководителей церкви. После казни папы Фабиана он произнес: «Я скорее потерплю известие о сопернике, чем еще об одном епископе в Риме».

С 250 года имперский культ стал обязательным для всех законопослушных жителей государства, а отказ бросить щепотку благовоний на алтарь и произнести ничего не значащую формулу — достаточным поводом для казни. В принципе, от христиан не требовался отказ от веры. Они просто должны были принимать участие в общественных обрядах. Если христианин хотя бы один раз исполнял такой обряд, ему выдавалось свидетельство о жертвоприношении и все претензии снимались.

Многие верующие согласились выполнить требуемое, другим удалось этого избежать с помощью подкупа членов «жертвенных комиссий». Однако, значительная часть отказалась подчиниться и предпочла мученическую смерть. В результате римские христиане были вынуждены уйти в подполье. Они обосновались в катакомбах, системе нор и подземных проходов, использовавшихся для захоронения умерших, а теперь приспособленных для тайных церквей и религиозных собраний.

Тем временем активизировалась новая группа варваров — готы, германское племя, проживавшее на территории современной Швеции. К началу новой эры они значительно продвинулись на юго-запад и заняли территорию современной Польши, а при Каракалле достигли Черного моря и разделились на две группы. Одна из них осела на восточных равнинах нынешней Украины (остготы), а другая продолжила двигаться вглубь римской провинции Дакии (вестготы или визиготы). Ко времени прихода к власти Деция они затопили Дакию и практически вытеснили римлян, оставшихся только на нескольких хорошо укрепленных форпостах.

анархия
Вторжения и восстания в провинциях в 250 — 271 годах

И вот, необычайно большое число вестготов под предводительством правителя Книвы перешло Дунай, действуя в сговоре с карпами, которые тут же вторглись в Дакию. Перейдя покрытую льдом реку, готы разделились на две армии — одна дошла до Фракии и осадила Филиппополь, а другая, с Книвой во главе, двинулась к востоку на Новы. Наместник Мезии Требониан Галл вынудил Книву отступить, и тот повернул вглубь страны и осадил Никополь на Истре.

анархия
Геренний Этруск

Деций решил, что пришло время лично возглавить большой имперский поход. Перед этим он привел в порядок дела в Риме, назначив сенатора Публия Лициния Валериана на специально созданный пост ответственного за центральное управление. Кроме того, явно задумав основать династию, он в 250 году возвел жену в ранг Августы, а сына, Геренния Этруска — в ранг Цезаря с титулом «Предводитель молодежи».

Не вышедшего еще из подросткового возраста Геренния тут же послали в Мезию с передовой армией. Сам Деций вскоре выступил в том же направлении и успешно освободил Никополь, откуда Книва отступил с большими потерями. После этого он освободил Дакию, получив звание «Дакский», но потерпел серьезную неудачу у Берои. Запертый в Филиппополе Тит Юлий Приск в порыве отчаяния объявил себя императором и перешел на сторону осаждавших город готов. Филиппополь был захвачен и разрушен, а о Тите Приске ничего более не известно.

Не в силах помешать готам опустошать Фракию, Деций поспешил с остатками армии в Эск на соединение со свежими войсками Требониана Галла. Две армии расположились на Дунае, чтобы встретить захватчиков на их обратном пути. В это же время Геренния объявили Августом и соправителем отца, а оставшемуся в Риме младшему сыну Деция, Гостилиану, присвоили титул Цезаря.

Решающая битва произошла в июне 251 года у города Абритта в Малой Скифии. Здесь Книва встретился с основными силами Деция, который разбил два его полка, но затем дал себя окружить. Большая часть армии Деция погибла, а вместе с ней и сам Траян Деций, и его сын Геренний Этруск. В истории римской империи это был первый случай гибели императоров в сражении с внешним врагом. Вместо погибших Деция и Геренния императором выбрали Требониана Галла.

анархия
Требониан Галл

Гай Вибий Афиний Требониан Галл (251-253) был этруском по происхождению и принадлежал к древнему роду из Перузии. Родился он в 206 году. В 245-м стал консулом, а в 250 был наместником Верхней и Нижней Мезии. Ожидая вместе с Децием Киву на Дунае, он занимал позицию у устья реки и, впоследствии, был обвинен в предательстве. Однако, это никак не подтверждается.

Будучи провозглашен императором, он попытался исправить сложившееся положение, заключив с готами позорный договор, по которому им разрешалось вернуться домой не только с награбленной добычей, но и с захваченными в Филиппополе римскими пленными. Помимо того, им была обещана ежегодная дань в обмен на отказ от вторжений на территории римских провинций.

После этого Галл поспешил в столицу, чтобы укрепить свое положение проявлением уважения к сенату. К памяти погибших Деция и Геренния он так же отнесся с должным почтением, позаботившись о их обожествлении сенатским указом. Младший сын Деция, Гостилиан, был возведен в ранг Августа и стал императором-соправителем. Своему сыну, Волузиану, он присвоил титул Цезаря и «Предводителя молодежи». Вскоре, в этом же году, Гостилиан умер, и Волузиан стал Августом.

Гостилиан умер от чумы, эпидемия которой свирепствовала по всей империи полтора десятилетия, нанеся страшный ущерб и серьезно ослабив армию. А военная угроза на границах еще усилилась. Галл не смог помешать персам овладеть Арменией. В 253 году их царь Шапур I стал совершать набеги и на восточные римские провинции Месопотамию и Сирию, унося с собой огромную добычу и уводя пленников, и эти набеги продолжались в течении 10 лет. Из-за Дуная снова пришли готы. Они не только разорили европейские провинции, но и начали проникать даже в Грецию и Малую Азию вплоть до Эфеса и Пессинунта.

Чтобы отвлечь внимание народа от этих несчастий, Галл возобновил преследования христиан и заключил в тюрьму папу Корнелия, который там и скончался. Военных же успехов смог добиться только Марк Эмилий Эмилиан, наместник Нижней Мезии, отбросивший готов на севере от Дуная. В июле или августе солдаты провозгласили его императором, и он незамедлительно двинулся в Италию.

Застигнутые врасплох Галл и Волузиан объявили его врагом народа и вызвали на помощь Публия Лициния Валериана (того, что был заместителем Деция в столице), находившегося в это время на Рейне. Однако, до его прихода они смогли собрать армию, значительно уступавшую силам узурпатора. Солдаты, не желая рисковать, убили обоих соправителей и принесли присягу Эмилиану.

анархия
Марк Эмилий Эмилиан

Марк Эмилий Эмилиан (июль/август — сентябрь/октябрь 253) родился в Мавретании. В 252 году он стал наместником Нижней Мезии. Весной следующего года готы, которым Требониан Галл обещал платить дань, потребовали увеличения выплачиваемых сумм. Однако Эмилиан призвал своих солдат вспомнить о величии Рима, пообещал им щедрое вознаграждение в случае успеха, казнил остававшихся в провинции готов, а затем перешел Дунай и сам вторгся на их территорию. Благодаря внезапности нападение оказалось успешным.

Неожиданный триумф после многочисленных неудач побудил солдат провозгласить Эмилиана императором вместо Галла, и он поспешил в Италию. Сенат, недавно объявивший его врагом народа, после убийства Галла и Волузиана подтвердил возвышение Эмилиана. Судя по выпущенным монетам, его признали в Египте и восточных провинциях.

Тем временем, вызванный Галлом с берегов Рейна Валериан продолжал продвижение к Италии, даже узнав о смерти императора. По пути солдаты провозгласили императором его самого. Армия Валериана была очень сильна, и когда Эмилиан двинулся ему навстречу, история повторилась — Эмилиан пал от кинжалов собственных солдат. Они почувствовали, что силы Валериана превосходят их собственные, а сам он является более значительной, чем Эмилиан, личностью и решили избежать дальнейшей войны.

анархия
Валериан

Публий Лициний Валериан (253-260) был консулом еще во времена Александра Севера. Траян Деций назначил его на новый ответственный пост в Риме, предполагавший ответственность за дела в столице и поддержание отношений с сенатом, пока император находится в войсках. В правление Требониана Галла он командовал армией на Рейне, откуда был вызван на помощь в борьбе с Эмилианом. Спасти Галла он не успел, но продолжил движение и, еще до окончания похода, был провозглашен своим войском императором. Осенью 253 года он достиг Рима и сразу назначил своего сына Галлиена равным себе соправителем империи.

Кроме свирепствующей в империи чумы и внутренних распрей Валериан получил в наследство и весьма сложную ситуацию на северных и восточных границах государства. Многочисленные организованные группы германских племен, теперь называвшие себя франками (свободными людьми) вторгались в империю на все большем участке границы, делая противостояние им практически невозможным. Готы разорили Фракию и проникли вглубь империи до Фессалоники, которую, правда, не смогли захватить.

Малая Азия оказалась в опасности со стороны кораблей, отобранных у зависимого от Рима Боспорского царства. На каком-то этапе был даже разграблен Крым (Пантикапей Таврический), что катастрофически сказалось на снабжении Рима зерном. Готы так же не оставили без внимания эти богатые слабо защищенные земли. Их флот прошел вдоль западного берега Черного моря, а сухопутная армия дошла до Пропонтиды. Помимо этого, ими был захвачен ряд крупнейших городов Вифинии. Никомедия и Никея сгорели в огне.

Как только Валериан отправлял войска в одном направлении, враг вторгался с другой стороны. На рубеже 256 — 257 годов было принято решение разделить между двумя императорами территории провинций и армии. К этому времени Галлиен уже был полностью поглощен защитой северных рубежей. Валериан же принял на себя ответственность за восточную часть империи. Он послал своего представителя организовать оборону Византия, а сам направился в Малую Азию освобождать Вифинию. Однако, его армия была остановлена новой вспышкой чумы.

На северной границе перешли в наступление франки. В 258 году они прорвали римскую оборону и опустошили Галлию и Испанию, разрушив испанскую столицу Тарракон и дойдя до побережья Северной Африки. Одновременно с этим еще один крупный геманский племенной союз, алеманны, вторгся в Италию через Бреннеров перевал. Галлиен отправился туда и, судя по всему, одержал важную победу, основав в Медиолане в 259 году монетный двор.

Он так же предпринимал попытки справиться с германской угрозой невоенным путем. Так, богемским маркоманнам он разрешил образовать государство на римском берегу Дуная, а сам вступил в брак с дочерью их вождя. Но примерно в это же время на Десятинные поля, стратегически важный выступ между верхними Рейном и Дунаем, напало другое германское племя, свевы, и Рим потерял их навсегда.

fyfh[bz
Шапур I

В сложившейся ситуации снова подняла голову Персия. Все еще царствовавший Шапур I не забыл своего поражения и, глядя на переживающую катастрофы империю, решил попытать счастья еще раз. Он снова вошел в Сирию и в 256 году занял ее столицу Антиохию. Валериану удалось выбить персов из Сирии, но Шапур не успокоился и 259 году предпринял наступление на Месопотамию.

Валериан отправился с армией к осажденному городу Эдессе, но тут среди его солдат снова начался мор и император решил прибегнуть к переговорам. Посланные в мае 260 года к Шапуру парламентеры вернулись с предложением о личной встрече, и Валериан, в сопровождении небольшой свиты, выехал к нему для обсуждения условий мира. Однако Шапур взял его в плен и увез в Персию.

Существует миф о том, что «когда Валериан скончался, не выдержав груза позора и горя, его кожу набили соломой и, придав ей человеческую форму, выставили навечно в самом знаменитом храме Персии; это был более несомненный символ триумфа, чем причудливые трофеи из бронзы и мрамора, столь часто воздвигаемые римским тщеславием» (Гиббон). Подтверждений этому нет, но первый в истории захват в плен внешним врагом живого императора оказался небывалым несчастьем и позором для Римской империи.

анархия
Галлиен

Публий Лициний Эгнаций Галлиен (253-268) после смерти своего отца продолжал править в одиночку. Пользуясь популярностью среди солдат, он, тем не менее, сильно отличался от прочих солдатских императоров. Это видно по его сохранившимся изображениям, на которых представлен не бритоголовый громила, а вполне мыслящий человек. Он был поклонником греческой культуры и увлекался литературой, искусством и философией. При Галлиене были прекращены преследования христиан.

Если бы времена были поспокойней… Но 260 год стал самым тяжелым для империи. В это время образовалось столько претендентов на престол, что в исторических хрониках этот период, по аналогии с похожим периодом в истории Афин, называют «тридцать тиранов». В Римской империи их, правда, оказалось не 30, а «всего» 18, но и этого было более чем достаточно.

Так, например, Ингеннуй, наместник Паннонии, поддержанный расположенными в Мезии войсками, в 260 году заявил о своих претензиях на трон. Галлиен атаковал его в Мурсии и разбил. Ингенуй пытался бежать, но был схвачен и казнен. Тем не менее, его войско продолжило бунтовать и провозгласило императором Регалиана, наместника Верхней Паннонии. Через несколько недель Галииен разгромил и его.

Пока император подавлял выступления германцев, власть на Рейне была доверена его военачальнику Постуму. Сын и наследник Галлиена, Салонин Цезарь в это время находился в Агриппиновой колонии под присмотром префекта преторианцев Сильвана. Постум поссорился с Сильваном и двинулся на город. Во время осады Салонина провозгласили Августом и соправителем отца, но вскоре гарнизон сдался, и юношу вместе с Сильваном умертвили. Армия провозгласила Постума императором, и ему подчинились все западные провинции. Галлиен, незадолго до этого получивший тяжелое ранение, не смог оказать ему противодействия.

анархия
Постум

Марк Кассианий Латиний Постум (260-268) основал новое римское государство, полностью независимое от центральной власти — Галло-Римскую империю. Его признали не только германские легионы, но и войска и население Галлии, Испании, а впоследствии и Британии, которую он посетил лично. Органы управления нового государства включали в себя сенат и двух консулов, избираемых ежегодно. В отношениях с Римом он проявлял определенную сдержанность, заявляя, что не прольет ни капли римской крови, и что в его намерения входит лишь защита Галлии, которую ему и поручил Галлиен.

Галлиен, однако, считал недопустимым подобный раздел империи и в 263 году, перейдя через находившиеся в его руках альпийские перевалы, напал на Постума. Поначалу он добился крупного успеха, но командующий конницей Авреол слишком неспешно преследовал побежденных. Постум сумел собрать новую армию, но снова потерпел поражение и укрылся в одном из городов. Галлиен же снова получил ранение и был вынужден вернуться. С его молчаливого согласия Постума оставили в покое.

Восточные римские провинции после пленения Валериана оказались в руках персов. Макриан, начальник квартирмейстерской службы на Востоке, попытался собрать остатки римской армии у Самосаты. Его поддержал военачальник Каллист, внезапным ударом разбивший Шапура у Корика на киликийском побережье и вынудивший его отступить к Евфрату. После этого Макриан, будучи сам уже слишком старым, заставил своих сыновей, Макриана Младшего и Квиета, провозгласить себя императорами-соправителями. Их признали Сирия, Малая Азия и Египет.

Оставив Квиета в Сирии, оба Макриана двинулись на Балканы, где были разбиты и преданы смерти Домицианом, военачальником Галлиена. Галлиен так же призвал на помощь Одената, правителя Пальмиры, поставив его во главе римского войска на Востоке. Оденат напал на Квиета в Эмесе, в результате чего тот был убит горожанами.

Пальмира

В Сирии, в 150 милях юго-восточней Антиохии, существовал город, основанный, по иудейским источникам, самим царем Соломоном. Назывался этот город Тадмур (город пальм), но греки и римляне звали его Пальмирой. Во время правления Веспасиана (69-79) он попал под римское владычество, а ко времени Антонинов (96-180) был уже богатым и процветающим, став идеальной стоянкой для караванов, идущих через пустыню. Адриан дал ее жителям римское гражданство, а ко времени Каракаллы они уже давали своим детям римские имена. Александр Север удостоил правителя Пальмиры Септимия Одената и его сына, Одената младшего, званий сенаторов. Таким образом, став римской по духу, Пальмира была готова оказать посильную помощь империи, оказавшейся в нелегком положении.

анархия
Оденат Младший

Оденат младший начал войну против своих соседей и с 262 по 267 годы в ряде стычек разбил персидские войска, отвоевав у них значительную часть Месопотамии, и даже решился проникнуть в Малую Азию, чтобы сразиться с готами, которые, правда, ушли оттуда до прихода сирийцев. За эти заслуги Галлиен даровал Оденату титул «вождя Востока» с правом передачи его по наследству и назначил его посланником в восточных провинциях, которые только благодаря ему не стали собственностью Персии. Однако, в 267 году Оденат и его сын были убиты и власть взяла в свои руки его вдова Септимия Зенобия. Галлиен решил, что пора положить конец независимости Пальмиры, но карательная экспедиция не принесла успеха.

Вскоре над Востоком нависла очередная угроза готского нашествия. Сговорившись с моряками герулами, они в 267 — 268 годах собрали в устье Днестра небывалое количество людей и кораблей. Греция и Малая Азия снова подверглись опустошению. Галлиену удалось перехватить захватчиков, когда они возвращались домой через Балканы. Здесь римская армия вступила в самую кровавую битву столетия и одержала в ней полную победу, уничтожив от 30 до 50 тысяч врагов. Когда вождь герулов сдался, Галлиен снова обратился к политике умиротворения и вручил ему консульские знаки. Так было положено начало выполнению казалось бы нерешаемой задачи — отбросить прочь германские племена.

Несмотря на беспрерывные потрясения, Галлиен находил время для реорганизации армии. Когда тяжелая, закованная в броню, конница персов показала свою мощь, стало понятно, что подобный род имперских войск требует значительного усиления. В 264 — 268 годах Галлиен сформировал крупное подразделение из тяжеловооруженных всадников. Такое войско, несмотря на дороговизну своего содержания, стало представлять собой не только ударную силу, но и основной резерв армии.

Основной базой новой армии стал город Медиолан, равноудаленный от границ и от Рима. Вообще же войска теперь размещались в крупных городах Северной Италии, поскольку германские племена подошли совсем близко к Апеннинскому полуострову. Чтобы командиры не утратили своей преданности, часть из них зачислялась в личную гвардию Галлиена. Большинство из них стояли лагерем неподалеку и всегда находились при императоре.

Расчет на преданность новой кавалерии не оправдался. Командиры нового формирования оказались такими же любителями заговоров и мятежей, как и прежние военачальники. Вскоре до Галлиена донесся слух о мятеже командующего конницей Авреола, которому была поручена защита Италии. Авреол объявил себя сторонником Постума и выпустил ряд монет с его именем. Галлиен поспешил в Италию и запер мятежников в Медиолане, но тут гарнизон города провозгласил Авреола императором.

Неизвестно, как отнесся к этому сам Постум, но прийти на помощь Авреолу он не мог в любом случае — на германской границе против него поднялся мятеж. Один из его командиров, Лелиан, провозгласил себя императором в Могунциаке и был поддержан основными гарнизонами этой области. Постум взял Могунциак и казнил Лелиана, но не позволил солдатам разграбить город. Солдаты пришли в ярость, и Постум был убит.

В результате заговора в 268 году был убит и Галлиен. Во главе этого переворота стояли префект преторианцев Гераклиан, Марциан и командующий далматской конницей Цекропий. Два следующих императора, Клавдий Готик и Аврелиан, видимо, так же были замешаны в заговоре. Как и большинство лучших военачальников, они происходили из дунайских земель и считали, что правитель обязан был быть из их среды.

анархия
Зенобия

После убийства Галлиена Зенобия, правительница Сирии, повела себя как наследница императорского трона — отправилась завоевывать Египет и Малую Азию. В 271 году она провозгласила себя императрицей, а своего сына — императором.

Римская империя распалась на три части. Восток и Запад оказались независимыми, а Рим контролировал только центральную часть государства — Италию, Грецию, Иллирию и Африку. Правда, после смерти Постума под управление центральной власти снова вернулись Британия и Испания. А уменьшившиеся Галло-Римские владения унаследовали Марий (268), Викторин (269-271) и Тетрик (271-274).

Экономика государства пришла в полный упадок, финансы находились в состоянии хаоса, а убыль населения шла быстрее, чем когда бы то ни было. Целое поколение не видело на своем веку ничего, кроме разрушающих империю катаклизмов.

Далее: Конец Принципата. Часть 1 (268 — 275 гг)
Назад: Принципат. Анархия. Часть 1 (235 — 249 гг)

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Принципат. Анархия. Часть 1 (235 — 249 гг)

Без рубрики

После смерти Александра Севера в 235 году в Римской империи разразилась целая серия гражданских войн, усугубленная внешними нашествиями. Сам Рим к этому времени был значительно ослаблен, и пятидесятилетняя череда несчастий буквально разорвала государство на части. За эти годы на императорский титул более-менее успешно претендовало 26 человек, но еще большее количество людей совершило неудачные попытки занять трон. Никто из них не умер своей смертью.

Главной причиной такого положения стала армия, фактически управлявшая страной, но не имевшая никаких общих идеалов. Солдаты набирались из провинций, из низших классов общества, стремящихся с помощью военной службы поднять свой личный уровень жизни. Все больше легионеров приходило из-за северных границ империи и все меньше римлян изъявляло желание оказаться в армии.

провинции
Римские провинции начала 3 века

Когда-то Карфаген проиграл Риму, собирая свои армии из наемников, бойцов опытных, но сражавшихся за деньги, а не за родину. Теперь и римская армия превратилась во что-то подобное. Любой командир мог взойти на трон империи с помощью своих солдат. И хотя такой поступок оказывался лишь способом скорого самоубийства, кандидаты не заставляли себя ждать.

анархия
Максимин I Фракиец

Пятьдесят лет анархии начались, когда Гай Юлий Вер Максимин, крестьянин из Фракии, едва говоривший на латыни, главарь убивших Севера заговорщиков, объявил себя императором. В историю он вошел под именем Максимин I Фракиец (235-238). Он выделялся силой и огромным ростом и стал первым римским императором, начавшим карьеру простым солдатом. Максимин быстро продвинулся по службе, став в 232 году командующим легионом в Египте, а впоследствии и наместником в возвращенной Месопотамии. В 235 году он руководил рекрутами из Паннонии на Рейне, где ему, чьи военные успехи резко контрастировали с беспомощностью Александра Севера, и был предложен пост императора. Сенат, не считавший Максимиана равным себе, все же был вынужден, хоть и не без сопротивления, утвердить его полномочия.

Для начала Максимину пришлось заняться двумя мятежами, вспыхнувшими в империи. Пока он воевал в Германии, группа офицеров решила разрушить понтонный мост, чтобы оставить его на другом берегу Рейна и возвести на трон сенатора Магна. Сведения о заговоре дошли до Максимина, и все подозреваемые были казнены. Другой мятеж произошел в Осроене, где группа чиновников, сохранявших верность Александру Северу, облачила в пурпур Квартина. Правда затем их предводитель, Македон, изменил свои планы и убил Квартина, что, впрочем, не помогло ему сохранить свою жизнь. После этих событий Максимин стал очень подозрителен и изгнал из армии всех офицеров сенаторского сословия, заменив их профессиональными военными.

Подавив внутренние беспорядки, Максимин вторгся вглубь Германии, вынудив алеманнов искать убежища в лесах и болотах. Важное сражение состоялось у северных границ Вюртемберг-Бадена. Император проявил личную храбрость и, не смотря на серьезные потери римлян, нанес противнику сокрушительное поражение, позволившее на некоторое время восстановить спокойствие в этой части империи. В Рим была отправлена картина с изображением битвы, Максимин принял победный титул «Германик», а своего сына Максима возвел в ранг Цезаря.

Проведя зиму 235 — 236 годов в Сирмии на пересечении важных дорог, император выступил против враждебных племен и впоследствии добавил к своему имени почетные титулы «Сарматский» и «Датский». Его штаб-квартира оставалась в Сирмии до 238 года, когда пришло сообщение о восстании престарелого Гордиана Африканского, наместника провинции Африка, и его сына, тоже Гордиана.

анархия
Гордиан I

Марк Антоний Гордиан I Семпрониан Роман (март-апрель 238) родился в 159 году и считал, что ведет свой род от самого Траяна. Он прожил достойную и плодотворную жизнь, став богатейшим землевладельцем. Гордиан Старший занимал ряд должностей сенаторского ранга и в 64 года стал консулом, а в 237 — 238 годах, когда ему исполнилось 80, Максимин I назначил его наместником Африки. Когда расквартированные там легионы потребовали, чтобы он принял пост императора, он указал солдатам на то, что слишком стар и не имеет сил на управление страной. Солдаты пригрозили Гордиану смертью в случае его отказа, и он был вынужден дать согласие, но с условием, что его сын станет соправителем.

Марк Антоний Гордиан II Семпрониан Роман (март-апрель 238) родился в 192 году. Он стал наместником Греции, а затем — консулом. Когда его отец был назначен наместником Африки, он отправился вместе с ним в Карфаген в качестве заместителя. Став соправителем отца, он получил титул Августа, т.е. стал равным ему во всем, за исключение сана верховного жреца. Прежде всего была снаряжена делегация в Рим, доставившая в столицу обращение новоиспеченного императора к сенату и народу, в котором он обещал наказать доносчиков, возвратить изгнанных и выплатить премиальные войскам. 2 апреля сенат одобрил кандидатуры, утвердил все их титулы, обожествил Александра Севера и объявил Максимина врагом народа.

анархия
Гордиан II

Одной из важнейших задач делегации было устранение префекта претория Виталиана, сторонника Максимина. Заявив, что прибыли с секретной миссией от Максимина, члены делегации проникли к префекту и убили его. Сенаторы сформировали комитет из 20 бывших консулов, распределив между ними территорию Италии для защиты от Максимина. Одновременно с этим в провинции были посланы представители сената с призывом к наместникам присягнуть на верность Гордианам. На этот призыв откликнулись все, за исключением наместников Паннонии, Дакии, Испании и Нумидии.

Именно наместник Нумидии, Капеллиан, будучи в плохих отношениях с Гордианом Старшим из-за прежних судебных тяжб, расстроил все планы сената. На призыв подчиниться он ответил отказом и двинул свои войска на Карфаген от имени Максимина. Противостоять им должны были горожане под командованием Гордиана Младшего. Несмотря на численное превосходство горожан на исходе сражения сказалось отсутствие у них боевой выучки и плохое, захваченное из дома, вооружение. Нумидийцы Капеллиана опрокинули неорганизованную толпу и обратили ее в бегство. В давке погиб и сам Гордиан II. Его отец, Гордиан I, покончил с собой. Карфаген был захвачен, а вся африканская провинция разграблена. Императорство Гордианов продлилось 22 дня.

Сенат немедленно объявил о выборе двух новых императоров для продолжения борьбы против Максимина, так как было очевидно, что дороги назад нет. Собравшись в храме Юпитера на Капитолийском холме они назвали новыми Августами Бальбина и Пупиена, членов двадцатки, сформированной ранее для защиты Италии.

анархия
Бальбин

Децим Целий Кальвин Бальбин (апрель-июль 238) родился в 170 году в патрицианской семье. Он назначался консулом в 203 и 213 годах, был наместником Азии, Африки и еще пяти провинций.

Марк Клодий Пупиен Максим (апрель-июль 238) родился около 173 года. Его происхождение находится под вопросом. В 217 и 234 годах он назначался консулом, а в 230 году получил должность городского префекта Рима.

Поскольку избраны были сразу двое, сложилась необычная для римской истории ситуация — отсутствие преимущества одного перед другим. Поэтому и сан верховного жреца присвоили обоим. В Риме такое назначение встретили с недоверием. Пупиен не пользовался общественным признанием, и было решено обеспечить продолжение династии Гордианов. Гордиана I обожествили, а его внука, Гордиана III, объявили Цезарем. Лишь после этого собравшаяся у Капитолия толпа пропустила соправителей во дворец.

Главной задачей момента было противостояние Максимину. Бальбин остался в Риме, а Пупиен отправился на север Апеннинского полуострова, чтобы набрать армию. И тут соправителям необычайно повезло. Максимин двинул войска на Италию, как только узнал о восстании Гордианов. Но в Аквилее его встретило упорное сопротивление, и, несмотря на все усилия, он так и не смог взять город. Серьезные потери вкупе с недостатком продовольствия, жесткостью императора и недовольством офицеров привели к падению дисциплины и морального духа в войсках. 10 мая солдаты легиона напали на Максимина и его сына и убили обоих. Их головы были отправлены в Рим.

анархия
Пупиен

Жители Аквилеи вывесили на стенах портреты Бальбина, Пупиена и Гордиана III, а осаждавшим город войскам предложили присягнуть этим властителям. Солдаты последовали призыву и направили делегацию с присягой верности к самому Пупиену. Он сразу вернулся в Рим, где был встречен у ворот Бальбином и Гордианом III.

За время его отсутствия в Риме произошли серьезные беспорядки. Преторианцы не желали подчиняться правителям, избранным не ими, а сенатом. Бальбин пытался успокоить население, пообещав солдатам амнистию, но те не вняли обещаниям, и город сильно пострадал от пожаров, устроенных мятежниками. Встречая Пупиена, с ликованием въезжающего в столицу, Бальбин понял, что его престижу нанесен серьезный ущерб. С этого момента взаимоотношения соправителей резко ухудшились.

Уладить возникшую проблему могла общая задача по отражению внешних врагов. Было решено, что Бальбин выступит навстречу варварам, подступившим к границам империи в нижнем течении Дуная, а Пупиен отправится воевать с персами. Однако, преторианцы решили иначе. Опасаясь столкновения с личной стражей Пупиена, набранной из германцев, они напали на дворец во время церемонии закрытия Капитолийских игр. Разногласия между правителями достигли такой степени, что Бальбиен отказывался вызывать германцев на подмогу, опасаясь того, что они заодно расправятся и с ним.

Пока он препирался с Пупиеном, преторианцы ворвались во дворец, схватили обоих императоров и, сорвав с них одежды, поволокли по улицам в свой лагерь. Германская стража, узнав о произошедшем, бросилась на выручку. При ее приближении преторианцы убили пленников и бросили их тела на улице. Так закончилось 99-дневное правление Бальбина и Пупиена, вновь подтвердившее, что сенат не способен эффективно избирать императоров. Только армия могла сделать это достаточно успешно.

анархия
Гордиан III

В этом же году солдаты возвели на трон Марка Антония Гордиана III (238-244). Родился он в 225 году, и его мать, видимо, была сестрой Гордиана II. Поначалу новое правительство находилось под контролем сената, действовавшего, однако, очень осторожно, поскольку солдаты считали молодого императора своим ставленником. Тем не менее оно рискнуло распустить африканский легион, поддержавший попытку свергнуть отца и деда Гордиана III. Этот шаг лишил африканскую провинцию военной мощи, и в 240 году на подавление взбунтовавшегося наместника Африки Сабиниана пришлось направить войска из Мавритании.

Гораздо более серьезными были угрозы вдоль северных пограничных рек. Готы вторглись в Нижнюю Мезию и разграбили город Истр, одно из дакских племен — карпы — переправилось через Дунай западнее. В связи с этим было проведено переустройство всего региона и совершенствование его оборонительных систем под руководством наместника Нижней Мезии Менофила.

В 241 году пост городского префекта перешел в руки человека, быстро приобретшего огромное влияние на Гордиана III, который даже женился на его дочери. Это был Гай Фурий Сабин Аквила Тиместей, просвещенный и красноречивый человек, поднявшийся от рядового легионера до центуриона и сословия всадников. В дальнейшем он сделал блестящую карьеру в круговороте сменявшихся императоров, совершенно не задетый проносившимися над империей бурями.

Юному императору повезло, что рядом с ним оказался такой человек, поскольку сам он отнюдь не был воином. Именно в эти годы на империю обрушилось нашествие персов, ставшее тяжким бременем для римской армии. Второй царь из династии Сасанидов, Шапур I (239-270), принявший при коронации вызывающий титул «Царь царей иранских и не иранских», решил показать, что способен вести завоевательные войны. Не опасаясь противодействия со стороны империи, занятой междуусобицами, он в 241 году вторгся в Сирию и занял Антиохию, столицу провинции.

Римляне, занятые дунайскими границами, не смогли ответить немедленно. Лишь в 243 году их основные силы и флот оказались готовы к отправке на Восток. Возглавил эту армию Тиместей. После ряда успешных операций он освободил Антиохию и вернул Риму Карры и Нисибис. Персы постепенно сдавали позиции, пока не потерпели жестокое поражение в битве при Рисасне.

Гордиан III желал новых побед и решил выступить на столицу Персии, Ктесифон. Однако, эти планы сорвались из-за болезни Тиместея, от которой он умер в 243 году. Префектом стал его заместитель Марк Юлий Филипп Араб. Причем, полагают, что он отравил своего предшественника.

Устремления Филиппа Араба не ограничивались постом префекта, а были направлены на императорский трон. Он сумел настроить солдат против императора, и тот, согласно одной из летописей, сам предложил трон Филиппу, прося для себя титул Цезаря и назначение на какой-нибудь пост. Филипп предоставил выбор солдатам, и те заявили, что в качестве правителя нуждаются в зрелом мужчине, а не в юном дитя. Гордиан III встретил свою смерть 25 февраля 244 года около Цирцезии на берегу Евфрата. Сенату было доложено, что он умер своей смертью, а на месте захоронения воздвигнута гробница, хотя, скорее всего, он был убит по приказанию Филиппа.

анархия
Филипп I Араб

Марк Юлий Вер Филипп I Араб (244-249) родился в 204 году. Он был сыном арабского вождя из города Трахонитида в провинции Аравия и стал первым представителем этой национальности на римском троне. После смерти Гордиана III Филипп предложил сенату причислить его к богам. Сенаторы, с которыми он поддерживал дружеские отношения, приняли объяснения Филиппа и признали его право на трон.

Первым шагом нового правителя стало скорейшее заключение мира с персами, чтобы вернуться в Рим и подтвердить свои права на престол (чего не сделал в свое время Максимин I). Несмотря на спешность подписания договора, его условия оказались для Рима вполне приемлемыми. Империя получала в полное владение Малую Армению и Месопотамию, а Великую Армению — в формальную зависимость. После этого Филипп присвоил себе титул «Персидский».

Утвердившись на троне, он незамедлительно начал возвышать своих родственников. Брат императора, Гай Юлий Приск, и брат жены, Севериан, были назначены наместниками Месопотамии и Мезии. Своего сына, Филиппа Младшего, он провозгласил Цезарем, а для жены добился титула Августы. Для усиления династического характера своего режима Филипп даже сумел обеспечить обожествление своего отца и установил его бронзовый бюст в родном городе, переименованном в Филиппополь.

Вскоре через Дунай снова переправилось племя карпов. Ни Севериан, ни военачальники Нижней Мезии не смогли остановить захватчиков, и в конце 245 года Филипп сам выступил навстречу противнику. В 246 году у него произошли сражения с германцами, давшие ему титул «Германский», а в 247 году он наголову разбил карпов (приняв титул «Карпский»), бросивших свои крепости и запросивших мира. Вернувшись в Рим и воспользовавшись своим возросшим престижем, Филипп возвысил своего сына до положения Августа и равного себе верховного жреца. В 248 году они оба стали соконсулами.

анархия
Папа Фабиан

Филипп предпринял серьезные шаги для предотвращения злоупотреблений в государственном казначействе. Многие его эдикты позднее вошли в Кодекс Юстиниана (свод законов), обеспечивший строгое соблюдение гражданских прав. Император неприязненно относился к гомосексуализму и кастрации и даже ввел против них законы. Он щедро финансировал общественные работы и обеспечил достаточное снабжение столицы питьевой водой. При Филиппе стало более терпимым отношение к христианам. В это время папа Фабиан даже счел возможным перевезти в столицу останки своего предшественника, Понтиана, скончавшегося в изгнании на Сардинии.

В 248 году империю ждало из ряда вон выходящее событие — тысячелетие со дня основания Рима, вычисленного ученым Варроном. Естественно, юбилей отмечался с необычайной пышностью. Обычай отмечать конец определенной эпохи в жизни Города особо изощренными секулярными (термин, обозначавший период в мировой истории) играми ввел еще Август. Проводить такие игры стали в конце каждого столетия существования Рима — Клавдий в 800-м году, Антонин Пий в 900-м. Игры, устроенные Филиппом в 1000-м, оказались самыми значительными, но, вместе с тем, и последними в истории Рима.

Вдобавок к традиционным религиозным церемониям на арене Большого Цирка были устроены небывало расточительные зрелища с участием множества диких зверей, отловленных еще Гордианом III во время персидского похода. После ряда лет жесткой экономии расходов не считали. Жителям города раздали пособия в виде специальных монет с изображением известных своим долголетием слонов, чтобы убедить их в том, что слава Рима будет навеки связана с династией Филиппов.

Однако 1000-й год оказался для Филиппа несчастливым. Во всех концах империи происходили солдатские мятежи. В разных провинциях объявилось сразу три претендента на престол. Начиналась эпоха, в которой армии отдельных гарнизонов провозглашали императорами своих командиров, что привело к почти полной утрате контроля над ситуацией.

Уникальная монета, обнаруженная в Лотарингии, свидетельствует о коротком правлении некоего Сильванна, объявившего себя императором. В начале лета часть дунайских легионов присудила трон своему офицеру по имени Пакациан. Причем монеты в его честь, выпущенные в ряде городов Мезии, даже славили тысячелетний юбилей Рима. Воспользовавшись мятежами, готы и карпы снова переправились через Дунай и не смогли взять укрепленные города лишь из-за своего пренебрежительного отношения к осадной технике.

В это же время вспыхнули беспорядки в восточных провинциях. Брат Филиппа, Гай Юлий Приск, был назначен верховным главнокомандующим всего азиатского региона империи с небывалым титулом «префекта претория и правителя Востока». Его методы правления и непомерные налоги привели к взрыву возмущения и объявлению императором некоего Иотапиана. Иотапиан присвоил себе все титулы Приска, прибавив к ним титул Августа и сопроводив это выпуском соответствующих монет.

Убежденный в скором развале империи, Филипп сдался. Он выступил перед сенатом с заявлением о том, что собирается отречься от престола. Повисшую в зале заседаний тишину прервал префект претория Деций, высказавший мнение о том, что Пакациан вскоре погибнет от рук своих же людей. Через некоторое время именно так и произошло. Иотапиана ожидал тот же конец.

Однако, ситуация в придунайских провинциях оставалась сложной, и Филипп решил заменить неудачно действовавшего Севериана Децием, назначив его верховным главнокомандующим Мезии и Паннонии. За 248 год Деций восстановил дисциплину и порядок в войсках, которые через шесть месяцев приветствовали его как императора. Сам Деций не желал такого поворота событий, но отказ означал неминуемую смерть, и ему пришлось возглавить восстание. Филипп двинул на него свою армию, но был нездоров и, к тому же, не мог сравниться с Децием в военных навыках. В сражении при Вероне его армия, превосходившая противника числом, потерпела сокрушительное поражение. Филипп в этом сражении погиб, а его сына преторианцы увели в лагерь и убили. Деций стал императором.

Далее: Принципат. Анархия. Часть 2 (249 — 268 гг)
Назад: Принципат. Александр Север (222 — 235 гг)

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Принципат. Александр Север (222 — 235 гг)

Без рубрики

Александр Север родился в 208 году в финикийском городе Кесарии Ливанской. При рождении он получил имя Марк Юлий Гессий Алексиан. Его матерью была Юлия Аввита Мамея, дочь Юлии Месы и внучка Юлии Домны и Септимия Севера. Как и его предшественник Элагабал, Алексиан служил жрецом бога Солнца в Эмесе.

александр север
Александр Север

Решив, что Элагабала необходимо заменить, Меса вместе с Мамеей убедили императора объявить Алексиана своим наследником, и в 221 году тринадцатилетний мальчик получид титул Цезаря и сменил свое имя на Марк Аврелий Север Александр. В следующем году он стал соконсулом Элагабала. Заметив рост популярности своего двоюродного брата, император задумал уничтожить конкурента, но его планам помешала Меса. В 222 году Элагабал был убит, а Александр север занял престол. Бразды правления оказались в руках Месы и Мамеи, поскольку 14-летний император не имел своего мнения по важным вопросам и полностью подчинился бабке и матери.

В 223 году Меса умерла и Юлия Мамея стала единоличной властительницей империи. Правила она достаточно мягко и пыталась восстановить ситуацию, сложившуюся во времена Антонинов. С этой целью даже был собран совет из сенаторов и юристов для решения государственных вопросов. К сожалению, время невозможно повернуть вспять. Экономика государства находилась в плачевном состоянии, а деньги обесценивались.

В 225 году Мамея выбрала мягкому и послушному императору невесту из патрицианской семьи, Гнею Сею Гереннию Саллюстию Барбию Орбиану, сразу же удостоенную титула Августы. Однако прошло немного времени, и она лишилась симпатии подозрительной Мамеи, вынудившей Александра изгнать ее в Африку. Тесть императора пытался укрыться в лагере преторианцев, но был схвачен и казнен как мятежник около 227 года. С этого времени у Мамеи, удостоенной титула «Мать Императора, Солдат, Сената и Страны», не появлялось соперников при дворе.

юлия мамея
Юлия Мамея

В уголовном законодательстве империи наметились тенденции к смягчению наказаний, резко контрастировавшие с величайшей суровостью суда Элагабала. Проводились бесплатные раздачи хлеба населению. Многие части империи были затронуты программами общественных работ. В Риме были расширены бани Нерона, к которым провели новый акведук и пристроили библиотеку, после чего комплекс получил название бань Александра.

Существенно снизились налоги, а потери доходов государства компенсировались возросшей пошлиной на предметы роскоши. Тем не менее после предыдущих расточительных лет, государство должно было тщательно следить за своими расходами, и Александр Север ограничивал себя в личных тратах. Этого нельзя сказать о его матери, алчность которой, по словам Геродиана, внушала отвращение Александру. Однако, будучи слишком послушным, он не смог предпринять никаких действенных мер для изменения ситуации. В результате жадность Мамеи помешала успешному правлению.

В эти же годы в худшую сторону изменилось внешнее военное положение империи. Постоянные войны с Римом и непрекращающиеся собственные гражданские войны окончательно уничтожили парфянское царство. В 226 году Ардашир, правитель Персии, находившейся в то время в вассальной зависимости от Парфии, восстал против последнего парфянского царя, сверг его и возвел себя на трон. На место Парфии пришла Персидская империя. Новый царь вел свою родословную от правителя по имени Сасан, и его государство еще называют империей Сасанидов.

Для Рима эти изменения по-началу ничего не значили — все люди, жившие к востоку от Сирии, были врагами, независимо от их названий и правителей. Но реальная ситуация стала значительно хуже, поскольку Сасаниды считали себя наследниками древних персидских царей и, следовательно, претендовали на Малую Азию, Сирию и Египет.

В 230 году Рим получил известие о том, что Ардашир вторгся в Месопотамию и стал угрожать Сирии и другим азиатским провинциям. На следующий год Мамея и Александр, не добившись ничего переговорами, отправились на Восток во главе большой армии. Ардашир, в ответ, ультимативно потребовал отдать ему все указанные им земли.

александр север
Государство Сасанидов в 3 — 4 веках

В римской армии то и дело вспыхивали беспорядки и попытки узурпировать власть. Тем не менее в 232 году она была достаточно подготовлена для нанесения ударов сразу по трем направлениям — в Армении, в Северной Месопотамии и в Южной Месопотамии. Действия на первом направлении оказались наиболее удачными, но на обратном пути армия пострадала от суровой зимы. Напротив, знойный климат не позволил второй колонне под командованием императора продвинуться достаточно далеко. Третья же армия была уничтожена у берегов Евфрата.

александр север
Александр Север

Все же римлянам удалось вернуть себе Месопотамию, а Ардашир успокоился на ближайшие четыре года. Александр Север и Мамея вернулись в Рим в 233 году, и здесь император был удостоен Триумфа и прозвища «Великий Персидский». Но на этом проблемы не закончились.

Первые сообщения об угрозе со стороны германцев стали поступать еще до возвращения императора с Востока. Дунайские легионы, участвовавшие в персидской кампании, стали требовать возвращения к своим европейским границам, чтобы защищать свои земли. По возвращении в Рим эти легионы были отправлены на север, а через некоторое время туда же отправились и император с матерью.

Их попытки экономить на содержании солдат, как уже было не раз в истории империи, привели к растущему недовольству среди легионеров. Во все время правления Александра Севера восстания вспыхивали регулярно, но в этот раз солдаты были готовы идти до конца. Повод нашелся быстро. Прибыв в Галлию, император, который совсем не был полководцем, попытался откупиться от германцев. Войска, почувствовав себя оскорбленными, принесли присягу своему командиру Максимину, уроженцу дунайских земель. В марте 235 года Александр Север был обвинен в неспособности добиться каких-либо результатов и убит вместе с матерью.

Правление Александра Севера оказалось последним в истории Римской империи временем, когда сохранялась хотя бы видимость гражданского правления. В дальнейшем в империи царил открытый военный деспотизм.

Далее: Принципат. Анархия. Часть 1 (235 — 249)
Назад: Принципат. Макрин (217 — 218) и Элагабал (218 — 222)

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Принципат. Макрин (217 — 218 гг) и Элагабал (218 — 222 гг)

Без рубрики

Марк Опеллий Макрин родился в 164 году в бедной семье в Мавритании. Перебравшись в Рим, он сумел добиться звания юриста и стал официальным советником Плавтиана, префекта претория при Септимии Севере. Помимо этого, он следил за торговлей на Виа Фламиния и управлял имениями Севера. В 212 году Каракалла назначил его сопрефектом претория.

макрин
Макрин

В 216 году Макрин принимал участие в парфянском походе императора, а на следующий год получил консульский статус. Тогда же, находясь в Месопотамии, он обнаружил послание императору, в котором говорилось, что он, Макрин, представляет угрозу для Каракаллы, после чего он и осуществил убийство последнего с помощью своего помощника Марциалиса.

Марциалис был схвачен и убит императорской стражей, а Макрин, хоть и не мог полностью скрыть свою роль в убийстве, через два дня, 11 апреля 217 года, был провозглашен солдатами императором. Этот случай стал первым в истории Рима, когда высший государственный пост занял человек, не принадлежавший к сенаторскому сословию. Своим возвышением он был обязан исключительно армии и, как показало будущее, открыл дорогу долгой череде «солдатских императоров».

диадумениан
Диадумениан

Макрин хорошо понимал, что его популярность в армии не может сравниться с популярностью убитого Каракаллы, а потому не только не порицал своего предшественника, но и активно добивался его обожествления. Даже на его монетах стало появляться имя Север, которого у него точно не было при рождении. Кроме того, надеясь на установление династии, он поместил на монетах портрет своего девятилетнего сына Диадумениана, называя его Антонином Цезарем, Предводителем Молодежи (PRINCEPS IVVENTVTIS) и Надеждой Государства (SPES PVBLICA).

Сенаторы, поддержкой которых Макрин не заручился предварительно, из ненависти к Каракалле признали его и быстро утвердили все его титулы и привилегии. Макрин же принес извинения за свое не сенаторское происхождение и пообещал править подобно Марку Аврелию и Пертинаксу. Он явно пытался улучшить положение империи, снизив ряд налогов и делая попытки уменьшить расходы на содержание армии (весьма опасная практика).

Ситуация оставалась более-менее под контролем, пока парфяне во главе со своим царем Артабаном V не вторглись в Месопотамию. Трехдневное сражение неподалеку от Нисибиса завершилось разгромом римской армии, и в начале 218 года Макрин был вынужден заключить позорный мир, согласившись освободить пленных и выплатить значительную контрибуцию. В это же время в Армении был коронован Тиридат II, сын взятого Каракаллой в плен монарха, что означало выход этой страны из-под римского контроля.

Рим и Парфия

Престиж Макрина был окончательно подорван. Ветераны требовали возвращения на родину, а новобранцы очень скоро разочаровывались, узнавая как мала плата в первые годы службы. Возмущение солдат «вынудило» их начать поиски нового кандидата на престол. Возможно, наилучшим выходом для Макрина было скорейшее возвращение в Рим (где он так еще и не появлялся), чтобы лично засвидетельствовать перед сенатом смерть Каракаллы. Но сделать это ему не позволили сначала парфянская война, а затем мятеж Юлии Месы. Обе эти кампании показали бездарность Макрина как полководца, ставшую для него фатальной.

юлия меса
Юлия Меса

Сирийка Юлия Меса была сестрой последней жены Септимия Севера, Юлии Домны. В мае 218 года она спровоцировала восстание в восточных легионах, которые 16 числа провозгласили императором ее четырнадцатилетнего внука Вария Авита Бассиана, являвшегося, по распущенным ей слухам, родным сыном Каракаллы. Момент был очень удобным, поскольку угроза со стороны Парфии осталась позади, а у Макрина не хватало времени на переброску войск с Дуная и Рейна.

Он отправил на подавление мятежа кавалерию во главе с префектом претория Ульпием Юлианом, но солдаты убили Юлиана и перешли на сторону восставших. Макрин перебрался в Апамею, где провозгласил своего сына Диадумениана Августом. Ища поддержки легионов, он отменил снижение платы солдатам и пообещал им огромные премиальные, но был предан ими в последний момент. Оставшиеся верными Макрину наместники Финикии и Египта не смогли оказать ему помощь достаточно быстро и 8 июня 218 года Макрин потерпел поражение в битве под Антиохией, потеряв большую часть своих войск.

После этого Макрин попытался бежать в Европу, но в Халкедоне, недалеко от Босфора, был опознан и арестован каким-то центурионом. Его отправили назад в Антиохию, где и казнили. Диадумениана, пытавшегося бежать в Парфию, ждала та же участь.

Варий Авит Бассиан родился в 204 году и действительно приходился родственником Каракалле. Юлия Меса была сестрой матери Каракаллы и имела двух дочерей — Юлию Соемию и Юлию Мамею, у каждой из которых был сын. Ребенка Юлии Соемии звали Бассиан, а Юлии Мамеи — Алексиан. Каракалла приходился им дядей.

элагабал
Элагабал

Ко времени его убийства Бассиану было 13 лет и он служил священником в храме бога Солнца (Эл-Габала) в сирийском Эмесе. Отличаясь привлекательной внешностью, он исполнял культовые церемонии с театральным блеском. Впоследствии именем Элагабал (или по-гречески Гелиогабал) стали называть и самого Бассиана.

Покоренные щедростью Юлии Месы легионеры провозгласили Бассиана-Элагабала императором под именем Марка Аврелия Антонина и объявили сыном Каракаллы. Сам Элагабал начал отсчитывать свое правление от 8 июня 218 года, даты сражения принесшего ему победу над Макрином. Сенат утвердил его восшествие на престол, признал сыном Каракаллы, а самого Каракаллу обожествил. Были выпущены монеты в честь нового императора, Юлии Месы и Юлии Соемии.

В августе они отплыли в Вифинию и провели зиму в Никомедии. Медленно продвигаясь на запад, императорская семья достигла Рима только к осени 219 года. Воцарившись в столице, она стала раздавать важнейшие должности своим сирийским сторонникам, многие из которых не принадлежали к сенаторскому сословию. Юлия Меса стала самой влиятельной женщиной в истории римской империи, а молодой Элагабал — никуда не годным императором, подставным лицом.

Один из источников того времени сообщает, что за свое короткое правление Элагабал сменил не менее пяти жен. Монеты позволяют уверенно говорить о трех. Первой (219-220) была Юлия Корнелия Паула, второй (220) стала Аквилия Севера, со скандалом освобожденная от обета весталки. Затем император женился на Аннии Фаустине (220-221) из дома Марка Аврелия, после которой снова вернулся к Севере. Такая смена императриц должна была, но не смогла, скрыть тот факт, что пристрастия Элагабала полностью относились к мужчинам.

Такие наклонности создали ему дурную славу, поскольку гомосексуалистом он был пассивным. Римское общество давно привыкло к императорам, увлекавшимся молодыми мальчиками, которые лишь дополняли их гетеросексуальную жизнь, но Элагабал являл собой полную противоположность «традиции» и открыто позволял себе крайности. Согласно Диону Кассию, наиболее объективному автору той эпохи, «любимым мужем императора был Гиерокл, белокурый раб из Карии.» По его же словам, Элагабал имел обыкновение «становиться нагишом в дверях своий дворцовых покоев и, подражая шлюхам, трясти занавесом, сплетенным из золотых колец, и петь для проходивших нежным чувственным голосом.»

элагабал
Элагабал

Не меньшее беспокойство вызывал и религиозный фанатизм императора. Он привез с собой в столицу сирийские обычаи, шокировавшие римлян, и отмел все традиции, стремясь установить в империи собственную версию культа Солнца. В метрополию из Эмеса был доставлен его символ, конический черный камень (возможно метеорит), которому построили храм на восточном склоне Палатинского холма, основание которого сохранилось до сих пор.

В качестве обряда посвящения Элагабал произвел обрезание себе и своим приближенным. Сохранились свидетельства о его плясках вокруг алтаря под звуки цимбал и барабанов, на которыхх играли сирийские женщины. Сенаторам и всадникам надлежало присутствовать на этой церемонии. Бог Солнца потеснил Юпитера и занял центральное место в самом пышном ежегодном римском празднестве в день летнего солнцестояния.

Все это настолько встревожило Юлию Месу, что она решила избавиться от такого «союзника». Ее внимание обратилось на вторую дочь и ее тринадцатилетнего сына Алексиана. Двум женщинам удалось убедить Элагабала объявить Алексиана Цезарем пот предлогом того, что так он сможет уделять больше времени своим религиозным обязанностям. После возведения в ранг Цезаря Алексиан получил имя Александр.

Вскоре Элагабал изменил свое решение и попытался устранить Алексиана, но Меса и Мамея привлекли на свою сторону преторианскую гвардию, уставшую от самодурства императора. 11 марта 222 года Элагабал и его мать были убиты, после чего их тела проволокли по улицам Рима и сбросили в Тибр. Большую часть их приближенных также ожидала смерть. Эмесский бог, черный камень, после четырех лет пребывания в Риме, был отправлен обратно, в родной город.

Императором был провозглашен двоюродный брат Элагабала, Алексиан, принявший после этого имя Марк Аврелий Александр Север.

Далее: Принципат. Александр Север (222- 235)
Назад: Принципат. Каракалла (211 — 217 гг) и Гета (210 — 212 гг)

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Принципат. Каракалла (211 — 217 гг) и Гета (210 — 212 гг)

Без рубрики

После смерти Септимия Севера в 211 году его сыновья Каракалла и Гета унаследовали императорский трон как соправители по прецеденту полувековой давности, созданному Марком Аврелием и Луцием Вером.

каракалла
Каракалла в юности

Каракалла — это прозвище старшего сына Севера, происходящее от названия долгополого галльского одеяния, которое он ввел в моду в Риме. Родился Каракалла в 188 году и получил имя Юлий Бассиан в честь отца матери, Юлии Домны. Однако, в 195 году отец объявил его Цезарем и нарек Марком Аврелием Антонином. Публий Септимий Гета родился в 189 году.

В 198 году Каракалла получил титул Августа, а Гета — Цезаря. В 205 году они стали соконсулами и уже тогда отношения между ними были неприязненными. Стараясь примирить сыновей, Север большую часть времени держал их при себе, а в 208 году снова назначил их соконсулами. В этом же году они вместе с родителями отправились в Британию. В 209 году Гета принял управление этой провинцией и получил титул Августа. С этого времени его полным именем стало Император Цезарь Публий Септимий Гета Пий Август.

Перед смертью, в 211 году, Север завещал сыновьям жить в согласии, но после их восшествия на престол стало ясно, что этого не случится. Взяв с собой прах отца, братья в сопровождении матери отправились в Рим. Их обоюдная ненависть была так велика, что по пути они не останавливались в одном доме и не ели за одним столом, опасаясь быть отравленными.

гета
Гета

Приехав в Рим и похоронив отца, они поселились в противоположных концах дворца и завели каждый свою собственную стражу. Дело шло к разделу империи, по которому Гете должна была достаться Азия, а Каракалле — Европа. Только мать, Юлия Домна, смогла встать на пути этой идеи, заявив: «Вы можете разделить империю, но не сможете разделить свою мать».

Следствием стало намерение Каракаллы убить брата во время празднования Сатурналий. План провалился, поскольку поползли слухи, и Гета увеличил свою охрану, дежурившую теперь у его покоев круглосуточно. Тогда Каракалла предложил матери пригласить их обоих в свои покои для примирения, и когда Гета вошел в комнату, центурионы Каракаллы набросились на него и зарубили мечами. После этого Каракалла объявил, что Гета замышлял против него заговор.

Убийство не встретило одобрения ни в альбанском (единственном, размещенном вблизи Рима) легионе, ни среди преторианцев, поскольку солдаты клялись в верности обоим императорам. Тогда Каракалла (по словам Диона Кассия) обратился к преторианцам с энергичной речью:

«Радуйтесь, соратники, ибо теперь я в состоянии оказать вам почести! Я — один из вас, потому что лишь ради вас хочу я жить, с тем чтобы даровать вам множество благ. Все сокровищницы — ваши. Я обещаю жить с вами, сколько возможно, если нет — то по меньшей мере умереть с вами. Ибо я не боюсь смерти и желал бы кончить свои дни на поле боя. Только там пристало умереть мужчине, нигде больше!»

Получив поддержку преторианцев и сената, он добился того, чтобы имя Геты было вычеркнуто из летописей, а его сторонники уничтожены.

каракалла
Каракалла

Понимая, что материальные выгоды для преторианцев важнее зажигательных речей, Каракалла выплатил им вознаграждение в размере 2500 денариев каждому, а также увеличил в полтора раза их довольствие и плату. Плата была увеличена и остальным войскам. Кроме того, он распорядился постоянно увеличивать размеры солдатских продуктовых пайков в соответствии с инфляцией. Поддерживаемый армией своего государства, император теперь мог быть уверен, что никто не посмеет оспорить его права.

Одновременно с этим были проведены изменения в высшем руководстве армии — устранены военачальники, поддержавшие Гету или оставшиеся в стороне. Было также введено положение, по которому ни одна из провинций не имела права формировать более двух легионов, т.е. располагать войсками, достаточными для серьезного восстания. 24 легиона были распределены между 12 провинциями, а остальные 9 размещены в разных пунктах империи.

В 212 году Каракалла издал эдикт, даровавший римское гражданство всем свободным жителям империи и названный Конституцией Антонина. В реальности этот эдикт лишь узаконил уже и так исчезавшее различие между жителями Италии и провинций, а также падение престижа всего римского и итальянского. В финансовом же плане эдикт принес определенную выгоду — граждане Рима были обязаны платить налоги.

Доставлявшее Каракалле беспокойство состояние финансов империи вынудило его пойти на выпуск монет пониженного качества, названных антонианами. Их вес в полтора раза превышал вес традиционных денариев, а вот номинал при этом был выше вдвое.

В 213 году император отправился в Германию, где племена алеманнов начали угрожать территории, расположенной между верховьями Рейна и Дуная, так называемым Десятинным полям. Каракалла победил алеманнов в битве на Майне, хотя злые языки утверждали, что он просто откупился от них. Такая практика в Риме осуждалась, но это стоило дешевле войны и на 20 лет отсрочило набеги германцев.

В Риме Каракалла создал одну, но весьма значительную постройку, чьи руины дошли до наших дней. Это гигантские термы Каракаллы, занимавшие площадь в 33 акра, строительство которых было задумано еще при Севере. В течение всей римской истории привычка к омовениям приобретала все большую популярность, а во времена империи ее форма достигла пика роскоши.

каракалла
Термы Каракаллы. Реконструкция

Окруженное садами с произведениями искусства и гимнастическими площадками под открытым небом, главное здание терм Каракаллы было оборудовано гидравлическими, дренажными и нагревательными устройствами и вмещало в себя 1600 человек одновременно. Центральный зал с плавательным бассейном был столь велик, что люди в нем казались карликами. Здесь каждый был равным среди массы равных.

Посещение бань стоило совсем не дорого. Граждане, обладавшие хотя бы минимальными средствами, проводили в термах целые дни, читая и слушая философов, беседуя и закусывая. Все это придавало баням огромную роль в общественной жизни города. Тем не менее, римские сатирики, философы-стоики и ранние христиане считали неприличной и бессмысленной роскошь, окружавшую термы.

каракалла
Каракалла

Мысля глобальными категориями, Каракалла, судя по произведения скульпторов, видел себя в образе Бога-Солнца или Александра Великого, объединившего весь мир и подарившего ему всеобщее гражданство. Он начал строить планы покорения Парфии, не удавшегося даже Траяну. В 214 году император собрал на Дунае огромную армию для похода на Восток. Вторжение в Парфию состоялось в следующем году. Границы провинции Месопотамия успешно расширились, но вот попытка покорить Армению оказалась неудачной.

В 216 году Каракалла начал поход на Мидию, но был вынужден отступить к рубежам Месопотамии. В это время сопрефект преторианцев Марк Опилий Макрин, ведавший императорской перепиской, понял из писем, что его собственная жизнь оказалась под угрозой. Когда в 217 году император спешился во время поездки из Эдессы в Карры, один из солдат Макрина ударил его кинжалом, а офицеры стражи докончили дело. Каракалле был 31 год.

Далее: Принципат. Макрин (217 — 218 гг) и Элагабал (218 — 222 гг)
Назад: Принципат. Септимий Север (193 — 211 гг)

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Принципат. Септимий Север (193 — 211 гг)

Без рубрики
септимий север
Септимий Север

Луций Септимий Север родился в 145 году в Лептис Магне, в Триполитании (Северная Африка). О его отце, Публии Септимии Гете, ничего не известно. Его прадед, вероятно, был карфагенского происхождения и переехал в Италию в конце 1 века, где поднялся до всаднического сословия. Мать, Фульвия Пия, родилась в итальянской семье, иммигрировавшей в Северную Африку. Латынь Север выучил уже в зрелом возрасте и весь остаток жизни говорил с акцентом.

Будущий император попал в сенат в 173 году, стал правителем Галлии Лугдунской и Сицилии, а в 190 году — консулом и правителем Верхней Паннонии. В 193 году, во время восшествия на престол Дидия Юлиана, он отправился в Рим, и в июне, как только он оказался в Италии, преторианцы провозгласили его императором. Сенат согласился с этим решением, и Юлиан был убит.

По прибытии в столицу Север распустил преторианскую гвардию, заменив ее людьми, набранными из легионов, сопровождавших его в походе. Он также утроил количество городских когорт и удвоил охрану, сделав ее частью регулярной армии.

песценний нигер
Песценний Нигер

В это же самое время девять восточных легионов провозгласили императором своего командующего, Песценния Нигера. Поддержал его и парфянский царь Вологез V, правда только «морально», поскольку был слишком занят собственными проблемами, чтобы помочь войсками. Нигер и Север были давно знакомы и даже одновременно служили консулами. При этом Нигер имел большую популярность и обладал достаточными силами, чтобы захватить Египет и отрезать Рим от поставок зерна. Встревоженный этими событиями Север покинул Рим и двинулся на Восток.

Популярность Нигера сыграла с ним злую шутку. Восточные провинции покорились ему столь быстро, что он, уверовав в свою безопасность, остался в Сирии, не став предпринимать больше никаких действий. Однако легионы Севера оказались более боеспособными и им не потребовалось много времени, чтобы разбить армии Нигера. В первой половине 194 года им было нанесено окончательное поражение в Иссе, на рубеже Малой Азии и Сирии. Нигер покинул город и направился к Евфрату, но переправиться в Парфию ему не удалось. Голову Песценния привезли Северу.

В следующем году состоялась карательная экспедиция против парфянских вассалов, поддержавших Нигера. А для того, чтобы будущие правители Сирии не смогли повторить попытку соперника Севера, провинция была разделена на две — Келе-Сирию и Финикию. После этого оставалось разобраться лишь с полководцем Децимом Клодием Септимием Альбином, командующим войсками в Британии, которого его солдаты также провозгласили императором, и отправившегося из Британии в Галлию, собираясь двинуться оттуда на Рим.

септимий север
Септимий Север

После краткого посещения Рима в 196 — 197 годах Септимий Север выступил в Галлию через Паннонию, Норик и Рецию, собирая по пути дополнительные войска. Обе армии сошлись под Лугдуном (совр. Лион), где между ними произошло величайшее со времен битвы при Филиппах сражение римлян с римлянами. Войска Севера одержали полную победу. Лугдун был разграблен так основательно, что уже не смог восстановить свое могущество в течение всего периода своей античной истории. Британия, как и Сирия, была разделена на две провинции — Внешнюю и Внутреннюю. Наконец, после самой продолжительной за последние почти два столетия гражданской войны, в 197 году Септимий Север стал неоспоримым правителем империи.

Римское государство к этому времени снова значительно ослабло. Империю истощила недавняя эпидемия оспы, а ее население продолжало сокращаться. Новый император не мог даже попытаться восстановить августовскую модель принципата. Вместо этого он воспринял как должное то, что властелином Рима является человек, командующий большой армией, и ни сенаторы, ни народ ничего не могут противопоставить этой силе.

Результатом такого положения вещей стала реорганизация войск. Солдатам была повышена плата и дано разрешение жениться во время службы. Себя Север поставил во главе всех вооруженных сил империи, отстранив сенат даже от формального управления отдельными легионами. Количество легионов было доведено до 33 (против 25 во времена Августа), и к 200 году общее число солдат империи превысило 400 000. Поскольку набор в распущенную ранее преторианскую гвардию проводился теперь из обычных легионеров, это подразделение уже никогда больше не состояло из одних итальянцев.

Поскольку Нигеру помогали не только парфянские вассалы, но и сами парфяне, Север снова отправился на Восток во главе трех новых легионов. Причем, командующими легионами были поставлены не сенаторы, а всадники. Война закончилась падением парфянской столицы, Ктесифона, в 198 году. Снова было объявлено о присоединении Месопотамии к империи, но попытки дальнейшего продвижения окончились неудачей.

Вернувшись из этого похода в 202 году, Септимий Север оставил один из своих новых легионов внутри Италии, в Альбане, недалеко от Рима. Вероятно, эта мера была вызвана необходимостью иметь военный резерв, которого до сих пор не было у императоров. Это стало повторением шага, предпринятого двести лет назад Августом, и сделало Италию такой же провинцией, как и прочие. С этого времени все части империи стали равноправными и одинаково подчиненными армии и ее лидеру. В Риме императора встретили триумфом, а в честь победы на Форуме была построена арка, сохранившаяся до сих пор.

септимий север
Арка Септимия Севера на Римском Форуме

Помимо реорганизации армии, Север также усложнил иерархию государственных служащих, ставшую при нем представлять собой обширную пирамиду, во главе которой стоял сам император. От идеи принципата практически не осталось и следа, но это твердое правление, в целом, пошло на благо государству. Жизнь под властью военной тирании оказалась более приемлемой, чем во времена расточительства и анархии.

септимий северНаступил период мира и Император занялся реорганизацией судопроизводства и финансовой системы. Известный юрист того времени, Эмилий Папиниан, пересмотрел римское законодательство. Его поправки стали основой законов, действовавших в течении трех последующих столетий. С финансами же дела обстояли не так хорошо. Не смотря на все усилия в попытках остановить упадок империи, Север был вынужден снизить содержание серебра в монетах, что является одним из характерных признаков экономического неблагополучия.

Что удивительно, столь решительный император на вершине своей власти оказался таким же зависимым от префекта преторианцев, как и его предшественники. В этом случае префектом был Гай Фульвий Плавтиан, родственник матери Севера, захвативший власть практически над всем управлением империей. Дочь его, Плавтилла, стала женой сына Севера, Каракаллы. Брак оказался несчастливым. Каракалла и его мать, Юлия Домна, ополчились на Плавтиана, а брат императора в 205 году, умирая, обвинил префекта в подготовке мятежа. После этого Каракалла организовал убийство тестя. Однако, сменившие Плавтиана префекты получили еще большую власть.

Тем временем Британия настоятельно потребовала личного внимания императора. К концу 2 века укрепления расположенной там стены Антонина оказались в большей или меньшей степени разрушены и территория провинции потеряла защиту от нашествий с севера, а местные легионы были истощены постоянными столкновениями с горцами и отсутствием регулярного снабжения. В итоге, в 208 году Септимий Север отправился в Британию вместе с женой и двумя сыновьями.

Учитывая то, что подавление восстаний и отражение набегов стоило значительно больше доходов, которые приносила провинция, император удовлетворился демонстрацией местным племенам силы римского оружия и, добившись некоторых уступок, использовал их как предлог для прекращения военных действий. Стена Антонина была оставлена, а охраняемая граница переместилась назад, к валу Адриана.

К этому времени императору было уже за шестьдесят лет и он многие годы страдал от подагры. В 211 году Север скончался от этой болезни в городе Эборакуме (совр. Йорк), так и не успев покинуть остров. Призвав своих сыновей, Каракаллу и Гету, к смертному одру, он, по преданию, сказал им: «Держитесь дружно. Будьте щедры с солдатами и не обращайте внимания больше ни на кого!»

юлия домна
Юлия Домна. Аурей. 197 год

В правление Севера плата легионерам возросла с 300 до 500 денариев в год. Часть премий, в добавок к жалованию, выплачивалась золотом. Армейская служба стала хорошим началом для дальнейшей карьеры. Армейская аристократия, постоянно пополнявшаяся из низов, обеспечивала империю элитой исполнительной власти. Из нее также вышла большая часть будущих императоров.

Чтобы обеспечить своих сыновей легитимной властью, Север сделал себя наследником Антонина Пия и Марка Аврелия, объявив задним числом о своем усыновлении и дав их имена Каракалле.

Прославился Септимий Север и как строитель. Его родной город, Лептис Магна, до сих пор может похвастаться великолепными постройками того периода. В Риме, у подножия Палатинского холма был выстроен Септизодий (Септизоний), причудливый дворец с фонтанами, разрушенный в 1588 году. Гравюры позволяют оценить элегантную совокупность его трехярусных портиков. Изваяние императора в образе бога Солнца стояло в здании среди Семи Планет астрологии. Культ Солнца затмил в семье Севера весь прочий римский пантеон.

септимий север
Руины Септизодия. Гравюра. 16 век

Жена императора, Юлия Домна, интересовалась философией и сумела придать правлению Севера интеллектуальный оттенок, чуждый императору-полководцу. Она приблизила ко двору образованных людей, в число которых вошел, например, писатель Диоген Лаэртский. Он составил краткие биографии известных философов древности, состоящие, в основном, из сплетен о их личной жизни и наиболее значимых цитат их работ. Труд был рассчитан на среднего читателя и приобрел широкую популярность, хотя серьезные ученые того времени считали его не достойным внимания. С этой книги было сделано множество копий, часть которых, в отличие от более достойных сочинений, сохранилась до наших дней, благодаря чему нам хоть что-то известно о некоторых великих философах древности.

Сам Септимий Север дружил с известным историком Дионом Кассием, занимавшим при нем высокие государственные должности. Более того, император сам написал свою автобиографию, которая, правда, не сохранилась.

Далее: Принципат. Каракалла (211 — 217 гг)
Назад: Принципат. Пертинакс и Дидий Юлиан (193 г)

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Пертинакс и Дидий Юлиан (193 г)

Без рубрики

Уже две великие императорские династии прекратили свое существование со смертью сначала Нерона, а потом Домициана. Первая закончилась гражданской войной, ко второй сенат успел подготовиться, и дела сразу пошли хорошо. После смерти Коммода, прервавшей третью династию, сенат постарался точно воспроизвести свои предыдущие действия. Как Домициану наследовал пожилой уважаемый сенатор Нерва, так и Коммоду должен был унаследовать не менее пожилой и не менее уважаемый человек по имени Публий Гельвий Пертинакс.

пертинакс
Пертинакс

Родился он в Лигурии в 126 году. Его отец, Гельвий Сукцесс, был вольноотпущенником. После обучения в школе Пертинакс поступил в армию, где поднялся до командирских должностей. После этого он на время вернулся к гражданской жизни, вступил в сословие всадников и служил прокуратором в Италии (168 год), занимаясь раздачей пособий беднякам, а позднее — в Дакии.

Вновь направленный в армию в качестве командующего группой легионов он участвовал в походе Марка Аврелия против нарушивших границу германцев. Возвышенный до положения сенатора и получивший пост претора, Пертинакс избирался консулом и наместником Верхней и Нижней Мезии, Дакии и Сирии. При Коммоде он впал в немилость из-за близости к участникам заговора 182 года, но избежал репрессий и в 185 — 187 годах был направлен в Британию на усмирение мятежных армий. В 188 году он стал проконсулом Африки, а позже — городским префектом Рима. В 192 году его снова избрали консулом.

Как и Нерва, 67-летний Пертинакс чувствовал себя слишком старым для исполнения обязанностей главы государства, но преторианцы не позволили ему отказаться от этой «чести». Их военачальники, участвовавшие в заговоре против Коммода, приказали избрать императором именно Пертинакса, и ему пришлось принять этот пост. Ранним утром он предстал перед сенатом, где (по утверждению одного из сенаторов, Диона Кассия) его ждал теплый прием.

Пертинакс, в свою очередь, проявил к сенаторам уважение и учтивость. Отвергая намеки на то, что в своем преклонном возрасте рвется к трону, он отказался от предложения сената присвоить его супруге титул Августы и возвести его сына в ранг Цезаря.

пертинакс
Золотой аурей. 193 год

В первую очередь новый император предпринял шаги по наведению порядка в финансовой области, которые сразу стали непопулярными. Помимо распродажи огромных приобретений Коммода, он стал проводить политику жесткой экономии, приведшую к отказу от принятых к тому времени жизненных стандартов. При этом, неприязненно настроенные к нему люди отмечали, что сам он каким-то образом быстро разбогател.

Вскоре Пертинакс лишился и поддержки преторианцев. Во время его отсутствия в Риме возник заговор с целью возведения на трон консула Квинта Сосия Фалькона. Император вовремя вернулся и предотвратил признание Фалькона сенатом, но недовольство преторианцев только усилилось, поскольку несколько их сослуживцев были казнены за участие в заговоре.

28 марта группа солдат ворвалась во дворец. Император вышел к ним в сопровождении Эклекта, управляющего двором, и произнес пространную речь. Но представитель солдат, Таусиз, стражник личной охраны императора, метнул в Пертинакса дротик, пронзив его грудь насквозь. Эклект успел заколоть двоих нападавших и тоже погиб. После этого солдаты прошагали по улицам Рима, показывая отрезанную голову императора, которого сами возвели на трон три месяца назад.

За этим убийством последовала сцена, отразившая упадок римских нравов и степень власти, которую получили солдаты. Преторианская гвардия выставила должность императора на аукцион. Она решила провозгласить правителем империи того, кто предложит ей большее вознаграждение. Претендентов оказалось двое — Тит Флавий Сульпициан, тесть покойного импертатора, и богатый сенатор Дидий Юлиан.

Марк Дидий Север Юлиан родился в 133 году и принадлежал к одной из известнейших семей Медиолана. Выросший в доме Домиции Луциллы, матери Марка Аврелия, он сделал выдающуюся карьеру. Став в 162 году претором, Юлиан командовал легионом при Могунциаке, а в 170 -175 годах управлял Галлией Белгикой. В 175 году он стал консулом, в 176 — 177 годах был правителем Иллирика, а в 178 году — Нижней Германии. После этого он был назначен осуществлять программу помощи детям (alimenti) в Италии, после чего отправлен проконсулом в Понт и Вифинию, а в 189 — 190 годах — в Африку, где стал преемником Пертинакса.

Спустя некоторое время Дидий Юлиан вернулся в Рим и после короткого правления и убийства Пертинакса решил заявить свои права на престол. Здесь и произошла безобразная сцена, которую описал Дион Кассий:

«Дидий Юлиан был неустанным стяжателем денег и великим мотом, всегда готовым затеять мятеж. И вот, услышав о смерти Пертинакса, он поспешно отправился в лагерь и, стоя у ворот его, заявил солдатам о своих притязаниях на императорский престол. За этим последовал бессовестный торг, недостойный Рима. Потому что, словно на каком-то рынке или аукционе, с молотка пошли сам город и вся Империя. Продавцами выступали те, кто убил предыдущего императора, а потенциальными покупателями — Сульпициан и Дидий Юлиан, которые старались переиграть друг друга, один из лагеря, второй снаружи. Они постепенно подняли свои ставки до двадцати тысяч сестерциев на каждого солдата. Некоторые солдаты приносили слово Юлиану: «Сульпициан предлагает столько-то; а ты сколько дашь?» А потом к Сульпициану: «Юлиан пообещал столько-то, а ты насколько больше?» Тогда мог бы победить Сульпиций, потому что был в лагере, служил городским префектом и был к тому же первым, назвавшим цифру двадцать тысяч, если бы Юлиан не поднял ставку на целых пять тысяч разом. Он выкрикнул эту сумму громким голосом и показал пять пальцев. Поэтому солдаты, зачарованные столь чрезмерной суммой и боявшиеся в то же время, что Сульпициан может отомстить за Пертинакса (эту мысль им внушил Юлиан), пропустили в лагерь Юлиана и провозгласили его императором».

дидий юлиан
Дидий Юлиан

Преторианцы проводили нового правителя в здание сената, где запуганные сенаторы утвердили их выбор. Жена и дочь Юлиана были провозглашены Августами, а сам Юлиан — Отцом Отечества. Однако, его возвышение вызвало неожиданную злобу среди горожан — уже на следующий день он был осыпан жесточайшими угрозами. А через некоторое время Песценний Нигер и Септимий Север, наместники Сирии и Верхней Паннонии, объявили себя императорами вместо Юлиана.

Север в конце апреля вышел из Карнунта, пересек Альпы и проник глубоко в Италию, где на его сторону вместе с флотом перешла Равенна. Юлиан сделал попытку превратить Рим в вооруженный лагерь, насыпая новые валы. В надежде посеять панику среди легионеров Севера он даже мобилизовал цирковых слонов. Однако, преторианцы действовали нарочито вяло, поскольку так и не получили всех денег, обещанных им за империю. Моряки же, которых Юлиан отозвал из Мизен, оказались плохими воинами.

Юлиан объявил Севера врагом общества, но когда он решил послать делегацию сенаторов, чтобы они напомнили войскам о верности, большинство посланников сочло нужным отказаться. Тогда он потребовал у сената объявить соперника императором-соправителем, но Север отверг предложение и приказал убить посланника.

Один из консулов, Силий Мессала, созвал собрание сената, на котором Юлиана свергли и объявили императором Севера. Юлиан вместе с префектом преторианцев Титом Флавием Гениалисом стал искать убежища во дворце, но враждебно настроенные сенаторы провели во дворец солдата, который и убил низложенного императора 1 июня. Север передал тело Юлиана его жене и дочери, потерявших титулы Август и права на наследство.

Далее: Принципат. Септимий Север (193 — 211 гг)
Назад: Принципат. Век Антонинов (96 — 180 гг)

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Век Антонинов (96 — 180 гг)

Без рубрики

Начиная с момента вступления на престол Нервы в 96 году и заканчивая смертью Марка Аврелия в 180 году империя пережила 84-летний период мира под властью справедливого правительства. И хотя в это время шли войны с парфянами, даками и британцами, шли они далеко от Рима и, в большинстве случаев, на территории противника. Восстания и мятежи в провинциях так же благополучно подавлялись и на фоне общего спокойствия не представлялись чем-то серьезным. Хоть императоры этого периода и не были связаны родственными узами, их принято объединять в одну династию — династию Антонинов.

В эти 84 года на территории Средиземноморья в материальном плане жилось легче, чем когда-либо за минувшие столетия непрерывных межгосударственных и гражданских войн. Более того, это утверждение справедливо и для последующих столетий с новыми гражданскими войнами, нашествиями варваров и делением империи на множество мелких соперничающих государств.

антонинов
Римская Империя в 117 году

Тем не менее, именно в это время наступило истощение империи. Когда она, казалось бы, такая сильная, столкнулась с действительно большими потрясениями, у нее просто не оставалось сил, чтобы устоять. Последней каплей, погубившей в гражданах остатки воли к жизни, стала эпидемия оспы 166 года. И даже после ее окончания уровень рождаемости продолжал падать.

Финансовые дела государства пришли в упадок, а попытки императоров превратить жизнь Рима в один большой праздник, чтобы поднять настроение граждан, еще больше подрывали экономику. Каждый третий день отмечался представлениями, гонками на колесницах или гладиаторскими боями. Все это стоило безумных денег. Дополнительным бременем на казну ложилась и бесплатная раздача еды сотням тысяч граждан.

Скачки на колесницах в Большом Цирке
Апулей

Упадок коснулся не только финансовой, но и других сторон жизни империи. Видимо, во все времена сытая жизнь не способствует развитию искусства, а мирная — развитию науки. Единственной значимой фигурой в литературе этого периода стал Луций Апулей, автор «Золотого осла», родившийся в Нумидии около 124 года. В науке можно упомянуть лишь два имени — Птолемея (или Птоломея) и Галена.

Птолемей, грек (или египтянин) по происхождению, жил в Египте во время правления Адриана и Антонина Пия. Его «вклад» в науку заключался в кратком изложении работ греческих астрономов, оформленном в одну энциклопедическую книгу. Книга сохранилась до средних веков, тогда как источники, на которые он ссылался, были утеряны. 15 веков эта книга оставалась единственным источником сведений по астрономии. Описанная в ней картина мира с Землей в центре получила название системы Птолемея.

Птолемей и его геоцентрическая система
Гален

Гален был греческим медиком, родившимся в Малой Азии около 130 года. В 164 году он переселился в Рим и некоторое время служил придворным врачом Марка Аврелия. Он написал множество трудов по медицине, так же сохранявшихся в течение средних веков.

Однако, была сторона жизни, которая не только не ощутила упадка, но, напротив, получила существенное развитие. Все большее значение в умах людей стало приобретать посмертное существование, вызывая дискуссии о природе загробного мира. Причем дискуссии эти шли не только между иудеями и христианами, но и внутри самих христианских общин, приводя к появлению различных соперничающих группировок. Те, кто одерживал верх, становились ортодоксами (греч. оrthodoxosправильное учение), тогда как остальные — еретиками (греч. hairetikosтот, кто выбирает сам).

Так, например, гностицизм, возникший раньше христианства и содержавший элементы персидской религии, воспринял элементы нового учения, но полагал ветхозаветного Иегову, создавшего мир, воплощением злого начала. Иисус же, по их мнению, пришел на землю для того, чтобы спасти людей от этого злого Бога. Конечно, гностики были ярыми антисемитами. Такое мировоззрение приводило в ужас тех, кто сейчас считается ортодоксальными христианами.

Этот конфликт стал первым на почве теологии, повернувшим христиан против своих же братьев, с которыми они начали сражаться даже более жестоко, чем с язычниками. Так зарождались религиозные противоборства, достигшие своего пика в средневековье. Древний мир не знал религиозных войн. Они возникли из нетерпимости иудеев и развились с приходом христианства.

Постепенно все большее количество людей стало тратить свою энергию на споры о загробном мире вместо занятий по обустройству существующего, который они стали считать в лучшем случае никчемным, а в худшем — просто злым. Начало упадка Римской империи совпало с появлением религии, заставлявшей думать не о повседневных делах, а о том, что ждет человека после его смерти.

Далее: Принципат: Пертинакс и Дидий Юлиан (193 г)
Назад: Принципат. Коммод (177 — 192 гг)

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Принципат. Коммод (177 — 192 гг)

Без рубрики

Луций Аврелий Коммод, старший сын Марка Аврелия и Фаустины Младшей, родился в 161 году в Ланувии. Уже в 166 году он был провозглашен Цезарем, а в 177-м — Августом, став, формально, соправителем отца. После смерти Марка Аврелия в 180 году Луций Аврелий стал единоличным императором и сменил имя на Марк Аврелий Коммод. За последнюю сотню лет это было первое унаследование трона сыном от отца. Не выбрав себе преемника, а передав власть сыну, Марк Аврелий оказал плохую услугу империи, разрушив все доброе, что было сделано им самим и его предшественниками.

коммодОпасность людей, «рожденных для трона», состоит в том, что они с детства испорчены избытком власти и лестью, благодаря которой случайность своего рождения во властной семье принимают за наличие у себя высоких достоинств.

Коммод по природе своей не был воином. Он быстро заключил мир с маркоманами и полностью посвятил себя удовольствиям, переложив обязанности управления империей на чиновников. Смелости защищать своих помощников императору явно не хватало, и они легко приносились в жертву толпе при возникновении проблем. Со временем среди высших чиновников становилось все меньше умных и талантливых людей. Мало того, что управление огромной империей само по себе требовало незаурядных способностей, такая постоянная сменяемость управленцев еще и просто не позволяла вновь назначаемым людям даже успевать входить в курс дел.

Стало невозможным заниматься восстановлением изрядно подорванной экономики, защищать границы и наблюдать за администрацией провинций. Коммод же бездумно растрачивал огромные средства на удовольствия, опустошая имперскую казну. С учетом общего упадка экономики налоги собирались все хуже и финансовое положение государства осложнялось день ото дня.

В первый же год своего правления Коммод объявил о раскрытии заговора против него с участием его родной сестры Аннии Луциллы. После смерти своего первого мужа Анния вышла замуж за Тиберия Клавдия Помпеяна, дважды избиравшегося консулом и считавшегося возможным наследником трона. Его племяннику, Квадрату, было поручено нанести смертельный удар императору, но он был схвачен, как только обнажил оружие. Квадрата и Помпеяна казнили, а Луциллу выслали на Капри, где она вскоре умерла.

коммодКак и большинство слабых правителей, Коммод очень боялся покушений и полагал (не без оснований), что наиболее вероятными участниками заговора могут быть сенаторы. Закончился длительный период благожелательных взаимоотношений сената с императорами и возобновилась власть террора. Снова одно неосторожно сказанное слово или беспочвенное подозрение могли привести к ссылке или казни.

Сам сенат уже был не тот, что прежде. Теперь в нем не заседали представители древней римской аристократии, большинство которой погибло в гражданских войнах республики, а остальная была уничтожена Калигулой, Нероном и Домицианом. Во время правления Антонина Пия в сенат стали набирать представителей нового класса гражданских служащих, и его престиж упал необыкновенно низко. С сенаторами просто перестали считаться.

При раскрытии заговора Луциллы Комоду сообщили, что в нем принимал участие и Таррутений Паттерн, сопрефект претория, занимавший свой пост со времен Марка Аврелия. Он так же был казнен. Единственным начальником императорской гвардии стал Тигидий Перенн, напарник Паттерна. Коммод дал ему полный контроль над деятельностью правительства, сделав Перенна, таким образом, самым влиятельным человеком империи. Впервые префект претория получал такую огромную власть. Удерживал он ее три года.

Стараясь сохранить и упрочить свое положение, Перенн устранил управляющего императорским двором, а двух своих сыновей назначил на ключевые посты наместников Паннонии. Однако, в итоге, представители британских легионов донесли Коммоду о посягательствах Перенна на трон, и гвардейцам было приказано зарубить своего начальника вместе с женой, сестрой и сыновьями.

Вольноотпущенник Марк Аврелий Клеандр, нанесший удар, стал наиболее влиятельным советником императора, превзошедшим своим могуществом даже Перенна. Два сопрефекта перешли к нему в подчиненное положение, а император пожаловал ему беспрецедентный титул a pugione (кинжал), равносильный назначению на пост министра безопасности.

коммод
Золотой аурей. 183 — 184 гг

Клеандр, в свою очередь, был свергнут начальником государственного снабжения зерном, искусственно и очень осторожно создавшим недостаток продовольствия в столице. В 190 году по его подстрекательству гарнизон и толпа обвинили в этом Клеандра и расправились с ним. Коммод же ничего не сделал для спасения фаворита.

В самом начале правления Коммода племена Каледонии впервые прорвались за стену Антонина и захватили южную часть Шотландии. Главный наместник Британии Ульпий Марцелл провел три решительные кампании и восстановил разрушенные укрепления. Однако вскоре в гарнизонах провинции вспыхнул мятеж. В Испании и Галлии тоже начались партизанские войны.

В самом Риме император подвергал преследованиям сенаторов, пополняя опустошенную своими прихотями казну за счет отобранной у них собственности. Усилились и проявления его мании величия. Он объявил Рим своей личной колонией, переименовав его в Коммодиану, и готовил подобные переименования для легионов, флота и даже сената.

В отличие от Нерона, соревновавшегося с поэтами и актерами, Коммод предпочитал арену. Ему нравилось участвовать в гладиаторских боях. И хотя римляне любили подобные зрелища, они понимали, что гладиаторы занимают одно из самых низких положений в обществе, и, таким образом, император позорит себя, принимая участие в этих поединках. Ставя себя в один ряд с гладиаторами, большинство которых были рабами, Коммод запятнал свое имя.

коммодПо словам Диона Кассия, обязанного, будучи членом сената, посещать такие представления, император собственноручно забивал животных, а сенаторы с трудом сдерживали усмешки. Во время выступлений Коммода они должны были хором кричать: «Ты — бог, ты — первый, ты — самый удачливый из людей! Ты — победитель и всегда будешь победителем!» По словам историка Геродиана «он выпустил указ, чтобы его именовали не Коммодом, сыном Марка, а Геркулесом, сыном Юпитера. Отвергая обычные одеяния римских императоров, он облачался в львиную шкуру и, подобно Геркулесу, носил палицу».

Неустойчивый характер, склонность к вспышкам жестокости оттолкнули от императора всех. У него не стало ни друзей, ни искренних советников. Именно близкие люди больше и скорее других страдали от его капризов и хотели обеспечить свою безопасность, раз и навсегда избавившись от него. Новый префект претория Квинт Эмилий Лет решил, что Коммод стал совершенно невыносим. Его поддержали любовница императора Марция и управляющий двором Эклект.

Два соотечественника Лета, уроженца Северной Африки, Септимий Север и Клодий Альбин, занимавшие посты наместников Верхней Германии и Британии, поддержали заговор. Близкий друг Лета Песценний Нигер стал наместником Сирии. Присоединился к ним и городской префект Пертинакс, правда с условием передачи ему императорского трона.

Осуществление плана убийства Коммода было спровоцировано шокирующим намерением императора появиться во главе процессии гладиаторов и в гладиаторском облачении в день празднования его вступления на пост консула, 1 января 193 года. План привели в исполнение в последнюю ночь 192 года. Атлет Нарцисс, который был партнером императора по занятиям борьбой, задушил его. Коммоду исполнился 31 год и он стал последним императором в роду Нервы, или так называемой династии Антонинов.

Пока сенат и народ разбивали статуи Коммода и уничтожали надписи с его именем, стирая всякую о нем память, Лет, хоть и был зачинщиком покушения, спас тело императора от надругательства толпы и тайно похоронил.

Далее: Принципат. Век Антонинов (96 — 180 гг)
Назад: Принципат. Марк Аврелий (161 — 180 гг) и Луций Вер (161 — 169 гг)

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0

Принципат. Марк Аврелий (161 — 180 гг) и Луций Вер (161 — 169 гг)

Без рубрики

Из двух наследников, выбранных Антонином Пием по настоянию Адриана, только права Марка Элия Аврелия Антонина были подтверждены незадолго до смерти Антонина. Второй наследник — Луций Аврелий Вер — был отвергнут из-за легкомысленного характера и склонности к излишествам. Однако, Марк Аврелий, всегда следовавший принципам строгой морали, посчитал изначальный выбор императора достаточным поводом, чтобы предложить Луцию Веру разделить с ним права и обязанности правителя империи. Так впервые в римской истории установилась власть одновременно двух императоров, создав прецедент на будущее.

Следует отметить, что Луций Вер мало интересовался делами государства, предпочитая проводить жизнь в удовольствиях. Поэтому Марка Аврелия, взявшего на себя все заботы по управлению империей, хорошо помнят, а его «соправителя» практически забыли.

марк аврелий
Марк Аврелий

Родился Марк Аврелий в 121 году. При рождении он получил имя Марк Анний Вер. Его прадед по отцовской линии, Анний Вер, добился ранга сенатора и претора, а дед трижды становился консулом. Дед Марка по материнской линии становился консулом дважды.

В детстве он привлек к себе внимание Адриана, сделавшего его жрецом коллегии салиев, когда мальчику было всего 8 лет, и поручившем заняться его образованием лучшим учителям того времени. После усыновления Антонином, он принял имя Марк Аврелий Цезарь (Аврелий было одним из имен Антонина). В 139 году он обручился с дочерью императора, Аннией Галерией Фаустиной Младшей, а шесть лет спустя женился на ней.

В 140 и 145 годах он избирался консулом, напарником своего названного отца, а в 146 году получил должность трибуна и пост проконсула с высшими полномочиями вне Рима, что, фактически, делало его наследником престола. К этому времени Марк увлекся философией стоиков, оказавшей серьезное влияние на его дальнейшую жизнь. В 161 году умирающий Антонин Пий передал ему императорскую власть. Новый император прибавил к своему имени имя Антонин и потребовал от сената признания за Луцием Вером равных с собой прав.

луций вер
Луций Вер

Луций Вер родился в декабре 130 года, получив при этом имя Луций Цейоний Коммод. Его отец был усыновлен Адрианом в 136 году, но спустя два года умер. Самого Луция Цейония усыновил преемник Адриана Антонин Пий. В 153 году Луций стал квестором, а в 154 и 161 годах — консулом. Став соправителем Марка Аврелия он принял имя Луция Аврелия Вера. Вер был провозглашен Августом и наделен полномочиями трибуна, что давало ему равную с Марком Аврелием власть, за исключением одного пункта — верховным понтификом был Марк Аврелий.

Марк Аврелий оказался образцовым правителем, воплотив в жизнь утверждение Платона пятисотлетней давности о том, что «в мире не наступит равновесие до тех пор, пока владыки не сделаются философами или философы — владыками». Новый император был и могущественным правителем и философом-стоиком, труды которого до сих пор не потеряли своей значимости. Под мягким управлением Антонинов эта философия, отличавшаяся простотой и ясностью, приобрела большое уважение в народе.

Марк Аврелий верил не в счастье, а в спокойствие, ценил мудрость и справедливость, стойкость и сдержанность. В течение жизни, наполненной битвами, он не склонялся ни перед одним препятствием и записывал свои мысли в книгу, дошедшую до нас под названием «Размышления». И сейчас ее ценят как записки человека, сумевшего остаться мягким и порядочным в исключительно тяжелых условиях и, обладая практически безграничной властью, не растерявшего философского склада ума.

марк аврелий
Конная статуя Марка Аврелия на Капитолии

Если бы это зависело от воли императора, в империи на долгие века сохранялась бы ситуация, сложившаяся при его предшественнике. Мирный жизненный уклад и развитие хозяйства на благо жителей государства без расширения территории за счет озлобленных соседей более чем устраивали императора. На практике же все произошло совершенно иначе, как будто исключительное спокойствие, наступившее в империи при Антонине Пие, закончилось с его смертью.

На Востоке подняла голову Парфия, давний противник Рима. В 162 году парфянский царь Вологез III вторгся в Армению и посадил на престол свою марионетку Пакора, а затем напал на Сирию, разбив две римские армии и сделав войну неизбежной. Главнокомандующим в этой войне был назначен Луций Вер. Однако, только до Антиохии он добирался 9 месяцев. И хотя, скорее всего, причиной тому была его болезнь, люди объясняли это промедление праздностью и любвеобилием Вера.

Наконец, подчиненные Веру командиры с огромными усилиями подтянули подкрепления из Европы. В 163 году Статий Приск вошел в Армению и захватил и разрушил ее столицу Артаксату. Трон Амении занял римский ставленник Согем, Армения превратилась в римский протекторат, а Луций Вер удостоился добавления к своему имени «Армянский». Марк Аврелий, чтобы не претендовать на славу своего соправителя, отложил свое чествование на следующий год.

В 165 году Гай Авидий Кассий, назначенный наместником Сирии, объединив свои легионы с легионами Публия Марция Вера, вторгся вглубь Месопотамии. Города Эдесса, Нисибис и Никифорий капитулировали. После этого Луций Вер удостоился звания «Парфянский», а Марк Аврелий снова отложил на год свое чествование. Сирийская кампания завершилась в 166 году взятием и сожжением дотла столицы Парфии Ктесифона. Парфия смирилась с зависимостью от империи, а дальнейшие боевые действия в Мидии принесли обоим правителям титул «Мидийский».

луций вер
Луций Вер

В октябре 166 года Вер вернулся в Рим и вместе с Аврелием отпраздновал Триумф. Оба они приняли титул «Отцов Отечества», а два сына Аврелия, пятилетний Коммод и трехлетний Анний Вер, получили титулы Цезарей.

В это время в Парфии вспыхнула эпидемия оспы. Болезни в этих местах постоянно присутствовали в зачаточной форме, но стоило вирусу породить новый штамм с повышенной активностью, как болезнь вспыхивала с новой силой и начинала распространяться во всех направлениях. Ее переносчиками становились путешественники, торговцы и просто напуганные эпидемией люди. В данном случае роль переносчиков сыграли солдаты. Никаких средств лечения подобных болезней тогда не существовало. Зараженный человек мог рассчитывать только на крепость своего организма. Европейцы, реже сталкиваясь с вирусными заболеваниями, имели минимальные шансы на выживание.

Бедствие опустошило Малую Азию и Грецию, после чего перекинулось на Апеннинский полуостров, а оттуда — в северную Европу. В это же время на Дунайскую границу империи двинулись орды варваров. Марк Аврелий объявил сенату, что «война в Германии призывает обоих императоров». Однако, эпидемия и нехватка продовольствия задержали их отъезд. Императоры смогли покинуть столицу лишь в конце осени 167 года.

Едва Аврелий и Вер прибыли в Аквилею, варвары отступили и запросили перемирия. Вер предложил вернуться в Рим, но Аврелий, которому принадлежало реальное первенство, настоял на демонстрации силы и еще одной зимовке войск в Аквилее. Весной 169 года среди солдат снова вспыхнула эпидемия, и войска двинулись в обратный путь. В самом начале перехода, в Альтине, Луций Вер скончался от апоплексического удара. Тело его доставили в Рим и похоронили в мавзолее Адриана, а самого Вера провозгласили божественным.

марк аврелий
Милосердие императора (деталь). Рельефная панель с триумфальной арки Марка Аврелия (предположительно)

Эпидемия имела и другие, далеко идущие последствия. Во-первых, она резко снизила численность населения империи. Пытаясь восстановить ее, Марк Аврелий со 171 года начал поощрять иммиграцию северных варваров в пределы империи. Так был сделан первый шаг в повороте от романизации севера к германизации империи. После того, как варвары организовывали поселение на новой территории, выгнать их становилось практически невозможным (знакомая ситуация?). Такая политика осуждалась и тогда и в дальнейшем, но она помогла несколько снизить давление на границы и обеспечить прирост земледельцев и солдат для следующих поколений правителей.

Вторым последствием эпидемии стало возобновление гонений на христиан. Испуганным людям было необходимо найти причину своих бедствий, а христиане являлись весьма удобной и безопасной мишенью для излияния народного гнева. Марк Аврелий не одобрял этих действий, но фактически ничего не мог сделать против обезумевшей толпы. Его предшественники, начиная с Нерона, убеждали граждан во вредоносности христианского учения и злонамеренности его последователей. Тех 23 лет, в течение которых Антонин не занимался уничтожением этого вероучения, оказалось недостаточно для отказа от укоренившихся предрассудков.

Возьмись Аврелий защищать христиан с помощью солдат, жертв оказалось бы гораздо больше. А потому император предпочел просто не замечать этих преследований, хоть, теоретически, их и не одобрял. Кроме того, Аврелий считал, что христиане зачастую сами изображают себя мучениками, чтобы уклониться от общественной жизни империи, которая, при всех ее несовершенствах, казалась ему наиболее полным воплощением идеального космополиса стоиков.

Вообще же в делах судейских Марк Аврелий старался придерживаться принципов беспристрастности и справедливости, унаследованных им от Антонина Пия. Он глубоко интересовался юриспруденцией и имел в советниках видного юриста того времени Квинта Сервилия Сцеволу. При Аврелии не проводилось никаких радикальных преобразований, только отдельные реформы. Одной из отличительных особенностей его правления стало дальнейшее совершенствование государственной бюрократии, упрочившее связи между различными структурами римского мира. Обязанности свои император исполнял с тщательностью, не забывая почтительно обходиться с сенатом.

марк аврелий
Марк Аврелий. Сестерций. Медь

Затраты на продолжительные военные действия и семь крупных раздач денег (необходимых для поддержания общественного мнения) сильно истощили государственную казну. По этой причине была организована распродажа через аукционы государственной собственности и тайное снижение качества серебряных монет, вскоре, естественно, обнаруженное. В близких к банкротству неиталийских областях назначались специальные уполномоченные.

Спустя два года после смерти Луция Вера Марк Аврелий был вынужден вернуться на Дунай. Борьба оказалась упорнее, чем когда-либо прежде, и продолжалась под личным руководством императора большую часть из его оставшейся жизни. Ему постоянно приходилось перебрасывать войска с одного участка границы на другой, поскольку стоило ему победить германцев в одном месте, как они тут же поднимали голову в другом. Как ни странно, способствовало этому то, что германцы были разделены и подчинялись только своим местным вождям — пока одни воевали и отвлекали на себя внимание римлян, другие собирались с силами и снова начинали вторжение.

Серьезных результатов такие действия принести не могли, но германцы того периода вовсе не стремились к захвату территорий. Их главной целью был захват богатой добычи, и этой цели они, в большинстве случаев, добивались. Было совершенно нереально перекрыть северную границу империи на всем ее протяжении. В 170 году костобоки, племя из карпатского региона, даже проникли вглубь Греции и разграбили Элевсин. Армии Аврелия, все еще ослабленные эпидемией, медленно и с трудом восстановили контроль над границей лишь после затяжной серии кампаний.

Для решения германской проблемы император, помимо разрешения германцам селиться на территории империи, задумал раздвинуть северные границы и создать две новые провинции — Сарматию, расположенную между Дунаем и Тиссой, и Маркоманию, включавшую в себя Богемию и часть территорий нынешних Моравии и Словакии. Эта мера перемещала большую часть границы с рек в горы. Однако, планам императора не суждено было осуществиться.

марк аврелий
Фаустина Младшая. Сестерций. Медь

Первая его кампания прервалась из-за опасного восстания на Востоке, поднятого Авидием Кассием, получившим после победы в Месопотамии особые властные полномочия во всех восточных провинциях. Этих полномочий ему показалось мало и в 175 году он решил заполучить и трон. Поводом послужили слухи о серьезной болезни императора, к возникновению которых, как утверждается, была причастна императрица Фаустина Младшая. Все восточные провинции, за исключением Каппадокии и Вифинии, поддержали мятеж. Однако, когда выяснилось, что Аврелий не только жив, но и вернулся в Рим, а теперь собирается в восточные провинции, восстание угасло, а Авидий Кассий был убит своими людьми.

Император все же отправился на Восток вместе с Фаустиной. Хотя многие подозревали ее в участии в заговоре, Марк Аврелий продолжал ей доверять и не обращал внимания на разговоры. Когда они достигли юго-востока Малой Азии Фаустина умерла и была обожествлена по настоянию императора. В конце 176 года Аврелий вернулся в Рим и отпраздновал триумф.

На следующий год он во второй раз отправился на север. В 178 году один из его военачальников одержал решающую победу над маркоманами, которая почти обеспечила осуществление планов императора. Но в это время Марк Аврелий действительно серьезно заболел и, послав за сыном, умер во сне 17 марта 180 года, пробыв императором 19 лет.

В последние годы жизни он значительно продвинул своего сына Коммода, в 177 году, семнадцати лет от роду, получившего титул Августа. Позднейшие историки вменяли Аврелию в вину возврат к принципу прямого наследования, положивший конец зарекомендовавшей себя 82-летней практике усыновления наиболее достойного преемника. Возможно, у императора просто не оказалось подходящего кандидата. По крайней мере сам переход власти не вызвал смуты.

Далее: Принципат. Коммод (177 — 192 гг)
Назад: Принципат. Антонин Пий (138-161 гг)

Чтобы подписаться на статьи, введите свой email:

0
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля